Тропа Эльфов

Объявление

~

 

~ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ТРОПУ ЭЛЬФОВ!!!! ~

 

~УВАЖАЕМЫЕ ГОСТИ, РЕГИСТРИРУЙТЕСЬ И УВИДИТЕ ВСЕ РАЗДЕЛЫ И ТЕМЫ ФОРУМА! МЫ РАДЫ ВСЕМ!!!!~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тропа Эльфов » Наше творчество и фото » Темное небо (история о нас).


Темное небо (история о нас).

Сообщений 31 страница 60 из 71

31

***
Ужасная тварь с мертвенно-белыми глазами вниз головой спускалась по веткам деревьев. За доли секунды преодолев расстояние в два десятка метров, с обнаженными клыками, она набросилась на лаиквенди.   
В темноте блеснул эльфийский меч, и спустя мгновенье, отсеченная голова вампира отлетела к Вэйгу. Тот не мешкая проткнул ее копьем. И в это же время  Перс разрубил надвое еще извивающееся тела монстра алебардой.
- Лихо попадаешь по ним, эльф! – наемник тупо улыбнулся. - Тебя специально учили  убивать вампиров?
- Их атаки быстры, но всегда примитивны, - серьезно ответила лаиквенди.  Пытаются укусить вас за шею или  в грудную клетку. Главное вовремя нанести удар. Основное оружие нежити это страх, который сковывает жертву, но не меня. Я не боюсь тьмы.
- Может, пока больше не видно врагов, сделаем тут привал? - предложил  Вэйг.   - Ты устала, лесной эльф.  Сама понимаешь, если ты ошибешься, мы все тут умрем.
- Я-то как раз в порядке, - усмехнулась Спилга.  – А вот вы действительно устали, так что можно сделать и привал. Не унывайте. Пока я с вами, вам бояться нечего. Скоро наступит рассвет и все это закончится.
Перс подумал, что, с другой стороны, присутствие лесной эльфийки и впрямь благотворно действовало. Совершенно ужасные твари атаковали их отряд этой ночью, но благодаря остроухой, страх не завладел полностью его сердцем. Какое-то невидимое тепло и свет исходили от этой женщины, охраняя человеческие сердца от ужаса.
То же самое ощущал и Вэйг.
Не удивительно поэтому, что, сделав привал, смертельно усталые мужчины быстро уснули.   
Хотя сон был глубоким, пробудившись, Перс сразу вспомнил, где находится и стал оценивать обстановку. С удовлетворением он отметил, что уже рассвело, эльфийка в порядке и что-то жарит на костре. 
        Неподалеку лежали два обезглавленных трупа гаркайна.
Лаиквенди стояла спиной к Персу, но каким–то образом почувствовала, что тот больше не спит.
        - За остаток ночи приходили еще только два вампира, и я не сочла нужным будить вас, -  Спилга обернулась и непринужденно рассмеялась, словно ночью убивала не вампиров, а тараканов.
- Надеюсь, ты не будешь кормить меня мясом гаркайнов? - спросил Перс, кивнув головой в сторону костра.
- Приготовила грибы, - ответила Спилга, подмигнув Персу. – Их вполне можно есть. Вэйг, просыпайтесь и Вы, завтрак готов! Когда поедите, вновь нанесите на свои клинки вот это. Я кое-что нашла в лесу, и нам вновь придется поработать оружием!
Предусмотрительная эльфийка бросила восставшим от сна мужчинам очередной запас алмазной пыли с серебром,  просто необходимой вещи для боя с нежитью.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2008-07-16 03:33:48)

0

32

Пока Вэйг и Перс спали, Спилга успела разыскать склеп, где вампиры почивали в светлое время суток. Возможно, это логово          кровососов было и не единственным, но эльфийка решила, что будет логичней перерезать хотя бы часть спящих монстров днем, чем воевать потом с ними ночью. И безопасней сделать это не одной.
А поэтому она спокойно дождалась, когда мужчины проснутся.

                                                                                                     ***
Зеленокожий орк, опытный боец клана Тунгам, неподвижно застыл среди деревьев Мертвого леса. Он потерял оружие. Это было дико для представителя расы, смыслом существования которой является война. Орк искал глазами хоть что-то, из чего можно было бы смастерить хотя бы примитивное оружие, но ничего подходящего не находил.
Только что он услышал, как кто-то крикнул клич «смерть оркам!», произнесенный на языке подгорного народа. Хотя орк не знал языка тангаров, он пережил немало битв с гномами, и этот клич понимал.
Принюхавшись, боец  заметил врага.
Ему показалось, что гном - женщина. Она была вооружена коротким мечом и быстро направлялась в его сторону. Орк вылез из зарослей  и неспешно пошел по тропе навстречу.   
Подойдя ближе к зеленокожему, гноминья начала вновь кричать, какие-то гневные, постоянно повторяющиеся фразы. Орк не понимал ее слова, хотя догадывался,  что, скорее всего, это оскорбления или угрозы.  В ответ боец развел лапы в стороны, демонстрируя, что сам он без оружия.
Гноминья презрительно усмехнулась и атаковала орка, намереваясь ударить своей хилой ручонкой, сжимающей рукоять меча, по его зеленой морде.
Перехватив правой лапой ее маленький кулачок, орк легко завернул самке руку за спину, а другой лапой обхватил за шею сзади.
Не прилагая особых усилий, боец сломал дамочке позвоночник.
Орк пристально посмотрел на свежий труп женщины-гнома.
Эротичные белые трусики заманчиво смотрелись на вздорной попке.
Орк дотронулся до нижних конечностей трупа. Ноги были достаточно стройны, а тело еще тепленькое…
Яйца заныли от напряжения. В длительных походах орк давненько не удовлетворял свою похоть.
И боец-таки не выдержал – совокупился с нежной плотью гноминьи…О да! Вот так! Ого, как хорошо!
… А ничего самки, эти гноминьи,  - подумал орк и почесал затылок. Жаль вот только, что слишком агрессивны…  Или это гном был?!…Да  кто же знает, - подумал он,  -все они на одну рожу, бородатые…

                                                                                               ***
На лице Спилги, понаблюдавшей за окончанием акта некрофилии, было столько отвращения, что даже по телу Вэйга побежали мурашки. Эльфийка подняла руку, сделав знак ему и Персу остановиться. Затем Спилга зарядила лук и тщательно прицелилась.
- Что там? – шепотом поинтересовался Вэйг.
      -  Орк убил гнома, -  сквозь зубы ответила Спилга, продолжая удерживать тетиву натянутой. Похоже, недавно. Да еще и совокупился с трупом.
- Так вали его!  - предложил человек.
- Не могу, - Спилга нахмурилась, - он   тоже     заметил   меня, 
поднял    лапы кверху  и бросил оружие.  Погодите. Это даже не его меч. Этот меч был сделан гномами. Орк полностью безоружен.
-   Ты чего, - удивился Вэйг, - это же орк! Немало ваших, наверно, съел.
- А    вот    я     ни     хрена    не       вижу, -   встрял  в разговор Перс, прищурившись.
- Люди    видят     не      дальше        своего    носа, -     по- эльфийски надменно изрекла Спилга. Я не могу убить его сейчас, но не потому, что слаба характером или мне его жаль. И не потому, что мне трудно в него с такой большой, с вашей точки зрения, дистанции. Как раз не трудно. Просто я не стану убивать безоружного, это испортит мою фэа.
-  Сколько же до него?…И что такое фэа? – спросил Перс.
-  Примерно 900 шагов. Я хорошо вижу его эльфийским зрением. Фэа – это карма, чистота крови, душа, - называй по-своему, по-человечески, как хочешь,  - ответила лаиквенди. Мы, эльфы, называем это фэа. Если делаешь угодное Эру, фэа чиста. Но если творить мерзости перед ним, фэа погаснет. Поэтому-то вы, люди, так быстро умираете. Ваша фэа преисполнена мерзостью, вы не бережете ее. Хотя закон Илуватара записан не только в эльфийских, но и в человеческих сердцах.
- Короче, давай тогда я его замочу и все, мне плевать на фэа, - усмехнулся Перс. Не думаю, что убийство некрофила так уж неугодно Эру. 
- Постой, Перс. Нет, - возразила Спилга. Это почти тоже, как если я убью его сама. Предлагаю пленить его. Выясним, как он здесь оказался и зачем убил гнома. 
- Черт, как все сложно, - вставил Вэйг. Не помню, чтобы раньше ты церемонилась с орками. Ладно. Вперед!

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 21:41:48)

0

33

***

Без особого труда эльфийка и люди захватили орка, который не оказал им сопротивления.
Вид оскверненного трупа молодого гнома впечатлил даже сдержанного Вэйга, который не сдержался от того, чтобы пару раз пнуть зеленокожего.
        Впрочем, допрос пленника ничего не дал.
Боец клана Тунгам не знал всеобщего языка или делал вид, что его не знает.
Спилга, Вэйг и Перс подаренной Бризой веревкой связали орку лапы, после чего, взяв пленника с собой,  отправились истреблять вампиров.

                                                                                                             ***

Мертвецы - кровососы, как они делают по обыкновению в светлое время суток,  спали в своих гробах.
Перс насчитал в склепе порядка 30 гробов. Некоторые из них были пустыми.
Спилга ногой отшвырнула в сторону крышку ближайшего к ней гроба, и, нанеся молниеносный удар мечом, обезглавила спящую тварь. Та обратилась в прах, даже не успев пикнуть.
Перс и Вэйг также прикончили по вампиру, правда, сделали это несколько иначе, нанеся удары посеребрённым оружием в область сердца. Твари погибли, но перед тем, как сдохнуть, визжали достаточно продолжительное время.
- Вы так можете попасть впросак, -  заметила эльфийка. - Иногда сердце бывает справа.
- Не люблю отрубать головы, - ответил Вэйг. - Меня это как-то коробит. 
- А мне дай-ка мне еще твоей пыли, эльф,  - сказал Перс. – Я посеребрю алебарду, и буду рубить, как и ты.
          После того, как Спилга передала Персу порошок с серебром, эльфийка и мужчины продолжили зачистку, уничтожив за пару минут еще пятнадцать вампиров.
Неожиданно связанный орк затрясся, непрестанно повторяя что-то на своем наречии.   
- Ты чего, зеленый, - усмехнулся Вэйг, - вампиров боишься?
- Brux! - произнес орк, указывая кивком головы вглубь склепа.
         Впрочем, другие присутствующие уже и сами почувствовали угрозу. Из темноты склепа повеяло могильным холодом и смертью.
       - Это броксы!! – Спилга даже не закричала, а завизжала, - прикрывайте спины друг друга! Они могут охотиться и днем! Они невидимы!
       Эльфийка произнесла заклинание и с пленника спали связывавшие его путы. Спилга немедленно бросила орку меч, который зеленокожий ловко выставил перед собой. Раздался визг, будто кошке наступили на хвост. Вампир стал видим, -  оказалось, что эльфийский клинок в лапах орка пронзил его насквозь.
       Изящно взмахнув своим вторым мечом (изначально их у эльфийки было два), Спилга поразила второго врага - из пустоты вывалилась отрубленная голова вампира. Затем стало видимым и тело, рухнувшее на землю.  Следующим движением меча, уйдя в низкую стойку, эльфийка проткнула сердце еще одного брокса, атаковавшего ее сзади. Его труп тоже вскоре стал видим.
Перс и Вэйг спинами прижались друг другу и махали оружием перед собой, впрочем, их удары не достигали цели.
        Эльфийка произнесла еще одно заклинание. Броксы стали немного видимы, но как бы прозрачны. Было видно, что их не менее тридцати.
        Затем эльфийка вложила меч в ножны и задействовала лук. Точности и скорострельности лаиквенди позавидовал бы лучник любой другой расы.
        В течение следующей минуты тетива не переставала звенеть.  Упало еще несколько тел.
        Спилга напряженно выдохнула и знаком предложила остальным отступать к выходу из склепа.
        В это время несколько пустых гробов взлетели в воздух и упали у выхода друг на друга, заваливая его.
        Из глубины склепа послышалось некромантское заклинание. Сверху на гробы посыпались еще и камни с потолка склепа.
Спилга ответила каким-то эльфийским заклинанием. Потолок прекратил осыпаться.
        Но броксы стремительно приближались.
        Сразу два вампира напали на орка. Плоть одного из них орк проткнул мечом насквозь, однако тварь исхитрилась схватиться за оружие, удерживая меч в себе и не давая его вытащить. Второй брокс, воспользовался секундным замешательством своей жертвы, изловчился вонзить орку в шею свои клыки. Орк ударил ногой первого вампира в живот, освободив, таким образом, меч, и следующим ударом, мечом, снес врагу голову.
        Однако укус твари сразу дал о себе знать. Кожа орка быстро бледнела, становилась полупрозрачной.  Орк ослаб и выронил меч. На мгновение, собрав волю в кулак, боец схватил укусившую его тварь лапами за голову и раздавил ей череп.
        Почувствовав запах крови,  на раненого зеленокожего неистово набросились другие вампиры. Спилга успела расстрелять из лука лишь некоторых их них. Видя, что ее действия не эффективны, эльфийка вновь обнажила меч, убивая им броксов так быстро, как только могла.
        Тут раздался крик Вэйга,  брокс вцепился ему в плечо.
        Обезумевший Перс прижался к стене и махал перед собой алебардной. Хотя одному из броксов он снес полголовы, тот и не думал умирать, а продолжал атаковать.
        Впрочем, основная часть броксов была увлечена раненым орком.
        Отчаявшись помочь ему, Спилга оставила-таки зеленокожего, которого вампиры уже рвали на части.  Несколько тварей щелкнули зубами в опасной близости от ее шеи.
         Быстро подскочив к Вэйгу, эльфийка за волосы слегка оттащила от него брокса и мечом отсекла ему голову.
         Следующим движением, взяв меч в обе руки, Спилга разрубила напополам и другого брокса, атаковавшего Перса.
         Верхняя часть тела брокса все еще двигалась, пытаясь ползти. Спилга ногой раздавила вампиру остатки мозгов. Тварь затихла.
        С аппетитом выпив кровь орка, броксы стали медленно окружать эльфийку и людей. Несмотря на значительные потери, их было по-прежнему много. Большинство из броксов совсем обнаглели и уже не пользовались заклинанием невидимости.
Укушенный вампиром Вэйг обессилел, упав на землю. Его кожные покровы побледнели.
        - Прости меня друзья, - прослезилась эльфийка. – Я не смогла вас спасти. Мы сейчас умрем.
        Приняв боевые стойки, Спилга и Перс приготовились подороже отдать свои жизни.

                                                                                                         ***

Отредактировано Урсула Грок Галум (2008-10-11 08:51:19)

0

34

В   это  время  на  границе между кланом   Кора  и  Лихолесьем  первая  леди лесных эльфов почтила орочьего вождя личной аудиенцией.
- Ты пришел убить меня в честном поединке? - шутливо поприветствовала Кора Кеота. Ты редко приходишь сюда, вождь, но приносишь только плохие вести.
-  Я пришел с миром, - серьезно ответил орк.  Как видишь, мой клан выполняет навязанный тобой договор, хотя и считает его унизительным.
           -  И что же такое важное случилось, что ты пожелал увидеть меня лично?
           - Через мои земли в Лихолесье попытался проникнуть небольшой отряд людей и гномов, - Кор начал издалека.  Но мы всех убили.
           - Напрасно и очень глупо, небольшой  отряд мне не опасен. Конечно, ты и не подумал узнать их намерения? Быть может, они были добрыми?  - От такой мысли Кеота поморщилась.  Ладно. Это все? Я уверена, что не все. Ты не пришел бы лишь из-за этого. И, лучше бы, ты сообщил в свое время о темных эльфах, а не о гномах…
- Не кипятись, эльфы это эльфы, какая мне разница, светлые, темные?  - заворчал Кор. Я не собираюсь вмешиваться в разборки остроухих.
- Тогда что?
           -  Наши. Сюда идут орки. Мои разведчики вчера вечером срисовали их.
           - Сколько?
           - Около пяти сотен. Примерно послезавтра будут здесь.
           - Ничего себе! Кто такие, что за клан?
           - Я понятия не имею.
           - Достается тебе за «любовь» ко мне, - усмехнулась Кеота. Хорошо, пятьсот моих лучших лучниц встретят их на границе твоих земель.                                       
           - Хорошо.
           - Жди лучниц завтра.
           -А зачем мне их ждать?             
           - Ну, чтобы такое количество вооруженных эльфов не вызвало панику у мирных оркских жителей, - отшутилась эльфийка.
           -Ты не поняла. Я не собираюсь воевать со своими, с орками. Я просто предупредил тебя.                                   
           - Кор, ну ты и гад! - осознав, что имеется ввиду совсем не та граница, Кеота помрачнела.  - Разместишь их, будешь кормить, подпустишь вплотную к Лихолесью, таков будет твой нейтралитет?
           - Мудрейшая, если я поступлю иначе, слух об этом распространится по всем королевствам, - Кор кисло улыбнулся. Наши меня и так недолюбливают за мирное соседство с тобой, а сочтут и вовсе предателем. И тогда, возможно, все орки из ближних и дальних земель объединятся и придут сюда, чтобы уничтожить труса и изменника Кора, который пролил кровь братьев ради каких-то эльфов, и самих этих эльфов, думаю, тоже не забудут.     
«А ведь он прав по сути», - подумала Кеота.  «Замышляет что-то?», - Кеота легко прочитала мысли вождя.  «Нет. Ни о чем криминальном не думает.  Предупредил и ничего вроде бы не требует взамен…»
- Кор, дай хотя бы слово, что твои не пойдут за этими варягами. – Кеота пристально взглянула на вождя орков, надеясь таким образом пробудить в нем хоть какие-то атавизмы любви или чести. Но, похоже,  старого орка уже давно не беспокоили такие мелочи.
- Кстати, почему всегда лучницы, а не лучники? У тебя так мало мужчин? – неожиданно сменил тему Кор.
- Да. Потому что слишком многие из них погибли во время последней войны с твоими головорезами, забыл? – Кеота начала злиться.  - В отличие от вас, мы не плодимся так же быстро, как саранча.
- Если тебе не хватает мужчин, я могу прислать своих, - Кор громко  расхохотался, восторгаясь собственной шуткой, и, слегка поклонившись на прощание, скрылся среди деревьев.
«Зря я не убила его в свое время», - с досадой подумала Кеота.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 21:47:17)

0

35

***
Пятьсот прекрасных и одновременно смертоносных лучниц – эльфиек, расположились в кронах деревьев на расстоянии полета стрелы от границы с землями клана Кора и молчаливо ожидали приближения врага.
Они застыли, словно статуи, ничем не выдавая своего присутствия.
А вождь Кор у себя дома пил пиво с разведчиками и, одновременно, послами клана Темного копья, боевые отряды которого рискнули приблизиться к Лихолесью.
- Так значит, думаешь, совсем не реально пробиться в Лихолесье? - в который раз спросил один из захмелевших послов, который еле волочил языком.
- Да чтоб мне элем отравиться! - пьяный Кор, разгорячившись, ударил себя лапой в грудь. – Стрелы эльфов полетят на ваши головы, словно капли дождя, только зонтов у вас, ребята, не будет. Щиты не помогут, шлюхи лаиквенди найдут в любую брешь в броне.    Я воевал с этой сукой, воевал с Кеотой целых 50 лет, и я все помню, хотя это было 200 лет назад! Я убил тогда почти всех ее мужчин!  Но она уничтожила втрое больше наших!
Даже если вы и выстоите,  убьете несколько лучниц, остальные отступят и тогда вас сожгут драконы. А может быть, растопчут энты, это уж как будет угодно самой главной эльфийской шлюхе!
Нет, парни, без балрогов и назгулов в Лихолесье ловить нечего!
Закончив речь, Кор почувствовал некоторое брожение в животе.  Организм потребовал удаления из тела остатков непереваренной пищи. Кор вышел из палатки на улицу, нашел укромное место и стал тужиться. 
Однако фекалии были твердыми, как камень и совершенно не собирались выходить из тела.
«Кеота наколдовала наверно?» - подумал Кор. «Вот стерва, как не вовремя!»
Кор попробовал тужиться еще сильнее, но сразу почувствовал, что порвётся. Левой лапой вытирая слезы, он засунул правую в анальное отверстие и стал размягчать пальцем каловые массы.  «Телохранители ведь видят, что я в таком положении», - размышлял Кор. «Подобная ситуация может подорвать мой авторитет вождя…»
Как на грех справа послышались шаги. Кто-то приближался. Впрочем, орк вполне догадывался, кто это мог быть.
Напрягшись изо всех сил, Кор все-таки разрешился. Посмотрев на каловые массы, он увидел немного крови и понял, что все-таки порвался, впрочем, вождь орков пережил ранее различной степени тяжести ранения, поэтому сразу ощутил, что повреждения не опасны для его здоровья.
Едва он успел надеть штаны и обтереть об траву лапу, к нему подошли два незнакомца.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 22:09:16)

0

36

***
- Есть ли новости от Арвен До`Ам? – первым делом спросила Кеота у Рингероул, вернувшись в свои покои.
- Нет, и меня это беспокоит,  - ответила та. Мне кажется, мы послали на помощь Спилге недостаточно сбалансированный отряд.
- Почему? Два орка, два дроу, два светлых эльфа. Вроде опытные воины. Понятное дело, если придется лезть за Спилгой в Подземье, Аксэовейн и Линчик туда не пойдут. В чем же дисбаланс? – Кеота повела бровью.
-  Аксэовейн. Она как-то выпадает, не так ли?
- Ой, ну что ты! Это же наш самый проверенный тайный лазутчик! Кроме того, она выросла среди орков, а значит, должна с ними поладить. Разве ты не слышала эту жуткую историю?
- Выросла среди орков? Нет, никогда.  А что, такое бывает?
- История очень странная. Ее пленили во время налета на Лунный лес, совсем ребенком. Одному Эру известно, почему так произошло, но орки не съели девочку, приютили у себя, и даже по-своему полюбили,  не давая в обиду.
Аксэовейн выросла среди них, но так и не смогла стать оркам своей. Кровь Эльдар говорила в ней. Она невыносимо страдала от одиночества, не находя себе покоя в жестоком и примитивном мире орков. Несколько раз она пыталась бежать из клана, дозоры ее ловили, но никогда не причиняли вреда.
Однажды,  ей все-таки удалось сбежать.
Долго  бродила она по лесу, замерзшая и голодная. Будучи совершенно истощенной, Сестра Ветра, как прозвали ее орки, случайно наткнулась на жрецов секты «Свидетелей Дайиего». Это очень опасный, демонический тоталитарный культ,  зомбирующий личности своих адептов. Культ, скрывавший свое настоящее злое лицо под маской напускного благочестия. 
Пережив множество скорбей, бесконечно одинокая, бедняжка Аксэовейн стала одним из наиболее яростных приверженцев этого культа.
Она отказалась от своего имени, от принадлежности к эльфийской расе, добровольно подвергала себя пыткам и самоистязаниям.
Находясь в полной власти жрецов из-за своего религиозного фанатизма, а может быть и под воздействием гипноза или магии,  она даже обрезала себе уши, сделав их похожими на человеческие - чтобы окончательно отвергнуть свое эльфийское прошлое.
В один прекрасный день орки выследили секту. Ходят легенды, что их вождь лично пришел и потребовал девочку, и некоторые даже говорят, что это был наш Кор, - Кеота усмехнулась. Правду знает только Аксэовейн. Но мы никогда ее об этом не спрашиваем. И ты не спрашивай, мой друг. Наши лекари и маги потратили не мало времени и усилий, исцеляя душу и тело лунной эльфийки.
- Первый раз слышу о такой жуткой, и, одновременно,  романтической истории с участием орков, - очарованно пролепетала Рингероул. И что же было дальше? Неужели жрецы культа Дайиего добровольно отдали ребенка оркам?
- Нет, был кровавый бой. 
«Убирайся, порождение тьмы,   - произнес жрец, - ибо земля, на которой ты стоишь, освящена светом Дайиего!»  Он хотел еще что-то сказать, но тут в лапе у орка неожиданно возник меч. Этим оружием орочий вождь пронзил жреца в живот, убив его.  Остальные адепты культа выхватили оружие, но находящиеся в засаде орки были к этому готовы. Зазвенела тетива, в бой вступили лучники орков. Несколько жрецов остались в живых и сдались в плен. Орочий вождь перерезал им глотки, прямо на глазах у Аксэовейн.
Вождь поклялся, что так будет с каждым, кто ее обидит.
От увиденного кровопролитья и пережитого горя, у девочки повредился рассудок. Говорят, она непрестанно рыдала, около сорока дней. А затем, наоборот, стала беспричинно смеяться.   Шаманы орков не могли ничего поделать с этим заболеванием.
В таком вот состоянии Кор и привел однажды Сестру Ветра в Лихолесье. Нам удалось излечить ее, но она не прижилась, прибилась потом к бродячим актерам. Впрочем, Аксэовейн составляет идеальную пару Арвен До`Ам для поездок по землям клана Кора, а кроме выполнения роли посредника, в торговле с людьми, снабжает нас, к тому же, ценной  информацией, это, впрочем, ты знаешь.
- Об этой истории нам, эльфам, следует сложить песню, - Рингероул романтично улыбнулась. – Что же, теперь и я верю, что Аксэовейн не подведет. Нам остается лишь дождаться от нее хороших новостей.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-25 12:16:41)

0

37

***

Прошло всего лишь несколько часов. А что такое для эльфа это ничтожное время? Лишь пыль да песок сквозь разжатые пальцы.
Один многообещающий взгляд, и снова боль и разочарования плетут свою мрачную паутину над  головой перворожденного...
Чья-то феа нашла свой приют в славных и возвышенных в легендами чертогах Благословенного Края, но Она осталась верна своим принципам и идеалам здесь. И теперь Она живёт в звонком пении птиц, тихом журчании сонного ручейка поутру, в шелесте трав и вечнозолотых листьев древ  зачарованного Лихолесья.
Он из тех, кто слагают о Ней баллады, но Она -  Та, о ком поётся в этих балладах.
Кеота.
Сложно похоронить себя внутри собственного тела, и стать пленником собственных желаний...
Зная, что ключ от оков где-то рядом...
«Я не люблю тебя, Хэйвинг. Прости.  Мне жаль, но я не могу ответить на твои чувства».
Отчаяние.
Кроме Нее, ему не нужен никто. Зачем ему свет звезд и пение птиц, если Она не любит его? Красота? Он больше не может ощущать ее. Да и разве другая красота может сравниться с Ее Красотой!?
Она никогда не позволит  прикоснуться к себе, не даст поцеловать даже руки…
Впрочем, неправда. Руку она, все-таки,  позволяла целовать.
Но разве важно это?
Есть ли смысл жить несбыточными надеждами?  Он похож, скорее, на варвара, чем на прекрасного эльфа. Такой огромный и неуклюжий.  На что он надеялся?
Последнее время Она чаще позволяла ему  быть рядом с собой, одаривала теплыми взглядами. Ну конечно, Ей жаль его, просто, как несчастливого уродца.
Он полное ничтожество.
Его жизнь скучна и уныла, каждый день  - одно и тоже.  Серость и грязь. Днем убирать драконье дерьмо. Вечером писать малополезные стихи в Ее честь, получая в ответ лишь холодные: «Мило, Хэйвинг», «Спасибо, Хэйвинг».
Она воин и королева, а он неуклюжий, бесполезный кусок мяса. Что удивляться ее реакции? За что его любить?
Интересно, а кто бы победил, если б они сразились? Он бы не поднял на нее руку, но если теоретически? Скорее всего, она. Конечно, Она.
Пустое.
Каждый день отчаяние, горечь и скорбь. Только Она могла бы сделать его счастливым. Но она не хочет. И он вполне понимает ее, ведь она достойна лучшего выбора.
А он… он неудачник. Он достоин, пожалуй, лишь смерти, потому как смерти достойны все. Ему незачем жить. Жалкий и бесполезный. Чужой Им Всем. Как темный эльф Эол, убивший когда-то Аредель.
Хэйвинг пришел. Вот он, скалистый обрыв Зуб Дракона.  Высотой в девятьсот ярдов.  Прыгнет с него, и полетит, словно крылатый конь.  Его никчемная жизнь  закончится вместе с этим полетом. Но в полете, хоть и недолго, он будет чувствовать себя пегасом, а не  раздавленным червем.
Интересно, Она заплачет, когда узнает? Что Она почувствует? Ей будет его жаль? Впрочем, какая разница, ему-то будет уже все равно. Нет, а все-таки, он бы хотел, чтобы ей не было безразлично. Чтобы Она посвятила ему хоть немного чувств, пусть и такой страшной ценой.   
Он сделал еще шаг к обрыву. Больше он не будет робким, как тогда, когда признался ей в любви. Он полетит, как пегас, остался всего один шаг…
- Хэйвинг!!! – надрывный женский голос.
Это был Ее голос, но необычный, срывающийся на визг.
Она почувствовала, что он слаб и не справится. Не оставила его одного.
- Кеота, я…
Хэйвинг смутился. Из глаз эльфа потекли слезы.
- Молчи.
Она прислонила палец к его губам.
Что важнее? – думала она.  - Чем пожертвовать? Жизнь или   достоинство? Милосердие или честь?
С наигранной сердитостью она одернула его за шиворот, оттащив  от обрыва. Он поскользнулся, упал. Болезненно ударился головой о куст.
Она встала рядом с ним на колено. Взяла рукой за волосы. Обняла. Прижала его голову к своей груди. А потом изящно перекинула через него ножку и  уселась на Большого эльфа, как на пегаса. Хрупкая и изящная. Наклонила свою голову к его лицу, поцеловала…
Он тут же позабыл о боли и скорби. Какая ерунда! Какая все ерунда! Ему хотелось рассмеяться от счастья. Не надо убивать злодея, не обязательно освобождать принцессу из башни…
Как все просто! Милая!
Ее волосы закрыли его от невзгод окружающего мира. Защищая от боли и скорби.
И она разрешила ему любить себя. На самом ли деле или это была только магия, - кто знает?
А Хэйвингу было не важно. Он понял, что Она просто Женщина, прекрасная, но совершенно обычная. Большой эльф любил ее и был счастлив. Он понял, это в первый и последний раз.
Но Хэйвингу уже вовсе не хотелось умирать. Ему хотелось жить.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2008-10-16 19:19:08)

