Тропа Эльфов

Объявление

~

 

~ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ТРОПУ ЭЛЬФОВ!!!! ~

 

~УВАЖАЕМЫЕ ГОСТИ, РЕГИСТРИРУЙТЕСЬ И УВИДИТЕ ВСЕ РАЗДЕЛЫ И ТЕМЫ ФОРУМА! МЫ РАДЫ ВСЕМ!!!!~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тропа Эльфов » Наше творчество и фото » Темное небо (история о нас).


Темное небо (история о нас).

Сообщений 1 страница 30 из 71

1

Авторов нас пока двое. Кемендил и Урсула Грок Галум.
Первые 4 поста Кемендила, остальные мои. Думаю, и так бы поняли  :D ))
Для обсуждения мной создана отдельная тема :insane:
Предупреждаю, в повествовании попадаюца нездоровые эрот. фантазии и сцены насилия %-)

Отредактировано Урсула Грок Галум (2008-04-18 23:48:50)

0

2

***

Огненный шквал, пронёсшийся над землёй, уничтожил практически всё...
Смерть и разрушение.
Тела не лежали на улицах городов - они испарились. Многие не выжили в том ядерном пожаре, многие погибли от его последствий, растянутых на месяцы и годы. Чёрное небо висело над сожжёной землёй, подобно покрывалу, оно давило... Земля сморщилась, как обгоревшая головня из старого костра. Больше нет жизни...
Ни осталось ничего из того старого мира. Ни лесов, ни полей, ни городов. Ни людей...
Атака была столь стремительной... Никто не успел ответить. Никто не успел поднять оружие. Никто не предусмотрел возможных последствий.
Немногие выжившие - экипажи слежения, летающие на своих огромных машинах, которые садятся на землю только раз в месяц. Вид сверху напоминал гигантский пожар, длившийся не одну неделю. Теперь, когда после нескольких дней чёрных осадков небо очистилось, стало ясно, что ещё много лет оно не будет голубым. Миллиарды тонн пепла, поднятые в воздух сделали цвет неба серо - голубым. Солнце красным шаром медленно ползло по нему, не грея, да и не светя, в сущности. На него можно было смотреть, лишь прищурившись. Внизу, на земле - пепел и прах. На земле больше нет ни одного дерева.
Плач неба... Кто видел - содрогнулся от ужаса. С неба лились потоки серой и чёрной жидкости, расползавшиеся но пеплу и праху, как змеи. В небо устремилось множество чёрных столбов - месторождения, разрабатываемые прежде, вспыхнули и никто не гасил этот огонь. Три дня и три ночи небо плакало своими серыми слезами.
После пришли великие холода... За месяц температура у поверхности упала ниже самых холодных зим. Зима без снега. Серый лёд, тонким слоем покрывший всё вокруг... Солнце, которое не даёт тепла... Отсутствие всякой жизни...
Земля превратилась в мёртвую пустыню.
Север. Чёрные ледяные пустыни. Серый снег лишь едва покрывает лёд, его сдувают ветры, образуя дюны. Дюны серого снега на чёрном льду…
Полгода на небе не видно красного солнечного шара. Остальные полгода он катится по линии горизонта, светя, но не грея. Его лучи не в состоянии подарить хоть какое – то тепло этому холодному и мёртвому миру. Звёзды здесь видны гораздо ярче, чем в других широтах, но и на этом небе они видны небольшими тусклыми точками.
В одно из таких времён и возник Древний.
Что есть он? Он – дикий зверь и он разумен. Он бесконечен, как само время и он исчезнет вместе с этой землёй. Он огромен, как пики гор Юга, что прежде разделяли две великих страны, ставшие одной целой и он столь мал, сколь мала звезда на небе.
Древний встал на свои ноги и оглядел землю, пробудившую его к жизни. Жизнь в этом мире, разрываемом ледяными ветрами и расколотым на части ужасающей силы холодом – это вечное нахождение на одном месте и вечное скитание по его пределам. Полгода нахождения в абсолютном мраке и полгода – на тусклом красном свету солнца.
Память. Вот, что не давало ему покоя уже много времени, проведённого здесь. 20 тысяч лет… Чёрный крылатый бог, насмерть схватившийся с десятком других. У него окровавленное лицо и глаза. Две кровоточащие ямы, которые видят всё. Крылья тяжёлым плащом легли на его плечи, прижимая к земле. Это было не менее, чем 20 тысяч лет назад.
Его пробудила память этой земли. Теперь он стал её защитником и хранителем.

0

3

***
Горы.
… Южнее на много миль с древних времён стояла горная цепь, вонзившая в небо свои пики. Некогда здесь жил великий народ. Возможно, и сейчас его остатки обитают где – то под ними. До самого горизонта протянулись цепи отдельных вершин и хребты, вздыбившиеся над землёй, изгнанные из её недр. И прежде ветер и вода не смогли разрушить их, не смогут они это сделать и сейчас. Ни травинки, ни малого деревца не было на этих мёртвых камнях.
Горы дрогнули. Столб чёрного дыма мгновенно вырвался из недр земли, вытягиваясь вверх и расходясь в стороны. Огромное облако пепла медленно поднималось всё выше, заслоняя солнце. Из земли вырвался огонь. Лава разливалась вокруг, образовывая сам конус, который медленно застывал. Потоки лавы медленно и вязко ползли с него куда – то вниз, в долину, лежащую посреди четырёх пиков. Их опережали потоки чёрной грязи от растаявших льдов. Когда потоки воды и огня пересекались, в небо вырывались столбы белого пара.
И он восстал. Он подобен неостывшей лавовой бомбе. Его кожа – камень, он тяжёл и велик, как гора, породившая его, его тело шершавое и бугристое, как источенный ветром камень. Он остывал и снова раскалялся. Он жил, он дышал этим отравленным воздухом и набирался сил. Он силён, как лавовый поток, подминающий под себя землю, камни, лёд и снег. Его лицо выражало всегда лишь одно чувство – глубокую скорбь. Он не имел глаз, вместо их он был рождён с двумя пустыми ямами, в которых горели язычки пламени, породившего его, и текли капли горячей лавы. И он был Карающим.
И он также вспомнил всё. Внезапно, как срывается горный обвал, память нахлынула на него. Двадцать тысяч лет…
Время остановилось. Оно вмёрзло в эти камни и глыбы льда, стоящие неприступной стеной, отгородившие землю от моря. Серо – зелёные волны тяжело били по камням, брызги мгновенно застывали, образуя корку белого льда на чёрных камнях. Сверкание ледяных кристаллов в тусклом свете солнца, розовые блики на них, светлые тени и обжигающий холод. Ничто не изменилось спустя многие годы после того времени, когда здесь жили люди. Ледяной ветер несколько раз в году обрушивал на эту землю страшной силы ураган ледяных ветров севера.
В этот раз небо потемнело внезапно. Ветер мгновенно усилился. Застывшие мелкие кристаллики льда и снег закружились, гонимые вихрем. Удары ветра усиливались. Ледяные глыбы стояли, подобно стражам, ветер медленно протачивал в них сеть извилистых лабиринтов. Вечный холод.
Солнце недолго висит над землёй. Закат и восход длятся лишь миг истории.
Одна из глыб внезапно развалилась. В ледяном смерче закружилось что – то чёрное.
Время застыло. Ураган стих. Смерч рассыпался.
Бессмертный,  существовавший с рождения времён,  вышел из него. Он был всегда. Он видел всё. Он помнил всё. Он знал всё.
Ветер снова задул с прежней силой, закручивая ледяные смерчи. Бессмертный вознёсся над землёй в небо. Там, выше глаза урагана он летел в небе, держа свой путь к некой точке, которую знал лишь он. Там, посреди чёрных ледяных пустынь встретит он тех, кого должен встретить.
Скорбь и память. Чёрный северный лёд. Ночь, длящаяся полгода…
Тусклый свет луны едва пробивался сквозь пелену пепельных облаков неба севера. Где – то здесь когда – то были земли Чёрного бога, того самого. Как было его имя? Память этой земли, создавшая его, не могла подсказать ему имя. Звёзды стояли тусклыми точками и лишь одна из них светила, как и прежде до того. Древний стоял, опёршись о скалу, молча смотрел в чёрное небо.
Вспышка… Ещё одна… Ещё одна… Что – то большое двигалось со стороны южных гор. Оно светилось и свет не резал глаза.
Карающий шёл по землям севера и слёзы капали на чёрный лёд. Столбики пара поднимались со льда, светясь в тусклых лунных лучах. Вот это место, он нашёл его! Память окончательно вернулась к нему. Память…
Он вонзил свои горячие руки в лёд, выплавляя из него глыбы размером с крупный валун, ставя их друг на друга. Они мгновенно сковывались холодом. Чёрный и серый лёд.
Древний уже стоял рядом. Голос его был тяжек, как время и низок, как гул земных пластов, падающих в недра.
- Так кто же ты, порождение южных земель, создание южного тепла? Что привело тебя в мои земли?
Карающий молча посмотрел на него своими пустыми глазницами. Огненные слёзы текли их них.
- Вспомни… Ты есть Время. Ты был и ты есть…
Память ожгла Древнего. О, это было подобно прикосновению лавового потока и льда - память проснулась в нём.
- Чёрный бог, хранивший эти земли много тысяч лет назад ныне мёртв. Земля создала нас, не желая быть гниющим трупом. Время Весны не пришло, но оно придёт уже скоро. Я есть Первый, ты есть Второй. Где же Третий?
- Третий объединяет.
Бессмертный, бывший всегда, уже стоял возле них. Его призрачная фигура была подобна тени, она поглощала тусклый свет луны, падающий на неё.
- Я есть Третий. Первый – Время, Второй – Огонь, Третий – Холод. Мы все в сборе и время пришло.
- Севернее на много миль лежит замёрзшее море. Воды его никогда не ревели, подобно движущемуся леднику, поднятые штормом. Там есть место, - начал Древний.
- Там есть место для создания новой земли. Мы поднимем из глубин северного моря землю. Она будет новым домом для тех, кто ещё жив, - Карающий продолжил.
- Кто жив и чьи души жаждут жизни. Мы поднимем землю и имя ей будет Северная Бездна, потому как восстанет она из бездны, - завершил Бессмертный.
- Я создам скалы, - сказал Карающий.
- Я создам ветер, - сказал Древний.
- Я создам воду, - сказал Бессмертный.
- Мы создадим жизнь!

0

4

***                                                             
Ледяной монолит стоял на месте их встречи. Вечный памятник прошлому, новый знак надежды на будущее.
И поднялась из глубин моря новая земля.
Льды северного моря треснули и вздыбились к небу, подобно горам. Вода хлынула из трещин во льдах, заливая всё вокруг и мгновенно замерзая, намертво сковывая поднятые пласты льдов. И встала Стена.
Велика была та Стена. Она была выше самых высоких холмов прежних времён и шире самых широких каньонов, пропиленных водой в горах. Белой ледяной громадой встала она, охраняя новую землю от жгучего холода ветров севера. За стеной синими водами разлилось море. Его волны, подобно колоколу били в камни, восставшие со дна моря.
Земля встала из черных глубин северного моря, возвышаясь над их водами ровно в рост Стены. В центре её поднялся горный массив, его вершины медленно покрылись белой коркой чистого льда и снега. Во все стороны от него растеклись реки талой воды, часть которой была захвачена новой землёй, когда та поднималась из моря. Ниже гор стояли высокие скалы и холмы. Вода быстро пробивала себе проходы в них, образуя сеть ущелий.
Тепло земных глубин прогревало новую землю снизу. Пепел и пыль были убраны с неба, и солнце снова сверкнуло своими лучами, даря земле тепло и свет.
Новая земля была поднята. После поднятия её, Карающий поселился в горах, поближе к теплу земли, Бессмертный встал у южных границ Стены, а Древний – у северных.
Текли реки, светило солнце, день и ночь сменяли друг друга. Тепло солнца и тепло земных глубин растопило снега и льды, но никто не обитал на серых землях.
Солнце погрузилось в воды моря, окрашивая его в красный цвет. Тёмное небо, тонкая жёлтая полоса между ним и красными водами. Заходящее солнце подобно глазу древнего бога, жившего когда – то.
Карающий.
Красные раскалённые слёзы струятся из глаз, с шипением падая в воды моря. Мерные удары прибоя о камни, шелест волн и прибрежную гальку. Сегодня звёзды зажглись слишком рано. Небо стало тёмно – багрового цвета, как загустевшая кровь на камнях, солнце рухнуло за горизонт. Наступала тьма.
Парус.
Там, среди водной глади, был виден парус.
Карающий увидел парус сразу. Последний луч скользнул по нему и исчез за горизонтом. Голос за спиной заставил его медленно повернуться.
- Они идут. Я один не справлюсь. О, незнакомец, окажи помощь нашему народу!
Карающий увидел фигуру, закутанную в плащ неясного цвета. Рука, протянутая к нему, напоминала металлическую отливку, она поблескивала даже здесь, мелкие искорки огня сверкали на ней. Карающий медленно встал.
- Что? Куда же надо идти?
Ему казалось, он уже где – то видел этого незнакомца. Рука указывала в направлении паруса.
Карающий молча вошёл в воду. Он с лёгкостью преодолел прибой, который разбивался об его тело, брызги застывали соляной коркой на его горячей коже. Фигура на берегу медленно села на прибрежные камни. Голову фигуры покрывали волосы, но сейчас они застыли, подобно сплетённым корням деревьев. Они также вспыхивали мелкими искрами огня.
Парус оказался небольшим плотом, на котором сидели и лежали какие – то фигурки, рассыпавшиеся по его доскам. Карающий присмотрелся. Он медленно взял плот в руки и осторожно понёс к берегу. Прибой как будто с цепи сорвался. Он бил с силой и невиданной прежде яростью в берег, унося с собой прибрежную гальку и песок, и снова выбрасывал их на берег. Волны в море стали заметно выше и сильнее. В воде что – то сверкнуло. Что – то огромное и светящееся поднялось из глубин моря. Но этот свет пугал и отталкивал от себя.
Огромные волны ринулись вперёд.
Карающий уже поставил плот с существами на берег, подальше от моря.
- Верни! Верни мне то, что я должен взять! Земля эта проклята…
Карающий слышал низкий голос вод. Он давил и угнетал. Он прижимал к земле и высасывал жизнь.
В его руках уже находился лавовый камень, посланный ему землёй, породившей его. Движимый инстинктом, он метнул его в сгусток светящейся воды. Волны ударили, но не землю, а его. Карающий пошатнулся, но устоял. Второй камень, больше первого упал в воду точно возле того сгустка светящейся воды.
Раздался рёв, перешедший в вой.  Так воет ветер, когда в море идёт страшный шторм. Столб воды ударил Карающего, подобно горе и выбросил его на берег. После чего свет исчез.

0

5

***
Первое утро на новой земле…
Два эльфа, эльфийка, орк, орчонок, человек сидели возле своего побитого волнами плота. Их окружала серая земля, на которой лежали мелкие камешки. Ни травы, ни деревьев. Воздух чист и тих. Ни одной птицы в небе. Небо, подобно высокому голубому куполу, висело над их головами, яркое и чистое. Несколько небольших облачков медленно плыло по нему.
Солнце выкатывалось из – за горизонта.
Один из эльфов, одетый в некое подобие рваной военной формы взял в руку камешек, покрутил его в руке, помял.
- Земля. Добрались…
Другой эльф, весь замотанный в драные меха, сказал с удивлённым видом:
- Но как же так! Наш плот так далеко от берега! Ещё и на горе?
- Нас отнесли. Я видел, - сказал человек.
Орк укрыл орчонка своей меховой курткой и сделал несколько шагов. Что – то медленно произнёс.
- Что ты сказал?
- Я возблагодарил духов, давших нам эту землю. Надо сказать остальным.
Тем временем орчонок подошёл к нему.
- Отец, кто принёс нас сюда?
- Попутный ветер, сынок.
- Ветер. У ветра есть имя, - сказал человек, ища свои вещи.
- А что же у нас осталось? – эльф в военной форме начал перебирать вещи, лежащие вразброс на плоту.
- Немного, - сказал второй.
- Радиопередатчик… Я посмотрю, - человек включил его, надел наушники и начал крутить настройки, - ничего не слышно… Шипение какое – то… Чистый эфир…
- А ты что хотел, – спросил орк, - ближайшая антенна миль на 100 – 150 южнее. Не достанет…
- Тот, кто гнался за нами, говорил, что эта земля проклята… - поёжился орчонок.
- Здесь вообще есть что – нибудь вроде еды? – спросил человек, выключив рацию.
- Вряд – ли, - ответил второй эльф, - но здесь тепло. Даже жарко… Сниму – ка я куртку…
- Восемь одиннадцать утра, - а уже так тепло. Это странно, - сказал первый эльф, - уж не в Амане мы?
- Отец, что такое Аман? – спросил орчонок.
- Земля, куда наши предки шли так, как будто там мёдом намазано. И что они там потеряли, - ответил второй эльф.
- Ты не жил в те времена, брат мой Халдор, вот и помолчи. Аман – это благословенный край, но это и земля, которая была для нашего народа золотой клеткой. Я отказался идти туда, оставшись с нандор.
- Нандор. Где же они теперь! Галадриен, ты бы лучше поменьше мечтал, что – ли,– ответил второй эльф.
- Халдор! Отвали от него, - сказал человек, - ты эльф молодой, тебе ещё и полутора сотен нет, ты всю жизнь прожил среди менелтарм, а он – у нандор… Он древнее всех нас.
- Не прав ты, Мардил. Я тоже стар, - сказал орк.
- Нхурх! Ты стар? Вот не поверю, - возразил Халдор.
- Мой отец участвовал в очень давней войне. Он не помнил, за что она велась, но она была очень жестокой. Остатки нашего народа ушли на восток, в леса. Он вырастил меня, и когда мне было пятьдесят пять лет, он привёл меня в земли, называвшиеся прежде Мордор. Он поведал мне о себе и своих воинах и приказал оставить его там. Там он и умер через несколько лет. Это было в начале четвёртой эры. Так то, Халдир - всё поменялось с тех пор. Когда – нибудь я расскажу это моему сыну…
- Отец! Отец, она проснулась! – орчонок подбежал к отцу и дёрнул его за руку.
- Эйриен! Наконец – то! Спасибо, Нху – младший, - Халдор быстро отошёл в сторону плота.
- Романтик. Хотя теперь – то кому какое дело, - пожал плечами Мардил.
- Эй, смотрите, - Галадриен показал вглубь суши.
Со стороны гор к ним шли две фигуры огромного роста. Одна была закутана в чёрный плащ, из – под которого поблескивали мелкие огненные искорки; другая была тёмно – красной, как застывающий лавовый поток. Две чёрные ямы вместо глаз источали горячие капли, падающие на землю и медленно остывающие на ней. Переселенцы замерли…
- Так значит, это вы создали эту землю? – спросил Галадриэн.
- Почему мы должны вам верить? – добавил Мардил.
Карающий присел на колени и нагнул свою шею, смотря точно в глаза эльфу.
- Не хотите верить – не буду вас заставлять…
Галадриен отшатнулся назад от ужасающего зрелища, которое представляла кожа Карающего, походившая на лавовую корку. Две горячие капли упали под ноги эльфу.
- Ты балрог… Валарауко… - Галадриен попятился.
- Что ты сказал, Галадриен? Валарауко? Это ещё что такое? – спросил Мардил.
- Мардил, Мардил… Ты носишь такое знаменитое имя, а не знаешь, что балроги – это огненные существа, жившие в глубокой древности, а потом ушедшие под землю, - медленно произнёс Н*хурх, - но нам это не поможет…
К нему подбежал орчонок.
- Вы нас убъёте? – спросил он Карающего, смотря на него с удивлением, но без страха.
- Нет, - ответил Небесный воин, - мы здесь не для того. Не для того была поднята эта земля со дна моря, чтобы здесь вершился неправедный и скорый суд!
Карающий встал. Он стоял, возвышаясь над пришедшими, как небольшая скала.
- Валарауко… Вот как вы нас называли когда – то… Нет, эльф, я не из их породы… Мы, стоящие перед вами есть пробуждённые землёй существа. Мы восстали из праха и из памяти, потому как грехи различных рас превысили всякую меру. Ныне же земля лежит в руинах, многие существа, населяющие её погибли. Эта земля – полагаю, последний остров жизни. Той жизни…
Небесный воин продолжил.
- Если вы пожелаете – вы можете остаться. Помогите нам восстановить прежнюю жизнь! Мы можем многое, мы можем поднять горы, ветер, отогнать жару и призвать холод, принести дождь и бурю, но никто из нас не может создать даже некое подобие жизни.
Карающий снова опустился на колени.
- Каменные цветы не несут в себе жизни. Я не видел зелени трав и не чувствовал аромата цветов много тысяч лет, но я помню всё это…
Переселенцы молчали.
- Нам нужно подумать… - тихо сказал Галадриен.
Они собрались возле своего плота.
- Это шанс. Причём хороший шанс… - сказал Н*хурх.
- Они не убили нас сразу, и думаю, не собираются делать это в будущем, - рассудил Мардил.
- А куда нам деваться? Что нас ждёт там, за льдами? – спросил Халдор
- Да, что? Только гибель, - ответила Эйриен.
- У меня есть какие – то семечки.  Думаю, их можно посадить. Они прорастут, правда, отец? – спросил орчонок, посмотрев в глаза Н*хурха.
- Значит, решено! Остаёмся. Я скажу это им…
Галадриен повернулся и проследовал к двум гигантским фигурам, ожидающим невдалеке.

0

6

*О_о! Ну я и накурился!  :D *

***
А за двадцать тысяч лет до этого, по иссохшей и безжизненной ночной пустыне не спеша передвигался отряд орков, состоящий из 30 воинов. Хотя десять лучников в легких доспехах выглядели весьма уязвимыми, пять ветеранов - берсерков в тяжелой броне, вооруженные секирами и метательными ножами, придавали отряду весьма боеспособный вид.  Остальные  бойцы выглядели простыми наемниками. Впрочем, один тотем и три шамана, быстро снующие внутри отряда на волколаках,  указывали на возможности (хотя и скромные) по применению боевой магии.  Вождь отряда орк Урсула и его заместитель Тазар шли в его главе. 
Это был не их мир. И дело было даже не в том, что непривычно передвигаясь по открытой местности, они могли стать легкой добычей для врагов.
Это вообще был не их мир.
                                                  ***
Всем лечь,  ведьма норкейн! - проревел вождь орков.
Навстречу отряду плавно приближалась женщина.
Судя по ее внешнему виду, дроу. Ее хрупкая, на вид, фигура была закутана в черное. Женщина не шла, она парила  - левитировала под черным беззвездным небом, находясь на высоте около 4 метров над поверхностью.     
При ней не было видно никакого оружия, что, однако, не ввело орков в заблуждение. Они знали, чтобы убить  -  оружие ей не нужно.
Зоркий взгляд немолодого орочьего вождя смог разглядеть её мертвенное лицо и глаза. Они показались ему печальными. «Думаешь, ты способен утолить мою печаль, глупый орк?» -  раздался телепатический шепот в голове Урсулы.

                                                                  ***
Признавшись себе, что он не слишком разочарован, вождь отряда орков сделал знак своим воинам подняться. Глупо было надеяться, что темная эльфийка с такого расстояния не заметит отряд, ведь  взор этих существ зорче даже глаз орка. Но что еще можно было придумать в пустыне, где просто нет иного способа спрятаться, кроме, как лечь на землю?
Теперь вопрос заключался лишь в том, что она предпримет. Какого уровня эта ведьма? Сможет ли она сразу, одним заклинанием, убить весь отряд, если нет, сколько воинов погибнет в схватке?  На самом ли деле она норкейн? Или, быть может, это пустынный демон, затерявшийся в песках и принявший ее облик?
В любом случае отряд не нападет первым. Он орк и не слишком боится умереть, но перед его бойцами поставлена другая задача, совсем другая, которую нужно выполнить. Несмотря даже на то, что он понятия не имел, где находится. И прежде всего, следовало избежать стычки с этой грозной ведьмой.
Урсула встал на одно колено, и остальные воины, глядя на вождя, без вопросов сделали то же самое.  Они  верили, что их вождь знает, что делает. Наверняка он, как обычно, перехитрит и убьет врага.
Но предводитель отряда орков понимал -  он не хитрее норкейн. Знал он, впрочем, и то, что у эльфов встать на одно колено -  знак, выражающий почтение, которое, впрочем, не означает унижения. Естественно, что никто из орков и не подумал убрать оружие – об этой маленькой и, едва ли, не единственной привилегии зеленокожих представителям  других рас было известно.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-06-09 19:25:29)

0

7

***
Урсула оценил взглядом напряжение своих воинов. Лапы ветеранов сжали секиры с такой силой, что стали обескровленными. Со лба его верного заместителя Тазара упала капля пота.
Это всего лишь одна ведьма норкейн, вождь, - Тазар попытался усмехнуться, но чувствовалось, что даже он с трудом пересиливает страх. 

                                                            ***
Норкейн замедлила приближение. Теперь она использовала телепортацию (насколько мог об этом судить орочий вожак) исчезая в месте своего нахождения и появляясь вновь несколькими ярдами ближе.
Казалось, что на ее лице промелькнула усмешка. Неужели её, все-таки, умилил вид 30 глупых орков, преклонивших перед ней колени?
Приблизившись на расстояние полета стрелы, темная эльфийка продемонстрировала (намеренно или случайно?) свои, будто выточенные из мрамора, идеально стройные ноги (словно они могли как-то заинтересовать представителей столь чужеродной расы) и заговорила... 

                                                           ***
«…Здесь не место живым…», - несколько раз повторил вождь орков слова темной эльфийки.
О боги, где же они находятся, что это за место? Всю сознательную жизнь его отряд и близко не приближался к пустыне! Что  имела ввиду эта дровская ведьма?... Это мир мёртвых?... Или она пригрозила, что убьёт их, но позднее?... Как вообще они оказались в пустыне?
Никто  из его отряда этого не помнил, и не мог ответить на этот вопрос.
Урсула готов был даже рискнуть спросить об этом ведьму норкейн, но та, приблизившись к оркам вплотную, внезапно превратилась в стаю черных птиц, которые с шумом разлетелись в разные стороны.

0

8

***
В это время, эльфийская принцесса - дроу Джульен, в своем темном замке, расположенном глубоко под землей, только что приняла ванну.
Она чувствовала приятное возбуждение. Ей доложили, что Пустынная Сестра пропустила орочий отряд, действовавший по её заданию. И это следовало отметить.
Слуги ввели в её тронный зал пленного самца. Судя по необычным - закруглённым ушам и пустым, ничего не выражающим глазам, это был всего лишь смертный человек. Темная эльфийка сладострастно улыбнулась. Она вспомнила, как забавно она казнила своего последнего пленника - темноволосого эльфа поверхности.
Ей не удалось сломить волю эльфа, тогда она при помощи магии уменьшила это низшее, в сравнении с ней, существо, до размеров мужского полового органа, и, схватив за ставшие крохотными ножки, использовала всё его тело в этом качестве.
Оргазм пришел к темной эльфийке как раз в тот момент, когда, в порыве страсти, она сломала крошечному нолдэ позвоночник.
Больше всего она ненавидела поверхностных эльфов! Ну ничего, сегодня ей сгодится и ничтожный человечишко.
Темная эльфийка никогда не повторялась в своих садистских развлечениях. Этот самец – человек, умрет сегодня по-другому, чем эльф.
***
Пленный человек был обнажен по пояс. На его спине виднелись следы избиения кнутом. Левая рука была сломана в двух местах, а правое ухо разорвано.
Выпей, человек, - ласково улыбнулась темная эльфийка, протянув ему зелье, - это тебя исцелит.
Голос Джульен звучал тихо и кротко, словно горный ручеек.

***
Казалось, зелье и впрямь помогло. Острая боль во всем теле прошла, и теперь у человека ныла лишь рука. Неужели это ошибка? Конечно! Сейчас красавица - эльфийка во всём разберётся и его отпустят! Ведь он ни в чем не виноват, он не совершал никаких преступлений!
Боги, а как она, на самом деле, прекрасна! Такая стройная, хрупкая! Как милы черты её лица и идеально сложено её тело. Очарованному зельем пленнику хотелось целовать, ласкать эльфийку, доставить ей как можно больше удовольствия! В его голове, как будто, помутнело. А эльфийка вовсе не препятствовала исполнению его тайных желаний. И стража, казалось, не обращает на них никакого внимания.
Он робко поцеловал её ноги. Сначала ступни, а затем колени и бедра, поднимаясь всё выше. Она застонала, и развратно раздвинула ноги. О боги, да он мечтал об этом всю жизнь! О да! Неужели он избран судьбой и эльфийская принцесса его хочет? Вот повезло! Он продолжал всё более смело и страстно целовать её, дотронулся до половых органов прекрасной дроу, которые, в отличие от человеческих женщин, не были так некстати обезображены волосами. Теперь он был готов на всё для неё, даже умереть!
Эльфийка-дроу томно застонала, прочитав мысли смертного. Её возбуждение только усиливалась осознанием того, что когда к ней придет оргазм, её слуги перережут смертному самцу горло. Очень медленно. Так, чтобы он до конца понаблюдал её нечеловеческое наслаждение, а она могла сполна удовлетвориться его страданиями и смертью...