+1

38

***

Разношерстная команда: пара дроу, две светлых эльфийки и два орка брели по следам Спилги в дебрях Мертвого леса, то и дело натыкаясь на остатки изрубленной нежити. Со знанием дела, Джанлакс констатировал, что очередной погибший монстр имел несчастье испробовать на себе острый как бритва меч лаиквенди.
С точки зрения слуха человека, орки шли практически бесшумно, но эльфам казалось, что они слишком гремят доспехами и голосят на весь лес, из-за чего представители дивного народа то и дело корчили недовольные мины.
Представители расы гоблиноидов, Тазар и Урсула, в свою очередь, не обращали внимания на критику, активно обсуждая между собой вопросы эльфийской анатомии.
- Вождь, а ты когда - нибудь ел эльфов?
- Никогда,  - честно ответил Урсула,  -    даже не     знаю     таких,  кто
пробовал. Все это старые легенды и брехня. Наши их уже давным- давно не едят.
- Вот чего я не пойму, - рассуждал Тазар, -  как это у них в Лихолесье все так дивно, да чисто? Не видел я ни сортиров, не выгребных ям…
          - Эльфам сортиры не нужны, - отвечал Урсула, состроив ученую морду, - потому что, как я слышал, они не срут. Думается мне, что у них и задницы-то нет, точнее, дырки в ней, дивные существа, одно слово.
- Как это?
- Шаманы  говорят,  что  у   эльфов    вся    пища   переваривается     и   
усваивается полностью, вся идет на нужды организма, без отходов, едят-то эльфы немного, поэтому они и живут так долго, - с этими словами Урсула сорвал лист какого-то неизвестного растения, прожевал его и сплюнул.
-   Получается, если эльф обожрется, он лопнет? – от такой мысли Тазар повеселел.
- Скорее, все выблюет, -  ответил Урсула, и   негромко,   но       весьма   
паскудно расхохотался.
- Тише вы, зеленые!  -  эльфийка   Линчик   приложила палец к губам.
Шумите  так, что вас глухой услышит!
          Однако, судя по всему, тема беседы была для зеленокожих настолько интересной, что  орки это замечание просто проигнорировали.
          - Послушай, вождь, - продолжил Тазар. Я в подземье случайно подсмотрел однажды, как пропоносило жрицу - дроу.  Дроу ведь тоже эльфы? А у нее была задница…
          - Это потому, что дроу, также  как и мы, в свое время, отвернулись от Света, они стали поклоняться кровожадной богине Ллос,  - невозмутимо ответил вождь орков. За это они получили от нее жопу в подарок и стали смертными.
- Эй, орки, полегче там насчет дроу! -  вмешался  в   разговор  темный
эльф. 
- Мы,  - Урсула  сплюнул,   и   снова  сделал ученую морду, -  служим
злу инстинктивно. По такому пути пошла история. А вы, дроу, встали на этот путь умышленно…
         -  Тем не менее, жопу теперь имеем мы оба,  - съязвил темный эльф, - и я бы не сказал, что это самое плохое из всех наступивших последствий.
-  Черт, не удивлюсь, если эти два оболтуса диссертацию напишут! - Арвен До`Ам негромко рассмеялась, подмигнув Джанлаксу. - Да оставь ты их в покое, пусть умничают. Забавно даже.
          - А дриады, а наяды? – продолжал  сомневаться Тазар, - они ведь родственнички эльфам, так? У них-то, у дриад, точно есть жопы. Никогда не забуду кровавый бой урукхайских щитовиков и лучниц-дриад у Гильделлона! И у них, у тех дриад, были самые настоящие задницы, это я лично видел!
          -  Что ты видел? Да ты вообще-то знаешь, как выглядят чистокровные дриады?! У них, между прочим, серебряные волосы и глаза такого же цвета! У тех такие были?
          -  Нет, но…
          -  Чистокровные дриады вымирают. Теперь они плодят себе подобных, спариваясь с полуэльфами, даже с людьми! Не думаю, что у настоящей дриады есть задница…э… впрочем, насчет этого по орде никаких слухов не ходило.
          -   Зеленые, да вы несете полный бред! Несмотря на различия, все гуманоиды имеют более-менее сходное устройство тела. Если бы ваша теория была верной, добрая половина полуэльфов, с нижней частью тела а ля эльдар, вымерла бы от  запоров, - хихикая, вставила Арвен До `Ам.
          Орки с недоверием посмотрели  в ее сторону.
          -  Еще вопрос, вождь, - Тазар почесал затылок.  О драконах в Лихолесье. Ведь этим тварям жратвы надо невпроворот! Чем же эльфы их кормят?
- Пленными орками, чем же еще? – невозмутимо ответил Урсула.  – А
чем еще садюге Кеоте драконов кормить?
- А    чего   тогда    драконам    нас  не    скормили?  –   Тазар  немного
смутился.
- Это потому, -  Урсула  гордо  выпятил  нижнюю   челюсть  и  сделал
грудь колесом, - что мы с тобой самые крутые орочьи воины! Мы в составе боевой группы идем в Подземье, выручать великого эльфийского рейнджера!
           После этих слов своего вождя, Тазар тоже гордо выпятил нижнюю челюсть и сделал грудь колесом. Эльфы еле сдержали смех.
           Тише! – резко прервала беседу орков Арвен До`Ам и подняла руку.  - Я что-то слышу.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 22:04:05)

+1

39

***

Хотя одеяние инквизитора Эллери-Ахэ считалось хорошей маскировкой, он подошел к Кору совершенно открыто, в сопровождении самки-ведьмы. Речь его была долгой и поэтичной, нараспев, как это свойственно эльфам.
Кор не знал наречия Ахэ, но благодаря синхронному телепатическому переводу ведьмы-эльфийки, смысл слов инквизитора стал ему понятен. Его хотели попросту свергнуть. По традициям клана, такая возможность допускалась  в случае предательства или  поражения претенденту в честном поединке.     
Ну что же, его как раз и обвиняли в предательстве интересов Тьмы, прислужничестве  Лихолесью и прочей ерунде. Впрочем, шпионы клана уже сообщили Кору, кто отправил донос инквизиции.
Перспектива поединка с инквизитором дико пугала орка.
Болел порванный зад.
Чесалось под лопаткой.
Темный инквизитор выглядел весьма внушительно, от него просто разило смертью.
Кора передернуло, по спине побежали мурашки. Орк  предвидел такое развитие событий, но страх все равно  сковывал тело.
С большим трудом он сохранил самообладание.
- Кто ты, насекомое, чтобы обвинять меня? - собравшись с духом, проревел Кор. Мясо для клинка? Кровь для ножа?...
Инквизитору, видимо, телепатически перевели ответ орка, потому что тот отреагировал на оскорбление сразу. Даже видавший виды, покрытый защитными рунами, меч Кора выдержал магический удар с большим трудом. Впрочем, как и было запланировано, в это же время несколько стрел, выпущенных из засады телохранителями вождя, уже вонзились инквизитору в затылок и спину. По инерции эльф упал на колени, прямо перед орком. Вождь клана, не медля, снес инквизитору голову одним могучим ударом меча.
Тут же местность буквально закишела бойцами Кора. Хотя ведьма-ахэ  не дала застигнуть себя врасплох и успела убить трех орков, в итоге ее изрубили на куски.
Одновременно, в различных местах запылали огнем палатки клана Темного копья.  Воины Кора беспощадно разили их повсюду. Орки убивали орков. Кругом  раздавались дикие гортанные крики, звенела сталь, и свистели стрелы.
Но Кора сейчас беспокоило другое.
Инквизитор обладал особой дипломатической неприкосновенностью. Его убийство было нарушением всех правил и могло означать только одно – войну клана со многими народами Тьмы.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-03-19 21:41:18)

+1

40

***

Через полчаса Кеота уже знала о резне в клане Кора, ибо птицы, звери, да еще и зоркие рейнджеры лайквенди служили ей. Владычица шепотом обсуждала с Эллет сложившуюся тревожную обстановку.
- Есть опасность быть втянутыми в  серьезную войну. Не только дроу, орки и Эллери-Ахэ из-за убийства инквизитора могут выступить против клана Кора, возможно, нападут воины Теней, не исключено даже, что припрутся и адские выходцы с нижних уровней.
- Выбор у нас небольшой, - ответила Эллет. Потому как этот старый вождь, похоже, все просчитал. Ведь в случае, если головорезы клана Темного Копья победят, они затем нападут на нас…
- Тем не менее, Кор пока не просил нас о военной помощи. А сама я не хочу в это ввязываться. Приказываю усилить дозоры на границах.  Объявите наших соседям, что в Лихолесье введено военное положение.  А после этого… убивайте всех, кто покажется подозрительным.
- Как прикажете, моя госпожа.   
                                               ***

Элизабет была родной сестрой Джульен и магом 30-го уровня. Если бы старшая сестрица не опустила ее в свое время до уровня патрульной жрицы, и своевременно отправилась на тот свет - она могла вполне бы сейчас сидеть на троне своей сексуально-озабоченной сестренки. Что ж, ладно, - часто думала Элизабет, - спасибо, что не убила. Ирония. Многих других погубила  сладострастная натура Джульен, а Элизабет спасла. Объединяя усилия, они  вместе могли достигать  чувственного наслаждения невероятной силы.     
Впрочем, Элизабет была не слишком злой и даже не думала мстить сестре за свое заниженное положение в обществе (что весьма необычно для женщины-дроу). Видимо, все основные пороки матери впитала по наследству Джульен,  а Элизабет они достались не в столь значительной мере.
Джульен это, кажется, понимала, потому что совершенно не опасалась своей младшей сестры.
Спутать в подземном мире Элизабет с кем-либо из других женщин Мензоберранзана-2 было сложно. Длинные белые волосы до колен здесь носила только она. Эта молодая, по меркам эльфов, женщина была умна, очень начитанна, увлекалась магией и языками других рас. Многие дроу-мужчины мечтали о ней, ибо было общеизвестно, что только она никогда еще не убивала самцов во время или непосредственно после полового акта.
Была у Элизабет и другая особенность. В отличие от большинства темных эльфов подземья, она не боялась солнечного света.  Ходили даже слухи, что ее матушка согрешила в свое время со светлым эльфом. Так ли это было или нет, неизвестно, но особенность такая у нее была.
Поэтому, патрулируя окрестности  Мензоберранзана-2, Элизабет частенько выходила на поверхность, в мир, который с детства интересовал ее.
Вот и сегодня,  без особых усилий левитируя над лесом на 20-ти метровой высоте, Элизабет, при помощи магии, обозревала прилегающие к Мензоберранзану-2 окрестности. Она неслышно пролетела над трупом гнома, не найдя для себя в этом ничего значимого, обнаружила, - в 300 метрах западнее, мертвого кабана, которого убил дикий волколак. Но, собственно, все эти существа низшего уровня были ей совершенно не  интересны.
Однако затем до магического слуха Элизабет донеслись звуки настоящего сражения. Они исходили из старого склепа. Элизабет сфокусировала магическое зрение на этом объекте, и увидела, что в склепе великолепно сражается женщина - лесной эльф, которую яростно атакует нежить. Эльф была не одна. На ее стороне дрались, впрочем, не так умело, два странных круглоухих существа, немного похожих на тех пленников, которых Джульен часто убивала во время секса.
Женщина-эльф сражалась очень изящно и ловко, чем весьма понравилась Элизабет. Жрица-дроу почувствовала сильное возбуждение, ощутив  приятное тепло и влагу у себя между ног.
Сконцентрировав волю, Элизабет ментально вернулась в прошлое, чтобы просмотреть бой сначала. Этот не сложный для нее магический прием (во время которого, впрочем, она могла только наблюдать, но не имела власти изменить события) не стоил ей большого труда.
Быстрый просмотр боя показал, что изначально против нежити дрались не трое, а четверо, у эльфийки был раб-орк (а ведь Джульен говорила ей когда-то, мол,  наземные эльфы так примитивны,  что у них даже не бывает рабов!)
Естественно, раб-орк погиб первым, он, как это свойственно оркам, был силен, но слишком глуп.
Что же, так часто бывает и у них, в Мензоберанзане-2, во время сражений между Домами, в которых толпами погибают орки и гоблины. 
Элизабет немного удивило, что эльфийка, легкомысленно рискуя собой, слишком яростно защищала этих странных круглоухих существ. Впрочем, это не умерило ее любопытства и желания. Они в ней только возрастали - все сильнее и сильнее. Она уже ясно осознала, что хочет эту прекрасную незнакомку. Фантазия рисовала Элизабет сладострастные сцены, и даже сцены убийства, ради удовольствия, этих странных круглоухих существ, если, конечно, полюбившаяся ей эльфийка захочет так развлечься.
Элизабет решила помочь лесному эльфу.

***

Портал возник в склепе прямо в воздухе, словно из ничего, и не пропадал, покуда оттуда не вышла молодая женщина с заостренными ушами, эбеновой кожей, длинными белыми волосами до колен, и минимальным количеством одежды.
Женщина сразу подняла руку и ударила магией. С десяток броксов разлетелись в клочья.  Ударила еще раз. Снова уничтожено более десяти вампиров. Толпа нежити  в страхе попятилась.
Эльфийка-дроу подняла вверх обе руки, где тут же образовался светящийся шар. Пропела заклинание. Ударила в землю ногой.
Раздался сильный взрыв. Спилгу, Вэйга и Перса отнесло в сторону и оглушило. Инстинктивно они успели закрыть глаза.
Когда глаза вновь открылись, вампиров в пещере не было, а только что заваленный вход из склепа был расчищен.
Спилга пристально посмотрела на темную эльфийку и телепатически спросила:
- Кто ты, друг или враг?                                                                                             
Женщина-дроу, с волосами до колен и минимальным количеством одежды,  ответила не сразу. Она медленно подошла к Спилге, нежно обняла ее, прижалась причинным местом к бедру (Спилга не решилась противиться), поцеловала в щеку, а затем медленно и  страстно прошептала ей на языке наземных эльфов в самое ухо:
-   Я Элизабет, и я друг.
          Спилга немного смутилась, но в ответ тоже поцеловала  темную эльфийку, конечно, без сексуального подтекста (что считалось у лесных эльфов вполне нормальным). Затем она с пафосом поклонилась женщине-дроу и, на всякий случай,  продолжила разговор телепатически:
- Благодарю тебя, что спасла нас!  Могу ли я сделать что-то для тебя взамен?   
          Лицо темной эльфийки засияло от желания. Всеми фибрами Спилга ощутила мощный гормональный выброс и вдруг все поняла.
- Нет!!!  - взмолилась она. Пожалуйста! Только не ЭТО!! Я не делаю ЭТО с женщинами!

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-03-20 00:20:15)

0

41

***

Элизабет, как выяснилось, неплохо понимала язык лесных эльфов. Дроу долго капризничала, угрожала всех убить или отправить на нижний уровень, но постепенно, тактичные и мягкие убеждения Спилги привели к тому, что длинноволосая темная эльфийка смягчилась. Успокоившись, она, словно  ребенок,  непринужденно улеглась на коленях лесного эльфа.
- Причина вовсе не в тебе, Элизабет, - ласково объясняла Спилга. Совершенно не в тебе. Ты ни в чем не виновата и ты, ммм…прекрасна. Просто у нас так не принято.  Женщины у нас делают это только с мужчинами. Таковы наши обычаи.
- Синеглазая, чем же я хуже мужчины? – не без иронии отвечала Элизабет. Посмотри хотя бы на этих двоих – они же грязные и плохо пахнут! Я красивее их, сильнее их, если хочешь, я могу сразиться с любым из них,  или, даже победить обоих сразу, ради тебя.
- Ты не хуже и ты сильнее. Это так. Но иногда не все решает сила. Пойми это, такой уж мы народ. Таковы традиции. Женщины моего народа не делают это с женщинами. Никогда.
- Хорошо, тогда давай сделаем это с мужчинами. Вместе.
Спилга чуть не проглотила язык. Перспектива группового экшена ее тоже не прельщала.
-  Элизабет, я…ммм…устала после боя с нежитью. И потом, тот человек… да, этот… он  укушен вампиром. Через некоторое время он или умрет или сам станет вампиром, если ему сейчас  не помочь.
- Так ты все-таки хочешь, чтобы я убила его, любовь моя? И как именно он должен умереть? 
Спилга так и не поняла, всерьез говорит дроу или шутит. В любом случае, самой лайквенди было не до шуток.
- Нет, не убить. Элизабет, ты же сильный маг! Есть ведь какая-то возможность его исцелить?
Тут в дроу закипела ревность.
- Так вот оно что!? Вот кого ты любишь!  Этого мужчину? Морочишь мне голову!?
- Да нет же! Ну пойми, он дрался на моей стороне! Он был ранен! Я не защитила его. Теперь, если он погибнет от укуса вампира, это будет для меня позором!
Спилга изо всех сил  постаралась защитить от сканирования свой мозг. Она не сомневалась в том, что дроу применит магию, проверяя ее на ложь.
Впрочем, лайквенди тут же успокоила себя тем, что  слова ее, собственно, не так уж и лживы, особенно, если заменить слово «позором» на слово «трагедией». Ну и ладно, пускай она сказала «позором», это потому, что, наверно, так будет понятнее для дроу.
Элизабет вроде бы поверила.
- Попробую помочь, - заверила она. Но для этого мне нужно большое количество магии, надо сосредоточиться. А я, кстати, сейчас сильно возбуждена. Мне нужно как-то реализовать свою сексуальную энергию. Ты меня понимаешь?
- Хорошо, сумасшедшая дроу, - уже с раздражением, чуть ли не плача, отвечала Спилга. Ты сделаешь это со вторым моим мужчиной, а я буду на вас смотреть, такой вариант тебя устроит!?
Элизабет  в ответ мило улыбнулась.
-Не только смотреть, еще ты будешь держать меня за руку.

                                                                                                         ***

Оставалось уговорить наемника.
- Ты должен это сделать с ней, Перс, она тебя хочет! - лукавила Спилга. Ты уже видел ее силу и знаешь повадки самок дроу. Отказать нельзя, иначе она тут всех уничтожит.
-    Да я не против, симпатичная вроде девочка, - ухмыльнулся наемник. Но ты в курсе, что у дроу в порядке вещей мочить любовников прямо в ложе?
-  А я буду наблюдать. И прослежу, чтобы на этот раз она так не делала.
- Ха! Может, тебе тогда лучше к нам присоединиться?
- Нет уж, спасибо.
-   А то, знаешь ли, я наверняка буду дрожать от страха и представлять, как она выкалывает мне глаза шпилькой для волос. Это может, кстати, плохо сказаться на моей эрекции.
- Да за эрекцию тоже не беспокойся. Все будет. Магия!
- Ну вы даете...
         Пирс обреченно снял доспехи и пошел в сторону Элизабет, словно на плаху. Спилге, конечно, было жаль и его и себя. Но еще больше – Вейга. Другого-то способа спасти друга у нее  не было.
         И только Элизабет тихонько посмеивалась над всеми ними.

                                                                                                                 ***

Более глупого, пошлого да и странного  занятия в своей жизни лаиквенди не могла даже представить. Очевидно, что Элизабет не слишком интересовал мужчина – она реагировала на Перса, словно это какой-то не живой механизм,  который, впрочем, под воздействием эльфийской магии, пыхтел и работал исправно.
Большее удовольствие темной эльфийке, видимо, доставляло то, что за всем этим наблюдает сама Спилга.
Дроу то и дело кидала в ее сторону игривые взгляды, мол, ну что же ты, присоединяйся ко мне. Спилга в ответ лишь стыдливо отводила уставшие глаза.
Лесная эльфийка даже попыталась схитрить и вызвать у дроу оргазм при помощи магии. Та, в свою очередь, тоже при помощи магии, стала этому препятствовать, играя с ней. 
Это продолжалось, казалось Спилге, бесконечно долго. Лайквенди совсем устала, стала рассеянной, раздраженной, она сильно беспокоилась о Вэйге. «На что только ты, дура, тратишь магию! Там же человек умирает!» - мысленно прокричала  она, уже не скрывая своего недовольства.
В этот момент дроу подловила ее.
Нарастающие с сокрушительной силой тепло и трепет чуть пониже  живота, дрожь по  позвоночнику, онемение ступней ног. Лаиквенди не выдержала, повалилась на спину, затрепетала и застонала от удовольствия. Она испытывала оргазм. За ним пришел следующий, еще более сильный. И еще… Мысли смешались, действительность словно перестала существовать…
- Вот дрянь! -  успела подумать Спилга,  - она использовала мое же заклинание!…
И провалилась в царство Венеры.

                                                                                                          ***

Вернувшись в реальность, лайквенди ощутила сильный стыд. Элизабет была рядом и целовала ее. Схватив за волосы, и немного оттащив от себя, Спилга не без злости укусила темную эльфийку за ухо, да так сильно, что та вскрикнула от боли.
Неподалеку на камне сидел Перс, совершенно одетый. По его внешнему виду было видно, что наемник сильно устал и нуждается в сне.
- Теперь мне понятно, какая у вас, у эльфок, оказывается, любовь бывает, лесбиянки хреновы! – не без злобы пошутил Перс. Эх, да чтоб вас орки съели!
Элизабет хотела что-то возразить.  Спилга закрыла ей ладонью рот.
-  Вылечи его, - тихо сказала она. Ты же обещала.
- Давно уже все сделано, - также тихо, почти шепотом ответила Элизабет. Пока ты здесь, кстати, почти целый час,  непонятно чем занималась, - Элизабет грустно улыбнулась, - я истратила на твоего друга всю свою магию. Не стала лечить его физические раны, энергии все равно бы не хватило. Но зато теперь он точно не превратится в вампира.
- Спасибо. А как же я, а Перс вместе с тобой? Это все иллюзия? На самом деле, ничего не было?
Элизабет игриво подмигнула и приложила палец к губам.
- Тсс, тише. А то твои мужчины нас услышат…Тебе точно хочется знать это наверняка?  Зачем? Я поняла, что это лишает тебя душевного покоя. Так что успокойся и забудь.

                                                                                                          ***

Но Спилга не успокоилась.
- Перс, только ответь мне серьезно, я ваших шуточек наемничьих уже наслушалась за 3500 лет, вот где сидят! – Спилга провела рукой по шее.
- Ты чего, с цепи сорвалась, эльф?
- Скажи мне чесно, ты спал сегодня с Элизабет? Было такое?
- Ууууу…головка-то, смотрю, у вас, мадам, совсем «бо-бо»!
- Черт, она ведь могла частично стереть у тебя память!
Наемник в ответ лишь покрутил пальцем у виска.
Спилга осмотрела Вэйга. Раненый человек был еще в горячке и бредил, но прекращаться в вампира, похоже, действительно не собирался.
Элизабет разлеглась на траве в крайне развратной позе.
Лайквенди набросилась на нее, как рысь на добычу, сдавила руками шею.
- Я убью тебя, темная! Я тебя просто удавлю! Говори быстро, что ты со мной сегодня сделала!
         - Конечно, теперь, когда я истратила всю магию на твоего друга,  став совершенно беззащитной, ты действительно легко сможешь меня убить, - с трудом прохрипела Элизабет, пристально посмотрев Спилге в глаза. - Но знай одно,  -  я полюбила тебя…
Спилга сразу смягчилась и не убила дроу. Она обняла Элизабет и прижала ее голову к своей груди. В конце концов, - подумала она, - эта искушенная в магии дроу совсем еще девчонка, не стоит так на нее злиться из-за пустяков.

                                                                                                  ***

- Войско готово к бою, вождь!  Настрой у парней боевой, после того, как ты храбро прикончил инквизитора, мы все думаем только о победе и новых завоеваниях! Я уверен, сегодня мы окончательно разобьем этих темно-эльфийских прихвостней, - говоря это, тролль по имени Железный Череп, один из верных телохранителей Кора, паскудно улыбнулся, показав сломанные в давнем сражении зубы.
          Кор потянулся, проверил на прочность левый клык, картинно зарычал и постучал себя лапами в грудь.  Затем орк сел на волколака, проехал на нем перед строем и, не спеша, вернулся на прежнее место.
- Это хорошо, Череп.  Но пошли-ка к ним парламентеров. Скажи, что вызываю их вождя на поединок. Условия такие - чей вождь победит в поединке, тот клан и выиграл сражение. Выиграют они, пусть потом нападают на Лихолесье и вообще, делают тут, что хотят. Побеждаю я - они уходят. И никакой резни среди простого народа.
         - Но босс… это рискованно... сейчас мы  реально можем  их разбить! А так, я не сомневаюсь в твоей победе, но они же вернутся потом с армией темных эльфов!
- Темные эльфы все равно придут, мстить за инквизитора, дурья твоя башка! И нам надо хорошо к этому подготовиться!  Хуже будет, если они застанут нас во время драки с этими эльфийскими жополизами, у меня даже язык не поворачивается назвать их орками.   
- Да, босс…но…
          -   Что?! Ты должен понимать, отношения с Лихолесьем  - это совсем другое дело. Мы вынуждены терпеть Кеоту, до тех пор, пока не станем сильнее, тут политика. Ну давай, напади на нее, если хочешь! Не хочешь!? А эти…ты посмотри на них, да они просто рабы, жалкие прихвостни эльфов, пускай и темных, какая разница!...
          -   Парни все понимают, босс, все же слышали твою речь. Сказать по правде, нас, троллей, последнее время соседство с Лихолесьем не раздражает. Нам нравятся эльфийки, они красивые… 
Кор криво усмехнулся.
          - А меня вот очень раздражает, что какие-то остроухие бабы постоянно мне указывают!…Ну это ладно, ваше дело, вы только ни слова оркам про красоту эльфиек! А то они вам популярно все объяснят! Мне еще междоусобия тут из-за эльфов не хватало!
- Так точно, босс. Ни слова. Смотрите, их главарь уже едет…

                                                             ***

Вождь клана Темного копья был храбрым, бесстрашным, гордым и самоуверенным орком. Поэтому, надеясь после победы в поединке беспрепятственно напасть на Лихолесье, он не колеблясь, принял вызов Кора. Наверно, это было его ошибкой. Потом говорили, что бой продолжался не более минуты. Никто теперь не помнит имени этого вождя.
        - Можете забирать свое мясо!  - прорычал после поединка Кор его воинам.
        Потеряв предводителя, орки из клана Темного копья значительно утратили боевой дух. При желании, бойцы Кора легко бы могли их разбить. Но старый вождь сдержал обещание. Он позволил воинам Темного копья уйти. Хотя некоторые из них посмели выкрикивать угрозы, проклятия и обещали вернуться  вместе с армией темных эльфов.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-06-04 21:14:26)

0

42

***

- Дроу подземья, как и когда-то наши предки, днем теряют силу. Более того, их магические плащи сгорают на солнечном свете. Если они нападут на нас, атаки следует ожидать ночью.
Каждый дроу физически слабее орка, но они хитрее, коварней и очень ловко владеют оружием. А еще, сильны в магии, особенно самки.
Поэтому, убивайте самок в первую очередь.
Уверен, если темные эльфы почувствуют, что им не одолеть нас, они отступят. Никогда дроу не пойдет на верную смерть, если можно этого избежать.
Вооружение других темных эльфов-ахэ мало отличается от обычного эльфийского, как и тактика ведения боевых действий. Будьте начеку. Эти могут напасть на нас и днем.
Эльфы не пользуются штурмовым оружием, так что ни баллисты, ни катапульты нам не угрожают. Не сомневайтесь в победе, и, что вы еще стоите? Вперед, -  без устали добывайте ресурсы! Стройте стены и боевые башни повсюду! Проявляйте смекалку при выборе позиции! Мы  остановим их! - отхлебнув самогона, Кор задумался, чтобы еще такого сказать, для жизнеутверждающего окончания речи. 
- Выше голову, храбрые зеленокожие воины! С нами Груумш!
Бойцы и орки-рабочие, в предвкушении приближающейся драки, разбрелись исполнять приказания.
Кор вновь задумался.
Груумш, кстати, снился ему этой ночью. Древний одноглазый бог пожурил вождя орков за убийство инквизитора,  выразил сожаление, что у него нет достойного преемника, и посоветовал заключить военный союз с лайквенди.
Все-таки, пора… пора прекращать уже принимать эти галлюциногенные грибы! - рассуждал Кор, почесывая затылок,  - и возраст уже не тот, да и снится что попало! 
 