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-05-22 22:46:43)

0

9

***
Наблюдающего зрелище с самого начала, наемника-дроу Джанлакса передернуло. Его давно мало удивляли садистские прихоти женщин - норкейн, и он не очень-то сочувствовал смертным людишкам. Но Джульен была настоящей полоумной, даже по меркам дроу. И хотя аудиенция с ним была назначена на час раньше, ему не оставалось ничего другого, как терпеливо ожидать, пока принцесса разберется со смертным и, возможно, примется за него.
"Примется за меня", - усмехнулся мужчина-дроу. Лишь одно обстоятельство успокаивало его и придавало уверенности. Он был вооружен до зубов. Самоуверенная Джульен тогда еще не требовала, чтобы посещавшие её дроу сдавали оружие. И не всегда быстро произносила заклинания. Джанлакс был убежден: если принцесса попытается убить его при помощи магии, то, перед этим, она сначала проглотит его метательный нож. Впрочем, после этого, и он, конечно, ни в коем случае не выберется живым. Но мысль о том, что ему по силам убить Джульен, если это потребуется, окрыляла Джанлакса.

***
Когда, стоящий перед женщиной-дроу на коленях, окровавленный пленник с перерезанным горлом потерял сознание, охранник принцессы совсем обезглавил его. В такие моменты Джульен всегда трепетала и начинала особенно радостно визжать и стонать, всем своим видом показывая слугам, что она испытывает просто невозможное удовольствие.
Двое слуг Джульен уволокли из зала обезглавленный труп,  оргазм принцессы в этот раз продолжался не больше получаса, после чего взгляд женщины - дроу вновь стал печальным.
Все было сделано очень хорошо, но чего-то все - равно не хватало её душе и сердцу. Она желала большего, любви, о да, любви – причем, от всех, кто её окружал! Чтобы недостойные самцы страстно её желали, но не могли обладать и мучились этим. Ведь именно так, Джульен знала это, относились почти все расы к презренным женщинам-эльдар на поверхности.
Принцесса посмотрела на себя в зеркало. Конечно же, она не менее прекрасна, чем эльфийки Лихолесья, однако... её лишь боялись. Это  приятно, но недостаточно. Сердце женщины дроу вновь начинало наполняться вселенской тоской.

***
- Рад видеть Вас, миледи, - произнес Джанлакс, с трудом  не расхохотавшись от собственной иронии.
- Ты опоздал, наемник.
- О, Вы же были заняты, миледи, -  тихо ответил мужчина и скорее, это звучало, как утверждение, а не вопрос. Джанлакс низко поклонился и с тщательно скрываемым отвращением поцеловал изящную ручку, протянутую ему дровской принцессой.  - Вы всегда грациозны, даже когда пытаете!
- О да, развлеклась немного. Ну и как идут наши дела?
- Орки перешли Тускари. Ваша сестра пропустила их, как Вы и просили, хотя это стоило ей убитых пауков.
- Что пропустила, я уже знаю… Что!? Скольких они убили!!!?
- Собственно, всех, кто попытался напасть на них. Всего одиннадцать.
- Уроды! Я же говорила их вожаку…
- Пустыня Тускари отнимает у них память, миледи. Я ведь предлагал послать кобольдов. Орки помнят только о задании, потому что Вы…
- Знаю, знаю. Но думаю, орки справятся лучше. Успокой Софиэ, я сама разберусь с ними за всё, как только они вернутся.
Джульен загадочно улыбнулась. В дровском обществе убийство паука считалось святотатством, и мысль о наказании орков показалась ей весьма приятной.
Можно будет, например, содрать кожу с полового органа их вождя, при помощи магии вынудить орка сохранять эрекцию. Тогда каждое движение во время полового акта будет увеличивать её удовольствия и страдания орка одновременно. Впрочем, мысль о соитии с орком ей тут же показалась  противоестественной, и она её отбросила. В конце концов, можно просто заняться сексом с кем-нибудь из придворных мужчин-дроу, одновременно наблюдая, как ее слуги заживо сдирают с тупых орков их шкуры…   
- Я могу идти, миледи? – голос наемника неожиданно прервал сладострастные мечтания Джульен.
- Что? Да. То есть, нет. Скажи-ка мне, Джанлакс. Откровенно. Я нравлюсь тебе…как женщина?
- Вы, безусловно, прекрасны, миледи.
- И ты был бы готов умереть ради меня?
- Миледи, я всего лишь наемник…
- Ладно, можешь идти, - Джульен снисходительно улыбнулась. Радуйся, что у меня сейчас хорошее настроение.
Дроу развернулся на каблуках и поспешно направился к выходу. Хорошим настроением принцессы не следовало злоупотреблять.
- Джанлакс, стой!
Наемник остановился и внутренне напрягся. Джанлакс давно знал о некоторых особенностях Джульен: она любила играть на нервах и вызывать на беседы, иногда практически лишенные информативного содержания. Еще она любила неожиданно убивать…
- Сделай так, чтобы они нашли дорогу, - произнесла принцесса.
- Конечно, миледи, - тут же ответил наемник и, внутренне радуясь, что, в очередной раз, встреча с Джульен не стала причиной его смерти, второпях выскочил из тронного зала.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-05-22 22:48:31)

0

10

***
Высоко в кронах вековечных деревьев Лихолесья строили свои дома лесные эльфы. И в одном из таких домов решила сегодня устроить военный совет Леди Кеота.
Её телохранителя Адамэльдара всегда умилял вид боевых ведьм Лихолесья. Словно юные подростки радовались они жизни, какой бы груз опасности не давлел над Лесным народцем.   А как волшебно в их глазах отражался солнечный свет! И хотя Адамэльдар был только полуэльфом, в тайне он мечтал, что когда-нибудь одна из таких прекрасных созданий обязательно станет его женой.
Ведь ведьмы Лихолесья всегда находили время и место для сострадания и веселья, для танцев у костра, или для серьезного разговора по душам. Никогда их присутствие не отягощало полуэльфа. Кеоту он любил за ее молодость, мудрость и терпимость, Кеота была его добрым другом. Спилгу он тоже любил за мудрость и за красоту. Что там говорить, собственно, все они были мудры и красивы. А когда собирались вместе, их красота не конкурировала, а только дополняла друг друга.
  Лаиквенди Спилга, как обычно, противоречила обычаям своего народа, и пришла в тёмном одеянии. Собственно, кроме белой туники, вся остальная одежда её – короткие бриджы, сапоги и плащ были черными. Адамэльдар знал, что Спилга потеряла мужа, знал он и то, что это давно уже не траур, просто Спилга привыкла так одеваться. Как обычно, грудь ее была украшена круглой формы кулоном с изображением Элберет Гилтониэль. За спиной у лаиквенди висел огромный лук, и колчан со стрелами находился наготове,  у правого бедра. С ней же пришла и её, еще молодая, дочь Анастасиэ, но та была без оружия и одета в обычное зеленое одеяние лаиквенди.
Анастасиэ и Спилга не спеша поднимались по веревочной лестнице, когда, лишь подмигнув им, мимо них, по воздуху, аки по лестнице, в комнату Кеоты взлетела Рингероул – боевой маг одного небольшого поселения,   из известного эльфийского рода Нолдор.   
Спилга лишь хмыкнула и пожала плечами. Молодежь. Стоило ли так расходовать магию, когда можно просто подняться по лестнице?
Голубые глаза Спилги, как всегда, выглядели несколько печальными,  казалось, что даже будучи эльфом,  она с трудом борется с усталостью мира.
И все – таки, возраст не слишком выдавал её. Её молоденькая дочь была похожа скорее на её сестру.
  Все выше поднималась Спилга и Анастасиэ по лестнице, и все  сильнее ветер трепал их густые, вьющиеся волосы. 

***
Адамэльдар в который раз лишь грустно усмехнулся над тем, в качестве кого он присутствовал на этом совещании. «Телохранитель Кеоты». Смешно. Он не был слишком искусным воином для этого! Да и не могло никакое зло проникнуть в Лихолесье! От кого охранять Кеоту? От Спилги, что-ли? Или от Рингероул?
Он знал, что эльфийка из жалости предоставила ему эту должность. Она любила его, как друга, и, как он полагал, в тайне, видимо, надеялась, что рядом с Ней кровь Эльдар пересилит в Адаме человеческую натуру. Впрочем, надо отдать ей должное – он никогда не слышал от эльфов Лихолесья упреков по поводу нечистоты своей крови.

***
Леди Кеота выглядела несколько озабоченной. Наблюдая, как дивной красоты лесная птичка скачет взад-вперед по ее руке, она была погружена в свои мысли.
На востоке от Лихолесья множились орки. Причин она не знала, но это никогда не предвещало ничего хорошего. Для войны этим нравственно искалеченным созданиям нужен лишь более сильный и маниакальный вожак. История знает тому немало примеров.
Большинство пограничных кланов заключили мир с Лихолесьем, но они были просто слабы по сравнению с ней и она это понимала. Что будет, если к ним присоединятся другие? Да и много ли значат для орков мирные договоры, пусть даже и скрепила их своей гербовой печатью Леди Кеота?
Чего стоит только текст последнего составленного ею «мирного» договора с кланом Кора: «Оркам Кора запрещено нападать на любых эльфов. В свою очередь, эльфы не убивают орков Кора…Оркам запрещено появляться в Лихолесье. Любой орк, появившийся там, будет немедленно убит. В свою очередь, орки могут убить эльфа, если он без приглашения появился на территории кланов.  И никто не будет за это мстить…»
«Будет убит». «И никто не будет за это мстить». По-другому, орки просто не понимают. Надо отдать их вождю Кору должное, в принципе, пока, договор соблюдался. Интересно только, не злится ли Кор, что два его нерадивых воина всё-таки затерялись  в Лихолесье?  Кеота усмехнулась. Она их не убила, но лучше ему не знать, что же она с ними на самом деле сделала!
А всё-таки, не слишком ли жестоко она поступила с этими лазутчиками? Конечно, нет – сама себе ответила Кеота. Они, наверняка, пришли не с добрыми намерениями и она, в свою очередь, в соответствии с договором, и на законных основаниях, имела право их убить. А всё-таки,  этого не сделала. 
Кеота задумалась. Интересно, нравится ли орку быть орком? Ведь они так уродливы! А каковы будут ощущения орка, если его превратить, скажем, кентавра или единорога? Может, дракона? – Кеота была готова рассмеяться.  Саблезубого тигра? Или гнома?
Гномы, ндас, гномы. Гномы на севере что-то замышляют. Они стали сильно повышать цены на мифрил и отказываются заключать военные союзы.  На границах произошло уже несколько стычек между гномами и ее пограничными войсками…

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 20:34:43)

0

11

***
Рингероул эффектно влетела в открытое окно комнаты Кеоты лишь на полминуты раньше, чем в дверь той же комнаты вошли Спилга и Анастасиэ.
Эльфийки тепло поприветствовали и нежно поцеловали друг друга. Для принятия легитимного решения достаточно было и трех ведьм, а собралось целых четыре. Так что начался их вполне законный боевой совет… 
                                                                 

                                                                  ***
К орочьему отряду в пустыне Тускари приближались три здоровенных пустынных паука, каждый из которых, был размером в полтора гоблина. Шаманы вовремя заметили их, и вождь скомандовал отряду перестроиться. Твари не представляли бы серьезной угрозы, но беда так часто приходит неожиданно! Еще одна, незамеченная орками, гадина неожиданно выползла из песка как раз позади отряда. Сделав стремительный выпад, песчаный спайдер проткнула легкие ближайшего к ней орка, и подняла его тело над землей  на уровне своей головогруди.
Раненый орк сильно побледнел, изо рта его литрами полилась кровь, но, все-таки, он  успел закричать.
Реакция отряда ждать себя не заставила. Животное осыпали грудой стрел, метательных топоров, звезд и ножей, после чего подскочившие ветераны изрубили израненную тварь  на куски.
Впрочем, как это часто бывает в  ходе стремительной атаки орков, от своих досталось и укушенному бедняге. 
Взмахнув посохом, шаман выпустил огненный шар, который   с безопасного расстояния ранил другую тварь в лапу, и, срикошетировав, выжег ей один из восьми глаз. Трусливая хищница, зашипев, тут же бросилась наутек. С третьим пауком разобрались тотем и Тазар. Тотем обездвижил тварь, а  здоровенный боец Тазар трофейным эльфийским мечом хладнокровно вырезал пауку хелицеры. 
Несмотря на не слишком благоприятный для пауков исход стычки, четвертая тварь, казалось, не была излишне впечатлена смертью и увечьями своих сестер, поскольку, хотя и не решительно, все же продолжала приближаться. Тварь выглядела наиболее крупной и мощной - могучий Тазар вопросительно покосился на Урсулу.
Вождь без труда понял, что Тазар хочет сразиться с тварью один на один. У него не было никакого желания наблюдать это излишне нудное мероприятие, поэтому следующий приказ Вождя расстроил Тазара:
- Убейте ее... быстро!
Исполняя приказание вожака орков, тотем своим странным оружием всего на несколько секунд обездвижил тварь, но другим бойцам вполне хватило времени, чтобы ее укокошить.
И это была для орков легкая добыча. 
                                                   
                                                    ***
Перешагнув через искалеченную оружием плоть арахнида,  Вождь Урсула вопросительно посмотрел на шамана - лекаря.
- Выживет?
- Яд песчаного паука только парализует жертву. Пауки не едят падаль. Хотя челюсти твари и повредили парню легкое. А вот наши бойцы постарались куда лучше. Раны у парня серьезные.
Глюк и Улюк напрасно стреляют отравленными стрелами. И ведь пойди, теперь, разберись, они попали в своего или кто другой?...
- Так...Улюк, Глюк! - произнес Урсула, - отравленными стрелами больше не стрелять!  До моего приказа!
- Шеф, добить его? - радостно поинтересовался Улюк.
- Нет. Теперь вы, уроды, будете его нести! Но добивать не надо, может, оклемается. И тренируйтесь больше в стрельбе, чтоб своих не калечить!... Шаман, а мясо пауков можно жрать?     
- Волколаки его жрать чего-то не хотят, - произнес один из воинов. Другие с интересом подхватили разговор.
- Да ладно, жрать всё равно скоро будет нечего!
- Да нельзя жрать его, я так думаю!
Шаман же молчал в ответ и только пожимал плечами.
- Тогда кормите им раненого! - подвел итоги обсуждения вождь Урсула. - Все равно ведь не выживет... наверно... А если выживет, значит мясо можно есть! Сейчас это мясо раненому нужно больше, чем нам, чтобы раны его быстрее заживали!
    Положив раненого орка на сымпровизированные носилки из копьев, и набросав рядом с его мордой куски сырого паучьего мяса, боевой орочий отряд продолжил движение.
    Никто из воинов ни на секунду не усомнился в гуманизме и доблести своего вождя.

0

12

***
Воин - дроу ловко работал скимитарами и выстреливал шары тьмы один за другим. Орочий дозор, на который он так неожиданно нарвался, никак не должен был находиться в этом месте. Но он там все-таки был. Очевидное казалось невероятным. Поверхность не слишком-то приятное место для путешественника-дроу, но, в этот раз, он не ждал неприятностей. Оказалось, эти орки не так просты, как кажется...
Изо всех сил дроу плашмя колошматил скимитарами по грубокожему воину, схватившему его, но это, казалось, не приносило должного эффекта. Наносить удары острием  Джанлакс не торопился - ведь миледи Джульен пока не благословила сокращать численность клана.
"Урсула, действительно, очень неожиданно пустил разведку позади себя", - привычно работая скимитарами, продолжал размышлять темный.  «Обычно ведь разведают то, что впереди, а не позади. Допустим, пускай он не глуп, а остальные? Ха! Тупые орки! Они и впрямь думают, что я сражаюсь с ними в полную силу?!»
Тазар и Глюк с интересом наблюдали, как изящно дроу уклонялся от направленных в него выстрелов шамана, успевая наносить удерживавшему его лапой ветерану бесполезные удары скимитарами - плашмя по тяжелым доспехам.
- Почему он не бьет всерьез, остриём? - спросил Глюк.  - Думает, это ему поможет остаться в живых?
- Наверно, боится, что тогда мы тоже будем всерьез атаковать -  подключим тотема, - ответил Тазар. Знаешь, а пускай лучше Алекс разберется с ним!
Когда старый ветеран Алекс подошел к дроу, остальные орки, гогоча и улюлюкая, сразу расступились в стороны. Никто из них не сомневался в победе Алекса, которому изящный темный едва ли был по грудь.
Правила "не смертного боя", предложенного Джанлаксом, были быстро поняты и приняты - сильно размахнувшись, ветеран намеревался нанести темному мощный удар тупой частью секиры (который, впрочем, наверняка все равно бы убил дроу).
Опытный воин, Джанлакс ловко увернулся и, выбив скимитаром  секиру орка, подпрыгнул, нанеся ответный удар ногой по его клыкастой морде.
Но тут звериную реакцию продемонстрировал уже гоблиноид. Щелкнули челюсти, и нога воина-дроу оказалась захваченной мощными клыками Алекса. Последовавшая подножка сбила дроу с ног, инерция от падения оказалась столь сильна, что он выпустил из рук оружие.
Дело закончилось двумя ужасными по силе ударами орочьей лапой в грудную клетку и по печени эльфа. Они надолго сбили темному дыхание - скрюченный дроу еще весьма продолжительное время катался по земле, задыхаясь от боли.
Однако радость орков не оказалась долгой. Из кармана поверженного дроу на их глазах выпала... печать эмиссара принцессы Джульен!
                                                          ***
Орки смущенного смотрели на пришедшего в себя и матерившего их дроу. Их мысли были рассеяны. Неплохо было бы, конечно, просто убить парня и получше спрятать труп, но что-то подсказывало им, что с Джульен такое не пройдет - ведьма легко всё прознает. Впрочем, последние слова Джанлакса - "отведите меня к вожаку" зеленокожим понравились, именно это они и собирались сделать.
                                                         

                                                            ***
Подземный город Мензоберранзан – II был залит магическим светом. С виду прекрасные, но очень злобные внутри женщины-дроу деловито сновали туда-сюда на своих летающих дисках.
Рабы-гоблиноиды под контролем надсмотрщиков-темных эльфов поспешно возводили на окраинах города оборонительные постройки. Всё говорило о том, что город готовится к чему-то грандиозному.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-06-04 21:06:27)

0

13

***
Эльф Рандиель, эльфийка Аксэовейн, темная эльфийка Арвен До`Ам и еще несколько бродячих актеров,  людей и эльфов, в пилигримской кибитке проезжали по землям клана Кора. Орочьи дозоры изредка вымогали у артистов конфеты, хлопушки и прочие безделушки, в целом, не слишком их беспокоя. В очередной раз Кор дал им разрешение проехать. Такова была ирония: земли клана лежали между Королевствами и Лихолесьем, а путь в обход занимал многие дни.
Унизительный мир с Кеотой был для вождя Кора скорее вынужденным шагом, ибо Кор был достаточно мудр для орка и сознавал слабость своего клана. Кор знал, что Кеота имеет драконов. В случае войны, ему нечего было бы ей противопоставить. Впрочем, мудрые говорили, что когда-то, еще во времена войн с тенями,  Арвен До`Ам спасла Кору жизнь и как раз именно этим обстоятельством вызывался теперь его патронаж бродячих артистов. Но так или иначе, а платой за проезд было театральное выступление  -  Аксэовейн со компанией вынуждены были нести культуру в орочьи массы.
Кибитка остановилась на приготовленной заранее площадке между тремя холмами, сымпровизированной под сцену, где уже собралась толпа гоблинш и их детенышей.  Большинство орочьих ребятишек «сражались» друг с другом деревянными мечами и копьями. Несколько воинов на одном из холмов что-то бурно обсуждали, поочередно затягиваясь каким-то снадобьем.     
В который раз труппа играла «Ромео и Джульетту». По обыкновению, роль Джульетты  исполняла лунная эльфийка Аксэовейн, ее бездонные голубые глаза как нельзя кстати подходили для этой роли. Бедняга Рандиель играл Ромео, почти  ненавидя себя за это.
Меньше других от искусства доставалось Арвен До`Ам. Из-за нехватки мужчин в труппе, темная исполняла роль Меркуцио и «умирала» еще где-то в середине пьесы. После этого она обычно уходила за сцену, успокаивая нервы метанием ножей.  Вызывая восторг зрителей, перед «смертью», Арвен обычно выстреливала в своего «палача» парочку шаров тьмы. Не только, чтобы повеселить зрителей, но и для безопасности труппы. Не всегда ведь точно знаешь,  придет ли какому–нибудь пьяному, разгоряченному сюжетом орку мысль «отомстить» за нее?
…Но все прошло нормально. Под одобрительный орочий вой и улюлюканье «Ромео-Рандиель» «уложил»  «убийцу Меркуцио». Теперь наступал самый ответственный момент, кульминация трагедии. Этот момент Рандиель ненавидел больше всего.  Он уже внутренне приготовился к тому, как жуткие гоблиноиды будут опять рыдать, сморкаться и выбегать на сцену.  Плюясь и сквернословя,  многие впечатлительные орки  будут кричать ему, что он «дурак» и «Джульетта еще жива».
Так все и произошло. В основном, рыдали орочьи женщины, но и несколько мужчин тоже вытирали сопли.
«А ведь бытует поверье, что орки вовсе не умеют плакать», -  часто думал Рандиель в такие моменты.  -  Лучше бы и впрямь не умели! Может, близость Лихолесья так на них влияет?...
Рандиель перевел взгляд на «Джульетту» и в этот момент его передёрнуло. Впечатлительный подросток пытался сделать Аксэовейн искусственное дыхание, едва ли не ломая ей ребра. В результате, женщине пришлось-таки «прийти в себя» и осыпать обрадованного юнца тумаками.
В целом, зрители были довольны. Орочьи дети уже успели поделиться на  Монтекки и Капулетти, колошматя друг друга по клановому принципу.  Женщинам гоблиноидов  стоило большого труда разнять их.
Вышедший из палатки-вигвама шаман подал Рандиелю знак рукой,  дав понять, что представление окончено и, как плата за проезд, оно принято.
- Орки нисколько не сомневаются, что эта трагедия  про них,  - впервые за день улыбнулась Арвен До`  Ам.
Рандиель лишь поспешно вскочил в кибитку, кисло посмотрев на темную.                 
          Измученные и усталые, артисты, по крайней мере, знали, что, до границы с Лихолесьем,  их теперь никто не побеспокоит.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-06-09 19:26:20)

0

14

***
…И вообще никаких следов похищения, - подытожила свой доклад опытный следопыт Спилга. - Это были не орки. Орки не так нападают. Единственные, кто мог  так «чисто» похитить нолдэ, - Спилга сделала паузу, -   дроу.
Для Адамэльдара, наполовину нолдор, сказанное было весьма неожиданной и ужасной новостью.        О, Элберет!  -  только и подумал этот парень.
- Лично я тоже не ощутила присутствия орков в Лихолесье, - согласилась Кеота.   Это и странно. Я не помню, когда дроу последний раз брали эльфов в плен, обычно они просто убивают на месте. Рингероул, ведь пропавший мальчик по крови из твоего рода. А ты маг. Что ты можешь сказать? Он жив?
-  К сожалению, скорее всего, нет, - ответила Рингероул. По крайней мере, моя магия не видит его на материальном плане бытия.
-  Или он каким-то образом оказался вне зоны действия твоей магии, - с надеждой вставила юная Анастасиэ.
-  Может быть, это все-таки гномы? - рискнул перебить женщин Адамэльдар.
-  Эльдарчик, гномы живут на севере, а юный воин нолдо пропал на юго-востоке Лихолесья, - возразила Кеота. Чтобы туда добраться, гномы должны были пройти огонь, воду и медные трубы! Такое под силу, знаешь ли, разве что нашей Спилге…
-    Или, наверняка, кому-нибудь из дроу, - добавила рейнджер. Я бы точно нашла следы, если бы это были просто какие-то гномы или орки. Думаю, не покажусь даже нескромной, если скажу, что я бы нашла доказательства похищения и представителями любой другой из известных нам поверхностных рас.
Кеота вновь задумалась. Дроу не нападали на Лихолесье около 500 лет. Все ее знакомые темные эльфы были ей друзьями. Доводы Спилги звучали не убедительно и, уж конечно, не давали никаких оснований для обвинений. Но  она достаточно давно знала Спилгу – интуиция рейнджера еще никогда не подводила. И в итоге, она, все-таки, дала Спилге поручение, о котором, впоследствии, не раз  еще пожалела.

0

15

***
Немногие эльфы могут ужиться с людьми. Спилга была скорее исключением. Но, как и почти все другие эльфы, которым в жизни приходится мириться с соседством людей, Спилга владела легкой магической маскировкой.
С её помощью она могла на достаточно длительное время придать своим очаровательным заостренным ушкам округлую форму. И вот – Спилга уже практически ничем не отличается от человеческой женщины.
Впрочем, пронизывающий эльфийский взгляд  все равно выдал бы её опытному врагу. Но люди, суетливо снующие по улицам одного из забытых богами городишек Королевства, казалось, не обращали на легковооруженную женщину-эльфа никакого внимания.
Здесь, на окраине города Вестграда, проживал давний и тайный знакомый Спилги – отставной сержант королевской гвардии. Когда–то он провел некоторое время в одном из поселений лаиквенди, расположенном довольно далеко от Лихолесья.
Даже среди эльфов, сей грубый человек всегда ходил в истлевшем сержантском костюме и латных поножах.
Лицо его, изуродованное страшным шрамом, украшалось глазами, в которых отражалась смерть. Орки и гномы боялись этого парня и старались обходить стороной. А если подземные дроу предпринимали ночные вылазки, тренированные руки сержанта, сливаясь с оружием воедино, начинали плясать привычный танец смерти, превращая врагов в куски изрубленного мяса.
Звали сержанта Вэйг ...     

***
Впрочем, не слишком долго Вэйг дружил с лаиквенди, - напомнила себе эльфийка. Вскоре, он связался с лихими темными и,  что хуже, с еще более лихими людьми.
Калитка забора возле дома Вэйга была закрыта изнутри, поэтому Спилга бесшумно и с легкостью её перепрыгнула.
Она быстро заметила Вэйга, который копошился в своем огороде. Вэйг помнил её в лицо, и эльфийка вернула своим ушам естественный заостренный вид. В данном случае, маскировка ушей была бессмысленной.
Обнажив короткий меч,  который, как оказалось, скрывал ее плащ, лаиквенди подкралась вплотную к Вэйгу и молниеносно приставила лезвие меча к шее сержанта. Так они, обычно, здоровались.
Как всегда, ни один мускул человека не дрогнул.
- Я не очень-то жалую дивных йольфов, Спилга! – даже не посмотрев на эльфийку, начал разговор Вэйг.  Да и они имеют на меня обидки…   
- Знаю, Вэйг, - ответила эльфийка. Быстро убрав меч, она достаточно прохладно улыбнулась, всё-таки, чмокнув сержанта в щёку. – Но сейчас мне нужна твоя помощь.
- Помощь?!
-  Да, помощь. Мне нужно, чтобы ты помог мне выйти на след темных…
- Темных?!?! Да ты в своем уме, Спилга?!? У меня давно нет никаких дел ни с дроу, ни с эллери-ахэ!!
- И все-таки, ты мне поможешь, - эльфийка еще раз улыбнулась.
- Я могу услышать хотя бы намек, зачем следопыту лайквенди понадобились темные?
- Можешь, Вэйг. У нас пропал молодой нолдэ. И я имею причины думать, что дело в дроу. Только не спрашивай меня, какие.
- Не буду, но… с каких это пор лайквенди так беспокоятся о нолдор? (глаза эльфийки после этих слов сверкнули обидой) …Ладно, ладно. Хорошо, - тут же успокоил её Вэйг.  Надеюсь, у леди есть деньги?
Эльфийка лишь многозначительно промолчала в ответ.
- Я и вправду сам не веду дел с дроу, - продолжил Вэйг. Но у меня есть один знакомый, его зовут Перс. Предупреждаю, он - наемный убийца, и очень опасен, но тебе к такому не привыкать. Думаю, этот парень сможет помочь в твоем вопросе. Правда, тебе придется хорошо ему заплатить.
-Я готова. Веди!
- О нет, Спилга! Я так не думаю. Персу не понравится, если эльфийка - рейнджер припрётся к нему домой. Завтра. В это время, но только не в этом месте. Давай в баре «Три кита».
- Договорились. Скажи ему, что я просто человек.
Хитренько улыбаясь, лаиквенди накрыла себя плащом и неожиданно  растворилась среди растущего в огороде кустарника.
После этого, всегда суровый Вэйг тоже улыбнулся.
Его забавляло, что эта, обычно серьезная и сосредоточенная женщина, иногда так по-детски перед ним выпендривалась. 
Сейчас он, соблюдая все меры предосторожности, дойдёт до Перса и договорится с ним о встрече. И хотя все равно лаиквенди почти наверняка его выследит, это не беда -  ей можно полностью доверять.
А вечером, на всякий случай, он проверит всё свое оружие и доспехи.  И если эльфийке вдруг понадобится его помощь, он пойдёт вместе с ней… да хоть в пекло! Почему? Просто потому, что это не обычная эльфийка. Это очень старый его друг  - лаиквенди Спилга, простившая ему когда-то так много…

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 20:48:09)