***

Оргазмируя, Джульен поймала себя на мысли, что никогда еще не пробовала убивать в постели самца эллери-ахэ. Этот партнер понравился ей куда больше, чем многие другие мужчины, с которыми она спаривалась раньше. Она ощущала в нем какую-то странную, непонятную силу и  еще какое-то довольно приятное духовное качество, природу которого она также не вполне могла понять. Второй Мензоберранзан мало интересовали дела Инквизиции Тьмы, дроу туда официально даже и не входили, однако Джульен еще не забыла про преследовавший Джанлакса отряд дроу, судя по всему, уничтоженный орками Кора. Кроме того, богиня Ллос одобряла атаку, принцессе хотелось завоеваний и славы, а изуродованное пытками лицо Кеоты, красоте которой она с детства завидовала, сладостно снилось ей каждый день в эротических снах.
Поэтому, помимо сексуального удовлетворения, генерал  Крэйг Ун`Шэллах получил от принцессы Джульен для военной операции против Кора и Лихолесья еще и шесть тысяч бойцов: воинов и жриц дроу,  добрую половину войска второго Мензоберранзана.


***

В покоях Владычицы Лихолесья собралось несколько эльфов, дриад и наяд, -  шпионов, послов и просто сочувствующих Лихолесью. Королева эльфов старалась собрать как можно больше информации.
- Что ты мне скажешь хорошего, Бриза? Или плохого?  - Кеота нахмурила лоб.
- Дело плохо, Светлая Королева, - ответила дроу.  Тебя всерьез подставили. Некоторые Ахэ даже считают, что Инквизитора убили по твоему приказу. На Лихолесье  уже идет армия Тьмы.
-  Считаю, это Кор втянул нас в войну, - высказалась Рингероул. Я не верю, что Инквизитор мог вероломно напасть на него, как орк об этом трещит. Темный был Ахэ, а не дроу, у Ахэ есть честь.
- На все воля богов, Радость, - парировала Бриза. И не всегда богов Светлых. Возможно, войну хочет Ллос или другие темные боги. Инквизитор лишь повод, силы  Тьмы давно ненавидят этот лес. Если  б дело было только в Коре, они прислали бы убийц, а не начинали масштабную военную операцию.
- Что же, судя по всему, придется опять воевать,  - грустно заключила Кеота. Лилиет, что тебе сказали люди и гномы?
Молодая, даже по меркам эльфов, рыжеволосая девушка по имени Лилиет, полуэльф-полудриада, была представителем Лихолесья по связям с людьми и гномами.
- Люди не хотят помогать нам, моя Королева. Глупцы, их не смущает даже то, что их город Вестград находится на пути между  Драг Луром и Лихолесьем, теоретически, он может быть атакован. Гномы тоже недовольны из-за конфликтов на границах, но Яндрим пообещал, из уважения к предкам, прислать небольшой отряд. Однако, только в Лихолесье. Защищать земли орков они не намерены.   
- Жаль, я планировала как раз обратное. Гномьи методы ведения войны похожи на методы боя орков и пригодны больше для открытых пространств, чем для нашего леса. Здесь нам, видимо, придется рассчитывать только на свои силы, - Кеота на миг задумалась, - впрочем, все равно не отказывайся, сейчас каждая  боевая единица должна быть на счету.
- Я проверила информацию о нападении на людей и гномов патруля клана Кора, - продолжила Лилиет.
- Да? И что ты выяснила?
- Видимо,  дезинформация. По крайней мере, никаких слухов о том, что по дороге к нам пропадали люди или гномы.
- Сейчас уже, наверно, не важно, почему Кор солгал мне. Все равно, если молва о неизбежном нападении на Лихолесье верна, оказать ему военную поддержку будет разумно.
- Информация из надежного источника, - заверила Бриза. Конечная цель атаки – Лихолесье, с его богатыми природными ресурсами. Кор –только повод. 
Кеота улыбнулась, первый раз за день.
- Организуйте-ка мне как можно быстрее встречу с этим «поводом».

***
Кор и Кеота беседовали больше часа. Орк делал вид, что возбужден, чертил на карте схемы расположения башен, заградительных постов. Кеоте стоило большого труда не рассмеяться. Наивный. В этом он бессовестно врал ей, причем даже сам не знал, зачем. Она прочитала его мысли, а он даже не заметил воздействия на себя магией. 
Впрочем, в одном она с ним внутренне соглашалась. Недоверие друг к другу представителей их рас было слишком сильным. Планировать в такой ситуации совместные боевые операции бессмысленно. Суть военного союза должна быть элементарна - они просто не стреляют в друг друга.
Договорились, что лаиквенди на земле Кора будут действовать больше в лесу. На открытые пространства, где орки построят свои башни, эльфы постараются не выходить.  Впрочем, Кор настоял, что патрули орков могут тоже использовать лесные массивы,  одновременно, он предложил, чтобы в тяжелых ситуациях лучницы лаиквенди поддерживали боевые башни огнем.
            Однажды так уже было, когда эльфы и орки вместе воевали с тенями, - думала Кеота.  Теперь лишь немногие помнят ту войну, а войн  между орками и эльфами не счесть.
Поэтому, вряд ли зеленокожие проникнутся идеей не пустить в Лихолесье ни одного воина норкейн. Они будут драться за свою землю. Впрочем, пусть даже так, но бить врага на чужой территории для нее все равно предпочтительнее, чем пожар войны в возлюбленном Волшебном Лесу.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 22:22:32)

0

43

***

Встреча со Спилгой была для представителей эльфов Света в одинаковой степени неожиданной и радостной. Они вели себя как дети, прыгали и танцевали от счастья, обнимая друг друга. Дроу, Арвен До`Ам и Элизабет, те поприветствовали друг друга прохладнее,  а на приветствие Джанлакса Элизабет вообще демонстративно  не ответила.
- Что это за орки с вами? – поинтересовалась Спилга, когда радостные эмоции улеглись.
- Долгая история, - ответила Аксэовейн. А эта дроу с тобой, она кто такая?
          - Такая же долгая история, - отшутилась Спилга. Но думаю,  нам все-таки будет полезно рассказать эти истории друг другу.
И эльфы действительно посвятили тот вечер пересказыванию друг другу своих приключений.
Орки в это время держались обособленно, и шептались о чем-то своем. Уставшие люди спали. Когда повествование Арвен До`Ам дошло места до сражения лесных эльфов Лихолесья и боевого отряда клана Грок Галум, Спилга помрачнела и несколько раз пристально смотрела в сторону Урсулы. Наблюдательным эльфам показалось, что  эбеновое лицо ее новой подруги Элизабет, в этот момент тоже становилось еще темнее.
На всякий случай, любопытная Аксэовейн решила подслушать, о чем говорят  орки и неслышно подошла к ним поближе.
- Послушай, вождь, Спилга-то жива, - рассуждал Тазар, - но Кеота теперь узнает, что мы не вызволяли ее из подземья. Эльфийская королева скажет, что, мол, задание было легким и не наградит нас.
         - Брось, не тупи и не парься, - успокаивал Урсула. Она точно не наградит нас, если мы прикончим эту эльфийку, и тупо доложим, что нашли ее труп, «бла, бла, бла», во втором Мензоберранзане. Смотри, как радовались Спилге эти эльфы, даже темные. Думаешь, Кеота обрадуется меньше? Да, мы избежали драки, но цели-то достигли. Так что не сомневайся, их королева наверняка нас отблагодарит. А заработав подъемные,  мы с тобой рванем в свободный мир, и там уж найдется применение боевым навыкам орков!
- Да ладно, я не парюсь, мы же не первые орки, оставшиеся без клана, я уже знавал таких, - соглашался Тазар. Кто-то из них занимался торговлей оружием, кто-то  ремонтом оружия, не пропали же, значит, и мы не должны.
В это время неожиданно подошла Элизабет. Судя по выражению ее лица, настроение у нее было до крайней степени стервозное.
- Послушай меня внимательно, иблит,  вождь низших существ! – презрительно заговорила она с Урсулой.
- Чего тебе надо, ведьма? – не менее  презрительно ответил зеленокожий и злобно сплюнул.
          Выслушав рассказы эльфов, дроу хотела лишний  раз  доказать свою любовь к Спилге. Ей пришла в голову идея  поставить на место этого, как ей показалось, враждебно настроенного по отношению к ее возлюбленной, орка.  Например, заставить его  публично умолять синеглазую о пощаде за нападение на ее соплеменников.
          Однако, услышав столь не почтительный ответ, Элизабет не на шутку взбесилась.
С подобным не почитанием «иблитом» своей расы она никогда ранее еще не сталкивалась. В ней закипела кровь жрицы дроу.
Словно дикая кошка, Элизабет неожиданно выхватила эльфийский меч прямо из ножен ошарашенной Аксэовейн, и стремительно набросилась на орка. Урсула  едва успел обнажить оружие. 
Коварная дроу  сделала ложный выпад, надеясь в последующем одним ловким движением уклониться от встречной атаки и одновременно поразить орка клинком. В ответ тот неожиданно мощно ударил не по ней, а по мечу, который она держала в руке.
Сильно ослабевшая, после сеанса магического лечения Вэйга от вампиризма, Элизабет выронила оружие.
И тут же получила от орка еще один удар, теперь уже лбом в лицо.
Дроу упала на спину, изо рта и носа у нее текла кровь.
- Лучше не лезь ко мне, сучка! - прорычал  орк, убрав свой меч в ножны.
Подбежали Спилга и остальные эльфы. Спилга с нескрываемой нежностью принялась вытирать Элизабет  кровь, то и дело бросая в сторону орков гневные  взгляды.
Логично предположив, что ее меч, вероятно, больше никому не требуется, Аксэовейн подняла его и вложила в ножны.
Твое счастье, иблит, что я утратила магические способности! – всхлипывая, не унималась Элизабет. Орк лишь злобно усмехнулся в ответ.
- Так, а ну хватит! Послушайте меня все! – подняв руку, произнесла Линчик. Орки, эльфы, темные эльфы, люди (кстати, люди спят, а вы тут шумите) – давайте хотя бы временно скажем стоп ксенофобии и расизму! У нас собралась интернациональная компания, так уж угодно судьбе, и нам  еще, между прочим, долго выбираться отсюда! Так что будьте терпимее друг к другу ради вашей же безопасности!
-   А все-таки классно ты ей врезал,  - неожиданно доброжелательно прошептала  Урсуле Аксэовейн, - слушай, а как ты понял, что у нее проблемы с магией?
-   Да я не понял, просто не почувствовал в ней силы и все. Но мне она все равно не нравится.
-   Мне, если честно, тоже. Извини, что так бездарно проморгала свой меч. В следующий раз буду начеку.
-  Ты уж постарайся, - ответил орк.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-03-24 21:14:11)

0

44

***

Осмотрев строящиеся рабочими-орками боевые башни и укрепления, вождь Кор остался доволен. Работы велись в нужном темпе. Лаиквенди тоже возвели в приграничной зоне несколько своих построек, которые, Кор хорошо это знал, помимо боевых функций, обладали еще и свойством исцелять союзные войска в зоне их действия.
Орки и эльфы на удивление слаженно готовились к отражению предстоящей атаки дроу и эллери-ахэ.
Кор вдруг поймал себя на странной мысли, что спокойные, мелодичные команды предводительниц эльфийских отрядов придают ему даже больше уверенности, чем резкие, гортанные  выкрики собственных орочьих командиров.
В небе  грозно пролетели  несколько драконов, управляемые эльфийками.
- Какая мощь! – прохрипел старый шаман. Вот бы в нашей армии были такие существа!
Кор согласно кивнул.
- Только не ходите в стык, в рукопашную! Лучше бейте из луков! – посоветовал он на общем языке пробегавшей мимо эльфийке. - Маловато брони на вас!
Женщина-эльф, едва воздержавшись от цинизма, дипломатично кивнула в ответ.
Впрочем, Кор и сам понимал, что не сказал совершенно ничего умного. Важно другое  -  орки поблизости одобрительно загалдели. Им было приятно, что эльфы прислушиваются к их вождю.

***

Норкейн напали уже следующей ночью. В авангарде их войска шли только плохо вооруженные рабы: гоблины и кобольды, как это обычно и бывает при нападениях темных эльфов.
Союзники отбили первую атаку без труда. Воздух наполнился звоном тетивы и свистом эльфийских стрел. Лаиквенди били безошибочно. Лишь немногим гоблинам и кобольдам удалось прорваться к укреплениям,  где они сразу были уничтожены значительно превосходящими их силами орков.
В своих маскировочных плащах, лучницы лаиквенди были почти невидимы, но, применив магию, жрицы дроу по направлению выстрелов сумели вычислить места расположения бригад лесных эльфов, и открыть там  мини-порталы.
Через порталы туда хлынули воины дроу, вооруженные парными мечами и арбалетами.
Часть диверсантов лесные лучницы успели расстрелять в упор. Но затем темные эльфы смогли сблизиться и завязать ближний бой. В этих схватках перевес был на стороне дроу. Среди лаиквенди появились первые жертвы.
Почти два десятка орков-наемников атаковали мечников дроу, напавших на лесных эльфиек. Темные эльфы играючи расправились с орками, потеряв всего пару воинов.
В итоге, прорвавшихся дроу все-таки уничтожили, однако почти всем лучницам  - лесным эльфам, пришлось отвлечься от защиты укреплений орков, чтобы оказать помощь своим сестрам.
Орочьи же луки били не так далеко и точно, как у лесных эльфов. Темные эльфы смогли прорваться ближе к укреплениям.
Сбивая оркам прицел, дроу забросали защитные редуты шарами тьмы. По периметру бастиона то и дело возникали порталы, откуда на защитников бросались воины и жрицы дроу. 
Одновременно, маги темных эльфов-ахэ ударили по защитной стене и башням файерболами.
Тотемы орков методично замораживали отдельные группы прорвавшихся на бастион темных эльфов, которых затем вырезали ветераны. Жрицы дроу тут же отвечали похожими заклинаниями, и роль палачей выполняли воины дроу и эллери-ахэ.
Отовсюду раздавался звон металла и слышались крики раненых.
Наконец, лаиквенди возобновили упорядоченную стрельбу, отделив трупами  воинов, жриц и магов первые ряды атакующих от остальной части  войска темных эльфов.
Но файерболы уже пробили в стене дыру. Темные эльфы прорвались во внутренний периметр. Вскоре, пограничные укрепления орков войсками норкейн были взяты.

***

Одновременно, армия Тьмы напала и на Лихолесье.
Дрожала земля, со стороны Волшебного Леса мелькали вспышки огня и раздавалось загробное рычание. Эльфы, треанты, драконы Кеоты, а с ними, и сама Владычица сражались с демонами Абисса,  вторгшимися в Лихолесье.
В это время, в боях на территории клана Кора обе стороны несли большие потери, но постепенно атакующие оттесняли орков и лаиквенди все дальше и дальше от внешней границы клана. 
Кор дал приказ своим командирам отводить воинов,  по-возможности, к «форту мечей», самому мощному укреплению орков, а тем, кто уже отрезан, рассеяться и вести партизанскую войну.
Это на время дало положительный результат. Атака темных эльфов застопорилась. Бесконечные нападения партизанских отрядов нервировали норкейн и препятствовали продвижению их армии вглубь территории.
Орки сосредоточились на уничтожении обозов противника с продовольствием,  а также убивали плохо охраняемые группы рабов-гоблинов, занимавшихся сбором для темных эльфов природных ресурсов.
В светлое время суток, когда дроу были почти беспомощны, прятались или спали, лесные эльфы выслеживали их и расстреливали из луков.
По ночам уже норкейн отвечали ударом на удар. Некоторых лайквенди и орков темные эльфы брали в плен, где те жили недолго. Повсюду норкейн строили виселицы и возводили приспособления для пыток. Еще плачевней была судьба несчастных, которых дроу уводили во второй Мензоберранзан, ради садистских забав Джульен и ее подручных.
Резня ожесточалась с каждым днем.
На третьи сутки, земная дрожь и загробное рычание со стороны Лихолесья наконец прекратились. Это означало, что демоны побеждены. Эльфийки завизжали от радости, обнимаясь и выкрикивая  ободряющие кличи. 
Вскоре после этого, в небе над землями клана Кора появились драконы Кеоты.
Сделав разворот, они  ударили огнем по  тылам армии норкейн.  Примерно третья часть армии темных эльфов дрогнула, и бежала до самого Вестграда. Драконы в течение нескольких часов безжалостно преследовали и сжигали их. 
Но большинство норкейн успели рассредоточиться на осажденной территории орков и спрятаться от атаки драконов в лесах и горах.

***

По приказу Кора, своих женщин и детей зеленокожие укрыли в знаменитой крепости, именуемой  «форт мечей».
Это мощное защитное укрепление располагалось среди скал, недалеко от  восточной границы с Лихолесьем, считанные  подходы к нему  защищали элитные тролли-пращники, а также бесчисленные  боевые башни и катапульты орков.
Немногие враги клана знали о существовании крепости. И уж совсем   немногие добирались до подходов к ней живыми.
Форт был снабжен солидными запасами продовольствия и оружия.
На эту крепость Кор всерьез рассчитывал, как на последний рубеж.
Каково же было удивление вождя орков, когда ему доложили о процессии  эльфов Лихолесья, женщин и детей, направляющихся к его крепости. Во главе отряда шли Кеота и Эллет Эттелиен.
Кор приказал немедленно впустить эльфов в крепость, вскочил на варга и поскакал к ним на встречу.
                                         
         
                                                    ***   
       
Десятью минутами ранее, в километре от стен форта, процессию во главе с Кеотой повстречал патрульный отряд лаиквенди.
- Айя, госпожа! - с любовью поприветствовала Владычицу Лихолесья рейнджер. - Опасно ходить здесь без оружия. Позвольте, мы проводим вас.
- Хорошо,  - немного подумав, ответила Королева эльфов. Но будьте осторожны. Ведь мы ведем детей в крепость орков. Возможно, они замышляют какое-то коварство. Если что, стреляйте без предупреждения.

                                                     ***

Неожиданное нападение эльфов застало орочьего вождя врасплох. Мощный магический удар в область головы не сумел отразить даже знаменитый рунный меч. По инерции, Кор свалился с волколака. Тут же, одна из эльфиек метнула ему прямо в глаз  дротик, замаскированный под украшение для волос.
Дротик был смазан каким-то веществом, которым сразу обожгло роговицу. 
Кор успел откатиться к оврагу, прежде, чем новая атака эльфов настигла его.
Неожиданно, несколько лаиквенди стали прикрывать, его стреляя из луков по своим. Кеота, Эллет  и эльфийские дети словно растаяли в воздухе. Орки, разобравшись, что к чему, тоже открыли пальбу. Заработали боевые башни. Со всех сторон, из различных люков и укрытий, повылезали сотни ветеранов и наемников, которые вступили с эльфами в ближний бой. Остальные зеленокожие, весьма, правда, беспорядочно стали стрелять из луков и арбалетов, попадая, в основном, по своим же товарищам. Но какая-то часть их стрел, все-таки, разила и эльфов. Те отвечали мощнейшими энергетическими ударами, убивающими или тяжко травмирующими сразу несколько орочьих воинов. Раздались некромантские заклинания. Призванная эльфами-некромантами нежить в несколько раз увеличивала число атакующих, и немедленно вступала в рукопашную с бойцами Кора.
- Бейте некромантов в первую очередь! – заорал истекающий кровью Кор.
Похоже, первыми вождя странным образом поняли лишь несколько «предательниц» - лаиквенди, так неожиданно вставших на его сторону.
Засвистели прицельно выпущенные ими стрелы. Трое некромантов упали замертво.
Часть нежити сразу исчезла.
Тут орки тоже сориентировались и, стараясь уклоняться от боя с нежитью, сосредоточились на уничтожении некромантов.
На удивление точно атаковали тролли-пращники, забросавшие огромными камнями напавших эльфов.
Численное преимущество орков все увеличивалось. Атакующие стали гибнуть один за другим.
Наконец, завеса магии спала. На глазах удивленных защитников крепости, тела «лаиквенди» постепенно стали «превращаться» в трупы дроу и эллери-ахэ.

***

Особых вопросов к  рейнджерам Лихолесья у орков не возникло. Ситуация была очевидной.  Командир охраны форта мечей, орк по имени Волк, даже похвалил рейнджеров за то, что они в итоге сумели разобраться в ситуации.
Из числа нападавших на Кора, одну темную эльфийку оркам удалось захватить в плен, а остальные были мертвы. 
К сожалению,  толку от пленницы было мало. Прямолинейные орки совершенно не умели пытать и допрашивать. Обычно, во время так называемых пыток, жертва умирала после первого же ранения.
Несколько воинов-орков  привели к Кору пленную дроу, руки и ноги  которой были  связаны.
-   Может, позабавимся с ней, босс? – усмехнулся старый шаман на общем языке, чтобы пленная поняла его слова. - У темно-эльфийских сук прекрасная плоть.
- Можно, - злобно проревел в ответ одноглазый вождь. И, взглянув последним глазом на шокированных девушек-лаиквенди, быстро добавил:
-  Но сначала, убейте. Мы тут не звери.

 
                                               
                                                      ***

Общеизвестно, что обычные яды вызывали у Кора, максимум, небольшое расстройство желудка или кишечника.
Однако, уже через полчаса орочий вождь вдруг рухнул на землю, почувствовав сильную боль во всем теле, и понял, что умирает. Видимо, дротик темной эльфийки, поразившей его в глаз, был отравлен каким-то особенным, исключительно смертельным ядом.
Скорее всего, человек или какое-то другое (менее сильное, чем орк) существо тут же и скончались бы, но мощный организм Кора продолжал бороться.
Орки даже позволили лесным эльфийкам попробовать при помощи волшебства замедлить развитие отравления, однако, рейнджеры были больше воинами,  чем магами,  их волшебство, в основном, носило прикладной боевой характер, и поэтому, его едва хватило на то, чтобы остановить кровотечение из потерянного глаза.
Несколько шаманов орков вошли в транс, изо всех сил стараясь продлить жизнь своему вождю. Это поддерживало Кора в сознании, хотя его состояние стремительно ухудшалось.
Вождь орков даже пожалел, что приказал убить самку дроу. Возможно, под страхом смерти, или под угрозой изнасилования, она все-таки согласилась бы ему помочь.
Впрочем, на счастье зеленокожего, одна из девушек-рейнджеров, так коварно введенных в заблуждение диверсионным отрядом норкейн,  обладала магической способностью призывать животных.
После коротких переговоров с Кором, она ловко вскочила на вызванного соответствующим заклинанием гепарда и поспешно поскакала за помощью.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 22:29:21)

0

45

***

- Идут! – прорычал шаман патрульным оркам, мчась на варге во всю прыть. Норкейн гонятся за мной!
Впрочем, защитникам форта мечей выяснять подробности и не пришлось,  секундами позже они увидели все сами. К крепости орков приближались драуки – существа, у которых верхняя часть выглядит как тело эльфа, нижняя, как у паука, а передвигаются они не менее быстро, чем волколаки.
Эти монстры не носили оружие, в бою они использовали хитиновые лапы и магию, в том числе, каждый арахнид владел заклинанием, позволяющим призывать атакующих врага пауков, размером с домашнюю кошку.
Впрочем, драуки находились в самом низу темно-эльфийского общества.
Скорее всего, их отправили на штурм, как пушечное мясо, чтобы проверить на прочность огневую мощь базы орков.
Как бы там ни было, арахниды смотрелись грозно. Но жриц норкейн, умеющих создавать магические порталы, в их отряде не было.
А горная дорога к форту мечей была слишком не удобной для штурма.
Правда, в арьергарде колонны ехали несколько обычных темных эльфов, на прирученных подземных ящерах. Возможно, они следили за тем, чтобы драуки не убежали с поля боя.
Они и не убежали.
Засвистели стрелы и метательные топоры, дружно ударили боевые башни. Заработали орочьи баллисты и катапульты. Полетели огромные камни, выпущенные троллями-пращниками.
Несколько ледяных горгулий поддержали, было, темных эльфов с воздуха, но были вовремя сбиты  лучниками орков.
Дроу на ящерах попытались по скалам взобраться к боевым башням и уничтожить их. Однако там темных эльфов ждали ловушки. Раздалось несколько взрывов и ящеры вместе с обломками скал полетели в пропасть.
Потеряв животных, воины дроу попытались левитировать. Большинство из них были оглушены падающими обломками и разбились. Другие стали хорошей мишенью для лучников и боевых башен.
Несколько выпущенных драуками магических пауков доползли до преддверия крепости только для того, чтобы орки изрубили их на части.
Через полчаса все было кончено. Дорогу к форту мечей устилали тела мертвых драуков, горгулий и темно-эльфийских ящеров.

                                                    ***
В покоях миледи Джульен, принцессы дроу, смешались крики и стоны самой принцессы и пленной лесной эльфийки.
Миледи, используя левитацию, висела в воздухе, раскинув ноги в шпагате, и, совокупляясь в этой необычной позе с одним из придворных самцов. 
Другой самец и симпатичная молодая фаворитка, также левитируя, в два языка, облизывали принцессе ее прелести. Развлекаясь, Джульен  постоянно поворачивалась таким образом, чтобы язык ласкающего ее самца касался  входящего в нее  члена другого мужчины, хотя первый всячески стремился этого избежать.
Еще семеро мужчин дроу целовали принцессе шею, грудь, бедра и ступни ног.
В нескольких метрах от них, висела, но уже на веревке, вниз  головой, кричащая от боли пленница – только что изнасилованная  лесная эльфийка, с которой, по приказу принцессы, две жрицы дроу теперь медленно сдирали кожу.
Сексуальное  наслаждение несколько мешало Джульен  наблюдать за пыткой – иногда она не сдерживалась и закрывала глаза.
Впрочем, ей хватало и криков умирающей лаиквенди. Таких шикарных ощущений она не испытывала уже давно.