0

16

***
            Таверна «Три кита» была довольно злачным местом городка, где проживал Вэйг. Как и ожидала Спилга, она не увидела там ни одного лесного эльфа. Зато представителей других рас было много. Орки - отшельники, гоблины, кобольды, гномы, и черные хоббиты – опасные маленькие твари, готовые зарезать любого за два базанта. Несколько бретонцев и норлингов. Но больше всего было людей, весьма лихих, многие из которых (Спилга ведь легко могла посмотреть в  сердце человека) были ворами и убийцами.
Решив при помощи магии проблему своих заостренных ушей, Спилга  долго не могла придать лицу тупое и бессмысленное выражение других посетителей таверны. Она чувствовала себя здесь белой вороной и это ее беспокоило. Кроме того, Спилга была еще и достаточно красивой женщиной, а для красивой женщины находиться в таком месте вдвойне опасно. 
Впрочем, как и всякий следопыт, лаиквенди умела оставаться серой и неприметной. Постояльцы не уделили ей особого внимания, за исключением  нахального бретона, который, все-таки, шлёпнул ее по ягодице.  Существу другой расы, скорее всего, грозная рейнджер ответила бы каким-нибудь неприятным волшебством, но бретонцы совершенно нечувствительны к эльфийской магии, а обнажать оружие, из-за какого-то пустяка, Спилга не собиралась.
Наконец, в таверну вошли Вэйг, Перс и присели за её столик в баре. Официант – иллитид, которому, в свое время, прагматичный Перс отрезал щупальца на голове, удивительно быстро принес им пиво.
           - Смотрите-ка, воительница-кухарка, - указав на Спилгу, не слишком позитивно начал разговор Перс.
           - Привет, - спокойно ответила лаиквенди.
           - Что это у тебя за спиной? Лук? Ты, типа, «лучнег»?? – не унимался наемник. Вот что я тебе скажу, кухарка, луки «в топку»! Сейчас «рулят» арбалеты! Думаешь, такой  «фигней» ты сможешь пробить тяжелый доспех?
- Я ищу дроу, а они носят легкие доспехи, - вновь внешне спокойно возразила эльфийка. 
        - Дроу? А зачем тебе дроу? Да ведь они тебя порвут! – Перс расхохотался, - сам я, бывало, убивал и дроу, я могу любого убить. Но только в тяжелых доспехах и нормальным оружием, а не с такой ерундой, что висит у тебя за спиной!
Спилга поняла - всем своим поведением Перс хочет показать ей, что он полный подонок. Пора было принимать контрмеры.
- Знаешь, другие мужчины никогда со мной так не разговаривали! – резко прервала эльфийка наемника. Лаиквенди хотела еще добавить, что старше Перса в десятки раз, но вовремя осеклась. В конце концов, и так непонятно, захочет ли наемник ей помогать, а узнай он, что она эльф, его реакция могла быть просто непредсказуемой. 
- Скажем так, - продолжила Спилга, сделав попытку дружественно улыбнуться Персу, -  мои деньги, твои дроу.
           - Нет проблем, кухарка! Плати, и я отведу тебя хоть к самой Ллос! Кстати, а если денег не хватит, можешь расплатиться натурой. Ты вроде на фигурку, да и на мордашку совсем ничего, с пивком потянет, - Перс похотливо подмигнул эльфийке.
Прошедшая школу Дан-Мора, Спилга обладала недюжинным запасом смирения и терпения. И все-таки, в этот момент она с трудом сдержалась от искушения заострить уши, полагая, что с эльфом Перс не посмел бы так разговаривать. Хотя, наверняка, из-за ненависти большинства постояльцев таверны к ее расовой принадлежности, ей пришлось бы перебить их добрую половину.     
- Мне нужно попасть в плен к подземным дроу, -  сдержав, как обычно, свой гнев, сквозь зубы процедила лаиквенди.
            После этих слов эльфийки, Перс поперхнулся пивом, а Вэйг с ужасом посмотрел на Спилгу.
- Ты совсем того?! - Перс нахмурился, - дроу, знаешь ли, пленных не охотно берут! А чем тебе я-то тебе не нравлюсь? Ты чего, лесбиянка или, может, мазохист? Мечтаешь приласкать принцессу Джульен?!?...
- Я зря теряю время, а у меня его мало! – лаиквенди гневно встала из-за стола. - Вэйг, напрасно ты меня свел с этим парнем, по-моему, он пустомеля, -  эльфийка сделала вид, что собирается уходить. 
           - Да ладно, стой!  - Тут Перс вспомнил, что женщина, со слов Вэйга, обещала хорошо заплатить. - Хочешь умереть, пожалуйста! Мешать я тебе не буду. Но ты, всё-таки, ещё подумай! Я-то ласковей буду, чем дроу. Жалко мне тебя, кухарка, хоть ты и дура, а всё же красотка!
           Не обращая внимания на слова наемника, лаиквенди направилась в сторону выхода.     
           - … Если не передумаешь, то с тебя 700 базантов и ты, со связанными руками, в подземном городе, - продолжил Перс.
- Пятьсот, - лаиквенди сверкнула глазами и вернулась за столик.
           Бывший капитан городской стражи, а ныне - наемный убийца Перс и женщина-эльф ударили по рукам.
Вэйг мысленно проклинал себя за то, что свел их вместе.

***
Получив задаток и дав Спилге первоначальные инструкции, Перс покинул таверну. Теперь эльфийку, на чём только свет стоит, ругал Вэйг.
- Если бы я знал заранее, что ты задумала, я бы никогда не стал тебе помогать! Ты не думаешь, что твой нолдо, может быть, давным-давно сдох?! И в чем твой план, о «мудрая лаиквенди»?! Ты хочешь пленной попасть в подземный город, потом освободиться и всех там убить?! Так вот, может, ты и убьешь несколько дроу, но живой ты оттуда никогда не выйдешь! Ты вообще-то была хоть раз под землей?! Знаешь, что это такое?! Неужели не проще добыть информацию иначе?
- Я много где была, Вэйг, - мрачно ответила Спилга. Может, нолдэ мертв, может, нет. Может быть, его пытают, потом исцеляют, а потом опять пытают. С пленными эльфами жрицы дроу имеют возможность развлекаться хоть вечность.
- Ага, понятно. Ну а ты - просто решила составить своему дружку-нолдор компанию… в качестве пыточного материала? Черт, да на поверхности теперь полно дроу, которым плевать на подземный город! Неужели нет возможности от них получить информацию? – Вэйг с надеждой посмотрел на эльфийку.
- Эта информация вряд ли будет достоверной, Вэйг, - возразила лаиквенди. Я считаю, что должна лично во всем убедиться.
- Ты слишком недооцениваешь дроу, Спилга, и, поэтому, ты там умрешь! А я до конца жизни буду себя за это винить! Можно, я хотя бы пойду с тобой?
- В подземье ты со мной точно не пойдешь. Какой от тебя толк, Вэйг, в полной темноте? Я, по крайней мере, обладаю эльфийским зрением. И не бойся, я не пойду туда неподготовленной. Не унывай, Вэйг. Все будет хорошо.
- Чертова лаиквенди! Тогда не вини меня в том, что ты подохнешь!
- Я и не виню тебя, Вэйг. Наоборот, ты мне помог. А за свой народ – да, я готова умереть. Если потребуется… И говори тише, Вэйг. Нас могут услышать.
- Ладно, молчу. Ты хоть где остановилась-то? Может, заночуешь у меня?
- Заночую за городом, в лесу. Не забывай, я, все-таки, лесной эльф. На, вот, возьми на память, - лаиквенди небрежно протянула Вэйгу эльфийскую брошь в форме бабочки.
Взяв брошь, Вэйг сразу убрал ее в карман. Он допивал уже девятую кружку пива, но хмель так и не овладел им.
Вэйг еще раз пристально посмотрел уже уходившую эльфийку, его сердце сильно защемило от тоски. Ему стало страшно. Он боялся, что больше никогда не увидит Спилгу. И знал, что не сможет себе этого простить.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 20:55:31)

0

17

***
Без происшествий темный эльф Джанлакс довел вождя Урсулу и его орков до портала на западной границе пустыни Тускари, открывающего путь в земли кланов Кора. Когда-то давным-давно этот портал построили  канувшие в лету высшие эльфы, но он до сих пор работал.
- Всё, Урсула, я дальше с вами  не пойду, - сказал темный эльф. Ты  теперь всё вспомнил и знаешь, что делать.  Поручение Джульен надо выполнить любой ценой, иначе тебе не сносить орочьей головы.
- Лишний воин не помешал бы в нашем деле, - возразил вождь.
- Не открывай никому своих намерений до самого конца, - игнорируя слова орка, предупредил дроу, после чего ушёл.
Вождь орков не знал, да и не мог знать, что небольшой отряд дроу несколько месяцев назад через этот же портал проник в земли Кланов Кора. Произошедшая почти на границе с Лихолесьем стычка была не в пользу орков Кора. Несколько темных эльфов - воинов и ведьм легко и без потерь разобрались с немногочисленной пограничной заставой, призвав на помощь нежить, а также,  забросав гоблиноидов шарами с кислотой.
Однако, темные эльфы  допустили одну ошибку - быстроногий  волколак, с шаманом на нем, сбежал. Дроу попытались преследовать их, но не догнали - скорость передвижения шамана на волколаке была выше.
После этого, отряд темных эльфов подозрительно спокойно передвигался по земле орков, не встречая никого на своем пути, пока через час на лесной опушке они вновь не заметили шамана. Его волколак, судя по всему, был ранен, видимо, темноэльфийская ведьма все-таки достала зверя заклинанием. Предвкушая легкую победу, и желая устранить ненужного свидетеля, дроу бросились наперерез.
Хотя заклинания ведьм делали их практически невидимыми вплоть до непосредственной близости, осал каким-то образом издалека заметил отряд темных эльфов (возможно, по запаху). Он сделал безнадежную попытку скрыться.  Было видно, что его раненый волколак не сможет двигаться быстрее, чем дроу. И темные эльфы пустились в погоню.
Внезапно шаман резко свернул с дороги, приведя дроу к засаде. Сорок пять орков – лучников, три тотема и девять троллей – камнеметателей,  несмотря на гигантские размеры последних, расположились в лесу весьма неприметно и, к тому же, были неплохо прикрыты тремя передвижными боевыми башнями.
Через несколько минут после этого местность возле башен была усеяна трупами дроу. Вождь Кор оказался опытным стратегом, не в пример безмозглым рабам-оркам в подземном городе.  Двенадцать дровских воинов, три ведьмы, некромант и два эльфопаука-райдера погибли только из-за того, что принцесса Джульен хотела насладиться смертью поверхностного эльфа в своих садистских  оргиях.   
Впрочем, двоим темным эльфам, все-таки, удалось бежать в Лихолесье, где орки не посмели их преследовать. Там они и захватили в плен юного нолдэ, ранив его дротиком, отравленным сонным зельем, и вернулись обратно к порталу, незаметно пробравшись в актерскую кибитку.
Одним из этих воинов, выживших после западни орков, был Джанлакс.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 20:56:35)

0

18

***
Темноэльфийская принцесса Джульен оседлала лицо придворного дроу, который ласкал ее языком.
Этот мужчина далеко не в первый раз был её любовником.
Он полагал, что конкретно с ним принцесса не помышляет ничего дурного. Присутствие слуг в  такие моменты не казалось чем-то необычным, просто Джульен нравилось, когда на неё смотрели.  Как всегда, она вела себя очень активно, трепетала и наслаждалась, издавая сладострастные стоны. Её партнеру это было весьма приятно, хотя его язык уже начал уставать. 
Вдруг, неожиданно схватив любовника за волосы, принцесса с силой прижала голову мужчины к своей плоти, сдавливая его бедрами и препятствуя дыханию. Самец попытался сопротивляться, но слуги Джульен  схватили его за руки и ноги. Впрочем, надолго этого не требовалось. Принцесса произнесла обездвиживающее заклинание, теперь во всем теле у самца работал только язык. Причем, язык совершенно не слушался, вопреки воле продолжая вибрировать и дергаться с бешеной скоростью, лаская сладострастную принцессу между ног.   
Плоть Джульен закрыла нос и рот её любовника, он беспомощно задыхался. Его предсмертные конвульсии были весьма похожи на оргазмический трепет её совершенного тела.
Наконец, мужчина-дроу умер, а Джульен кончила. Впрочем, эта женщина была способна испытывать несколько оргазмов подряд.
- Теперь очередь Джанлакса, - сказала она слугам. Пригласите его. И сделайте так, чтобы он был без оружия.   

                                                          ***

           С целью избежать возможной слежки, Спилга долго петляла, сначала по городу, а потом ещё и в лесу.
Наконец, еще раз убедившись в том, что её точно никто не преследует, эльфийка решилась и взобралась на нужное ей дерево.
Здесь, в укромном месте, произнеся тайное заклинание, лаиквенди нашла палантир – полупрозрачный магический шар, когда–то давно подаренный эльфийскому роду синдар могучим волшебником.
По просьбе леди Кеоты,  шар был доставлен сюда эльфами синдар.
При помощи палантира, владеющие им могли свободно общаться на любом расстоянии с тем, кто имел аналогичный шар,  или же, просто очень далеко видеть, например, обозревать дальние и неизведанные территории.
            На связь со Спилгой по палантиру вышла эльфийка Лихолесья Эллет Эттелиен - пресс-атташе и, по совместительству, заместитель Кеоты. В лице Эллен, эльфы Лихолесья тоже владели палантиром, но шар синдар был намного мощнее.
    Увидев в магическом шаре лицо Эллет, Спилга, говоря по эльфийски, быстро, но доходчиво передала ей информацию, полученную от Перса.
   - В этом городе ещё живут несколько эльфов, - немного подумав, ответила Эллет. Некоторые из них сочувствуют Лихолесью. В частности, я немедленно свяжусь с Бризой. У неё, наверняка, найдётся много информации по дроу и по их магии (Эллет назвала Спилге адрес Бризы). Думаю, она безвозмездно даст тебе несколько полезных советов, а может, и магических предметов.  Кстати, Бриза хранит хорошие кристаллы антимагии, обязательно попроси их. Это очень опасный артефакт, но в подземье он может пригодиться.
   И будь осторожна, Спилга. Ты не новичок в охоте на орков, только  дроу -  совсем другое дело. Каждый из них стоит двух, а то и трех орков.  Не забывай также, что хрупкие, на вид, женщины-дроу куда опаснее и смертоносней своих мужчин.
              - Орки в свое время завоевали полмира, - усмехнулась Спилга. А среди достижений дроу -  лишь неудачный поход на Мифрил Холл.
             - Это так, когда черные дела творятся на поверхности - серьезно возразила Эллен. В подземье дровам нет равных. Твои «любимые» орки  - в Мензоберранзане - II всего лишь тупые рабы темных эльфов. И прости, я не разрешу тебе взять с собой палантир,  - продолжила Эттелиен. Попробовать получить из него любую информацию ты можешь прямо сейчас, а потом оставь его там, где взяла.
           После этих слов, Эллет отключила связь.
Спилга закрыла глаза, обхватила обеими руками  палантир и попыталась заглянуть в подземье, в его настоящее и прошлое. Видения были слишком размытыми. Как не старалась следопыт сосредоточиться на пропавшем нолдэ, ничего конкретно она не увидела. (Кто знает - быть может, магия подземья была слишком враждебна для палантира?)
Тогда лаиквенди попыталась заглянуть в прошлое Лихолесья. Попытка удалась и на этот раз эльфийка получила куда больше информации. Она ясно увидела, как два темных эльфа-дроу  напали на нолдэ и парализовали его отравленным дротиком. Как прокрались они, со связанным по рукам и ногам юношей, в кибитку бродячей актрисы Аксэовейн, которую никогда не досматривали пограничники.  Как ничего не подозревающие артисты уехали, вместе с пленным лихолесцем и двумя лазутчиками – дроу, в земли кланов Кора.
          Вот ирония! - подумала Спилга.  Бывшая воин, темная эльфийка Арвен До`Ам наверняка обнаружила бы врагов. Но она осталась тогда гостить у Кеоты. Впрочем, возможно, это спасло Арвен До`Ам жизнь. Остальные же бродячие артисты-эльфы слишком беспечны, чтобы проявить хоть каплю осторожности! Не говоря уж о людях, которые просто видят не дальше своего носа.     
Истощенная палантиром, Спилга смогла осмотреть земли орков лишь в режиме реального времени. В реальном времени  похищенного эльфа там не оказалось.
Постепенно силы Спилги иссякли. Палантир перестал работать.
А вопросы оставались. Сотрудничал ли Кор с дроу, если да, то на каких условиях? С какой целью темные эльфы захватили нолдэ? Где они его теперь держат?
Ответов у следопыта пока не было, но зато Спилга хорошо запомнила лица обоих дровов, похитивших лихолесского эльфа.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 21:03:49)

0

19

***

В пустыне Тускари имелся, как минимум, еще один межпространственный портал, при помощи которого Джанлакс весьма быстро добрался до Мензоберранзана – II. Оркам не следовало знать о  существовании этого портала. Поэтому-то зеленокожим и пришлось пересекать Тускари пешком.
Уже в пригороде Мензоберранзана-II, Джанлакс был остановлен патрулем, состоявшим из двух темных эльфов - мужчин и жрицы дроу.
Жрица властно передала наемнику приказ принцессы, согласно которого ему следовало немедленно её посетить.
Предложение патрульного сдать оружие (якобы Джульен стала больше беспокоиться о собственной безопасности) насторожило Джанлакса. Впрочем, как и то обстоятельство, что в задержавшем его дровском патруле была женщина.
Наемник неоднократно наблюдал убийства на сексуальной почве, совершенные принцессой  подземного города. И тысячи раз он клялся себе, что никогда не пойдет к миледи Джульен без оружия.
Присутствие в патруле жрицы подозрения Джанлакса только усилило. Раньше его, как не относящегося к знати наемника - эмиссара, доставляли к замку  принцессы обычные мужчины.
Один из солдат патруля вежливо протянул наемнику руку, чтобы забрать у Джанлакса скимитары. Жрица рядом с ним оказалась не столь любезной. Возможно, она прочитала мысли наемника или, быть может, просто не хотела лишний раз  церемониться.
- Вишья! – прокричала дроу. Джанлакса отбросило метра на три в сторону и припечатало к поверхности.  Заклинание полностью лишило его возможности двигаться.
Впрочем, грозная ведьма опоздала. К этому моменту, метательные ножи наемника уже начали свой полет к её горлу…

                                                               
                                                              ***

           Мгновением позже, истекающая кровью женщина-дроу упала замертво. С наступлением её смерти, перестало действовать произнесённое ею заклинание. Как раз вовремя. Потому что, придя в себя, двое оставшихся в живых патрульных бросились в атаку.  Первый из них был вооружен мечом и кинжалом. Стремительно приблизившись, он нанес полулежавшему Джанлаксу рубящий удар мечом сверху.
Левым скимитаром Джанлакс парировал этот удар, а правым одновременно отрубил темному эльфу ногу, чуть ниже колена.
Когда раненый дроу рухнул на поверхность,  другой темный эльф выстрелил в наемника из легкого арбалета. Болт был отравлен сонным зельем.
            Засыпая, Джанлакс успел увидеть, что появилась еще одна жрица дроу. Наемник узнал её. Это была Мэлвиэ Локинг, женщина третьего дома Мензоберранзана-II.
Неожиданно, она ударила выстрелившего в Джанлакса темного эльфа магическим кнутом жрицы Ллос, концы которого увенчивались живыми змеиными головами. Больше  Джанлакс ничего не увидел. Он уснул, провалившись в темноту.

                                                                     ***

            Опытный следопыт, Спилга без труда нашла в городке людей дом Бризы.  Темная эльфийка показалась ей довольно милой. Спилга никак не могла поверить своим глазам -  ей говорили, что когда-то эта, такая хрупкая на вид, женщина жила в подземном городе!
       Выпив здравура, а затем и эля, эльфийки весьма дружественно пообщались.
            Хмельная Бриза прочитала лаиквенди целую лекцию о дроу, снабдив её паучьей маской, двумя антимагическими кристаллами, а также и волшебной веревкой - обманкой.
          Несложное заклинание развязывало эту веревку, как бы туго она не стягивала связанные конечности…

                                                                  ***

          В это время, в подземном городе, Джанлакс, наконец, пришёл в себя и почувствовал, что ему в глотку влили какое-то снадобье. Рядом с ним стояла Мэлвиэ.
          Взяв его скимитары, она хладнокровно отрубила голову корчившемуся от боли темному эльфу с отрубленной ногой.
          Подойдя ко второму патрульному, парализованному ударом её кнута,  Мэлвиэ с силой наступила парню ногой на пах. Воин закричал от боли, тогда Локинг с размаху вонзила в его рот левый скимитар Джанлакса.
          Левитируя, она высоко воспарила над раненым дроу и с ускорением рухнула ногами на рукоять скимитара, всей тяжестью своего тела раскроив голову бедняги на две части.
    После этого, дровская женщина, ломая мужские ребра, еще несколько раз аналогичным способом прыгнула на грудную клетку воина,  хотя тот и был уже мертв.
   Наконец, успокоившись, Мэлвиэ произнесла плохо расслышанное Джанлаксом заклинание. Наемник увидел, что раны от кнута жрицы на трупе дроу затягиваются. Сохранялись лишь следы от воздействий скимитаром.
    Он быстро понял, что Мэлвиэ Локинг нести ответственность за эти убийства не собирается.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 21:08:37)

0

20

***

          - Я всегда хотела тебя, как мужчину, Джанлакс, - заговорила, наконец, Мэлвиэ. Надеюсь, ты не откажешься побыть немного рабом своей спасительницы?
          Джанлакс раздумывал недолго.
           Отказ женщине – дроу в половой близости в подземном городе, где царил жесткий матриархат, карался смертной казнью.
Ответственность за убийство патруля полностью лежала на нём. Никто не поверит ему, попытайся он обвинить в этом Мэлвиэ. И хотя правом убивать мужчин в Мензоберранзане - II обладала практически любая женщина, Джанлакс почему-то верил, что, по крайней мере,  в их первую ночь, Мэлвиэ так с ним не поступит.
           Признаться, особого выбора он и не имел. Необходимо  было срочно где-то укрыться от убийц и шпионов Джульен.
           Таким образом, наемнику ничего другого не оставалось, как просто отдаться на милость возжелавшей его жрицы.

                                                                           ***
           Проснувшись следующим утром в покоях Мэлвии, наемник-дроу  почувствовал себя не лучше, чем прошлым вечером.
        Ведь хотя Локинг исцелила наемника от сонного яда дровского патрульного, сама она, в  порыве страсти, до крови расцарапала ночью всю его спину.
          И как не уговаривал Джанлакс Мэлвиэ исцелить его и от этих ранений, боль после её мази только усилилась.
Похоже, эта мазь не способствовала, а препятствовала заживлению ран.
Мэлвиэ хотела, чтобы Джанлакс как можно дольше вспоминал её.
                                                 

                                                               ***                                               
В забытом богами городке Королевства, закончив со здравуром и элем, эльфийские женщины выпили ещё и кофе. После чего, Бриза разрешила Спилге воспользоваться её личным палантиром небольшой мощности.
Лаиквенди тут же связалась с Лихолесьем.
Внимательно выслушав подробную информацию об узнанных накануне обстоятельствах похищения нолдэ, переданную Спилгой телепатически, Эллет подозвала к своему палантиру первую леди Лихолесья. Та  выглядела весьма обрадованной.
- Молодец, Спилга! Браво! – восторженно произнесла Кеота. По твоему описанию, мы, вроде бы, установили одного из похитителей. Судя по всему, это Джанлакс, эмиссар их предводительницы и наемник. Он не находится на постоянной службе у принцессы темных эльфов, но частенько выполняет её разовые поручения.
Я уже связалась с нашим другом Арвен До`Ам. Из всех, кого я знаю, у неё наиболее тёплые отношения с Кором. Она пообещала постараться выяснить для нас, каким образом Кор в этом замешан, если, конечно, вообще замешан.
Береги себя, Спилгочка! Бризочка, а тебе большой привет и спасибо!
Поприветствовав в ответ Кеоту, Бриза убрала палантир и пристально посмотрела Спилге в глаза.
- Возьми еще плащ с вешалки в коридоре, - негромко сказала она лаиквенди. Он зачарован.  Всё ценное клади в карманы этого плаща. Кроме тебя, никто не сможет в них ничего найти, как бы тщательно их не обыскивал (Спилга без раздумий взяла плащ). Теперь можешь идти.
Подозрительно посмотрев по сторонам, Бриза выпустила из своего жилища лаиквенди и закрыла за ней входную дверь.
                                                            ***

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 21:10:22)

0

21

***

            Не обращая никакого внимания на настороженно смотрящих на нее орков,  вооружённых до зубов, Арвен До`Ам спрыгнула с коня и продефилировала к палатке Кора.
Вождь граничащего с Лихолесьем клана орков с утра был с похмелья, но быстро узнал темную, поприветствовав её на всеобщем языке. Однако Арвен До`Ам сразу стала разговаривать с ним на языке дроу.
           Никто из орков, кроме их вождя, не понимал этот язык.
Дровская женщина буквально физически почувствовала неприязнь со стороны бойцов клана, услышавших чуждое им наречие, но виду не подала.
          Сам Кор, немного понимающий язык дроу, несколько раз переспрашивал её, хотя эльфийка и говорила медленно и вкрадчиво.   
Наконец, выслушав,  Кор поднял руку и громко произнес на всеобщем языке:
          - Арвен До`Ам  - воин, которую уважают орки клана Кора! Она может ходить по нашей земле, когда захочет, и где захочет - никто не посмеет атаковать ее! (орки бодрыми гортанными выкриками поддержали вождя) Но ей не следует злоупотреблять уважением Кора! Ибо то, что она хочет узнать, и узнать бесплатно, её не касается!
Орочьи воины одобряюще закивали вождю головами.
          - Что же Кор хочет получить взамен интересующей меня информации? - дроу тоже перешла на всеобщий язык.
Присутствующие орки с интересом прислушались.
-  Двое наших бойцов случайно забрели в Лихолесье и пропали там! (От такой наглой лжи темная эльфийка вздёрнула бровь, но Кор остался невозмутим). Если эти воины убиты, их жены имеют право это знать. А если они живы, так и быть, я расскажу тебе то, что знаю, в обмен на их сохраненные  жизни!
        - Если Кеота начнет войну,  - с досадой зашипела в ответ дроу на темном наречии, - она сотрет твой клан в порошок!
     -  Вождь сказал всё!  - прорычал Кор на всеобщем. После этого  он опять поднял руку, и  кто-то из воинов вложил ему в ладонь бутыль с орочьим хмелем. Заглотнув за раз примерно половину содержимого посудины, Кор разразился громкой отрыжкой, после чего пошел в свой вигвам.
     Расстроенная Арвен До`Ам, в свою очередь, вскочила на коня и  помчалась докладывать Кеоте о результатах переговоров.

       
                                                      ***

        Несмотря на многочисленные,  разыскивающие его, патрули, Джанлаксу  удалось, не вступая в бой, выбраться из Мензоберранзана-II.  Этот дроу знал не только все пригородные тоннели подземного города, но и  места расположения некоторых, весьма малоизвестных, межпространственных порталов.
Орки отряда Урсулы, кроме дозорных, мирно спали на границе пустыни Тускари. Их вождь не торопился загонять в межпространственный портал свой отряд. Перед решающими событиями, бойцам следовало отдохнуть, да и вообще, эти порталы иногда могли дать сбой, особенно, когда ведешь дела с дроу. А смерть, как известно, торопить не стоит.
Итак, несколько часов назад, раненый пауком боец все-таки скончался. Остальные орки, не спеша и с почестями, сожгли его труп.
           Урсуле снилась родная деревня, где рядом с ним стояла его небольшого роста гоблинша, державшая на руках дочку. Вождь обучал дитя разговаривать.
            - Ну-ка, давай, ребёнок, скажи: Сауррррон! Морррдоррр! – рычал орк. Ничего не понимающее, ещё невинное, чадо в ответ только улыбалось и хлопало глазами.
Все было бы так хорошо, не проиграй он тогда в карты этой развратной темной эльфийке!
            Внезапно орка разбудил резкий запах. Это был запах дроу. Урсула бесшумно обнажил меч.
            Увидев, что это всего лишь Джанлакс, вождь расслабился. Скорее всего, дроу вернулся, чтобы дать какие-то дополнительные указания.
        - Все изменилось, орк, - негромко сказал наемник. Я иду с вами. Похоже, принцесса Джульен сошла с ума.  Она хочет убить и тебя и меня. Её воины скоро будут здесь.

0

22

***

     Менталитет и  психология леди Кеоты существенно  отличались от темно-эльфийских.
       Поэтому, выслушав внимательно Арвен До`Ам, предводительница лесных эльфов нисколько не расстроилась.
       - Да верну я бедному Кору его пленных орков! Не больно-то они мне и нужны, - Кеота рассмеялась.
       - Так эти орки всё ещё живы? – удивилась дроу (с её точки зрения, куда логичнее было бы их убить).  Плевать Кору на своих бойцов, - продолжила темная эльфийка. Он просто зарабатывает на тебе авторитет.
       - Знаешь ли, двумя орками больше, двумя меньше, - ответила Кеота. Кстати, пойдем, я покажу тебе их… 

                                                                    ***

      Эльф-переросток Хэйвинг аккуратно сдувал пыль с орочьих лазутчиков, превращённых леди Кеотой в сонные статуи. В тайне, он был влюблен в Кеоту и всегда выполнял все её поручения с особым творческим рвением.
         Еще вчера он покрыл лаком доспехи орков, пойманных  лихолесской ведьмой,  а сегодня еще и подстриг  когти на их уродливых лапах.
      По орочьим меркам, быть бы Хэйвингу великим воином! 120 килограммов веса при почти двухметровом росте - этого эльфа без проблем бы записали в урук-хай.  Но лихолесцам более импонировали скрытые военные операции, для которых Хэйвинг совершенно не подходил. Да и характер у этого парня был, надо сказать, для воина, недостаточно жесткий.
      А поэтому, Хэйвинг служил Кеоте поэтом и бардом. Правда, по совместительству, ему приходилось иногда выполнять и тяжелые работы, например, убирать навоз за драконами.
      Впрочем, физической работы Хэйвинг никогда не гнушался, ибо и в этом он  весьма преуспел.
      Кроме того, в такие моменты, ему почему-то приходили в голову особенно красивые стихи в честь леди Кеоты, на чистом, древне-эльфийском языке:

O, Lady Keota, my Mellon and Love!