                                                    ***

Когда пленная лаиквенди, наконец, замолчала навеки, принцесса почувствовала, что, видимо, немного обиженный на нее, слуга,  изображая страсть, слегка покусывает ее величество за половой орган, очевидно, пытаясь, таким образом, избежать дальнейшего контакта своего языка с половыми органами совокупляющегося с Джульен товарища.
- Это не лезет ни в какие ворота, - поджав губки, подумала она.  Зубы могут оставить некрасивые следы.
Принцесса похотливо улыбнулась от мысли, что так  легко смогла найти повод для продолжения развлечения.
          - Ты что делаешь, урод!? – неожиданно завизжала Джульен, истерично указав на нерадивого слугу рукой. Взять его!!
Беднягу тут же схватили.
          - Тебя что, не учили, как надо ласкать женщину дроу?! Ты же укусил меня, недоносок! Ну?! Что ты там бубнишь? Просишь о милости?! Мерзавец! Отрежьте ему член и затолкайте в его поганый рот! Раз до сих пор не научился обращаться с дамой, пусть тренируется на себе!
Фаворитка по имени Беатрис вульгарно расхохоталась, и, обнажив короткий клинок, лично выполнила приказание принцессы.
Перепуганный до смерти слуга очень забавно давился собственным членом, не смея от страха его выплюнуть. Но на этом  страдания парня не закончились. Джульен пришла в голову приятная идея, как еще сильнее можно унизить этого мужчину.
- Потренировался? -  с издевкой спросила она у скопца. Ну что ж, так и быть, на первый раз хватит, - миледи артистично смягчила тон своего голоса, очаровательно рассмеявшись. Да выплюнь уже свой член, урод!  И поласкай, наконец, Беатрис.
Молодая по меркам эльфов жрица-фаворитка, услышав приказ Джульен, мило улыбнулась принцессе, легла на спину и игриво раздвинула прелестные ножки в стороны, предварительно скинув трусики.
Оскопленный слуга, бледнея от кровопотери, послушно и обреченно прильнул языком к ее лону.
Беатрис томно застонала, сделав движение бедрами вверх, а затем, что-то прошептала,  проведя длинными ногтями по затылку скопца. Принцесса узнала это заклинание. От него кровотечение замедлится, и слуга не сможет потерять сознание, однако  он будет до конца чувствовать боль любой силы. Молодец, девочка, моя школа, - подумала Джульен. Эти низшие существа - мужчины должны знать свое место. А вот тебе королевский подарок от меня.
Принцесса возложила руку на голову скопца, и язык  последнего стал ласкать фаворитку с фантастически бешеной скоростью.
После этого Беатрис довольно быстро достигла оргазма, в процессе которого, зажав  голову кастрата между своих ног, она элегантным движением бедер сломала ему шею.
Хотя Джульен не разрешала Беатрис убивать самца, фаворитка сделала это столь изящно, что даже после очень сильных оргазмов, принцесса вновь возбудилась.
Миледи окинула взглядом двух самок дроу, недавно замучавших лаиквенди. Бедняжки, те просто с ума сходили от возбуждения.
«Во славу Ллос!» - воскликнула принцесса телепатически.
Казалось, жрицы только и ждали этой команды.
Они раздали несколько  быстрых приказов самцам и произнесли заклинания, парализующие волю мужчин и усиливающие их сексуальное возбуждение.
Джульен широко расставила ноги, по-королевски выгнув спину, и, с наигранным гневом, посмотрела в сторону своей фаворитки.
Смышленая Беатрис сразу пристроилась к ней сзади. Ее фривольный язычок сначала игриво приласкал снаружи источник наслаждения госпожи темных эльфов, а затем слегка проник и во святая святых принцессы,  отрабатывая за ранее проявленное Беатрис своеволие.  Впрочем, теперь-то миледи  была вполне довольна, испытывая оргазм за оргазмом.
Надо сказать, что удовольствие Джульен доставляли не только Беатрис.
Две другие жрицы тоже знали, что любит их госпожа. Соорудив из своих змееголовых плеток забавную магическую удавку, они надели ее на шею одному из самцов, которого поставили перед Джульен на колени.
Удавка очень медленно, но изощренно мучительно умерщвляла этого мужчину.
Поупражнявшись в словесном интеллектуальном садизме над несчастным, принцесса в итоге оперлась на него, как на подставку (она произнесла соответствующее магическое заклинание, чтобы он не падал), и стала левитировать своей нижней частью – так Беатрис могла глубже проникать в нее языком.
Остальные самцы были полностью одурманены магией, и совокуплялись со жрицами, либо лизали им ноги и половые органы, не обращая на задыхающегося от магической удавки  никакого внимания.
Наконец, одна за другой, темные  эльфийки достигли пика своего наслаждения. Как обычно, самцам это стоило жизни или увечий. Острыми, как шпилька, каблуками своей обуви жрицы выдавливали мужчинам глаза, повреждая затем и мозг, либо наносили болезненные удары по гениталиям.
Беатрис же сосредоточила свои усилия на принцессе. Она знала, что, после предательского бегства Элизабет,  стала близка Джульен и очень хотела закрепиться в роли фаворитки. Беатрис не только неутомимо работала язычком, но и все свои магические усилия направила на то, чтобы  сделать решающий оргазм Джульен идеальным.
Надо ли говорить, что на эти же цели направила всю свою магию и сама принцесса.
Покончив, наконец, с самцами, отдали долг своей госпоже и две другие жрицы. Теперь прелести Джульен неутомимо ласкали сразу три языка.
Вид изуродованных самцов, корчащихся по полу от боли, делал наслаждение принцессы просто невыносимым.
И, наконец, вот он, последний штрих – ответный подарок от Беатрис. «Умничка», - промелькнуло в сознании принцессы.
После заклинания фаворитки, удавка из змееголовых плеток стянулась на шее коленопреклоненного слуги так стремительно, что  ему оторвало голову.
Принцесса дроу завизжала от неописуемого восторга.
Подобно сперме, кровь ритмично забрызгала из оторванной шеи самца, обдавая принцессу приятным влажным теплом, и отвечая в такт оргастическим конвульсиям ее тела.
Три женских язычка все еще продолжали бесстыдно ласкать Джульен, но вскоре это было уже не нужно. Даже будучи эльфом, она не смогла вынести оргазм такой невероятной силы и потеряла сознание.
Впрочем, когда принцесса пришла в себя, она не чувствовала ничего особенного. Миледи лишь немного посокрушалась насчет трупов самцов, которые чересчур быстро начинали вонять, и приказала слугам все убрать.
За то потом, в будущем, принцесса часто вспоминала эту оргию. Она пыталась устраивать такие же, или, даже более изощренные, оргии, в надежде повторить оргазм той же безумной силы, но тщетно.
Никто уже не заменит ей эту девочку, ее ласковую фаворитку Беатрис, с которой вскоре так нелепо, бессмысленно и предательски расправится  этот грязный выродок, грубый, неотесанный, вонючий и тупой орк по имени Урсула Грок Галум.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-06-09 19:31:21)

0

46

***

Даже храбрый воин эллери-ахэ Крэйг Ун Шэллах, генерал армии темных эльфов, и тот трогнул сердцем, когда вошел в покои Джульен, чтобы сообщить ей о ходе боев норкейн с орками и лихолесцами.
Слуги как раз убирали в это время изуродованные трупы, и прочие следы состоявшейся оргии.
Саму принцессу уже отмыли от крови. Надушившись благовониями, миледи, как ни в чем не бывало, самодовольно расчесывала волосы, точнее, это делала ей Беатрис.
Формально Крэйг не подчинялся Джульен. Но из дроу состояла добрая половина его войска, а поэтому, приходилось держать ее величество в курсе.
- Что ж вы так побледнели, генерал? – властно рассмеялась принцесса. Никак не привыкните к  женским забавам нашей расы? Ну, не бойтесь, вы ведь под защитой такой грозной Темной инквизиции. Выкладывайте.
- Дела обстоят не совсем так, как мы планированы, миледи. Наша армия легко разрушила приграничные укрепления орков, и вторглась в их территорию. Однако трусливые гоблиноиды заперлись в хорошо укрепленной крепости, именуемой «форт мечей». Мы предприняли несколько попыток штурма, которые оказались неудачными. И что еще хуже, госпожа,  мы потерпели ощутимое поражение в Лихолесье. Кеота наголову разбила части нашей регулярной армии и демонов Аббиса, вторгшихся в Волшебный лес.
  - Хм, и чем же так сильна эта Кеота, что может одна справится с целой армией?
- Далеко не одна, миледи. На ее стороне отчаянно сражались эльфы, драконы, энты и треанты. Храбро дрались гномы. Нам не хватило солдат, чтобы контролировать такую огромную территорию. Бригады лесных эльфов и банды орков боятся стычек с  регулярной армией, но они постоянно нападают на любые мелкие отряды, уничтожают обозы с оружием и продовольствием…
- Да вы неудачники! – легкомысленно посмела встрять в разговор Беатрис. Пошли лучше туда меня, госпожа, и я принесу тебе на блюде голову этой фурии Кеоты! – расхохоталась фаворитка.
Миледи щелкнула пальцами, давая понять Беатрис, чтобы она заткнулась.
- Только не надо мне рассказывать о храбрости гномов и отчаянии лесных эльфов, генерал, - Джульен состроила недовольное личико. Насколько я поняла, вы еще не довели обитателей Волшебного леса до отчаяния. А уж о  гномах вообще помолчали бы, я знаю про них куда больше вашего, дроу воевали с гномами столетья.
Принцесса на секунду задумалась.
- Хорошо, дам еще две тысячи воинов. И с вами пойдет Беатрис. Надеюсь, этого хватит для победы!? В конце концов, не могу же я отправить туда вообще всех и оставить Мензоберранзан-2 без войска!?
- Безусловно, миледи.  Двух тысяч хватит, и даже без  Беатрис. При всем уважении к мудрости вашего величества, стоит ли столь юному и  прекрасному созданию идти с нами в бой? – засомневался Крэйг.
«Покажи ему, моя девочка», - телепатически прошептала Джульен. «Только не вздумай убить его!»
Беатрис в ответ засияла от радости. По правде говоря, ей не слишком нравился Ун Шэллах, на которого принцесса иногда смотрела с плохо скрываемым желанием. Фаворитка немного ревновала.
Беатрис улыбнулась Крэйгу и хлопнула в ладоши прямо перед его лицом. Генерал даже не дрогнул, но уже в следующее мгновенье  упал перед принцессой на колени и стал задыхаться, из-за всех сил тщетно сдерживая руками магическую удавку, сдавливающую его шею. Затем, уже не в силах сопротивляться, он обмяк и уткнулся лицом  между ног Джульен, которая абсолютно не стала этому препятствовать.
От возникшего возбуждения, принцесса темных эльфов закрыла глаза и мечтательно провела указательным пальчиком  левой руки по собственным губам. На нее нахлынули сладкие воспоминания об  отрывающейся голове стоящего на коленях слуги, ритмичных брызгах крови из его шеи, и нежном язычке пристроившейся сзади фаворитки, продолжающей несмотря ни на что неутомимо ласкать ее прелести.
Как бы хотела Джульен прямо сейчас устроить что-нибудь подобное с этим заносчивым и пафосным Крэйгом! Его губы так кстати касаются ее… но нет, все-таки не стоит. Даже Ей нельзя ссориться с Темной инквизицией.
Задыхающийся темный эльф должен был вот-вот потерять сознание.
Достаточно, милая, отпусти его, - с напускным безразличием произнесла, наконец, миледи.
Фаворитка принцессы сняла магическую удавку и улыбнулась Крэйгу, словно невинная девочка. Тот с облегчением выдохнул и стал растирать свою шею.
- Теперь, генерал, надеюсь, ваше мнение о Беатрис изменилось? – поинтересовалась Джульен.
Крэйг поспешно кивнул.
- Вот  и отлично. Я хочу, чтобы вы убили королеву Лихолесья, желательно, медленно и мучительно, это понятно?
Ун Шэллах вновь кивнул.
- Так что штурмуйте первым делом Волшебный лес, а орки пусть подождут своей смерти. И еще. То, что я оказываю Темной инквизиции поддержку, вовсе не означает, что Беатрис будет кому-то подчиняться. Войска дроу теперь в ее полном распоряжении. А вы, так и быть, командуйте своими «храбрыми ахэ». Это понятно? – говоря слова «храбрыми ахэ», принцесса специально спародировала голос Ун Шэллаха.
Генерал еще раз кивнул и поспешил откланяться, не слишком осмотрительно  заключив про себя, что одна Джульен хуже сотни демонов.
Принцесса лишь усмехнулась, прочитав его мысли. «Это ты еще плохо знаешь меня, иблит», - подумала она.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-09 13:19:12)

0

47

***

Не дойдя несколько километров до Вестграда, приключенцы устроили, наконец, привал.
Спилга, Джанлакс и Аксэовейн взялись нести охрану. Люди, Тазар и Арвен До`Ам задремали, а Линчик принялась собирать какие-то травы.
Орк Урсула присел на упавшее дерево и стал точить нож.
Подошла Элизабет.
          - Неплохой нож, - сказала она с улыбкой. Меня, кстати,  называют Элизабет. А тебя Урсула, так ведь, кажется?
- Я уже понял из разговоров, как тебя зовут, ведьма, - сухо ответил орк. Мой слух, может, и не так остр, как у эльфа, но,  все-таки, я не глухой.
-  Ладно, не сердись, зеленый. Признаю, была не права. Ну что, теперь ты не сердишься?
          - Обалдеть! – орк прищурил один глаз. -  Эй, это кто-нибудь слышал? Ведьма дроу извиняется перед орком! Или мне только показалось? Может, я травы накурился? 
          - Но не думай, что я сделала это потому, что слабее тебя! Если бы не мои проблемы с магией, ты сейчас со мной бы не разговаривал!
- Мой меч, - гордо возразил Урсула, показав темной эльфийке руну на рукояти клинка, - отражает магические атаки до 29 уровня.
- А у меня тридцатый!  - Элизабет рассмеялась.
- Да ну! - орк с сомнением посмотрел на дроу, - небось, брешешь!?
- Возможно,     когда - нибудь      я     тебе    продемонстрирую   свои способности, -  Элизабет шутливо одернула орка за ухо.   Джанлакс, кстати, рассказал, как вы сбежали от принцессы Джульен. Я ведь тоже от нее ушла. Так что… наверно, меня уже ищут, как дезертира.
- Бывает. Но я-то не служил этой безумной норкейн. Нас наняли, у нее вроде были и свои орки, но они плохо знали поверхность. Кстати, а почему у тебя голубые глаза? Это необычно для дроу.
- Не знаю, - пожала плечами Элизабет. - Про меня даже пускали сплетни, что мой папа был светлым эльфом… Хм, слушай, ведь я на поверхности совсем никого не знаю, может, станем приятелями, а? Только не обижай Спилгу и ее друзей, хорошо? Иначе, - дроу шутливо, почти по-детски, подмигнула Урсуле, - я зарежу тебя во сне.
- В стародавние времена, - задумчиво ответил орк, - когда были еще живы великие Шарку и Углюк, мы однажды захватили в плен большой эльфийский отряд. Мои бойцы загнали всех пленных в огромный барак, где  я приказал  оркам убить и съесть эльфиек, а эльфов-мужчин изнасиловать и отпустить. Ты знаешь, эльфийки очень возмущались. Они долго кричали, что так быть не должно, и что это неправильно.
         А знаешь, что кричали эльфы?
- И что же?  -  Элизабет улыбнулась.
- Эльфы кричали им в ответ, что это правильно.
         -    Хи-хи, смешно, но вижу по твоей наглой морде, - ты шутишь! А вот я вполне серьезно участвовала в оргиях вместе с самой принцессой темных эльфов. Правда,  я лично в экстазе никого не убивала.
         -   Ну а мне-то что, я ведь орк, меня слабо интересуют чувственные развлечения темных ушастиков.
         -  Знаю, знаю. Ты  - совершенно бесчувственная машина для разрушения и убийств. Грозное дитя хаоса.
         -  Это точно.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-09 00:25:35)

0

48

***

На площади имени Сарумана, что  внутри форта мечей, грациозно приземлился дракон.
Эллет и Лилиет ловко слезли со спины грозного существа, и подбежали к раненому Кору.
- Как же тебя угораздило, зеленый? - сочувственно произнесла Эттелиен.  Ты же вроде не глупый был у нас, а? Ну  с какой стати мы поведем своих детей в крепость к оркам?!
Кор в ответ лишь что-то неразборчиво прорычал.
Ну, что там, Лили? – поинтересовалась Эллет у осматривающей Кора полудриады.
- Глазу кранты, - ответила рыжеволосая девушка. Боже, его еще и  сильно отравили! Вот бедняга! 
- Какая диагностика! Рейнджер и так доложила, что жрица дроу выбила вождю глаз отравленным дротиком. Давай, побыстрее уже соображай, что будем делать! Не видишь, он умирает!
Далее разговор пошел бурно, на эльфийском и дриадском, и вероятно, с использованием специальных медицинских и магических терминов. Если бы Кор твердо не знал, что светлые эльфы всегда находятся в исключительной любви и согласии между собой, он бы даже подумал, что девушки ссорятся и вот-вот начнут колотить друг друга.
Наконец, Лилиет, почему-то, обиженно поджала губки, взобралась на Кора, словно наездница и укрыла его голову своими волосами.
         - Ты что, стерва, совсем обалдела? - заверещал было шаман, но Эллет резким движением остановила его, дав понять, что это необходимо. После чего, Эттелиен стала делать замысловатые магические пассы руками.
Вокруг Кора и Лилиет возникли летающие по кругу огоньки. Помещение наполнилось запахом цветов.
Руки и ноги полудриады задрожали. Из пустой глазницы орка  повалил густой черный дым, отдающий резким трупным запахом. Лилиет откинулась назад. Огоньки в воздухе стали с грохотом взрываться один за другим.
Орки-охранники в ужасе залегли, прикрыв головы лапами.
          Оттолкнувшись руками от груди вождя, Лилиет повалилась с  Кора  на пол. Рыжеволосую девушку несколько раз вырвало.
После этого, Кору довольно быстро стало лучше, он даже смог сесть. Эллет аккуратно повязала ему на голову повязку, прикрывающую выбитый глаз.
-   Помогите ей встать, - прорычал Кор оркам, указывая на полудриаду. Лилиет тут же подняли под руки.
-   Она выживет? – спросил Кор у Эллет.
         -  Безусловно, - ответила эльф. Правда, сейчас ее потошнит и будет болеть голова. Но со временем это пройдет.
- А как со мной?
         -  Ты тоже будешь жить, вождь. Хотя, на твоем месте, я бы лучше умерла. Не понимаешь? Пусти слух, что ты мертв, и давай посмотрим, не прекратит ли это бойню.
- Что с Волшебным лесом?
         -   Никакое зло не войдет в наш лес. Тебе ли это не знать? - Эллет ухмыльнулась. Успокойся. Военная помощь орков нам в Лихолесье не нужна. Сидите  лучше в своей крепости, и не высовывайтесь. Главное, что вы отвлекаете на себя силы норкейн.
         Ладно. Все, мы полетели. Насчет глаза не обессудь. Если бы  сразу, а так, все-таки, успело пройти время, мы тоже не всесильны. Попроси Кеоту,  потом, когда-нибудь, если не гордый. Возможно, она и сможет что-то исправить. Сейчас же, мой тебе совет, лучше притворись мертвым и затаись. Карты легли не так уж плохо.
         Да, и пусть кто-нибудь поможет мне погрузить Лилиет. Только, пожалуйста, без резких движений, а то мой дракон нервничает при виде орков.
         Прощай, вождь.
- Прощай, эльф, - ответил Кор. Благодарю за помощь.
Через пару минут летучий ящер с двумя девушками на спине стремительно взмыл в небо, распугав стаи ворон и галок, пролетавших над крепостью орков.
А уже вечером, шаманы клана Кора устроили своему вождю торжественные «похороны». Рассказывали, что церемония получилась весьма бурной, и ее было слышно даже за многие километры от форта мечей.

0

49

***

Его группа специализировались на уничтожении «нелюдей». 
Некоторые называли их сектантами.
Люди не могут полноценно выживать рядом с эльфами, орками, гномами и прочими выродками. Или люди или не люди. Тут вопрос выбора. К сожалению, это понимали не все.
Но он понимал.
Накинув плащ, человек подошел к костру. Поймать эльфийку так близко от Вестграда он не ожидал. Его соратники злорадно ухмылялись. После удара тупой частью секиры по голове, застигнутая врасплох женщина, судя по ее внешнему виду, высший эльф из рода нолдор, находилась без сознания. Из её левой ноздри сочилась кровь.
- Приведите ее в чувство,  - приказал человек.
В ответ на это, один из людей  вылил на лицо пленницы воду из своей фляги. Она покашляла и приоткрыла глаза. Другой мужчина поднял ее, и взял сзади за локти, так, чтобы она не могла сопротивляться. Третий ударил коленом в живот. С губ эльдар слетел слабый стон.
- Ты здесь одна, или тут есть твои товарищи?- спросил один из людей, когда она, наконец, отдышалась.
-  Одна, -  честно призналась нолдор.
- Это хорошо, - сказал человек и, ухмыляясь, ножом срезал с нее трусы. Поняв его намерения, эльфийка испуганно сжала ноги. Видя это, человек приставил нож к ее животу и проревел:
- Рыпнешься,  запорю, сука! Сейчас мы тебе наглядно продемонстрируем, что «букашки» способны трахать столь «высокородных существ», как ты!
Остальные люди засмеялись.
Даже в такой ситуации эльфийка  попыталась быть хладнокровной, она успела сосчитать своих врагов. Всего людей было восемь. Краем глаза она заметила еще одного их пленника, - наемника-орка, привязанного к дереву.
Человек с ножом в руке обнажил свой половой член и приказал взять его в рот.  Другие поставили её на колени. Она попробовала вырываться, но получив в ответ несколько болезненных ударов, присмирела и вынуждена была выполнять его требования, пока ее не стошнило.
Другой человек резко повалил ее вперед, а сам навалился и грубо вошел в неё сзади.
Она стала кричать от боли. Но это только сильнее возбудило человека, и он стал насиловать её еще более грубо. Он словно и хотел причинить ей как можно больше страданий.  Надо сказать, это ему удалось. Она даже перестала  кричать, от  боли  не осталось сил. А он все продолжал насиловать её прямо на глазах своих соратников, хуже орка или какого-то животного.  Низ ее живота раздирала мучительная боль. Она стала конвульсивно подёргивать бёдрами, конечно, эти движения не имели никакого отношения к удовольствию.  Но человека это завело, и он наконец-то закончил половой акт физиологически. Однако на этом, ее мучения не кончились. Ее стали насиловать и другие люди. Сначала, поодиночке, а потом группами: вдвоем, даже втроем. Люди делали с ней всё, что хотели.  Ее недавно прекрасный голубой плащ был  теперь перепачкан ее собственной кровью, грязью и спермой ее мучителей. Эльфийке начинало казаться, что этот ужас для нее вообще никогда не закончится.
Даже удовлетворив, в конце концов, свою похоть, люди, словно участники какого-то безумного состязания, продолжили соревноваться в причинении ей боли и унижений. Они плевались в нее, мочились ей на лицо. Прижигали живот и ноги горящими поленьями.
- Неплохо повеселились, - заявил ей один из них, когда все закончилось, -  только жаль, что это твоя последняя ночь. Завтра утром тебя повесят.

***

- Тихо. Тут есть работа для оружия, - неожиданно прервала  беседу орка и дроу ловко вынырнувшая из кустов Спилга. Эй, вы! Все за мной! Быстро!
Тщательно маскируясь, приключенцы неслышно подкрались к небольшой поляне, на которой людьми были наспех сооружены две виселицы. Несколько человек в специфической одежде как раз уже надевали петли на шеи самца орка и женщины-эльфа.
- Сектанты, - прошептал Тазар, зарядив арбалет. Команда по уничтожению нелюдей.
- Попадешь? – с сомнением спросил Урсула.
- Ветер сильный, да еще и далековато. Не уверен, - ответил Тазар.
-    Давайте я попробую, - предложила Спилга, и тут же выстрелила из лука.                 
         Стрела лаиквенди перерезала веревку над головой эльфийки как раз в тот момент, когда последнюю вздернули. Следующий выстрел Спилги повредил и веревку, на которой болтался и хрипел орк, но, к несчастью, до конца не перебил ее.
Спасенная от смерти в последний момент, женщина-эльф неожиданно для людей оказалась проворной в рукопашном бою.  Уклонившись от выпада человека с алебардой, она сбила его  с ног подсечкой с разворота. Затем, как заправский акробат, взбежала по стволу дерева, оттолкнувшись от него, сделала сальто назад, и, оказавшись за спиной второго, преследующего ее сектанта, без сожаления приложила того в спину в прыжке двумя ногами.  Сильно ударившись о ствол дерева головой,  этот мужчина  больше не шевелился, получив, вдобавок, по стреле от Спилги и Линчик.
В это время, остальные сектанты быстро рассредоточились по кустам и открыли огонь из арбалетов. Несколько их болтов пробили насквозь тело повешенного орка. Затем, они попытались подстрелить и освобожденную пленницу, но ловкая эльфийка успела укрыться за деревом.
          -  Гадина!  - в сердцах заорал Урсула на Спилгу. Ты специально промазала по веревке орка!
          -   Стрелял бы сам, если такой умный! – съязвила лаиквенди.
          -   Да     сражайтесь    же,   идиоты!   Потом  разберетесь! -    завизжала
Элизабет.
          Эти крики, вероятно, выдали приключенцев. Следующий болт, выпущенный сектантом из арбалета, попал точно в голову Линчик. Эльфийка-лучница упала замертво.
         Еще один болт срикошетил от камня и слегка зацепил Урсуле левую лапу. Метнув в направлении стрелявшего сюрикен, орк откатился к Линчик. Проверив ее пульс, и словно отвечая на немой вопрос других эльфов, Урсула отрицательно покачал головой.
         Арвен До`Ам ударила по противникам заклинанием, вызывающим магическое свечение по контуру их тел. 
Теперь сектанты становились хорошей мишенью для эльфийских луков Спилги  и Аксэовейн.       
          Из кустов тут же вывалились два тела, пронзенные стрелами эльфов. Одновременно, Тазар ранил из арбалета сектанта с алебардой,  который попытался подняться.
В следующее мгновенье, Аксэовейн и Спилга пригвоздили стрелами к дереву тело еще одного арбалетчика.
          Два сектанта, вооруженные секирами, прорвались по флангу, атаковав Арвен До` Ам. Джанлакс первым со всех ног бросился к ней на помощь. За ним последовали Перс и Вэйг.
Но дроу неплохо управилась и сама. После  стремительных  движений ее парных мечей оба человека упали темной эльфийке под ноги, не подавая признаков жизни.
         Арвен До`Ам, переключившись на инфракрасное зрение, внимательно осмотрела окрестности. 
         Других сектантов не было. Или, быть может, они уже скрылись.
Раненого Тазаром мужчину обезоружили и связали, но добивать не стали – светлые эльфы категорически возражали против этого.
         Все еще осторожно озираясь по сторонам, Урсула подошел к виселице и разрубил мечом веревку, на которой висел казненный сектантами орк. Тот был мертв. Спилга посмотрела в его сторону несколько пришибленным взглядом.                 
         - Необычно видеть приключенцев столь разных рас в одной команде, - еле слышно заговорила  спасенная эльфийка,  пнув раненого сектанта ногой.  Дождавшись, когда пленник прекратит выть от боли, женщина сделала циничный реверанс, и, несколько более уверенно, добавила, - Эльза, к вашим услугам. 
         Она не походила на лесного эльфа. Ее перепачканный кровью и грязью плащ с капюшоном был  не зеленого, а голубого цвета. Длинные темные волосы,  черные «маслянистые» глаза и изящно изогнутые брови указывали на принадлежность Эльзы к эльфам из рода нолдор.
         -  А что за орк был с тобой? - поинтересовался у нее Урсула.         
         -   Понятия не имею, - немного высокомерно ответила эльфийка. Он был уже пленен, когда меня захватили эти люди, и оказался не слишком общительным.
- Дадим   ей    оружие   Линчик,  пусть  идет  с  нами, -  предложила
Спилга.
         -   Остроухая, а тебе не кажется, что ты  последнее время совершенно не думая  принимаешь         решения? – возразил Урсула. А вдруг, она шпион?! Не похожа эта дамочка на лаиквенди!
         - Я, действительно, не лаиквенди, - печально пожала плечами Эльза. Мне жаль, что вы понесли из-за меня потери. С вашего разрешения, я только заберу оружие погибшей девушки - как вы уже убедились, одной здесь не безопасно. После чего, с чувством благодарности уйду своей дорогой.
Да, кстати, этот пленный мужчина, он ведь, наверно, вас тоже обременит? Давайте, я и его заберу с собой. Провожу этого человека до подобающего ему места. Сдается мне, нам с ним надо в одну сторону.
Раненый сектант ничего не возразил, но заметно помрачнел.
         - Хорошо, пусть будет так,  - не стала спорить Спилга. Забирай оружие, пленника и уходи. Удачи тебе. 

***

Пройдя около метров 200 в сторону Вестграда, Эльза, наконец, развязала пленнику руки. Глаза женщины из рода нолдор заблестели от слез.
         - После того, что ты и твои друзья со мной сделали, я не могу просто так отпустить тебя, человек.  Надеюсь, ты  это понимаешь?
         Сектант обреченно, и, как показалось эльфу, даже немного сочувственно кивнул.
         - Физически я почти здорова, - словно бы желая утешить своего врага, пояснила нолдор. Телесные раны у эльфов заживают значительно быстрее, чем у людей, - интонацией Эльза подчеркнула слово "телесные".
          Эльфийка и человек немного помолчали.
         -  Знаешь, ваша короткая жизнь в моих глазах действительно не слишком отличается от существования бабочки-однодневки. В этом вы были вчера вполне правы – для меня вы словно букашки. Но даже с высоты своего превосходства, я не нахожу в себе сил проявить к тебе великодушие.
В утешение для тебя могу сказать лишь одно, - Эльза жестоко усмехнулась, - твой сбежавший друг проживет не намного дольше тебя.   Если, конечно, ты  не назовешь мне прямо сейчас причину, по которой я должна тебя пощадить.
         - Эльф, дай мне хоть какое-то оружие, - взмолился человек. Или исцели рану. Убивать раненого, это ведь нечестно.
         - Издеваться вчера ввосьмером над одной женщиной тоже было нечестно. Впрочем, шанс я тебе все-таки дам. Глупый и бессмысленный, словно человеческая жизнь,  шанс.
         Эльза что-то прошептала и подчеркнуто холодно, но аккуратно  прикоснулась ладонью к ране на теле сектанта.
         - Не собираюсь тратить магию на твое исцеление, выродок. Мне самой она еще пригодится. Но твоя боль теперь пройдет…
         Что, больше не болит? А теперь смотри, - Эльза, рукой за подбородок, повернула лицо человека в сторону Вестграда. Видишь? Да, да, это сторожевые башни вашего города. Где живут одним днем такие же жалкие, похотливые людишки, как и ты сам. Они совсем близко. Беги же скорее туда, что ты до сих пор стоишь? Беги, пока даю тебе хоть какую-то возможность на спасение... 
         И человек побежал.
         Эльза облегченно смахнула слезу. Если бы он не побежал, если бы  упал на колени,  стал, рыдая, умолять о пощаде, она, возможно, не смогла бы это сделать. 
         А она должна…
         Не спеша, изогнутобровая достала стрелу и приладила ее к тетиве. Лук Линчик показался ей  хорошо сбалансированным. Эльфийка глубоко вздохнула и тоскливо посмотрела на небо. Затем, вновь на убегающего человека. Тот старался двигаться таким образом, чтобы деревья, по-возможности, защищали его от выстрела.
Но Эльза была опытным стрелком…
         «Ветер три, погрешность пять, дуга 46…», -  прошептала она себе под нос какие-то свои, понятные только ей одной, расчеты.
         И плавно спустила тетиву.
         Эльфийская стрела вонзилась в шею сектанта сзади и вышла у него изо рта.  Боли человек не почувствовал.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-18 20:06:52)

0

50

***

Конечно, мародерство  - это преступление.  Но орки - весьма прагматичная раса. Кроме того, уже несколько дней они не ели ничего, кроме грибов и ягод. А им хотелось что-нибудь посущественней. 
Деньги, полученные в Лихолесье, эльфы тратить не позволили.
Поэтому Тазар и Урсула обобрали трупы сектантов до нитки.
Перс и Вэйг предложили  им составить компанию - посетить круглосуточную таверну в Вестграде.  Эльфы предпочли переночевать в лесу.
Городская стража впустила в город без особых проблем. Только переписали номера нагрудных блях.  Как ни странно, но к оркам в этом городе относились даже более лояльно, чем к эльфам.

***

«Три кита» были любимой забегаловкой Перса и Вэйга. На людей и орков тут почти никто не обращал внимания,  было полно и других тварей самых  различных мастей.
Зато, послушав разговоры постояльцев, приключенцы теперь узнали о  военных действиях норкейн против Лихолесья.
И  главное, наконец-то можно было как следует похавать и выпить!
- Эх, бабу бы еще,  - усмехнулся Тазар.
- Чего уставился?  - раздался мелодичный и глубокий, хотя и слегка пьяный голос, который не оставлял сомнений в расовой принадлежности его хозяйки. Это был голос  женщины- эльфа. -  Хочешь проверить, что у меня между ног?
Урсула не сразу понял, что женщина обращается именно к нему. Но  вскоре  узнал ее по грязному и перепачканному кровью голубому плащу. Это была та самая  эльфийка, Эльза, которую они недавно отбили у сектантов.
- Успокойся, остроухая, - рыкнул орк. Ты пьяна.
- А-а-а-а-а-а-а-а… - Эльза противно ухмыльнулась, - а я сразу и не узнала тебя, зеленокожий.  Да это же ты,  мой спаситель!  Какая ирония! Орк спас эльфа. И-и-к…
-Я бы сказал, что некоторые эльфы приложили для твоего спасения куда больше усилий, чем я, - ответил Урсула.
- Ну да, ну да. Ты же всё переживал за своего зелененького собратика, которого так некстати вздернули. Ну что, выпьешь со мной? Угощаю, в качестве благодарности. Или тебе «западло» выпить с эльфом?
-Выпью. Отчего не выпить, если угощаешь. Но только я с другом.
-Не проблема. Итак, что пьём? Тут подают даже «эльфийский здравур». Как чистокровная эльдар,  скажу тебе по секрету, это полная отрава, а никакой не «здравур». Ничего общего с нашим божественным напитком.
- Давай его, - предложил орк.
Выпили, примерно  два литра на троих,  - присоединился и Тазар. Люди тоже пили что-то свое.  Употребив «здравура», Эльза  вконец окосела и скинула с себя плащ.
- Что уставился? – вдруг презрительно рыкнула она в адрес одного из проходивших мимо постояльцев и даже плюнула в его сторону.
- Эй, эй, успокойся, ведьма, - осадил ее Вэйг. Ты бы вела себя потише, а?  Я вообще не пойму, как тебя в город-то пустили!  Тут не очень-то любят эльфов.
-А мне плевать! Пусть только рыпнутся! - Эльза демонстративно обнажила меч Линчик. Вырежу полтаверны!...  Ой, мне плохо, - тут же жалобно добавила она, обращаясь к Урсуле. Проводи меня, орк…
Первый раз в своей жизни Урсула наблюдал за тем, как блюет эльфийка. И пришел к выводу, что делала она это ничуть не более изящно, чем орк или человек.
Впрочем, Эльзе сие мероприятие пошло на пользу. Видимо, ослабев после него, она перестала вести себя  столь агрессивно.
Вернувшись за столик, они продолжили разговор, который под воздействием спиртного стал более, можно так сказать, доверительным.
- Что ты знаешь обо мне, орк, что ты смыслишь в любви Эльда, - пьяная Эльза смешно положила свою голову зеленокожему на грудь. Ты же грубый мужлан, почти животное…и-и-к…
Эльза дыхнула орку прямо в морду. Надо сказать, даже, несмотря на то, что женщина была светлым эльфом, изо рта у нее пахнуло не слишком приятно.
- Любовь гадость, - ответил орк. Она снижает мою боеспособность.
Эльза рассмеялась.
-А ты что, кого-нибудь любил?  Скажи, а вообще-то орки способны любить?
- Конечно нет, - ухмыльнулся Урсула. У нас это не принято.
- Логично…бр-р-р, впрочем, ты меня запутал, - Эльза снова икнула. Если ты никого не любил, с чего ты взял, что любовь снижает твою боеспособность?
-Та лаиквенди, Спилга -  командир нашего отряда. Я чувствую рядом с ней неприятную тоску и странную боль в области сердца. Мне кажется, что в жизни я не встречал женщины красивее. Это любовь?
- Охохохо! Мой бедненький, мой зелененький! – Эльза игриво подергала орка за нижний левый клык.  Так ты еще и в эльфа умудрился влюбиться?? Да уж, тебе точно не позавидуешь.
Судя по твоему описанию, о да, это проявление любви Эльда. Причем, у тебя она будет безответной – а это…хм… страшное мучение.  По идее, у орков такого быть не должно. Хм, хотя…когда-то ведь орки тоже были эльфами… Нет, все равно, что-то должно было тебя  подтолкнуть на эти изменения в психике. Слушай, а ты случайно не контактировал с какими-нибудь мощными эльфийскими артефактами?   
- Мы с Тазаром были в Лихолесье. Это могло повлиять?
- Эру, а что вы там делали? Ладно, молчу, не мое дело. Дам один совет. Считай, что все обман и самовнушение. Лучше держись подальше от этой эльфийки. Я сразу поняла, что она самая сильная из вас и немного почитала ее память. Могу сообщить, что она убила немало орков.
- Я тоже убивал эльфов,  - ответил Урсула, - что поделать. Не то, чтобы  хочу ее, как самку. Она вызывает у меня жуткое  желание служить ей и подчиняться, причем добровольно. Заслужить похвалу. Сделать ей что-то приятное, понимаешь? Хотя весь поход я делал что-то наоборот.
Орк махнул еще одну кружку здравура.
- Конечно, понимаю, - ответила эльфийка. Но это не реально. Сам подумай, ну что у вас может быть общего?  Ты орк, она эльф… ты хоть поговорить-то с ней пробовал? Нет?! Правильно! Да потому что не о чем вам с ней говорить! У тебя свои интересы,  у нее свои, совсем другие. Допустим, соглашусь с тобой, пускай, она прекрасна. Но ты не смог бы в любом случае быть с ней. Дело не только в твоих гнилых орочьих зубах и зеленой коже. Представь, случилось чудо и вы вступили в брак. Вот ваши дети, предположим. Кто они будут? «Оркоэльфы»? – Эльза рассмеялась.
- Да какие дети, блин! – орк состроил кислую мину. У меня гоблинша и трое малышей в деревне остались. И потом, видел я пару раз Спилгину дочку - Анастасиэ. У той словно на лбу написано: «смерть оркам».
- Ну а гоблиншу-то свою ты любишь?  - Эльза улыбнулась,  теперь уже мило.
-Нет, - серьезно ответил Урсула. Я же говорю, у орков это не принято.
- Ну а ты,  - эльфийка подмигнула  Тазару.  В кого из эльфов после посещения Лихолесья ты влюбился?
- Мне Кеота нравится, - отшутился Тазар.
- Да ну, - возразил Урсула. Нет,  она ничего, конечно. Но Спилга куда красивее.
- Дурачок, - улыбнулась Эльза. Владычица Лихолесья при помощи магии скрывает полную мощь своего очарования и прелести, это же общеизвестный факт. Влекомые пламенной любовью к ней, в Лихолесье то и дело раньше приходили паломники, даже совершенно чуждых эльфам рас. Многие, не в силах вынести недоступную для них красоту лесной королевы, теряли рассудок и бросались со скал в пропасть.
Сочувствующей всем живым существам это надоело, и она решила сделать свою внешность слегка поскромней. Так что, вот как обстоят дела.
- Ну вот, а ты говоришь, что нам не о чем общаться со Спилгой, потому что она эльф, - не унимался Урсула. С тобой-то я разговариваю!
- Моя душа  сейчас непохожа на ее душу и более подобна душе норкейн, - грустно сказала Эльза. Я хочу убивать. В этом я тебе, наверно, подобна. Вероятно, поэтому-то мы сейчас и близки по духу.
- Ха, и кого же ты решила убить, ведьма? – глаза пьяного орка загорелись злым огоньком. Может, тебе помочь? – Урсула усмехнулся.
- Человека, который повесил орка. Этот негодяй тогда сбежал от вас. Что таращишься? Нет, нет, я далеко не орколюб. Просто он и мне сделал кое-что плохое. Правда, пока я не знаю, как тут его найти.
Орк приблизил свою морду к уху эльфа и тихо шепнул ей:
- Они  ведь изнасиловали тебя в плену, так? Тебе из-за этого сейчас так плохо?
- Это так заметно по мне? – шепнула в ответ эльфийка.
- Заметно, - сказал Урсула.  Слушай, а тебе это надо? Шла бы к своим, подлечили бы тебе и душу и тело.
- Я пойду, - Эльза опустила вниз глаза. Пойду обязательно, когда убью его. Он последний. Того, что вы мне отдали, я уже убила. Сейчас мы пьем на его деньги… Орк!
-Что?
- А я красивая, с твоей точки зрения? Только честно?
-Красивая.  Мы тут с людьми в склад сняли комнату и идем спать. Ты с нами?
- Нет уж, спасибо. Я с сектантами теперь на 100 лет наспалась, - отшутилась Эльза. Так что заночую в другом месте.
-Ну, тогда бывай.
-До завтра. Будь осторожен.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 22:51:18)

0

51

***

         - Ну что там, Мэлвиэ? - поинтересовалась Беатрис у только что возвратившейся с линии фронта жрицы дроу.
         - Госпожа.  Лаиквенди обнаружили нас и первым же залпом изрешетили передовые отряды,  хотя мы и применяли всевозможные средства маскировки. Наши жрицы попытались действовать так же, как в ситуации с Кором: замаскировали несколько боевых групп под видом лесных эльфов. Но в этот раз уловка не прошла, лихолесцы нас раскусили. Как только мы приблизились к их территории, магический обман рассеялся.
Я сама чудом уцелела.  Стрелы летели, тролль их знает, откуда, причем, в основном, были убиты дроу. Возле эллери-ахэ они, как правило, вонзались подле, либо легко ранили их, словно предлагая тем прекратить боевые действия. Из-за этого, среди воинов двух рас темных эльфов теперь возникают  недомолвки  и взаимное недоверие, - доложила Локинг.
         -   Прекрати нести чушь, дроу и без того никогда никому не доверяли, - оскалилась Беатрис. Что ж, Кеота хитра, словно змея. Ничего, придет время, и я вырву её змеиный язык, - Беатрис облизала губы.  Но почему вы не  использовали заклинания обнаружения, или не проложили магические мини порталы в глубь их территории!?
         -  Наша магия не действует в Лихолесье, госпожа. Либо, возможно, лаиквенди как-то ее блокируют. Лично я предлагаю просто поджечь их лес.
         -  Что!? А природные ресурсы Волшебного леса!?
-  Мне, если честно, вообще не нравится вся эта идея с природными ресурсами! - дерзко возразила Мэлвиэ.  Полагаю, после уничтожения популяции лесных эльфов, Лихолесье все равно утратит магические свойства.
         - Не изничтожить их надо, тупица, а подчинить и обратить в рабство, - снисходительно ответила Беатрис, сделав вид, что не обратила особого внимания на дерзость со стороны Мэлвиэ. Мы должны покорить Лихолесье, а не разрушить его. После нашей победы, светлые эльфы подчинятся великой силе норкейн и станут лишь жалкими рабами дроу. Убивать их, мы потом, конечно, будем, но только понемногу, ради удовольствия и только жрицы самых высоких домов. А вариант с поджогом не пойдет.  Да и не думаю, что Лихолесье так просто спалить. Орки, те не раз уже безуспешно пытались, если ты учила историю.
         - Но пока что мы не можем даже близко к ним подобраться, - обидевшись на слово «тупица», Мэлвиэ недовольно вздернула носик, - лаиквенди  прекрасно себя чувствуют, расстреливая наши войска с безопасного для себя расстояния,  а мы только и делаем, что несем совершенно глупые потери.
         - А в эллери-ахэ, говоришь, они на поражение не стреляли?  - Беатрис коварно улыбнулась. Хорошо, тогда давай так. Ты здесь самая сильная жрица, не считая  меня самой, конечно,  поэтому вот задание, которое могу доверить только тебе. Даю ровно два часа. Делай с собой что хочешь, но внешне ты теперь должна выглядеть точно как эллери-ахэ. И, желательно, не пользоваться магией, раз считаешь, что в Лихолесье она не сработает. Действуй. Я жду.

                                                             ***

Беатрис дождалась.
        Через два часа ничто внешне не отличало Мэлвиэ от наземного эльфа. «Превращение» дроу в эллери-ахэ удалось на славу.
        К сожалению, достоверных исторических сведений о том, каким способом Локинг достигла такого прекрасного результата, не сохранилось.
        Беатрис довольно хмыкнула и расхохоталась.
        - Молодец, девочка!   Впечатляет.    А теперь,  -  фаворитка  принцессы Джульен повесила на шею Мэлвиэ небольшую кожаную сумочку, -  слушай меня внимательно.
         Ты пойдешь в Лихолесье. А я слегка уменьшу свои размеры, и буду находиться во-о-о-о-н там, - Беатрис пальчиком указала на сумочку. Но не вздумай вдруг попытаться меня раздавить или убить каким-то другим способом! Что ты сразу заулыбалась? Я не дура ведь, знаю, что хочешь на мое место. Учти, твое сердце постоянно будет рядом со мной! Если что-то заподозрю, остановлю его одним щелчком пальца!
-  Все это может не пройти, госпожа, - засомневалась Локинг. Я же говорю, наша магия там не работает. Либо они ее блокируют.
         -  Это вашу блокируют, а мою до конца не смогут, - ухмыльнулась Беатрис.  Чтобы полностью нейтрализовать меня, необходимо противодействие со стороны очень сильного мага  -  уровня примерно Кеоты или нашей, хм, впрочем, теперь уже не нашей, Элизабет. И оно, конечно, было бы, если б я открыто пошла на штурм или попыталась создать портал. Ты меня понимаешь?
         - Не до конца…
         -  Сейчас ты  пойдешь  и  сдашься лаиквенди в плен. Скажешь, что у тебя есть важная информация для их госпожи. Говори, что хочешь. Не важно, поверят тебе или нет. Главное, чтобы они увели тебя в тыл, за пограничные засады лучниц. Дальше я все сделаю сама.
Вспышка фиолетового света и на том месте, где только что стояла Беатрис, уже никого не было. Мэлвиэ почувствовала, что сумочка стала немного тяжелей.
        - Все, теперь иди! - услышала она в своей голове телепатический приказ и тут же почувствовала, что Беатрис принялась бессовестно читать ее мысли.   Впрочем, Мэлвиэ это не слишком расстроило.  Выживая  в Мензоберранзане-2, Локинг давно научилась не только говорить ложь, но даже и думать неправду.
А убивать любимую фаворитку принцессы дроу она и без того не собиралась – это было слишком рискованно.
        «Перевоплощенная в эллери-ахэ» решительно зашагала в сторону Лихолесья.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 22:53:03)

0

52

***

Ранним утром, Эльза, сияя от восторга, ввалилась в комнату,  где заночевали зеленокожие.
- Я нашла его, орк, нашла его!  - радостно закричала эльфийка, не обращая внимания на тут же нацеленный в ее сторону арбалет Тазара.  - Представляете, я нашла эту сволочь!
         - Ну чего ты так разоралась? - прорычал Урсула измученным голосом. Ох, блин, ты бы знала, как голова болит!
         - Надо было тебе, орк, вчера эль с людьми пить,  а не с эльфами их эльфийскую заразу, - засмеялся какой-то проснувшийся человек.
         - А это кто? – удивилась Эльза, и, обращаясь к Урсуле, добавила, - вчера ведь вроде с вами  другие были? Я думала, это вы с ними комнату в складчину сняли.
        - Нет, те живут в этом городе, зачем им комнату снимать. Домой они пошли, - ответил орк. А это купцы, да пилигримы. Молодцы, приютили нас за бесценок, ну, правда, и за охрану на ночь. Шли-то якшаться, между прочим, с вами - эльфами, да узнали тут, что в Лихолесье теперь, оказывается, война идет.   
         Несколько человек громко храпели в этой же комнате.
        - А я выследила этого, ну, последнего, сектанта! – рассказала довольная Эльза. Представляешь, бродила по городу, все думала, где же переночевать? Но спать-то, как специально,  не хотелось! И тут, бац! Смотрю – он идет! Проследила гада до самого дома.
- Ладно, пойдем, тогда, на улицу, что ли, выйдем, да переговорим по-тихому. Чего народ-то пугать? «Сектант!» – орк передразнил Эльзу. Привидится же ночью бабе, хоть бы она и эльф! – Урсула рассмеялся. Проснувшийся человек тоже захохотал, в ответ на шутку орка.           Достаточно тепло попрощавшись с ним, Тазар и Урсула, вместе с Эльзой, вышли на улицу.
          - Слушай, ну что ты к нам пристала со своей местью? - процедил  Урсула сквозь зубы. Да еще и палишь при людях! Ты вообще-то уверена, что это точно был он?
- Уверена, - ответила Эльза. Я его рожу долго теперь не забуду… И что значит, пристала? Он ведь орка убил, между прочим. Я думала…
- Ну а если ты думала, чего сразу не грохнула его, по-тихому? – перебил орк. Только не говори, что тебе это не под силу. Видел я, как ты с сектантами билась.
- Я просто хотела… он  ведь  причинил  зло  не  только   мне, - Эльза
поджала губы. Он повесил и орка…
         -   И ты думаешь,  нам с Тазаром  есть до этого какое-то дело?! – цинично скривил  морду  Урсула.  Мы  даже  не в курсе, из какого клана был тот несчастный орк!
- Все,  я поняла, - голос Эльзы  стал  жестче.  Вы  орки,   а   я   эльф,  и
каждый из нас сам за себя. Хорошо. Тогда я пошла. Всего вам доброго.
         Эльза обиженно отвернулась и собралась уходить. 
- Да погоди ты! – Урсула одернул ее за  плечо. - Тазар, ну а ты чего думаешь?
- Я думаю, надо помочь остроухой завалить чела, - невозмутимо ответил   тот.
           - Ну ладно, чего еще делать, давай поможем, - согласился Урсула, потянулся, рыкнул, несколько раз ударив себя лапами в грудь, и, обращаясь к Эльзе, добавил, - куда хоть идти-то?

 
***

Человек в халате, стоя на балконе, краем  глаза, как ему показалось, заметил в кустах под балконом какое-то движение. Он пригляделся еще более пристально, но больше не увидел ничего подозрительного. «Показалось», - подумал человек. 
Охота на нелюдей в последнее время изрядно пошатнула его здоровье и нервную систему.
- Это он? -  шепотом спросил Тазар у Эльзы.
- Он, - прошептала в ответ эльфийка.
         -   Ну и чего? – продолжил Тазар,  не спеша зарядив арбалет. Ты выстрелишь? Или я?
- Я хочу мечом, - ответила Эльза, опустив ладонью арбалет орка.
         -   Ну вот, дождались, что он ушел с балкона! Так до ночи можно здесь пролежать!  - недовольно пробубнил Урсула, встал, и, подойдя к входной двери дома,  позвонил в колокольчик. Тазар и Эльза спешно подкрались следом за орком.
- Кто еще там? – писклявым голосом спросил немолодой слуга и неосмотрительно приоткрыл имеющееся в двери смотровое отверстие, через которое увидел нацеленный в него арбалет Тазара.
- Орки, - прорычал в ответ Тазар. А ну, гад, быстро дверь открыл!
          Слуга спорить не стал.
          - А с ними еще и эльф!  - весело добавила Эльза, одновременно приложив слугу по голове рукоятью меча. От удара человек потерял сознание.
          - Надо и его завалить, - заметил Тазар. Сдаст ведь.
          - Даже  не вздумайте! – возмутилась Эльза. Лучше я потом сотру ему память.         
Быстро осмотрев помещения первого этажа, нелюди вбежали по лестнице на второй. Испуганный хозяин дома сам вышел к ним из спальни. Он хотел что-то сказать, но меч Урсулы тут же погрузился ему в живот.
         Человек упал на спину, вокруг него быстро образовалась лужа крови. Из раны на животе вывалились кишки.
- Все, этот готов. Плавь мозги слуге и уходим,  - прорычал орк.

                                                           ***

- Ты все испортил, - недовольно фыркнула на бегу Эльза.
- Что я испортил?
- Я не так себе это представляла!
- Что представляла? Он мертв! Чего тебе еще от нас надо?
         -   Так убить я могла бы и без вас. Надо было хотя бы сказать ему, что  это наша месть его настигла. Объяснить, кем и за что он приговаривается к смерти.
- Зачем?
- Ой, да ну вас!  - Эльза сплюнула. Орки все идиоты!
         Из города нелюди выбрались без особых проблем. Городская стража не остановила ни разу, а приставшим из-за ерунды дружинникам Эльза дала небольшую взятку из денег, предусмотрительно похищенных в доме сектанта.  Тем не менее, покинув город, эльфийка и два орка еще долго бежали со всех ног по лесу.
Наконец, они остановились. Настала пора расстаться.
         -    Вон, мне уже ваш отряд виден,  - грустно сказала эльф. Но я к ним не пойду.
         -   Правильно. Иди лучше к своим черноглазым, с дивными бровями, - ответил Урсула. Нолдам или как вас там?
         -   Нолдор, - поправила Эльза. На вот, на прощанье. Дарю. Жаль, у меня такой только один, так что это вам с Тазаром на двоих.
- Это что еще за хрень? – спросил Урсула.
          -   Аметист, - ответила Эльза. Но он волшебный. Потри, призовет меня, и приду на помощь, если успею, конечно.
- Тебе-то, как я понимаю, такой не слишком помог?
          -    Да забрела слишком далеко от своих. Слушай, ну какой ты вредный, а! Даже для орка! А вот Тазару от меня поцелуйчик,  - Эльза хихикнула и чмокнула в морду орка-арбалетчика. – Что смотришь?  А тебе, вот -  э-э-э,  - эльфийка показала Урсуле язык и засмеялась.
В ответ Тазар бесцеремонно, даже с некоторой наигранной брезгливостью, провел лапой по своей скуле, стирая поцелуй эльфийки.  Эльза не поняла шутки, смутилась и, лишь чуть улыбнувшись, укоризненно покачала ему головой.   
          -   Эх, орки, орки. Грубияны вы! Ладно, что с вами делать. Прощайте и будьте здоровы! – сказала она.
- Бывай, -  хрипло ответил Урсула.
Тазар промолчал, но дружественно поднял лапу, как бы благословляя эльфа. После чего юркая Эльза быстро исчезла среди деревьев.
Коронер  городской префектуры Вестграда весьма огорчился, получив сообщение от стражников о том, что эльфийка и два орка успели покинуть город.
Это был уже второй труп сектанта за три дня. Но, если в первом случае не было никаких свидетелей, то сегодняшнее дело обещало быть перспективным. Слуга погибшего уже пришел в себя и давал подробные показания. Наивная остроухая сучка, конечно, и думать не могла, что в его команде  есть специалисты по эльфийской магии.  А еще у него есть номера нагрудных блях орков, хотя, конечно, не факт, что они не были сняты с чьих- нибудь трупов. К сожалению.
Итак, в город убийцы вошли вчера. Наверняка ночевали в какой-нибудь дешевой таверне. Вряд ли кто-то запомнил их, слишком много теперь в Вестграде собирается подобного сброда, но попытаться проверить все-таки надо. По крайней мере, это уже кое-что.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-22 23:32:48)

0

53

***

      - Забавно ты подколол остроухую с её поцелуем, - усмехнулся Урсула, когда Эльза скрылась из вида.
      -  Нет проблем, шеф, - ответил Тазар. Не понравилось мне, что какая-то там высшая, нолдор, решила поиздеваться над целым орочьим вождем. Если целовать, так уж всех, - Тазар негромко засмеялся.
        - А ты обратил внимание, в жизни вообще - прекрасное издевается над безобразным!  – философски заметил Урсула.  Хотя у него-то, прекрасного, нет личных заслуг в том, что оно является таковым! В точности, как и безобразное обычно не виновно в своей безобразности.
         - Ну, мы-то с тобой не так уж и безобразны, босс.
         -   Да ладно? Ты ли это говоришь, мой друг? Нет, мы с тобой ужасны, - Урсула ухмыльнулся. - Мы ведь орки.
         -  Если и так, эльфом я бы точно не хотел стать, - возразил Тазар. Хотя эта вертлявая эльфийская девчонка, сказать честно, даже пришлась мне по душе.
- Ну что, Тазар, может, курнем тогда? – сменил тему Урсула, достав из походной сумки охапку сушеных грибов  галлюциногенов.
        - Давай.