Children and Flower today as Dragon or Elf!

Elberet Giltoniel! Mae Johannes!

Lady Keota beautiful girl! 

Сие переводилось на общий, ну… примерно, думаю, так:

 
Ты совершенна и требуешь совершенства!

О, леди Кеота! Нет большего блаженства,

Чем лицезреть тебя, целовать твои руки!

Не вынесет сердце моё разлуки!

    В принципе, подобные чувства к королеве эльфов для обитателей Лихолесья считались нормальными. Ведь, если у орков или гоблинов главарем становился тот, кто тупо сильней, то основным движущим фактором Лихолесья была любовь.
    Всё так, если бы не одно «но». Любовь Хэйвинга была страстной. И, к тому же, с его точки зрения, безответной. Поэтому, она причиняла эльфу страдания. Что Кеоте весьма не нравилось.
    Её ведь многие любили: и Адамэльдар и ещё кое-кто. Не должна же она, в конце концов, себя клонировать?
    Все, что эльфийская леди могла сделать для своего, огромного по размерам, почитателя, это парочка тайно произнесенных заклинаний, значительно облегчающих его душевные травмы...

0

23

***

    Женщине-дроу, Арвен До`Am, парализованные орки весьма понравились. Она сразу вспомнила своё прошлое в Мензоберранзане-II и злорадно заулыбалась.
     -   Эти орки что-нибудь чувствуют? -  спросила темная эльфийка Кеоту.
    -   Они живут как бы в параллельной реальности, - ответила та, - по заранее спланированному сюжету, который придумал Кемендил. Гибель всей планеты в ядерном огне, несколько орков и эльфов спасаются на необитаемом острове. Балроги строят новый мир. Ну и другая, тому подобная, ерунда. Орки убеждены в том, что все происходит с ними на самом деле. (Типа, как в фильме "матрица" - прим. автора) Один из них вообще считает себя еще ребенком, а второго орка – своим отцом.  Как сказал Кемендил,  этот…кхм…групповой сон значительно снизил их агрессивность.
      - Класс! – Арвен восторженно осмотрела орков и, не сдержав пылких чувств, пнула одного из них ногой. Не умрут от истощения?
    - Еду  хорошо заменяет покой, - Кеота улыбнулась.  Шучу, Эльвия каждый день вводит им внутривенно глюкозу. Но теперь, нашим пленникам пришло время просыпаться!             
         Кеота потрогала ладонью лбы орков.
        -  Температура вроде бы нормальная… А ну-ка,  элориен эйтелиэль!!!
    Орки открыли глаза. Один из них, по имени Н*хурх, с ужасом посмотрел на Кеоту, видимо, не вполне понимая, что с ним произошло. Второй сразу схватил за платье Арвен До`Ам.
        - Мамми, -  смешно заскулил этот орк  детским голоском, обращаясь к темной эльфийке,   - я хочу «пи-пи»!

                                                                   ***

    Хэйвинга буквально скрючивало от величия Кеоты. Вот бы она, ну хоть чуть-чуть, похвалила его! Ну… просто бы сказала, что он молодец! Ведь он так старался для неё, так красиво обрезал «обмороженным» оркам их когти! Всей душой этот огромный юноша хотел угодить самой прекрасной, с его точки зрения, эльфийской леди.
    А главная остроухая ведьма Лихолесья и впрямь  была сегодня эффектна, как никогда.  Ярко-красный плащ, шляпка с опереньем,  берцы…  А какие глаза! Такие добрые! И загадочные! Кстати, никогда точно не скажешь, какого же они, на самом деле, цвета…
     Действительно, иные говорили, что Кеота меняла цвет глаз по своему усмотрению. Ее глаза бывали то зелеными, то карими, то, даже, голубыми. Хэйвинг, наверно, предположил бы, что она пользуется контактными линзами, но, в то время, их еще не изобрели.   
     Почувствовав помыслы переростка-эльфа, леди Кеота обратила на него взор, преисполненный милосердия. Соблазнить, что ли, парня разок? – шутливо, но, в тоже время, с некоторой грустью подумала она. Впрочем, эта её мысль была, конечно же, абсолютно несерьёзной, ибо высокая степень благочестия светло-эльфийских ведьм общеизвестна.

0

24

***

     Пришедшего в себя, после сна, орка Н*хурха, лихолесский отряд, состоящий из нескольких эльфийских воинов и ведьм (включая темную эльфийку Арвен До`Ам) конвоировал к землям Кора.  Н*хурху связали лапы. Второй пленный орк, по кличке Скорпион, похоже, в связывании не нуждался. Этот пленный боец вел себя словно ребенок. Судя по всему, от  заклинания Кеоты, у гоблиноида всерьез съехала крыша, и он впал в детство.
     Но даже эльфы чувствовали, что дух Лихолесья сильно раздражает орков. Последние часто сплевывали и нервно чесались, жутко кривя свои ужасные морды. К тому же, рой постоянно хохочущих  тонюсенькими голосками маленьких (размером с палец) фей - женоподобных и светящихся в темноте крылатых гуманоидов, кружащих возле пленников, только усиливал раздражение последних.
     Дело закончилось тем, что изрядно проголодавшийся Скорпион ловко ухватил лапой  сразу несколько фей одновременно и сожрал их. Остальные крылатые создания, с  криками ужаса и недовольства, быстро улетели вглубь леса.
     После этого происшествия, лица всех эльфов, особенно, молодой  дочери Спилги, омрачились печалью. Лихолесцы любили фей.
     - Еще раз так сделаешь, убью! – в сердцах пригрозила Анастасиэ орку, дожёвывавшему несчастных существ. Тот в ответ лишь безумно улыбался. Из его пасти, вместе со слюнями, выпало несколько фейских крыльев (весьма похожих на стрекозьи, но только побольше).
     - Разумней бы было, все-таки, до границы с землями Кора тащить их спящими, -  поздновато, пожалуй, заметил Кемендил.
     В итоге, конвоиры, на всякий случай, связали передние лапы и Скорпиону. Последний возмущался, рыдая, словно пятилетний ребенок, но эльфы были непреклонны.
     На подходе к землям Кора, откуда-то сверху раздался режущий уши звук, похожий на крик птеродактиля. Тень грозного существа накрыла лихолесский отряд. Над головами конвоиров пролетел огромный черный дракон, оседланный своей эротичной наездницей, эльфийкой по имени Нэа.
     - Неплохо, - с облегчением подумала Арвен До`Ам. Если Кор попытается отбить наших пленников силой, ему явно не поздоровится.

                                                                  ***

     Урсула достал из походной сумки трофейный дварфский кальян, «забодяжил» его, и закурил. Взгляд орка был невесел.
     - И что ты предлагаешь? – мрачно спросил он темного эльфа, передавая ему курительную трубку.
     - Из этой пустыни есть только два выхода, - ответил Джанлакс, после того, как сделал пару затяжек. Назад, в подземье, или в земли кланов Кора. В подземье мне теперь нельзя. А вам, тем более, нет смысла туда соваться. Подумай, как можно договориться с Кором, чтоб нам дали политическое убежище?
     - Я понятия не имею, я ведь его не знаю, - сказал орк. Но верить ему не советую. Этот вождь покрыл себя позором, заключив мирное соглашение с лесными эльфами. От него можно ожидать, что угодно.
     - Я вообще никому не верю, - усмехнулся темный. Можно попробовать напроситься в гости к пустынной ведьме Софиэ. Скорее всего, мы там весьма быстро и, вероятно,  даже безболезненно умрем. По крайней мере, в отличие от Джульен, Софиэ не часто применяет пытки.
     - Предпочитаю помучиться, - спокойно ответил орочий вожак.
        - Тогда надо идти к Кору, - продолжил свою мысль дроу. И думать, как затем перебраться в Королевства людей. Там полным-полно маленьких городков, со всяким сбродом, среди которого легко затеряться. Норкейн нас там не достанут.
     - Кор может попытаться тебя убить, - угрюмо заметил орк. Предупрежу сразу, если что, я заступаться не буду.
     - У меня есть еще один, пока черновой вариант, - улыбнулся дроу. Это Лихолесье. Мензоберранзан-II давно уже ищет повод напасть на них. Думаю, я смогу попросить убежище, в обмен на информацию.  Но там уже я не стану за тебя заступаться, вождь, - рассмеялся темный эльф.  А поэтому, возможно, нам просто придётся разделиться, - Джанлакс пристально посмотрел на орка.
     - И как скоро темные эльфы будут здесь? – спросил тот.
          -   Скоро Урсула, очень скоро. Если честно, я удивлен, что они уже не здесь.
          -  Тогда в портал.

                                                                         ***

      Телепортация прошла успешно. 29 орков и наемник-дроу стояли живые и невредимые в землях клана Кора, почти на границе с Лихолесьем.
      -     Тазар и Алекс, -  прорычал орочий вождь, -  портал на хрен!
     - Взрыв может быть непредсказуемой силы, - начал было предупреждать  дроу,  но поздно. Орки уже прилепили что-то к порталу, быстро отбежали в сторону и залегли. Темный эльф поспешил последовать их примеру.
        Вопреки опасениям дрова, взрыв произошел умеренный. Средней силы заряд гексогена разнес портал на куски.
        - Ну и везет тебе, дуралей! - прокричал Джанлакс прямо в уши оглушенному орку. Основная сила взрыва, видимо, пошла внутрь портала, а не наружу!
    Ни орки, ни темный эльф, не знали, конечно, что повезло им куда больше. В это время, мощный отряд, состоящий из 80 дровов, отправленных Джульен на поимку Джанлакса, был полностью уничтожен  страшной силы выбросом энергии, выплеснувшейся из противоположных ворот межпространственного коридора. Несколько  разведчиков дроу успели войти в портал, но только для того, чтобы никогда не вернуться оттуда.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 21:19:24)

0

25

***
         Орки и темный эльф, как зачарованные, смотрели на обломки портала.
     - Как же мы теперь попадем обратно, шеф? – робко спросил шаман.
        Урсула не спешил информировать своих бойцов о том, что условия их похода изменились.
      - Вернемся другим путем, - ответил за вождя Джанлакс.
     - Нам надо срочно делать ноги, - не обратив внимания на присвоение  его полномочий, сказал орочий вожак, - взрыв наверняка привлечет внимание.
       Возражений на это ни у кого не было. 29 зеленокожих и темный  эльф вмиг растворились среди деревьев.

                                                                    ***

        Примерно через полчаса после взрыва портала, к орочьему вождю теперь уже бывших лазутчиков Джульен подбежал разведчик его отряда.
     - Вождь, лесные эльфы! - донес он. Идут по тропе, западнее нас. В основном, вроде, бабы. С ними два пленных орка. Можно попробовать отбить…
       - Они тебя заметили?  - нервно перебил темный эльф.
     - У одной сучки меч так блеснул голубым, что мне чуть глаз не выжгло, - пояснил орк. Их дьявольское оружие прекрасно реагирует на  орочью плоть.
     -А куда они их ведут, в Лихолесье? – спросил Урсула.
        - Получается, наоборот, - разведчик задумался и оторопел. Ерунда какая-то! Они идут по нейтральной зоне в сторону, противоположную Лихолесью. Получается, они идут в сторону Кора!
     - Урсула, ну я тебя умоляю, - так, чтобы не слышали другие, и, конечно, с иронией, прошептал Джанлакс. Да наплюй на этих двух орков! Раз попали в плен к эльфам, значит, сами червяки болотные! Нам сейчас осложнений только не хватало!
     - Отбив этих уруков, мы могли бы угодить Кору, - продолжал разведчик.
      - Атакуем и сразу отходим, - неожиданно приказал вождь. Пусть эльфы подумают, что напали местные. Тут, после взрыва портала, должно быть, полным-полно пограничных отрядов Кора.  Надо отвлечь от нас их внимание, и внимание эльфов.  Нам нужно время, чтобы раскинуть мозгами, как действовать дальше. Пускай лучше они займутся друг другом.

0

26

***

      Рингероул подняла руку и эльфийский отряд остановился.
        - Полчаса назад я ощутила странный взрыв. А теперь,  чувствую орков восточнее нас, - прошептала боевой маг. 
       - Я тоже, - ответила Анастасиэ. Мой меч и так постоянно светился голубым, только потому, что с нами два пленных орка. Но сейчас это свечение значительно усилилось.
      - Что же вы хотели, милые дамы? - улыбнулся Кемендил. Мы приближаемся к орочьим землям!
         - Теперь они, похоже, перестроились и пытаются окружить нас, - продолжала шептать Рингероул. Их около  30, и с ними, кажется, эльф.
        - Я ощущаю присутствие неподалеку темного эльфа, - телепатически передала эльфийка-дроу Арвен До`Ам. Призовите дракона, пока не началась резня.