***

Стрела лаиквенди свистнула, зацепив Мэлвиэ по волосам, и вонзилась в растущее позади нее дерево. Вторая стрела вошла в землю примерно в сантиметре от ступни Локинг.
- Eastel maklaren! – почти без акцента прокричала темная эльфийка на одном из распространенных среди лаиквенди наречий: «Я безоружна и хочу сдаться!»
          - Guding estalien! Estial lakainero! – раздались звонкие женские голоса из-за деревьев: «Уходи! Нам не нужны пленники!»
- Vas ingrigo freedom tells Keota-san bosmer live under dark side! Exprero forrest!  %-) -  не унималась Локинг: «Я очень хочу помочь Лихолесью. У меня есть свежая, ценная и чрезвычайно секретная информация для вашей Госпожи о новой угрозе со стороны Тьмы. Если Кеота своевременно ее не получит, это может стоить лесным эльфам их свободы или даже жизни».
- Exprero talling? Des de tamo?: «Помочь нам? А что ты хочешь взамен?» - спросила одна из лихолесских рейнджеров.
- Live! And gladingue of Keota-san! «Жизнь и благословение госпожи Кеоты», - ответила Мэлвиэ.
         Некоторое время ответом  ей была лишь тишина.
Наконец, из зарослей появились четыре лучницы, удерживающие Локинг на прицеле.
         - На колени, темная, руки на затылок! - перейдя на общий язык, приказала одна из них, видимо, командир. Мэлвиэ немедленно подчинилась. Две лаиквенди, осторожно прикрывая друг друга,  подошли к ней,  осмотрели и ощупали одежду, не придав, однако, особого значения небольшой сумочке, висевшей на шее Локинг, в которой, по их мнению, никак не могло бы уместиться оружие.
         - Via eastel! – крикнула одна из них: «Она действительно безоружна».
         -  Ты где так по-нашему настрепалилась трепаться? – настороженно спросила предводительница лучниц, подойдя поближе.
         -  В школе хорошо училась, - высокомерно съязвила Мэлвиэ. Ведите меня к своей королеве!
         - Мы сами решим, куда тебя вести, - холодно осадила пленницу лихолесский рейнджер, -  Анастасиэ, завяжи ей глаза. Вот так. Хорошо. А ты теперь встань и иди.           
Поднявшись с колен, Локинг тут же почувствовала сзади легкий толчок в спину.
         - Вперед!

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 22:54:17)

0

54

***

- Эх, сейчас бы парочку кристаллов антимагии! – Элизабет зевнула и потянулась, - тогда я бы быстро восстановила свои магические способности.
- Неужели? – удивилась Спилга. Каким образом? Я думала, кристаллы способны лишь нейтрализовывать магию.
- Конечно, способны, любовь моя, - ответила Элизабет. Но способны и накапливать ее. Правда, для этого мне понадобился бы еще один маг. Впрочем, все эти рассуждения не имеют смысла. Кристаллов-то у нас нет.
- Действительно, - не моргнув глазом, согласилась лаиквенди.
Их разговор прервали Урсула и Тазар, вернувшиеся в отряд приключенцев в изрядно подкуренном виде.
- Приветствуем тебя, милейшая среди остроухих! – дружно прорычали они Спилге и состроили смешные морды.
-   И я вас приветствую, драгоценнейшие орки,  - не осталась в долгу лаиквенди, - а где Перс и Вэйг?
-   Надо полагать, в городе, - ответил Урсула. Они, что, должны были  вернуться?
-    Странно, я окончательно не расплатилась с ними…
Орки, да вы под кайфом!  - заметила лаиквенди.  И наверняка, что-то натворили!  Ну, признавайся, зеленый! – Спилга шутливо схватила Урсулу за ворот.
Тот никак не отреагировал, продолжая под воздействием психотропных грибочков смотреть на небо и глупо улыбаться.
-  Тазар!  - отпустив Урсулу, лаиквенди сделала умоляющую мину. Расскажи хоть ты! Неужели вы не понимаете, что любое осложнение с каждым из нас может угрожать нам всем?
          -  Мы убили чела, который насолил остроухой в голубом плащике, - отстраненно ответил находящийся в грибном блаженстве орк-арбалетчик.
         -   Не мы, а я, - безразлично уточнил Урсула. Вспорол  ему пузо вот этим вот мечом.
         -  Я так и знала, что нельзя было вас в город отпускать! – возмутилась лесная эльфийка и погрозила Тазару пальцем.
- Какая заботливая, - съязвил в ответ зеленокожий.
- А вы идиоты, - констатировала Спилга. Это кто-нибудь видел?
         -  Откуда мы знаем? - ответил Урсула одурманенным голосом. Один чел кое-что видел, но остроухая стерла ему память. Ты не наезжай. Лучше о другом подумай -  между Вестградом и Лихолесьем стоит  армия норкейн, там война теперь идет. И как нам попасть в Волшебный лес? Не представляю. И вообще, ты в курсе, что сектанты с этой Эльзой…
- Да, в курсе я всего, тоже мне, мстители! – раздраженно перебила Спилга. Я общалась с ней, правда телепатически. Догадалась даже, что она пленника на тот свет отправит. Хотя и не думала, что кто-то из соратников того парня попадется вам под руку в Вестграде!
         -  Мы сами не ожидали, - пояснил Урсула. Встретили Эльзу в таверне. Она рассказала нам, что один из них тогда выжил. А ночью выследила его.
- Надо же. Что она в таверне-то делала?
- Как что? Пила, конечно.
         -   Неужели? Если дела пойдут так и дальше, эта девочка долго не протянет. Где она сейчас, кстати?
- К своим пошла.
- Точно?
         -   Сказала, что так. А ты про пленника как узнала, что Эльза его того? Я ведь не говорил! Зараза!– обиделся Урсула. Мысли мои читаешь?
         -  Да, прочла немного, даже кое-что и про себя нашла интересного, - Спилга смутилась. Не ожидала…
- Угу, - орк тоже слегка смутился, - меня последнее время конкретно плющит любовью, ты уж прости.
- Не стоит извиняться, это лишнее, - Спилгу даже передернуло, но она взяла себя в руки, сменив тему. - Все-таки, я переживаю за Вэйга и Перса.  Пойду в город, попробую их найти. А вы ждите здесь.
- Одну не пустим, - твердо сказала Арвен До`Ам. Глупо будет потерять тебя, когда Лихолесье уже не за горами. 
- Хорошо,  - ответила лаиквенди. Возьму с собой Аксэовейн.  Дроу, возможно, в Вестград теперь не вхожи, а наши балбесы – орки, наверняка уже в розыске.

***

Старший стражник городской тюрьмы немало удивился, что лейтенант приперся так поздно.
- Отпустить арестантов Перса и Вэйга! Приказ коронера!
- Отпустить? А письменное распоряжение есть?
- Есть!
         Лейтенант быстро предъявил какую-то бумагу с печатью коронера, но тюремный охранник не смог ее прочесть, потому что у него вдруг закружилась голова, и заслезились глаза.
         - Ладно, давайте документ и забирайте, - старший стражник потряс головой. Эй, парни! Верните шмотки этим подонкам, да выгоняйте их, получен приказ коронера!
          - Арестованные Перс, Вэйг, с вещами на выход! – раздались голоса стражников.  Шевелись быстрее! Вопросы потом будете задавать.
Лейтенант любезно проводил людей до выхода из города. Даже если бы последние были внимательнее, они вряд ли бы заметили, что их прикрывает рейндждер лаиквенди, ловко перемещающаяся по крышам домов.
Эльфийка двигалась практически бесшумно, и никто не обращал на нее никакого внимания.

***

Выйдя за пределы города, Аксэовейн, сняла, наконец, паучью маску, приняв свой обычный облик.
- Ну ты даешь, «лейтенант», - живо рассмеялся Перс. Молодец. Правда, теперь, после побега, нас могут вообще обвинить в соучастии в убийстве.
- Не должны. Мы оставили им записку.
         -    Записку? Ха ха ха! Кто поверит каракулям нелюдей? Эх! И куда я теперь с вами такой? Без оружия, без доспехов? Вэйгу хотя бы его прикид вернули, а мои латы им почему-то не понравились – забрали на экспертизу.
Не зная, что ответить, Аксэовейн смолчала. 
         Из зарослей появилась Спилга. Эльфийка тепло обняла Вэйга и поцеловала его.
- За что вас арестовали? - спросила лаиквенди у человека.
         - Городские власти провели подробное расследование убийства сектанта, - ответил Вэйг. Нелюди не позволяли себе такого в пределах города уже давно. Вестград буквально на ушах стоит.
Коронер со стражниками прошерстили городские таверны, в том числе, наши любимые «Три кита». Кто-то донес им, что орки пришли вместе с нами. Нас задержали, подвергли допросу, даже с помощью магии. У них, оказывается, есть полуэльф   в следственной бригаде. Лично я выложил все, что знал, но они всё равно не поверили - заключили нас под стражу по подозрению в пособничестве.
-   Да уж, вляпались мы с этими орками, - вставил Перс.
-  Так. Дайте подумать. Перс, вот тебе паучья маска. Акси, отдай ему! - сказала Спилга. Пользоваться умеешь? Надеваешь на лицо и меняешь облик по своему усмотрению. В пределах разумного, конечно.
Перс взял маску и кивнул.
          - Возьми эти деньги, это твоя награда, раздобудь себе хотя бы доспехи, - продолжила эльф. Только в город сам не ходи. Оружия, если что, у наших полно, орки поделятся. Они трупы сектантов обобрали.  Вэйг пока со мной побудет. Встретимся вечером, здесь же, и постарайся, чтобы не было слежки.
- Нет, Спилгочка, с вами я не пойду, - грустно сказал Вэйг. Это только усилит подозрения властей Вестграда. И потом, жил я уже среди лаиквенди, не мое это. С деньгами и такой вот маской мы точно не пропадем, так думаю. Так что я иду с Персом.
-  Эй, люди, да вы обнаглели! – вмешалась Аксэовейн. Маску верните тогда! Вон, лук свой отдам тебе лучше, вместе со стрелами.
- А я тогда отдам свой меч,  - добавила Спилга.
- Лук давайте я возьму, хоть будет память о вас,  а то Перс  луки  не
любит, - предложил Вэйг.
-   Эльфийский меч не надо, мне он слишком легкий, - усмехнулся Перс, передав Спилге паучью маску. У меня в Вестграде на всякий случай организован небольшой тайничок с нормальным человеческим оружием.  Вот за деньги спасибо, этой суммы с лихвой должно хватит на то, чтобы найти общий язык с властями.
Пожелав друг другу удачи, люди и эльфы расстались.

***

Когда старший стражник городской тюрьмы пришел  в себя, после эльфийского заклинания, он обнаружил, что в руке у него вовсе не приказ городского коронера, а кусок свежей бересты с рукописным текстом:
«Уважаемый коронер Вестграда! Сии человеки не повинны в смерти сектанта по имени Карл, содержатся под стражей необоснованно, а  посему нами освобождаются.
P.S. Надеемся, в данном случае послужит утешением правосудию тот факт, что Карл был казнен нелюдью за ее убийство и изнасилование.
Эльфы».
Прочитав послание, коронер пришел в ярость и  потребовал срочно привести к нему лейтенанта. Впрочем, он долго смеялся, когда вечером, того, наконец, нашли, связанного по рукам и ногам, и с кляпом во рту, в овраге, недалеко от казармы.
Коронер терпеть не мог лейтенанта, который имел покровителей в городской ратуши, да еще и отбил у него любовницу несколько лет назад.
А следующим утром Перс и Вэйг сами сдались властям Вестграда. Их продержали под стражей еще неделю, после чего освободили за недостатком улик.
Старушки на городском рынке потом долго шептались, что здесь что-то не чисто -  явно не обошлось без взятки.

***

- Быстрее, еще быстрее бегите, крысенышы! – прорычал командир орочьего отряда. Норкейн нас уже настигают! Нужно заманить их на стрелы лесных ведьм!
Ледяная горгулья заморозила отбившегося от отряда лучника орков. Подскочивший темный эльф тут же распорол его шею скимитаром, от уха до уха.
Жрица дроу бросила шар с кислотой, попавший во второго, также отставшего от своего отряда, орка. Тот упал, выронил оружие и заорал, корчась от боли. Злорадно улыбаясь, темная эльфийка подошла к нему, победоносно поставила свою ногу на голову раненому и произнесла заклинание. Тут же, словно из под земли, возникли, похожие на колючую проволоку, магические путы. Они обволокли тело несчастного орка, после чего разорвали его на части. Темную эльфийку забрызгало кровью, внутренностями и мозгами. Она  истерично расхохоталась, будто безумная.
Другая ведьма норкейн зацепила боевым заклинанием еще двух орочьих лучников, на время обездвижив их.
- Вперед!  - проорал командир орков. В бой не вступать, им уже не поможешь!
Бежавший в авангарде отряда зеленокожих орк-разведчик неожиданно повис прямо в воздухе.
- Это ловушка! – вскричал он. Магическая паутина!  Я прилип!
- Зажигательные стрелы к бою. Огонь!
- Но командир, он же сгорит…
- Огонь, я сказал!
Залп, и паутина полыхнула словно тюль. Висевший в ней орк свалился на землю. Он был еще жив, но обгорел сильно.
         -  Сможешь стрелять?  - спросил его шаман, прошептав немного облегчившее боль заклинание.
Раненый кивнул.
         -  Прикрывай нас и умри с честью.  Шаман вручил ему лук и колчан с несколькими стрелами. После чего, орочий отряд продолжил бег.
Когда темные эльфы приблизились, обгоревший разведчик орков  был уже без сознания. Подошедший воин дроу, на всякий случай, проткнул его тело своим мечом.         

***

Не останавливаемся, парни, бежать осталось не так много! – ревел командир орков.  Всё! Стоп! Всем залечь на землю! Оружие к бою!
         Пробежав небольшую просеку, отряд орков остановился и занял оборону.  Пока норкейн еще не было видно, хотя зеленокожие уже ощущали их усиливающийся запах. Последнее время темные эльфы всё чаще использовали магическую защиту, становясь видимыми для орков только в непосредственной близости.
Впрочем, более зорким лесным эльфам маскировка норкейн не послужила помехой.
Это стало ясно, когда в воздухе засвистели стрелы лихолесских лучниц.
         Ни орки, ни темные эльфы так и не поняли, откуда стреляют лаиквенди.
         Залп.  Второй. И крики боли и ужаса.
         Затем, еще один залп.
         После этого все затихло.
    Магическая защита темных эльфов рассеялась. Орки увидели, что все их преследователи мертвы.

0

55

***

        О том, как попасть в Лихолесье, Спилга, конечно, подумала.
Еще будучи в Вестграде, перед тем как освободить из тюрьмы Вэйга и Перса, лаиквенди и Аксэовейн нашли время посетить Бризу и по палантиру связаться с Эллет Эттелиен.
Та пообещала прислать за ними дракона, но с условием, что приключенцы обойдут Вестград. Эллет боялась, что, в противном случае, люди попытаются атаковать и сбить животное.

                                                          ***

Тем временем, приключенцы решили обойти Вестград с юга. Возле  поляны, на которой произошло сражение с сектантами, они, чуть было, не столкнулись с городскими рейнджерами из следственной бригады коронера, которые осматривали трупы погибших.
«Действительно, Вэйг выложил что мог», - подумала Спилга: «Даже  доходчиво расписал, где что находится».
Лаиквенди очень переживала, что пресловутый полуэльф, работающий на Вестград, сумеет их выследить.
В итоге, по инициативе Спилги - в целях безопасности и во избежание  облавы, компаньоны сделали весьма большой крюк. 
В дороге Элизабет неожиданно стала проявлять интерес к Аксэовейн. Лунная эльфийка поначалу настороженно относилась к дроу, но затем привыкла и стала с ней более доброжелательной. Оказалось, у Сестры Ветра имелись не плохие врожденные способности к магии, которые Элизабет ухитрилась разбудить.
Уже через несколько часов их общения, во время привала на берегу небольшой речушки под названием «Быстринка», лунная эльфийка, жутко балдея от собственных возможностей,  сумела выпустить несколько  молний и файерболов.
  Спилга тут же сделала ей внушение за допущенный шум, и строго наказала не использовать освоенные навыки в бою. Лаиквенди всерьез опасалась, что из-за недостатка опыта Аксэовейн может случайно прикончить своих.
Критику насчет шума Элизабет приняла, видимо, и на свой счет, потому что тут же стала обучать лунную эльфийку заклинанию невидимости, более слабую версию которого обычно использовали боевые отряды норкейн.
Овладев им, Аксэовейн принялась то и дело подшучивать над остальными приключенцами. Особенно доставалось оркам.
Дело кончилось тем, что Урсула все-таки поймал ее, слегка отшлепал и пообещал в следующий раз вообще ликвидировать.
Аксэовейн немало расстроилась, впрочем, не столько от действий орка, сколько оттого, что её в итоге обнаружили.
- Ничего не получается,  - огорченно сказала она. Даже орк меня засек.
         - Да я не увидел, а почуял, - объяснил Урсула. От тебя земляникой за километр несет!

0

56

***
Жрица дроу закричать не успела. Лапа орка закрыла ей рот, а другая - с ножом, перерезала глотку.  Орочьи лучники прицелились и дружно спустили тетиву. Пронзенные стрелами, пали часовые норкейн и несколько патрульных горгулий. В отличие от оружия лаиквенди, стрелы орков  несколько тише свистели в полете, но в плоть вонзались более грубо, издавая при этом характерный щелчок.
Ветераны в доспехах серебристого цвета двигались практически бесшумно. Они не рычали и не произносили боевых кличей. Утренний туман создавал зеленокожим естественную маскировку. Рассвет. Время, когда день сменяет ночь. Самое трудное время для эльфов дроу.
Даже в такое время темные эльфы не ожидали атаки с тыла. Они не допускали и мысли, что трусливые орки посмеют покинуть свою крепость и столь дерзко нападут на них. А также сумеют, потом говорили, что не без помощи лаиквенди,  бесшумно обойти или обезвредить многочисленные механические,  магические ловушки и патрульные заставы, прикрывающие подходы к расположению  войска норкейн.
Матриархальные устои дроу сыграли с боевыми жрицами злую шутку. Считая мужчин низшими существами, темные эльфийки базировались от них отдельно, вызывая к себе лишь по мере необходимости.
В итоге жрицам дроу пришлось лично сойтись с орками в рукопашной. Полноценно использовать магию в такой давке не было никакой возможности: темные эльфийки это поняли, когда произнесли первые заклинания, которыми убили своих же. Орочьи лучники быстро сбили несколько жриц, опрометчиво попытавшихся применить левитацию.
  А ветераны орков безжалостно резали, рубили и кромсали норкейн на земле, пользуясь преимуществом в броне и физической мощи. Примерно через три часа все закончилось. Бойцы клана Кора хладнокровно добили раненых, и ушли также тихо, как появились.
В то утро армии темных эльфов был нанесен серьезный удар, существенно ослабивший их основную силу – магию жриц дроу.

***

Узнав об учиненной орками резне, Джульен пришла в бешенство. Она приказала схватить и казнить всех орков второго Мензоберранзана, даже рабов, принадлежащих правящим домам.
Некоторые рабы, а также свободные жители города,  из числа орков, почуяв неладное, попытались даже оказать сопротивление, и были убиты темными эльфами на месте. Впрочем,   именно так Джульен и приказала поступать с ними - герои на плахе ей не требовались.
Более трусливых, дроу под конвоем доставили на одну из центральных площадей города, где публично, при скоплении большого числа жителей, подвергли мучительным казням.
Умерщвление орков прошло весьма торжественно. Толпа выкрикивала одобрительные возгласы, даже, несмотря на то, что многим домам подземного города расовая ненависть принцессы обходилась в копеечку.
По приказу Джульен кто-то из дроу играл на необычном музыкальном инструменте, немного напоминающем лютню.
Принцесса темных эльфов приняла личное участие в казнях.
         Первого орка она сожгла заживо своей магией, второго, в ее присутствии ослепли, оскопили и четвертовали. Третьего, по приказу принцессы, закопали, похоронив живьем. Под музыку слегка похожего на лютню инструмента Джульен станцевала на его свежей могиле замысловатый эротический танец. У четвертого несчастного, после соответствующего заклинания принцессы, из пасти, ушей и глаз поползли пауки, которые вскоре покрыли все его тело.  Парень долго кричал, было видно, что он умирает очень мучительно.
Остававшиеся в живых рабы-орки, как и ожидала миледи,   совершенно не геройствовали, а лишь рыдали и жалобно умоляли Джульен о пощаде. Хотя это зрелище доставило принцессе некоторое удовольствие, она, естественно, никого не пощадила.
По обыкновению, казни сопровождались сексуальными оргиями и извращениями со стороны Джульен и ее приближенных фавориток. Вид крови, пыток и оргий возбудил темных эльфиек в толпе зевак, которые вскоре стали совокупляться с самцами дроу, и даже заниматься лесбийской любовью между собой, прямо на площади.
Всего в тот день было казнено около 30 орков, после чего принцесса призналась себе в том, что устала.
Еще около сотни орков заключили в камеры личной темницы Джульен, чтобы она могла развлечь себя их умерщвлением в последующем. Остальных орков раздали матронам домов, жрицы которых погибли в результате атаки клана Кора, где,  скорее всего, их ждали бесконечные истязания и пытки.
Репрессии слабо утешили Джульен.  Принцесса понимала, что на поверхности орки стали куда сильнее, чем их жалкие сородичи - рабы  подземья, а воины и жрицы дроу при свете солнца наоборот теряли значительную часть своей силы.

***

На следующий день Джульен издала указ, на период военных действий, запрещающий женщинам низших домов убивать своих мужчин по сексуальным мотивам.
После чего, той же ночью, седьмой дом Мензоберранзана II напал на пятый, и, полностью уничтожив его, стал шестым. Девятый дом напал на третий.  Конечно же, третий дом отбился и подал жалобу принцессе, так что теперь девятый подлежал уничтожению, как нарушитель закона.
Налетов дома на дом в Мензоберранзане II не было с тех пор, как Ллос провозгласила Джульен принцессой этого города.
По мнению многих матрон, запрет на убийство мужчин принес больше вреда, чем пользы.

***

Алиса До` Урдон, верховная матрона теперь уже шестого дома попала на аудиенцию к принцессе дроу рано утром. Собственно, понятия утро или вечер не слишком правильно применять к подземью, где нет солнца, но, все-таки, темные эльфы различали время для бодрствования и сна.
Надо отметить, что матрона шестого дома отличалась недюжинной внешней красотой и статью, мало уступая в этом самой принцессе.
Джульен холодно поздравила Алису с повышением статуса ее дома и тут же высказала наигранное негодование по поводу уничтожения пятого дома. Подозрение падает, конечно же, на девятый дом, ибо и третий тоже подал на них жалобу.
- Я не пойму, о чем говорит ваше величество, - тихо, почти шепотом, заметила Алиса, - кто подал жалобу об уничтожении пятого дома? Пятого дома никогда не было…
- Не было? - Джульен в бешенстве приподняла бровь, - ах ты дрянь! Вишья!
         - Майя! – в страхе прокричала Алиса  защитительное заклинание.
         - Да как ты смеешь защищаться! – показалось, что небольшого роста принцесса, грозно нависнув над матроной, увеличилась в размерах.
         - Госпожа,  не надо, прошу вас!  - взмолилась последняя, и неловко поскользнувшись, упала на пятую точку.
Джульен звонко расхохоталась, уселась на троне, и приняла позу нога на ногу. Затем, скинув туфлю, игриво вытянула ступню. 
- Иди сюда, леди!  - приказала Алисе принцесса, кинув взгляд на свою ступню. Целуй.
- Ваше величество, может не стоит?  - прошептала матрона… Уберите хотя бы стражников мужчин. Их присутствие унизит меня.
- Что значит, унизит?!!  - Джульен вновь грозно повела бровью. Я принцесса дроу,  твоя госпожа! А ну, быстро выполнять!
Алиса подошла к трону, встала на одно колено и робко поцеловала ножку принцессы, исподлобья бросив злой взгляд в сторону стражников. Те, внешне, оставались невозмутимыми.
Ощутив поцелуй, Джульен вроде бы немного успокоилась, сладострастно улыбнулась и закрыла глаза.
- Выше! -  приказала принцесса, потянувшись всем телом и подняв обе руки над головой.
Алиса поцеловала чуть выше.
          -  У тебя нежные губки. А теперь еще выше! Целуй мне бедро, вот здесь!
- Госпожа, ну пожалуйста! Я же не мужчина и не иблит…
         -  Ведь могу и заставить, – голос принцессы был уже совершенно томным и звал в царство секса. Приказываю, еще выше! - Джульен жеманно хихикнула. 
Алиса поспешно подчинилась, осыпав ногу принцессы поцелуями.
         -  Всё, миледи, - прошептала, наконец, матрона. Я дошла до самого верха. Ваша ножка закончилась.
-  Ты что, дура!? – недовольно изумилась Джульен. Ткань трусиков можешь просто осторожно сдвинуть в сторону. Ну, давай же, действуй! Я устала ждать! – раздраженная принцесса резко схватила Алису за волосы и прижала ее голову к своему лону. Ах ты, непокорная сучка!  Сейчас же удовлетвори свою госпожу, а потом… потом мы с тобой очень серьезно поговорим!
В течение получаса личная охрана Джульен была вынуждена выслушивать сладострастные крики и стоны принцессы. Хотя охранникам миледи очень хорошо платили, в подземном городе им не многие завидовали. Сами стражники бывали жертвами женских оргий редко, но зато часто становились импотентами, либо, наоборот,  повреждались умом на сексуальной почве, опровергая предрассудок о том, что эльфы дроу никогда не болеют.

***

- А что, ты неплохо работаешь язычком, - холодно съязвила удовлетворенная принцесса, поправив на себе одежду. Возможно, я как-нибудь попрошу тебя об этом еще раз.
-   Вы, таким образом, наказали меня, госпожа? – смущенно спросила Алиса. Вы считаете, это я уничтожила пятый дом?
-  Сейчас неважно, что я считаю или знаю. Ты хотела стать шестой матроной  в городе, и ты ей стала, - ехидно улыбнулась Джульен. Все вновь испеченные матроны высших домов обязательно хотя бы раз делают мне то, что только что ты сделала. А ты как думала? Я принцесса, на мне особое благословение Ллос! Так что нет причин смущаться, это было благом и честью для тебя, а не наказанием.
- Странно, но почему я раньше никогда не слышала о таком?
         -  Потому что раньше ты была матроной низшего дома, которым положено знать не больше, чем ей положено!
        -    Благодарю за оказанное доверие, миледи, - съязвила в ответ Алиса, -  нельзя ли мне высказать свои сомнения?
- Что?!!
- По поводу Вашего указа…
         Джульен кивнула.
          - При всей любви и уважении к Вам, миледи (Джульен от этих слов даже поморщилась), разумно ли запрещать женщинам, пускай и не правящих домов, убивать мужчин? Ведь сама Ллос учит, что мужчины низшие существа, в сравнении с нами. И в большом количестве они могут  быть опасны. Поэтому богиня заповедала нам приносить в жертву каждого третьего ребенка мужского пола, чтобы эти самцы не расплодились.
Придя к власти, Вы, не сомневаюсь, с согласия самой богини, заменили тот ритуал на сексуальное убийство. Но теперь запрещаете и последнее!
- Понятно, -  Джульен с обманчивой нежностью обняла Алису за плечи. А сейчас послушай ты меня, дорогая.
Ежегодно почти каждая женщина низшего дома, убивает, как минимум, одного мужчину. Жрицы правящих домов - ежемесячно. Мои фаворитки делают это практически каждый день, а я, в зависимости от настроения. Если захочу, могу умертвить даже несколько мужчин в день.
Плюс, сейчас идет война. Там тоже, в основном, гибнут мужчины. Последнее массовое истребление на передовой наших жриц орками, было скорее исключением, чем правилом.  Кстати, как не цинично это прозвучит, оно даже полезно, ибо хоть немного сбалансировало численность обоих полов. Более того, это и произошло потому, что рядом не было мужчин.
Подведем итоги.
По моим подсчетам, женское население Мензоберранзана II   сейчас почти в три раза превосходит числом мужское.
Я решила это изменить, и вот почему.
Мужчины необходимы нам, женщинам, в изобилии, как рабы, для  нашего сексуального удовлетворения, а также для  продолжения рода.  И  для войны. Многие из них хорошие  мечники. Случается, что магия иногда подводит. Ты слышала о таком?
Алиса кивнула.
- Я не собираюсь перед тобой оправдываться, но все-таки скажу, что мое решение официально одобрено Ллос. Конечно, нужно быть осторожными и всегда держать мужчин под каблуком.  Но, в конце-то концов, если говорить по факту, я запретила только публичные действия. Никто не будет расследовать тайную смерть какого-то самца. Точно таки же, как и твою атаку на пятый дом. Не поймана – не виновата. Поняла? 
-  Поняла, - улыбнулась Алиса. Просто… миледи, я привыкла открыто убивать их. Мне это нравится.
-  О, здесь я понимаю тебя, - Джульен улыбнулась. По сути, ничего нет слаще и возвышеннее, чем публично соединить воедино торжество женского оргазма и предсмертные муки самца. Это не только прекрасно само по себе, но и лишний раз подчеркивает наше абсолютное превосходство над ними. Хм, вот сказала «женский оргазм», а это, собственно, даже лишнее. У меня язык не поворачивается назвать оргазмом то жалкое подобие удовольствия, которое способны испытывать мужчины.
- Ах, принцесса, - подхватила Алиса, - Вы правы. Меня всё это так возбуждает! Неописуемо приятно осознавать, что корчащийся от боли самец, наблюдая за твоим удовольствием, страдает еще и психологически. Понимая, что сам он, в силу несовершенства своей природы, никогда не был и не будет способен на наслаждение такой силы! О, Ллос, боюсь, что без этих ощущений бытие  покажется многим твоим жрицам серым и скучным!
- Ну, чтобы заставлять мужчину так думать перед смертью, необходимо использовать магию, - заметила Джульен. Хотя соглашусь,  ощущения шикарные. Так вот, ведь мы можем навсегда лишить себя этих прекрасных удовольствий, да и вообще поставить нашу расу под угрозу вымирания, если не прекратим  умерщвлять наших мужчин в массовом порядке. Что до привычек леди дроу убивать во время секса, то я позабочусь о них: прикажу доставлять в город как можно больше пленников других рас. Иногда и среди них попадаются вполне симпатичные мальчики.
Если кто-то бы видел Джульен и Алису, но не слышал содержание их разговора, со стороны могло показаться, что две очень добрые и милые женщины обсуждают что-то совершенно безобидное, например, как им вместе справить новый год.
- Лично ты  можешь получить право убивать мужчин, когда захочешь,   - продолжила принцесса, -  если согласишься стать моей фавориткой. Правда, тогда тебе придется гораздо чаще делать кое-что для меня языком, как сегодня. Опять же, повторюсь, это честь, а не унижение. Я - законная принцесса. Ну? Что скажешь, перед тем как уйти?
          - Вы очень мудры, ваше величество. Я с радостью соглашаюсь, - твердо ответила Алиса,  и, сделав реверанс, покинула тронный зал.
«Очередная амбициозная дура, которой легко управлять. То, что мне и нужно», - подумала Джульен: «Хотя, конечно же, как и остальные, хочет на мое место…»

***

Сходить по нужде, и попасть в плен – это классика. Впрочем, хотя плен изначально обещал быть формальным, орк огорчился. Все-таки Урсула был вождем тридцатого уровня, а пленившие его лаиквенди на вид имели от силы  пятнадцатый,  и так легко выследили и поймали его.
Патруль лесных эльфиек возник, словно из под земли. В морду орка, практически в упор, было нацелено сразу несколько стрел. Ничего не говоря, лаиквенди пристально смотрели ему в глаза.
- Я точно знаю, что вы добрые и стрелять не будете, - сконфуженно прервал наконец напряженное молчание Урсула.
Эльфийки слегка улыбнулись.
- Штаны застегни, юморист! - ответила одна из лучниц. И вали отсюда. Союз Лихолесья с кланом Кора вовсе не означает, что оркам можно гадить в занимаемом нами лесу.
- Где же мне гадить?
- Гадь в своем.
- Хэльда, да ты посмотри на его татуировки, - обратила внимание вторая лучница, - он не из клана Кора!
-Так ты не Кора орк?
- Ну…в общем-то, да, я не из клана Кора…
- Что же ты сразу-то не сказал? В таких мы стреляем без предупреждения…
- Вы что, я же друг! Компаньон Спилги. Знаете такого  рейнджера? Тут рядом у нас целый  отряд, в нем есть еще орк и даже темные эльфы, и они тоже друзья.
Эльфийки покачали головами, с таким видом, что, мол, орк явно лепит горбатого.
-  Ну, правда! – зеленокожий попытался дружественно улыбнуться.
- Очень интересно. Много ты болтаешь для друга. Эй, Кларисса,  свяжи-ка ему лапы!
Из-за дерева вышла вооруженная тисовым луком дриада с серебристыми глазами и такого же цвета волосами, которая хладнокровно выполнила приказ лесной эльфийки.
- Да вы чего, эльфы? - возмутился орк.  С дуба рухнули? Я же все объяснил! Говорю вам, со мной была Спилга ваша, и вообще тут целый наш отряд, за нами сейчас должен дракон прилететь и отвезти к Кеоте! Да пошли же, я покажу их, если не верите!
- Не переживай так, мы проверим, - усмехнулась дриада. А вот ты пойдешь туда, куда мы тебе скажем. И будешь хамить, - Кларисса достала из-за пояса изогнутый нож и продемонстрировала Урсуле, - язык отрежу! Стой смирно, сейчас еще и глаза тебе завяжу.
«Скорее я тебе, если что, этот нож кое-куда засуну, идиотка», - подумал орк, но вслух предпочёл промолчать.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-06-09 19:35:15)

0

57

***

После Алисы на доклад к принцессе дроу прибыл Крэйг Ун` Шэллах, генерал армии норкейн.
- «Иногда победа развращает, а поражение сплачивает», - процитировала миледи великого полководца. Вас, генерал, сия мудрость касается непосредственно. Слишком легко вы оккупировали земли орков, расслабились, вот и получили неожиданный удар в спину. Ну, и что дальше? Когда ваши шпионы наконец-то выяснят, кто руководил атакой на жриц дроу?  - недовольно спросила Джульен.
- На фронте это уже всем известно, ваше величество. Головорезами клана командовал орк по имени Волк. Та бойня его весьма прославила. Но есть и хорошие новости. Их вождь Кор погиб. Так что победа над орками близка. Некоторые высокие чины из инквизиции даже считают, что цель военной компании достигнута, и пора ее сворачивать, но…
- Кто-нибудь видел труп Кора? – перебила принцесса. Принесите  мне его голову, я бы хотела посмотреть. И этого, второго, как его?
- Волка?
- Да. Хочу, чтобы его доставили ко мне живьем.
- При всем уважении, миледи, все-таки, я подчиняюсь инквизиции.
         -   При всем неуважении, Крэйг, я, все-таки, ваша союзница. Или вы хотите, что бы всех ахэ поубивали? Что вы ломаетесь передо мной всякий раз!
-  Миледи, умоляю, не надо вот так. Иначе я вынужден буду доложить инквизиции о Ваших угрозах.
         -  Валяйте. И знаете, что будет? Я ведь не говорила, что вас убьют дроу. Просто… все  это станет не моим делом. Хочу, воюю, не хочу… понимаете, о чем я?
- Да. Хорошо. Примем все необходимые меры к поимке Волка.
- Ненавижу, когда говорят неконкретно. Какие меры?
- Каждый наш воин получит соответствующее задание.
- Недостаточно. Так не пойдет. Атакуйте форт мечей. Всеми силами. Раздавите их. Я больше не желаю терпеть никаких ударов с тыла.
- Будут большие потери, принцесса, – Крэйг сглотнул слюну. Очень большие.
- А у вас нет выбора, ответила Джульен. Ваша армия на  две трети состоит из дроу.
- К тому же, - продолжал сомневаться Ун` Шэллах, - лаиквенди получат возможность ударить нам в тыл.
- Чушь. Все лаиквенди не покинут Лихолесье.  Мелкие отряды, возможно, но массовой атаки не будет. Вы еще не поняли? – принцесса сверкнула очами. Они ни за что не вылезут из своего леса. И потом, я надеюсь на Беатрис. Она не вернулась?
- Нет.
- Сообщите сразу, как появятся вести от нее. Ступайте.

***

В покоях Джульен неожиданно замерцали огоньки. В воздухе возник вихрь, из которого появилась мерзкая голова йоклол.
- Принцесса, ты должна была вызвать ашира или зинкарлу, - мерзко прошипела демон. Только так ты сумеешь победить форт мечей!
- Черта с два, - скривила губки Джульен. И стать сморщенной старухой, как когда-то мама Бэнр? Не желаю!
- В этой жизни за все надо платить, Джульен.
- Только не мне. Сгинь в свое измерение.
Принцесса щелкнула пальцем и йоклол пропала.
А ведь когда-то высшие матроны трепетали от страха перед этим примитивным демоном, - Джульен звонко расхохоталась. Глупая йоклол. Какая неразумная ревность. Последнее время принцесса настолько угодила Ллос, что та ценила ее даже больше своей служанки.

***

         -   Вождь, мне доложили, что норкейн на нас наступают! – сообщил Волк. Похоже, всей толпой!
         -   Славная будет сеча, - усмехнулся Кор. Прикажи-ка шаманам вызвать титана-бальрога.
-  Но это ведь опасно, вождь? А может, мы сами, без титана? Вдруг шаманы опять не смогут толком им управлять?
         - Сами?  Эх, если бы все было так просто, сынок… Выполнять.  Лучников и троллей-пращников в боевую готовность. Катапульты и баллисты, кстати, тоже. А троллей - разрушителей беречь до конца, а то опять попрут под болты и стрелы. Приказываю этим до последнего находиться внутри крепости. Вступать в бой только внутри крепости. Снаружи никаких рукопашных.  Ясно?
- Да, вождь. Еще разведчики передали, что лаиквенди крушат оставленный  армией норкейн лагерь на севере. Там практически не было охраны. Темные эльфы настолько самоуверенны, что даже не удосужились возвести сторожевые башни. Есть  смысл посылать лесным ведьмам помощь?
-  Вышли несколько лучников… Хотя нет, лучше не так. У нас ведь здесь бойцы этого плененного Лихолесьем вождя, как его там, Галума вроде? Они уже приняли присягу? Вот и хорошо. Выдай им наши нашивки и верни оружие. Отправь туда. Проверим, чего стоят. 

                                                               *** 

Когда Алекс, Глюк, Улюк, и с ними еще несколько орков клана Грок Галум добрались до северного лагеря темных эльфов, лихолесцы уже практически зачистили его от живой силы.
Орочий отряд уничтожил лишь парочку недобитых норкейн, а также с десяток их безоружных рабов.
Злорадно рыкнув, смышленый Алекс достал из походной сумки несколько предусмотрительно захваченных пластин с взрывчаткой.
         В течение последующих нескольких часов, орки методично взрывали здания и сжигали провизию опустошенного лагеря норкейн, особенно старательно уничтожив все  постройки для вызова горгулий и прочих потусторонних тварей.
Бойцы клана Грок Галум, в прошлом, не раз имели дело с норкейн, и были хорошо знакомы с их методами ведения войны. Наверно, только они в тот момент по-настоящему понимали, какой огромной удачей было так легко давшееся  уничтожение лагеря темных эльфов.
Кору  повезло, что послал туда именно их. А может, это Груумш решил посмеяться над Ллос, злорадно потирая лапы.

***

Но  Ллос отступать не собиралась. Она безвозмездно одарила Джульен тремя аширами, превосходными воинами, представлявшими собой некий гибрид темного эльфа и нежити. Чтобы уничтожить одного такого воина, требовался, пожалуй, целый отряд орков-ветеранов или троллей.
Жрицы дроу материализовали их в авангарде своего войска.
- Вождь, титан вызван,  - доложил орочий шаман. Но полностью я за него не ручаюсь. Бальроги созданы Мелькором, которому покланяются эллери ахэ.
- Если вас серьезно слушать, мне впору начать молиться Элберет, - усмехнулся Кор.

***

А к Элберет молилась Кеота. После сражения с демонами Абисса Владычица Лихолесья  выглядела неважно, чувствовала себя еще хуже, теряя  в весе по несколько килограммов ежедневно.
Длительное присутствие зла рядом с Волшебным лесом истощало эльфийскую королеву морально и физически.

***

Ночью норкейн ударили по обороне форта орков всеми силами. Мощно и страшно. При поддержке аширов первые три боевые башни были уничтожены в течение десяти минут.
На головы темных эльфов сыпались бесчисленные стрелы лучников и баллист, камни катапульт, огромные булыжники, выпущенные троллями -  пращниками, и хотя дроу и ахэ умирали сотнями, их место занимали все новые и  новые воины.
Жрицы Ллос то и дело открывали порталы внутри крепости, через которые темные эльфы атаковали орков. Ветераны при поддержке тотемов, шаманов и троллей разрушителей до поры успешно уничтожали вторгшихся, но  и сами тоже несли потери.
Кор и Волк, с оружием в руках, бились наравне с остальными.
Несколько смельчаков, орков-рабочих, попытались восстановить поврежденную боевую башню, и тут же погибли от рук темных эльфов.
При поддержке катапульт титан-бальрог расправился с двумя аширами, но третий все-таки поразил его. Правда, сам ашир тоже пострадал, после чего был уничтожен большой группой троллей-пращников, сосредоточившей на нем свою огневую мощь.
Численность защитников крепости неумолимо сокращалась. Через очередной портал в крепость проникла большая партия некромантов, вдобавок, тут же умножившая свою численность огромным количеством призванной нежити. 
Тролли и ветераны-орки, игнорируя зомби, изрубили некромантов, но уровень магии тех был  столь высок, что нежить продолжала действовать даже после их нейтрализации.
К этому защитники форта оказались морально  не готовы. Погибло немало воинов, прежде чем  шаманы не призвали, наконец, второго бальрога, разметавшего  нежить.
Это последний титан, Кор, - хрипел шаман. Больше ресурсов нет. Третьего мы вызвать не сможем.
Так берегите же его!  - прорычал орочий вождь.
Несколько раз, жрицы-дроу, чтобы вселить ужас врагу, с безопасного расстояния сообща фокусировали свою магию на каком-то конкретном  лучнике, после чего, беднягу пожирали магические пауки.
Орки  в ответ не дрогнули: иногда одна или даже сразу несколько темных эльфиек с большого расстояния получали в голову или грудь огромную стрелу, выпущенную из баллисты.
Бой беспрерывно длился всю ночь. Орки и темные эльфы продолжали гибнуть сотнями. Атака последних стихла только к утру.
Во многом благодаря троллям, титану, катапультам и боевым башням, защитники форта мечей, все-таки, выстояли.
Утром норкейн ушли с линии огня.
Отступили, чтобы перестроиться и зализать раны.

***

Днем пришла военная помощь от Лихолесья, на огромном орле прилетела Эллет.  Впрочем, помощь была в составе только одного человека, лесная эльфийка где-то раздобыла полусумасшедшего некроманта, ненавидящего норкейн.
- Ударьте по ним и вы! - просил ее Кор. Сейчас самое время!
         -  На открытой территории?  - покачала головой Эллет. Здесь темные эльфы нас быстро перебьют.  Такая местность не для нас.
- У вас же есть драконы!
         -  Есть. И они, в свое время, поддержат вас с воздуха. Но это пока всё, чем мы можем помочь.
- Вы бездействуете!
- Лаиквенди убивают норкейн, как только они приближаются к лесу. В этом можете не сомневаться. Держитесь, у вас отличная крепость.  Я верю, что вы выстоите. Если же нет, - Эллет развернула перед Кором карту, и, ткнув в нее пальцем, шепнула, - отступайте, вот сюда.

***

К вечеру Эллет улетела.
А ночью норкейн вновь пошли на штурм крепости орков. Они тоже вызвали своего титана – демона Эррту, который был так огромен, что  заметен с расстояния в несколько километров, но в бой почему-то не вступал.  В атаку же пошли жрицы дроу, которые сменили тактику -   левитировали очень  высоко над крепостью, недосягаемые для стрел, откуда,  охраняемые от тотемов ледяными горгульями,  забрасывали обороняющихся магическими шарами с кислотой.
Пока защитники форта осознали, в чем дело, они потеряли больше сотни орков и даже с десяток троллей. Впрочем, непрерывная левитация и холодный, разреженный воздух поднебесья постепенно ослабили норкейн, после чего тотемы смогли беспрепятственно перебить горгулий и даже уничтожить пару десятков жриц. 
Игнорируя атаку тотемов, остальные темные эльфийки, видимо, уже не в силах левитировать на большой высоте, отчаянно бросились убивать титана орков. Это было их ошибкой.  Бальрог остался невредимым. Когда дровские ведьмы к нему приблизились, он сильно полыхнул в их рой пламенем изо рта, а оставшихся  в живых добил огненным мечом, буквально с трех ударов, задев, правда, и несколько зеленокожих.
Очевидно, магия дроу на бальрогов не действовала.
Порталы в крепости орков все еще продолжали периодически открываться, но уже  значительно реже. Видимо, силы жриц были на исходе.
- Убивайте же их, орки, убейте хоть кого-нибудь! - визжал привезенный Эллет некромант. Я вам не норкейн, чтобы вызывать скелеты из воздуха!  Мне нужны свежие трупы!
И орки убивали. После чего некромант  произносил заклинание, прекращая трупы дроу и ахэ в зомби, тут же атакующие живых норкейн.
- Почему их титан не вступает в бой?    - недоумевал Волк.
- Не знаю! - крикнул в ответ Кор. Они чего-то ждут!

***

Когда сражение снова временно стихло, в воздухе раздался крик дракона. На площади имени Сарумана их приземлилось сразу четыре, с тварей ловко спрыгнули эльфы Спилга, Аксэовейн, Рингероул, Арвен До`Ам, Эллет, Джанлакс, Элизабет, и медленно сползла их больная королева Кеота.
Бальрог обнажил огненный меч, сделав шаг в сторону прибывших.
- Не убивать! – прорычал контролирующий его шаман.
Титан остановился.
- Вон тут у вас чудища какие, а еще драконов просили! - Кеота натужно улыбнулась и неуловимым движением руки исцелила ближайшего к ней раненого. После чего, с гримасой боли, сразу же схватилась за голову.
- Не надо, королева, - попросила ее Эллет. Мы сами.
- Прилетели все-таки, ушастые,  я и не надеялся, - обрадовался Кор. А мы тут и без вас практически всех уже победили.
- Ничего, мы ненадолго, только проверим ваш боевой дух, - усмехнулась Аксэовейн, - и если что, поддержим стрелами в задницу.
- Ах ты, дерзкая малявка! – вождь орков расхохотался. Какая смелая! Сразу видно, среди наших выросла!
- Что приуныли-то, драгоценные орки? –  бодро попыталась поддержать тему Спилга. Или стрелы закончились?
- Тебе легко говорить со свежими силами,  - прорычал кто-то из лучников. А мы тут уже вторые сутки со смертью шепчемся!
- Ну ничего страшного, - усмехнулась лесная эльфийка. Зато скоро я вам покажу, как на самом деле надо стрелять.
- Зачем же ты лично-то прилетела, королева? -  укорил Кор Кеоту. Зря подвергаешь себя риску!
- Без меня вы тут все погибнете, сейчас объясню, - тихо ответила орочьему вождю Кеота, а затем, используя магическую подкачку, громко и для всех произнесла речь:   
-  Зеленокожие! («Хотя уже не очень»,  - отметила  про себя королева эльфов, окинув взглядом  перепачканные кровью и грязью тела орков). Слушайте меня все!
Сейчас ваша крепость подвергнется мощнейшей магической атаке на психику со стороны норкейн. Мы, я и другие эльфы Лихолесья, постараемся отразить ее. Поэтому! Мы теперь для вас, как мать родная, и отец. Если мы погибнем, всем п… плохо, короче, всем будет! Так что охранять и не зевать!
- Солнце,  - обратилась Элизабет к Аксэовейн. Ну а ты знаешь, что делать?
- Да, я все поняла.
- Если там будет хоть одна ведьма 30 уровня, ты погибнешь.
- Знаю.
- Надеюсь, там таких нет.
- И я надеюсь.
- Главное, только не думай. Ни о чем не думай! 
- Хорошо. Я пошла.
- Удачи!  Эй, орки, выпустите ее из крепости!  У нашей Аксэовейн особая миссия!
Кор кивнул своим.
Едва выйдя  за ворота форта мечей и сделав первый шаг по единственной, ведущей к нему дороге, лунная эльфийка вдруг осознала, что ей очень страшно.
Дверь в крепость орков тут же закрылись за ее спиной.
Впереди, ближе, чем в  километре, стояло, казавшееся бесчисленным, войско норкейн и «красовался» огромный демон Абисса.
Но другой дороги не было.
На глазах лунной эльфийки выступили слезы.
Собравшись с духом, Аксэовейн аккуратно произнесла заклинание, которому  научилась  у Элизабет. И тут же исчезла, точнее,  стала невидимой. Для всех. Кроме магов 30-го уровня.

0

58

***

Первый магический удар иллитидов, которых привели норкейн, должен был принудить орков уснуть.  Но Кеота и Рингероул легко  отразили его. Защитники крепости даже ничего не почувствовали.
       Следующий удар магией со стороны псиоников был сильнее. Теперь он носил депрессивное содержание – призывая находившихся в форте мечей к суициду, и убийству друг друга.
       Светлые эльфы вновь отразили атаку, на этот раз с ущербом для себя.
       Из носа и ушей  Кеоты и Рингероул хлынула кровь. Их стошнило. Королева лаиквенди  даже кратковременно потеряла сознание.
- Госпожа! – крикнула Спилга, когда Кеота пришла в себя. Пора!
-   Хорошо. Отдай их ей, - согласилась Владычица Лихолесья.
          Спилга передала Элизабет кристаллы антимагии,
         -    Рингероул, ты готова? – спросила Кеота.
- Мне нужен второй маг, хотя бы силы Арвен До`Ам, - ответила нолдор. Этого, я думаю, хватит.
- Так действуй!
        Рингероул и Арвен стали заряжать Элизабет магией, когда последовал третий ментальный удар псиоников. Он был не менее силен, чем второй. Кеота блокировала его, как смогла, но без Рингероул, лесная эльфийка, в полной мере, не выстояла. Кровь вновь хлынула изо рта и ушей королевы эльфов. Ее снова вырвало.
Теперь, это был удар болью и страхом.
Почти  всех защитников крепости стошнило, у многих начались галлюцинации.
Элизабет вмешалась и вместе с Кеотой принялась блокировать ментальную атаку, даже не дождавшись окончания собственной подзарядки. С десяток орков, все-таки, не выдержали агрессивного излучения иллитидов  и, утратив контроль над собой, одержимые безумием, бросились в пропасть со стен форта.
- Аксочка,   ну   спаси   нас!     Элберет,    помоги      ей!    –   шепотом   
молилась Кеота.
         -   Если не поможет, щупальцеголовые  очень скоро  превратят наши мозги в манную кашу, - мрачно констатировал Джанлакс.

***

Четвертого ментального удара все-таки не последовало. Иллитиды немало удивились, когда их устройство, фокусирующее и усиливающее радиус действия псионических способностей, разлетелось, словно от удара меча.
Собственно, это и был удар меча. Невидимая для норкейн и щупальцеголовых, дьявольское устройство атаковала Аксэовейн.
Иллитиды поняли это слишком поздно. Только когда сами стали умирать один за другим.
Охранявшие  псиоников дроу один за другим бесполезно переключались на инфракрасное зрение. Даже в этом спектре, за гранью сумрака 30 уровня лунная эльфийка оставалась для них невидимой.

***

- Титан!   Их  Титан  атакует! –   закричали     со    стены    крепости
орки – лучники.
Демон Эррту шагал к форту мечей сопровождаемый двумя аширами. Следом за ними приближались полчища темных эльфов.
Над крепостью взлетели драконы, телепатические управляемые Эллет.
- Убивать! - мысленно приказала им Эттелиен.
- Уничтожить демона норкейн!  - прорычал шаман контролируемому бальрогу.  Титан орков взобрался на крепостную стену и спрыгнул оттуда к Эррту.
- Огонь по аширам! – прорычал Волк лучникам, пращникам-троллям и стрелкам из катапульт.
Рингероул, применяя  левитацию, взлетела над крепостью и ударила по темно-эльфийскому демону файерболом.
Небольшой отряд орков выбежал из потайного выхода крепости, вступив в рукопашную с передовыми частями норкейн.  Темных эльфов это не слишком задержало, они  достаточно быстро уничтожили смельчаков. Другой отряд орков и троллей более успешно атаковал норкейн с тыла. Арвен До`Ам и Элизабет, израсходовав последние остатки магии,  совместными усилиями ненадолго сумели открыть портал за спинами полчищ темных эльфов.
Спилга с крепостной стены выпускала в аширов стрелу за стрелой. Уже через пару минут они  были очень похожи на обгоревших ежиков, но все еще продолжали рубить бальрога, который пинал их своими огненными ногами. Наконец, один за другим, аширы упали. Упал и титан темных эльфов, не выдержав, в совокупности, массированной атаки защитников форта, эльфийских драконов и ударов мечом бальрога. Внутри крепости открылись два дровских портала, которые Кеота тут же закрыла, хотя пара жриц Ллос успели выскочить и наброситься на нее. Грозная лихолесская ведьма испепелила дровок заклинанием света.
Ветераны орков тут же обступили Кеоту, защищая от возможности повторной атаки.
Израсходовав собственные стрелы, Спилга перешла на орочьи. Она пристально вглядывалась в темноту, выбирая новую цель.
Но ряды армии темных эльфов остановились и расступились, давая дорогу новому титану, идущему в атаку на крепость орков.
- О, Эру, они вызвали еще одного, - прошептала Спилга. Где дроу берут так много ресурсов?…

***

       И бой продолжился.
       Защитники форта уничтожили и второго Эррту.
        Но прежде чем упасть замертво, темно-эльфийский титан все-таки сумел сразить изрядно покореженного предыдущими боями бальрога. В битве с Эррту пали еще и  два дракона, и хуже всего было то, что, падая, тела гигантов повредили крепостную стену.
Норкейн отчаянно хлынули в крепость, где их ждали огромные дубины троллей,  топоры берсерков, секиры ветеранов, стрелы Спилги,   мечи Арвен До`Ам и скимитары Джанлакса.
Скрежет стали, свист стрел, уханье троллей, орочье улюлюканье и крики боли, слова заклинаний и холод смерти – все смешалось в хаотическом безумии войны.
Управляемые Эллет драконы сожгли немало норкейн, которые не успели проникнуть в крепость. Но совместными усилиями жрицы дроу и ведьмы-ахэ сумели  сбить одного из них.
Блокируя колдовство темно-эльфийских волшебниц  и  некромантов, Кеота и Рингероул покрыли форт мечей полем антимагии.
Бой продолжался еще несколько часов.
С рассветом норкейн все-таки отступили. Впрочем, их оставалось уже  не более восьмидесяти.
Не пощадила смерть и защитников форта.
Из семи тысяч мужчин-орков, оборонявших крепость, выжило чуть  больше сотни. Из четырех драконов, защищавших форт мечей, остался в живых только один.
Болтом дровского арбалета был убит единственный некромант, воевавший на стороне орков.
От рук своих некогда собратьев пала в бою и Арвен До`Ам.
Защищая Спилгу, нелепо погибла Элизабет. Израненная лесная эльфийка горько рыдала над ее трупом.
Перепачканные грязью и кровью орки, наоборот, радостно обнимались и поздравляли друг друга с победой.
Истощенная магическим сражением, Владычица Лихолесья просто лежала без сил. Кор осторожно поднял ее и взял под руки.
Джанлакс куда-то пропал.  Эллет и Рингероул отчаянно искали его, но без успеха.
Высоко в небе парил последний, из числа прилетевших на помощь оркам, дракон Лихолесья. Форт мечей и единственную дорогу к нему устилали тысячи трупов.
       Осторожно обходя мертвые тела, сжимая зубы,  меч и кинжал,  в крепость орков возвращалась невидимка Аксэовейн.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-05-15 22:18:10)

0

59

***

Свист стрел, крики лаиквенди, грохот, жар пламени. Кто-то толкнул орка в спину, тот поскользнулся и свалился в овраг. Кустарник в процессе падения болезненно оцарапал морду.
- Что хоть происходит-то? – недоумевал орк.  Эй,  черти! Развяжите меня!
Наконец, все  стихло.
Урсула продолжал лежать мордой вниз.
Кто-то подошел сзади, разрезал ножом веревку, стягивающую  лапы.
Орк привстал и снял с себя повязку, закрывавшую глаза.
Волшебный лес горел. Повсюду валялись трупы лаиквенди, невдалеке догорали два энта.
Прямо перед орком стояла Мелвиэ Локинг. В руке норкейн держала нож, который до этого он видел у дриады.
- Урсула, - усмехнулась темная эльфийка, - ты ли это, зеленый предатель?  На чьей стороне теперь-то воюешь?
- О, Мэлвиэ!  - с наигранным почтением ответил  орк. Если бы не твой голос, век бы не узнал тебя в этом странном прикиде! Воюю, как обычно, за себя. Это ты, что-ли, их всех убила? Ну и сильна же ты, ведьма!
Кстати, а кого это я, интересно, предал? Да ладно, уж точно, не твоего Джанлакса!
- Джанлакса не знаю, зато Джульен вас обоих объявила вне закона, как изменников. А что, Джанлакс был с тобой? Говори, орк, не томи! – Мелвиэ сделала строгое лицо.
- Да, он был рядом, перед тем, как эти ведьмы пленили меня. Но ты ведь знаешь, что такое дроу? Это не орка поймать!
- Значит, он где-то здесь, - расчувствовалась Мелвиэ.
- Сама-то что здесь делаешь?
- Принесла смерть лесной Владычице.
-Да брось! С  ней тебе точно не справиться! -  орк рассмеялся и огляделся, в поисках палки или камня. В итоге, он поднял здоровенный обломок олешника. 
- Я не сказала, что это я  ее смерть, - Мелвиэ с сомнением посмотрела на орка.
- А ты лучше послушай своего зеленого прихвостня! – с ненавистью зашипела вернувшаяся в сознание раненная дриада. Вы оба сдохнете здесь, создания тьмы!
- Заткнись, тварь! - опасаясь, как бы дриада не ляпнула лишнего, орк от всей души огрел ее дубиной. Вот так!  А то совсем эти светлые распустились – ничего святого! Никакого уважения к дровской ведьме!
- Возможно, кто-то еще из них выжил, их надо добить, - с одобрением предложила  Мелвиэ.  Брось свою дубину и давай лучше поищем нормальное оружие.
Дроу стала первой вылезать из оврага и слишком уж доверчиво для темной повернулась к орку спиной. В тот момент, она думала о друге орка, и своем любимом, о  Джанлаксе. Это стало ее ошибкой.
Мощный удар кулаком по затылку лишил темную эльфийку сознания.
«Хорошая веревочка», - напевал орк, связывая дровской женщине руки. Бывшая повязка  для глаз пошла на кляп, чтобы Мелвиэ не смогла произносить заклинаний.
Но, тем не менее, сильная боль все-таки ударила в мозг зеленокожего.  «Подлый предатель»   - зашептал в голове орка голос    Локинг, неожиданно быстро пришедшей в себя.
После этого Мелвиэ получила от орка еще и с ноги.
- Ну что ты так злишься? Я же тебя не насмерть убил? - оскалился орк, забрав у темной эльфийки нож. Ничего личного, дружище. Просто Кеота предложила мне чуть больше бабла, чем Джульен…

***

Мелвиэ Локинг сама не могла поубивать столько народа, - рассуждал на бегу орк. Тут что-то другое. Возможно, сильный маг или демон.
Урсула бежал по тропе выжженного магией леса. Навстречу не попадалось ни одной живой души. Жизнь в этой части Лихолесья словно вымерла. Впрочем, судя по всему, так оно и было.  Трупы встречались часто. Это были трупы лаиквенди, изуродованные страшными ранами.
Орк вооружился эльфийским луком, и приладил к поясу колчан стрел, которые нашел на одном  из погибших эльфов. Времени на поиски собственного оружия, изъятого патрулем лаиквенди, не было.
Наконец, выжженная  тропа закончилась. Дальше был просто лес. Орк принюхался.
Вскоре, он почувствовал запах женщины-дроу. Терпкий и тошный, словно от сгнившей розы. Запах ведьмы норкейн 30-го уровня.
Орк взял след.

                                                              ***

А Кеота в это время уже сражалась с Беатрис. Истощенная предыдущими магическими схватками, Владычица Лихолесья билась уже из последних сил. Но проигрывала с убийственной неизбежностью.
Кеота отчаянно пела свою магическую песню. О Валиноре. О благословенной земле и Элберет. О превосходстве Света над Тьмой. О победе любви над смертью.
Беатрис отвечала другой мелодией. Темная эльфийка пела об интригах, разврате и о наслаждении ими. О неизбежности смерти всего сущего.  О таинственности и манящей красоте Тьмы.
Беатрис сумела застать Лихолесье врасплох.
Телохранители Кеоты были мертвы. Мгновенно пали Хэйвинг и Адамэльдар.
В ближайшей канаве догорал магическим огнем труп Рингероул. Тлели энты.
Кроме Кеоты, выжила только Эллет, успевшая экранировать атаку. Но Эттелиен лишь беспомощно наблюдала за происходящим, обездвиженная мощным заклинанием фаворитки Джульен.
Сколько соратников и друзей погибло в один миг!
Королева эльфов постепенно теряла над собой контроль, не справляясь с проникающей в нее ненавистью и жаждой мести. Это дополнительно истощало Светлую, а  Беатрис, наоборот, добавляло мощи.
Наконец, Кеота упала без сил.
Беатрис подошла к ней. Лицо королевы эльфов пылало светом Амана.  Даже беспомощная, Владычица Лихолесья была прекрасна.
В своем сердце Беатрис давно хранила черное вожделение. Она специально не убила Эллет. Дроу захотела, чтобы верная слуга Кеоты  понаблюдала  за  унижением и смертью своей королевы.
- Сейчас ты умрешь! - Беатрис издевательски улыбнулась Кеоте и звонко расхохоталась. Но сначала, сделаешь для меня кое-что еще!
И дроу изящно уселась на Кеоту сверху. Королеву Лихолесья охватила сильная похоть и неудержимое желание телесно ласкать Беатрис. Лесная эльфийка понимала, что это магия, но бороться уже просто не оставалось сил.

***

В такой позе их и застал спешивший на помощь  орк.  «Война идет, а они тролль знает, чем занимаются», - зло ухмыльнулся зеленокожий, натягивая тетиву.  Позиция для выстрела была идеальной.
Орк тихо зарычал, предвкушая смерть жертвы, и отпустил тетиву.

                                                                  ***

Экономя магию, Беатрис автоматически сканировала только возможное появление существ Волшебного леса.
Она хорошо ведь знала: несмотря на военный союз, зеленокожих не пускают в Лихолесье.
Ей и в голову не могло прийти, что на помощь к Кеоте прибудет орк.

                                                                 ***

Стрела вошла Беатрис в спину, пробив позвоночник.  Темная эльфийка закричала от боли. Вторая стрела, выпущенная орком, тут же пробила ей шею.
Беатрис свалилась с Кеоты и, уже без сознания, лежала на спине, рядом с королевой эльфов.
Сначала орк хотел подойти к раненой дроу ближе, и эффектно перерезать ей глотку ножом. Иногда раньше он поступал так, в боях с эльфами.
Но сейчас, в последний момент, Урсула испугался.
Все-таки, эта норкейн была ведьмой тридцатого уровня.
Подойдя чуть ближе, орк тщательно прицелился  и выстрелил в дроу третий раз. Стрела вошла Беатрис прямо в глаз и повредила ей мозг. Жрица дроу скончалась на месте.
- Зеленый, о Эру, да хватит уже, ты убил ее! – Кеота попыталась улыбнуться орку, но моральных сил не хватало и на улыбку.  Прекращай глумиться! Ты уничтожил эту мразь!
-  А где Тазар, Спилга и все остальные?
-  Спилга и Аксэовейн в порядке, но они ушли хоронить Арвен До`Ам и Элизабет. К сожалению, темные погибли, их убили норкейн.
Тазар, насколько я знаю с их слов, после того, как ты вдруг исчез, отказался лететь в Лихолесье. Я даже не представляю, где он сейчас может быть.
Если честно, до самого конца я не слишком вам доверяла, - Лихолесская ведьма немного смущенно опустила глаза, -  моя Лилиет даже вызвалась проследить за твоим другом, но пока вестей от нее никаких.
Джанлакс тоже пропал, без вести, во время боя, когда темные эльфы штурмовали крепость орков. Я и сама была там.
- И кто победил? - поинтересовался Урсула.
- Крепость выстояла, - мрачно ответила Кеота. Но  с обеих сторон погибли тысячи.
- Ясно. А с ней что? – орк деловито кивнул в сторону замороженной Эллет.
- Сейчас я не смогу ее расколдовать. Просто нет сил. Но сделать это необходимо как можно быстрее. Поэтому, прошу тебя, унеси меня сейчас же из этого ужасного места к моим сестрам. Обещаю, я щедро вознагражу тебя.
Кеота понятия не имела, как она наградит орка. Просто, ей надо было выжить и спасти Эллет. И так многие из ее соратников погибли. Да и Урсула не спросил о награде. Еще в детстве, его учили, что если эльфийская королева собирается наградить тебя, то лучше самому не называть сумму, потому что в этом случае награда может быть куда большей.
Орк без вопросов взвалил Кеоту на плечо и понес. Эльфийка была легкой. Физиология эльфов такова, что, как правило, их тела вдвое легче человеческих.  А истощенная Владычица Лихолесья весила и того меньше.
Урсула без проблем донес Кеоту до ближайшего лихолесского патруля, который уже получил информацию о магической атаке Беатрис и спешил королеве на помощь. Эльфы сложили потом подробную песню о спасении своей королевы, согласно которой Урсула очень долго и с приключениями нес Кеоту. Но это неправда.
Узнав из уст своей госпожи подробности ее спасения, обычно бесстрастные и пафосные  эльфийки едва не расцеловали орка от счастья.
На всякий случай, Урсула сообщил лихолесцам о местонахождении связанной Мелвиэ, не без иронии предупредив Кеоту, что темная эльфийка является возлюбленной Джанлакса и поэтому, желательно брать ее живьем.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-05-19 06:14:48)

0

60

***

Придя в себя, пластичная и гибкая телом Мелвиэ изогнулась, зажала ткань кляпа между своих коленей и сумела-таки вытащить его изо рта. Темная эльфийка огляделась. Рядом умирала израненная дриада, которую орк, к тому же, приложил еще и дубиной.
Беатрис мертва, Локинг  почувствовала это, а дорогу обратно без фаворитки ей, пожалуй,  не найти.
Пора было зарабатывать милость лихолесцев.
И Локинг исцелила дриаду. Не в полной мере, конечно, она не была настолько сильна в магии лечения. Но, по крайней мере, жизнь дриады была в безопасности. Волшебный лес не воспрепятствовал целебному волшебству.
- Развяжи мне руки, - приказала подлеченной дриаде Мелвиэ.
- Патрульные   развяжут,        если          захотят,       -    огрызнулась среброглазая.
- У тебя совесть есть? Я тебе сейчас жизнь спасла!
- А у тебя? Посмотри вокруг – все они мертвы.
- Это война.
- Не мы ее начали.
Локинг замолчала. Странные эти светлые. Если бы в аналогичной ситуации она излечила такого же уровня орка или дроу, тот наверняка бы ее развязал, если не из благодарности, то хотя бы просто из страха.
Расстроившись, Мелвиэ почти рефлекторно попыталась сделать дриаде больно, при помощи своего волшебства, но тут уже ничего не вышло. Черная магия в Волшебном лесу больше не работала. Владычица Лихолесья крепла и набиралась сил.
В ответ на заклинание Локинг, дриада только рассмеялась.
Отчаянно считая себя дважды обманутой, Урсулой и дриадой, темная эльфийка  вдруг вспомнила о своем возлюбленном – дровском наемнике Джанлаксе. Она громко запела древнюю эльфийскую песню любви и страсти, так Мелвиэ призывала  своего возлюбленного.
И темный наемник услышал ее, заголосил в ответ. Покинув в разгар боя с норкейн крепость орков, среди тысяч трупов Джанлакс искал Локинг, но так и не нашел.
И вот теперь, таинственный голос Мелвиэ неотвратимо манил его.
Надо отдать должное Джанлаксу. Опытный воин, даже не прекращая пение, сумел обвести вокруг пальца с десяток патрульных лаиквенди. Но, в конечном итоге, его все-таки задержали.
Другой патруль лесных эльфов доставил к Кеоте и саму Мелвиэ Локинг.
- Отпусти нас, - просил Джанлакс эльфийскую королеву. Я вместе с ней уйду в Нед-Чесат, город наземных дроу. Пусть это будет моей наградой.
- Из-за твоей возлюбленной погибли многие лесные эльфы, - нахмурилась Владычица Лихолесья, но тут же смягчилась. Что ж,  я всегда оставалась милосердной…  А ты что скажешь, зеленый? – шутливо толкнула Кеота Урсулу, дремавшего от нее по правую руку.
- Неоднозначный персонаж, -  орк серьезно почесался. Если б Мелвиэ не спасла Джанлакса в свое время, я бы тут не сидел. Но дроу мстительны, - зеленокожий смешно плюнул себе в лапу. Так что сама смотри.
- Я не буду мстить, клянусь, - заверила Мелвиэ. В подземье нам больше делать нечего. Мы пойдем в Нед-Чесат.
-  Решено! - торжественно произнесла Кеота. Да будет так! Идите же, с миром.

***

        Урсула часто вспоминал потом, что это была самая счастливая ночь в его жизни. Точнее, вторая ее половина.
Первую половину ночи эльфы пели песни скорби по павшим воинам. Зато потом началось бурное празднование победы.
Отбросив расовые предрассудки,  лаиквенди окружили орка любовью и заботой. Вылечили все его раны и болезни. С почтением называли «великим воином». Пели песни, танцевали и прыгали вместе с ним через костер, который, впрочем, был сугубо магическим. В Лихолесье эльфы не сжигали деревьев.
Не будь орк столь чужероден эльфийкам по плоти, наверняка досталось бы ему любви и нежности физической.
Впрочем, и без того, Урсула пребывал в восхищении. Столько любви и внимания орку в жизни еще не выпадало. К утру зеленокожий и сам уже не мог понять, почему это он раньше  ненавидел прекрасных эльфок и даже убивал их.
            На рассвете орка навестила Кеота.
          - Ты убил мою дриаду, мерзавец, - констатировала она, совершенно беззлобно.
           Услышав такую весть, Урсула едва не зарыдал от раскаяния. Ему почему-то стало вдруг очень жаль ту несчастную дриаду.
- А что мне было еще делать!? - попытался оправдаться орк. Ждать, пока сребровласая в присутствии ведьмы норкейн обвинит меня в предательстве Лихолесья?!
         - Да ладно, успокойся, - подмигнула Кеота. Испугался? Жива она. Ничего не хочешь ей сказать?
         Кларисса вышла из-за деревьев и укоризненно посмотрела на орка.
          - Прости, дриада, - радостно произнес Урсула. Вот твой нож.
         -    Прощаю, ну что с тобой теперь сделаешь! – зеленокожий впервые увидел, как Кларисса смеется. И вот твой меч, сюрикены и походная сумка.
После того, как орк и дриада от души вместе нахлебались здравура. Урсула уснул у нее на коленях, а Кларисса, без отвращения, поцеловала его.
Вождь клана Грок Галум проспал до самого вечера. Уже ночью, никому ничего не сказав, он покинул Лихолесье, и отправился на поиски своего друга Тазара.

***

С отрядом воинов-орков Волк покинул форт мечей, собираясь одним могучим ударом истребить последних норкейн. Но это было ошибкой. Без поддержки боевых башен и катапульт зеленокожие попали впросак, не уничтожив даже и половины норкейн. Темные эльфы разбили орков за счет призванной некромантами нежити и преимущества в магии.
Кор всё это видел, отчаянно и бессильно кусая локти в своей крепости. Он винил и  себя, ведь это он дал согласие на контратаку. Почему-то вождь орков поверил, что Волк победит. А теперь, Кор остался в форте мечей с одними троллями. Почти. Среди орков, в крепости оставались только женщины и дети, да те воины, что управляли катапультами и боевыми башнями.
Лишь двумя днями позднее, собрав воедино все свои партизанские отряды, вождь клана уничтожил наконец темно-эльфийских недобитков. Последний бой произошел у разрушенного лагеря норкейн на севере, который выжившие темные эльфы отчаянно пытались восстановить. Их генерал Крейг Ун` Шэллах храбро сражался до самого  конца, но был убит орочьей стрелой в глаз. Правда, дроу погибли не все. Некоторые из них, не рассчитывая больше на милость Джульен, бежали в Нед-Чесат, где нашли приют, подобно Джанлаксу и Мелвиэ.
С десяток же других тем временем волокли во второй Мензоберранзан плененного Волка, надеясь хотя бы этим успехом снискать себе милость за случившееся поражение.

***

Три года Волк провел в застенках Мензоберранзана-II. За это время он прошел муки ада, став игрушкой для садистских забав принцессы дроу. Почти каждый день Джульен лично истязала, пытала и калечила орка, затем исцеляла и пытала вновь.
Под оргастические стоны и страстные вздохи принцессы, на глазах Волка, были казнены сотни орков – рабов второго Мензоберранзана, в том числе, женщин и детей. Джульен доставляло особое удовольствие делать это именно в присутствии ее нового пленника. Каждый день принцесса придумывала что-нибудь новенькое, но так и не решалась умертвить Волка.  Умей она оживлять мертвых, Джульен бы каждый день убивала и вновь воскрешала его. Но этого миледи не умела, а ей хотелось, чтобы её наслаждение пытками столь насолившего ей орка не кончалось. Волк стойко переносил боль, и это еще больше распаляло Джульен, которой нравилось ломать его волю.
Ее новая фаворитка, Алиса До` Урдон, принимала активное участие в пытках и оргиях.
Но не только.
Алиса набирала силу, со временем уничтожив первый и третий дома подземного города. Три остальных правящих дома добровольно отказались от пальмы первенства в ее пользу, якобы, из простого уважения к фаворитке принцессы.
Джульен только забавлялась тем, как лихо До` Урдон расправляется со своими конкурентками, но не слишком опасалась ее лично. Все-таки, Алиса была значительно слабее принцессы. И, кроме того, миледи расслабляла невольно испытываемая к фаворитке симпатия, ведь после трагической смерти ее Беатрис, сексапильная Алиса была, пожалуй, наилучшей напарницей для оргий и пыток. Вместе с ней принцесса дроу испытала немало оргазмов, на фоне казней и мучений своих жертв.
Когда Алиса в очередной раз пришла с конвоем в личную темницу принцессы, где содержали Волка, орк не удивился.   Она и раньше не раз доставляла его к Джульен, для очередных издевательств и пыток.
Однако, в этот раз фаворитка неожиданно оставила охрану за дверью.
Орк даже начал прикидывать, не свернуть ли ей шею.
- Не стоит даже пытаться, - мягко и с улыбкой произнесла Алиса, прочитав его мысли. В конце концов, я же подчиняюсь миледи. Первопричина твоих страданий она, а не я.
- Будь я в силах, всех бы вас тут поубивал, - огрызнулся Волк.
- О,  я и не сомневаюсь  в  твоей  ко  мне ненависти. У   меня  есть  к
тебе чисто деловое предложение. От которого, ты, думаю, не откажешься.
- ???
- Убей Джульен!
- Но как?!
         -   Я помогу тебе. Но с условием, что потом ты позволишь мне убить себя. Дай слово, что позволишь! Либо другие сделают это гораздо больнее!
         -  Дерьмовое предложение. Сука ты, такая же, как и она, а может, даже и хуже.
         -   Зато ты отомстишь, несчастный дурак! Я ведь тоже рискую, и многим, а тебе терять, по сути, нечего.
- Ну хорошо. Я согласен.
         -  Вот и отлично, - Алиса сунула что-то тяжелое под правую лапу орка.  Чувствуешь? Это твой боевой топор. Да, да, не поверишь, но я раздобыла его! Хотя топор теперь стал  невидим, не сомневайся, что это именно он и есть. За соответствующее заклинание я заплатила магам почти половину своего состояния.
Но к Джульен нам с тобой с топором, пусть даже невидимым, не попасть. Зато ты сможешь призвать его видимый аватар, правда, всего на пару минут, произнеся какой-то обычный боевой клич орка, давай, допустим, кхм:  «лок тар огар», думаю,  этот сойдет, - Алиса забрала топор обратно. Но только один раз ты сможешь призвать его. Ты меня понял?
- А что, ты неплохо все спланировала, ведьма, - орк очень зло усмехнулся. И как давно эта идейка пришла в твою хлипкую головку?
- Когда поняла, что Джульен вовсе не собирается убивать тебя, а будет пытать веками. Но сегодня мы вместе положим этому конец. Потом ты просто уснешь и все. Боли не будет. Ну что, по рукам?
-   Я же сказал, что согласен.
         -  Только не думай об этом! Ты, я смотрю,  вроде ведь не совсем дурак? Вообще не думай, понимаешь? Слишком многие здесь умеют читать мысли.
- Понятно.
Поднимаясь по тюремной лестнице, орк заметил, что охрана сменилась. За три года неволи он в конечном итоге научился различать дровские лица.  Ему даже почудилось, что некоторые из воинов, которые пришли с Алисой, понесли  куда-то чьи-то тела, но после того, как Волк тряхнул головой, видение словно исчезло.
«Чертовы дроу», - неоднократно повторял про себя по пути орк, тренируясь разыгрывать образ полусумасшедшего, - «опять будут мучить меня!»


***

Ну почему же только мучить? - Джульен задумчиво отошла от окна и внешне мило улыбнулась орку. Во всем следует искать свои плюсы, мой юный друг. Разве тебе не интересно наблюдать за удовольствием столь милых и прекрасных дам, как я и Алиса?
- Удовольствие, которое вы получаете от страданий орков? – оскалился Волк. Нет, не интересно.
- Ну, если так, может быть, тебе стоит умолять меня о смерти? Правда, тебе придется постараться, и обещаю, это будет очень мучительная смерть, другой ты, уж извини,  не заслуживаешь.
«Ненавижу, ненавижу, ненавижу», - мысленно повторял про себя орк. И тем не внушал Джульен никаких подозрений, ибо это соответствовало действительности.
Бессильная ненависть зеленокожего возбудила принцессу. Желая в очередной раз поиздеваться над орком, Джульен придала своему лицу циничное выражение,  улеглась на своем ложе, и широко раскинув в стороны ноги, так, что бы орк мог хорошо видеть, что находится между ними, щелкнула пальцами.
Слуга, мужчина дроу, тут же принялся облизывать прелести между  ног миледи.
Вторя своей принцессе, Алиса обняла одного из темных эльфов, и, словно балерина, высоко подняла ногу, на уровень своей головы. Другой мужчина дроу тут же пристроил ее ногу на своем плече, чтобы фаворитка, не дай Ллос,  не устала,  и стал лобызать голень женщины, а третий, действуя по аналогии с кавалером Джульен,  припал языком к лону любви Алисы.
Стража ввела в помещение для оргий орчонка лет трех или четырех. По приказу принцессы, воины дроу, на глазах Волка, отрубили малышу скимитарами обе ручонки, точнее лапки. Алиса и Джульен отреагировали на отсечение конечностей  ребенка восторженными визгами. Затем, Джульен, бесцеремонно оттолкнув от себя лижущего ее самца, подошла к орчонку, и  вырезала ножом язык у беззащитного мальчика.
Кровь орчонка брызнула, в том числе, и на Волка. Не в силах больше стоять, мальчик упал.
А ну встать! Встань!  – приказала Джульен, с недовольством пнув ногой одну из отсеченных лапок маленького орка, валявшихся на полу. И смотри на меня, иблит!
Воины дроу подняли еле живого и перепуганного орчонка за обрубки лап и поставили на колени перед принцессой.
Джульен произнесла какое-то заклинание, отчего уже истекший кровью нежный язык малыша в ее руке стал сам по себе извиваться и вибрировать. Бросив уничтожающий взгляд в сторону обоих орков, миледи торжествующе погрузила в себя импровизированную магическую игрушку. Лизавший же до того прелести принцессы самец теперь лишь  осторожно целовал ей ноги.  С размаху ударив мужчину ладонью по щеке, Джульен жестом дала понять, чтобы он  продолжал делать, как раньше.
Слуга тут же принялся послушно ласкать бутон плоти между ног миледи.
От нахлынувшей на нее волны дикого удовольствия, принцесса темных эльфов завизжала и развратно расхохоталась.
А Волк в это время почувствовал, что кто-то из дровской охраны незаметно освободил его правую лапу.  Орк понял, что пора.
- Лок тар огар! – изо всех сил выкрикнул он.
         -  Заткните ему пасть, да побольнее, он мешает мне! - недовольно фыркнула принцесса, восприняв окрик  Волка просто как реакцию на мучения ребенка. Тут же, один из темных эльфов, как показалось орку, намеренно слабо, ударил его кинжалом в живот. На всякий случай, орк застонал, словно от боли, хотя таковой и не почувствовал.

***

Призванный топор возник в лапе зеленокожего не сразу, а только спустя пару минут.  Впрочем, ради своей мести Волк готов был бы  ждать и больше.
Уже в следующий миг топор орка уже летел в направлении головы миледи. Напрасно Джульен закрыла от удовольствия глаза, не видя этого.
Зеленокожий не промахнулся. Бросок истощенного неволей Волка был не слишком мощным для орка, но его силы хватило, чтобы убить хрупкую дроу. Ирония заключалась в том, что принцесса  и ее фаворитка  Алиса как раз в этот момент одновременно достигли оргазма.
Впрочем, оргазм Алисы только усилился при виде окровавленных мозгов миледи. Охрана тут же повалила Волка на пол.
         -  Мерзкий убийца! - взвизгнула   фаворитка,  и, быстро подскочив  к   орку, приложила ступню своей ноги к его лбу. Так сдохни же, иблит, усни вечным сном! Sprint death! – До` Урдон произнесла заклинание, именуемое «быстрой смертью».
И Волк умер. К чести Алисы, как она и обещала, ему было не больно.
Из тайного уважения к храбрости орка, или для того, чтобы лишний раз подчеркнуть «непричастность» к убийству Джульен, а может,  просто, убрать очевидца чуждой расы, До`Урдон, с наигранным гневом, выхватила скимитар у ближайшего к ней воина дроу и одним ударом отсекла голову замученному орчонку, прервав и его страдания.
Дело было сделано. Живых свидетелей - орков возле ложа принцессы не оставалось. А главное, что сама миледи тоже была мертвее мертвых.
Следующим утром, сообщив на  городском совете о трагическом убийстве Джульен, и, конечно же, о справедливом возмездии, немедленно настигшем убийцу, Алиса До`Урдон объявила, что теперь принцессой темных эльфов стала она. Оспорить притязания фаворитки на трон своей бывшей госпожи никто не посмел.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-06-09 19:38:57)

0


Вы здесь » Тропа Эльфов » Наше творчество и фото » Темное небо (история о нас).


Создать форум