                                                                     ***

       Один из пограничных отрядов Кора осмотрел взорванный портал.  Орочьи следопыты не сразу смогли понять, кому это пришло в голову разнести на части бесполезную, с их точки зрения, груду камней. Но, быстро почуяв чужеродный запах темного эльфа, они взяли его след. 
                                               
             
                                                                     ***

       Арвен До`Aм повернула на восток, подошла к краю леса  и артистично подняла вверх обе руки.
      - Я дроу Арвен! Я 9-ая внебрачная дочь Закнафейна, победитель Теней и друг Кора! -  громко прокричала она.
    Ответом были две орочьи стрелы, вонзившиеся ей в грудь.
      Несмотря на ранения, дровская женщина сумела некоторое время остаться на ногах.  Её руки сделали едва заметное движение, и силуэты стрелявших орков осветились магическим огнем, делаясь уязвимой мишенью.
      Меткие лучницы лаиквенди отреагировали немедленно. Зазвенела тетива и двое из орков упали. Одному из них стрела попала в глаз, другому пробила шею.
      Тотем орков выстрелил магией и обездвижил одну из лучниц.   После чего,  из леса вылетел орочий томагавк, который раскроил череп эльфийке. Лучница упала замертво.
  Обессиленная Арвен До`Ам тоже упала, потеряв сознание.
      Из-за облаков вылетел дракон, стремительно снижаясь к месту боя.
      Эльфы – мужчины обнажили мечи.
      Оценив траекторию полета боевого топора, Анастасиэ выстрелила,  но лишь слегка зацепила плечо бойца, который  начал менять позицию.
      Впрочем, напрасно раненый орк вскрикнул от боли, потому что залп остальных лучниц- лаиквенди тут же уложил его.
      В следующий миг, группу эльфиек, стреляющих из луков, поглотила сфера тьмы, выпущенная Джанлаксом.
      - Бейте ведьм! – раздался крик вождя орков.
      Десять орочьих бойцов, с  секирами наперевес, выскочили из леса и рванули в сторону ослепленных лучниц. Дорогу им преградили эльфы - мужчины, вооруженные мечами. Завязался бой.
      Уклонившись в сторону от атаки секирой, Кемендил на встречном движении отрубил мечом одному из орков лапу.  Мардил, атакованный сразу двумя орками - шаманами, не заметил зашедшего со спины ветерана, который ятаганом снес ему половину головы.
      Еще два ветерана в тяжелых доспехах сумели прорваться к одной из лучниц. Один из них изловчился схватить её руки, а второй ножом перерезал ей глотку.
      Рингероул взмахнула посохом, и выпустила молнию, которая убила в затылок зарезавшего лаиквенди  ветерана.  Левитируя, эльфийка начала быстро взлетать над лесом. В это время метко пущенная орочья стрела попала магу в живот. Раненая, она рухнула на землю. Возле неё образовалась лужа крови.
      Сразу три орочьих бойца-наемника бросились к Анастасиэ. Работая руками с невообразимо бешеной скоростью, эльфийка успела из своего лука в упор  расстрелять двоих.  Выстрелив магией, тотем обездвижил и третьего орка и Анастасиэ.
        Дракон стремительно снижался.
        Эльфийская стрела вонзилась волколаку в пасть.
      -   У них дракон! Ложитесь мордой в землю! - проревел шаман, спрыгивая с раненого волколака.
      - Не поможет! Нас сожгут! – крикнул в ответ Урсула. Смешаться с эльфами в рукопашной! Их дракон не будет жечь своих!
         - Идиоты! - визжал темный  эльф. Мы завязнем в бою!
          Лесные эльфы тоже что-то закричали на своем языке.
       Исполняя приказ вождя, все орки выскочили из леса. Освободившись из сферы тьмы, эльфийки – лучницы тут же уложили троих из них, но в это время другие успели сократить расстояние. Численный перевес был на стороне орков.
       Первые две, вставшие на пути, лаиквенди - лучницы быстро пали под ударами секир. Одной из них ветераны отрубили обе руки, а второй  сломали позвоночник.    Остальные эльфийки, видя, что луки в ближнем бою становятся бесполезными, успели достать парные мечи.
Повсюду стал раздаваться звон стали.
     Будучи тяжело ранен, Кемендил продолжал сражаться  с двумя шаманами одновременно.  Еще один лесной эльф призвал на помощь рысь, которая схлестнулась с орочьим волколаком, но подскочивший сзади орк-наемник проткнул эльфа копьем в спину, и рысь исчезла.
      Другой волколак терзал и грыз залитое кровью тело эльфийки.
       Пленные орки Н*хурх и Скорпион со связанными лапами убежали в лес.
       Перестало действовать заклинание тотема. В себя пришли Анастасиэ и орк рядом с ней.  Кипя от ярости, орочий боец быстро вырвал лук из  рук эльфийки, и  сломал его об колено. Анастасиэ обнажила меч.
     Дракон изрыгнул огонь чуть восточнее места битвы. Нэа беспощадно спалила двоих орков, неразумно отступивших под натиском эльфов в сторону от эпицентра сражения.
     Сбивая дракону прицел,  Джанлакс забросал окрестности залитого кровью места побоища сферами тьмы.
     - Отходим!  - крикнул он Урсуле.  Бежим, пока дракон делает разворот!
Берите какого-нибудь заложника!
     Подхватив Арвен До`Ам, до сих пор находившуюся без сознания, вождь орков  бросился наутек.
     - Дайте нам уйти, и она останется жива! – изо всех сил закричал Джанлакс  эльфам.   
       Одновременно с его словами, его дротик с сонным зельем вонзился в шею Кемендила.
     Возможно, именно атака дрова натолкнула ведьму Лихолесья на мысль сменить тактику.  Блеснув в глазах светом Амана, и ловко парируя удары атакующих её орков, Анастасиэ запела: «Ellen like angel do mitral esteeming!» То было мощное светлоэльфийское заклинание, лишающее сознания  живых существ в радиусе около ста метров. В следующее мгновенье, бьющиеся между собой орки и эльфы  отправились в царство сна. Впрочем, и сама Анастасиэ рухнула без чувств  -  слишком сильное волшебство отняло все её силы.

0

27

***

     Снизившись на высоту полета стрелы, эльфийка – драконесса по имени Нэа внимательно осмотрела забрызганное кровью и мозгами место битвы, всё еще окутанное магической дымкой Анастасиэ, и оценила обстановку. Все воины находились  без сознания. Судя по всему, как минимум, 9 эльфов и  12 орков были тяжело ранены, либо убиты. А с северной стороны приближался еще один орочий пограничный отряд.
    Нэа решительно направила дракона навстречу пограничникам. Надо вступить в переговоры с ними в таком месте, где она, в случае чего, без труда сожжет их.

                                                                       ***

    Вождю Урсуле снился странный сон, будто бы он лежал в постели с врагом. То была эльфийка, Арвен, но не темная Арвен До`Ам, которую орк  впопыхах пытался утащить с места боя в качестве заложника, а знаменитая владычица и супруга Арагорна, когда-то давно жившая в Ривенделле.
    Почему-то во сне, её заостренные эльфийские уши и неестественно (с точки зрения орка) тонкие пальцы рук, вовсе не казались вождю клана Грок Галум такими уж отвратительными.
    - Спасибо, что поимел меня, Урсула, -  ласково прошептала ему знаменитая эльфийка, - мне так хорошо!... :D

Отредактировано Урсула Грок Галум (2008-04-19 09:52:35)

0

28

***

    По поводу убитых и раненых  никаких споров не возникло. Пограничники Кора увезли с собой павших орков, а быстро прилетевшие на больших орлах и драконах воины и ведьмы Лихолесья забрали себе раненых и убитых эльфов.
    Оставшихся в живых бойцов Урсулы эльфы тоже передали Корским пограничникам. Исключение составили лишь сам Урсула и Тазар, на мордах которых внимательные лаиквенди разглядели офицерские татуировки. Их, а также воина-дроу, лесные эльфы, связав, доставили для личного допроса к предводительнице Лихолесья.
    Придя в себя, орки тяжело отходили от заклинания Анастасиэ, словно от наркоза. Их тошнило и рвало. Темный эльф чувствовал себя несколько лучше и поэтому его доставили к главе Лихолесья первым.
    Кеота была в шоке. Её трясло, она рыдала и скрипела зубами. Никогда ранее Адамэльдар не видел её столь расстроенной. Будучи вне себя от горя, эта, всегда, казалось бы, сдержанная женщина с размаху ударила Джанлакса коленом в пах.
    Дроу, возможно, и почувствовал боль, но вида не подал. Все-таки, Кеота не отличалась большой физической мощью.
    В следующее мгновение это поняла и сама Кеота. Прошептав соответствующее заклинание, она раскаленной добела шпилькой каблука  прожгла ступню ноги темного эльфа насквозь. 
    Не выдержав, Джанлакс закричал от боли.  По лицу Кеоты пробежало некое подобие удовлетворения. Впрочем, она тут же попыталась перегрызть кадык дроу. Тут бы и пришел конец темному эльфу, если бы не Эллет и Адамэльдар, оттащившие от него разбушевавшуюся ведьму Лихолесья.
      - За что! – кричала Кеота, - что мы тебе сделали!?
    - Орочьим отрядом командовал орк, - корчась от боли, простонал Джанлакс. Он погиб. А я не убивал никого из твоих бойцов!
    - Ложь! Среди убитых только рядовые! За что ты похитил Намариэ?! – продолжала кричать Кеота.
        - Я был тогда наемником принцессы темных эльфов, - изо всех сил пытаясь сохранить спокойствие, ответил дроу. Я похитил вашего воина по её приказу.
        - Где он?
        - Он мертв.
         - Убейте его!  - Кеота разрыдалась.
      Два лесных эльфа, исполнявшие роль конвоиров, растерянно переглянулись и развели руками.
       - Госпожа, - рискнул возразить один из них, - убивать военнопленных запрещено...
       - Это бандиты, а не солдаты! – продолжала гневаться эльфийка.  Ладно, - неожиданно Кеота взяла себя в руки. Ради Эру, уведите его отсюда! Я не могу больше его видеть!
           Воины лаиквенди медленно увели хромающего дрова.
            Кеота скорбно посмотрела на Эллет.
            - Исцели ногу этому гаду, - тихо попросила она.
             Эллет молча обняла Кеоту, и обе они разрыдались.

                                                                                                 ***

    Пленные Тазар и Урсула обреченно ждали своей участи. Их охраняли разумные деревья - энты. Повсюду звучала дивная и грустная эльфийская музыка, играемая на лютнях.
    И вот, кто-то из лаиквенди запел, а другие эльфы подхватили:

     А Элберет Гилтониэль
     Сереврен Рейна мириэль
     А мэрель эглер Элленас!
     На-кэард раллан дириэль
     А галаареммин эннорас,
     Фаруилос, ле линнатон
     Нэф аэр, си нэф азарон!

     - Если нас тут и прикончат, то еще не скоро, - съязвил Тазар. Дня три еще, если не больше, они будут оплакивать теперь своих павших воинов.   
     - Они будут петь еще очень долго, - серьезно ответил Урсула. После этой песни, про Элберет, запоют потом о своей Благословенной Земле.

                                                            ***

       Орки ошиблись. Кеота со своей свитой пришла к ним уже следующим утром. Было видно, что первая леди Лихолесья умеет держать удар.
       Эльфийка пристально посмотрела в глаза Урсулы, и у того пробежала по коже дрожь. Орк почувствовал себя так, словно ведьма препарирует его, рассматривая душу.
        - Как твое имя, вождь? – наконец спросила она.
         - Урсула, - честно ответил орк.
        - За что ты меня ненавидишь, Урсула? За что ты убил моих братьев и сестер? – голос Кеоты звучал как металл.
        - Твои воины храбро дрались и поразили немало орков, - словно не понимая вопроса, пробормотал орочий вождь.
        - Я спросила: «за что!» Эльфийка смачно ударила орка по щеке. Присутствующие, эльфы и орк Тазар, вздрогнули от неожиданности.
        - Ты ведь ведьма, ты знаешь ответы, - сплюнув кровью, пробубнил орк.
        - Да, я знаю ответы, - Кеота заскрипела зубами. Ты хотел стравить меня с Кором. Тебе казалось, что так будет безопасней идти через его землю, не так ли?
        - Так, - подтвердил Урсула.
          Врать было бессмысленно.
        - Наверно глупо спрашивать об этом орка? – голос Кеоты стал чуть мягче. Но, быть может, ты, все-таки, скажешь мне, чем я перед тобой виновата? Мы ведь даже не знакомы. А ты убил существ, которых я любила. Неужели это совсем не доступно для твоего понимания?
        - Я отвечу тебе ведьма! – орк вдруг рассвирепел. Да, я ненавижу! Ненавижу всех вас, паршивых остроухих! Трусливо стреляющих из засад! Всегда боящихся открытого боя!
        - О Элберет! И это все? – Кеота кисло усмехнулась. Не лезьте сами, тогда не будет нужно испытывать на себе наши стрелы!
        - Где была твоя Элберет, когда Мелькор калечил моих предков в Утумно?! – еще громче заорал орк. Ни гламурные эльфы, ни долбаные Валары, ни ваша Элберет, ни даже всемогущий Эру, никто пришёл к ним на помощь! Ты, перворожденная, высокомерно обвиняющая орков в служении злу, спроси себя, а был ли у них выбор!
    - Выбор у тебя есть прямо сейчас, ирчи, - в глазах Кеоты блеснул свет Амана. Поклянись, что больше не поднимешь против лаиквенди оружие или умри!
         - Кеота, ну прости меня, я тебя люблю! - орк неожиданно разрыдался, упал на колени и, продолжая всхлипывать, принялся целовать ей ноги.
   Эллет и Анастасиэ удивленно переглянулись.
    - Чего случилось-то, шеф? – испуганно спросил Тазар, когда ошарашенные эльфы ушли.
    - Должно быть, это какая-то магия, – предположил Урсула.     
        - Шеф, нам надо срочно думать, как свалить. Если чертовы эльфы нас даже и не прирежут, крыша точно от них съедет, - сказал Тазар.
       Вождь орков лишь задумчиво промолчал в ответ.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-06-09 19:27:57)

0

29

***
Состояние здоровья Арвен До`Ам стремительно улучшалось. В отличие от людей, эльфы, в том числе дроу, куда быстрее исцеляются после ранений. Под действием мощных заклинаний ведьм Лихолесья, смертельные, казалось бы, раны затянулись, но темная все еще продолжала испытывать слабость.
Хотя Кеота по-эльфийски бесшумно вошла в палату лечебницы, где находилась раненая,  дровская женщина сразу открыла глаза.
- Ну что, мое заклинание подействовало? –  спросила темная эльфийка Кеоту.
- Не  так,   как   я   думала,  - ответила  та.   Похоже,   этот  орк в
меня «влюбился» или что-то вроде того.
          - Значит, все-таки подействовало, - дроу улыбнулась. Да, теперь он у тебя на «крючке», выполнит  всё,  что  ты скажешь.  Живя в подземье, я не раз проделывала с самцами подобные штучки.  Они совершенно теряли волю и делали для меня всё, чего бы мне ни захотелось.
-  Я, все-таки, в данном случае не уверена в эффективности твоего заклинания на сто процентов, - засомневалась Кеота. Психика орков и темных эльфов  различна. На мгновение, орочий вожак, действительно, совсем утратил волю, но, как мне показалось, он затем взял себя в руки.
          -  Да брось, - успокоила ее Арвен До`Ам.  Все самцы одинаковы. Тупы и прямолинейны. Низшие существа, в сравнении с нами. Хотя и женская власть иногда до добра не доводит – вот если бы в Лихолесье правил мужчина, сомневаюсь, что лесные эльфы стали бы терпеть соседство Кора!
- На вас напал не Кор! - запротестовала Кеота.
- Я   и  сама  не   враждую    с      Кором.   Но   все   орки   по    натуре
одинаковы, - отрезала дроу.
- Наверное, ты  права.  Хотя,  знаешь ли,  многие   орки  то  же   
самое говорят про нас. По крайней мере, с Кором я могу договориться. А вот люди из секты Святого Франциска, презрительно называя эльфов, гномов, да и орков «нелюдью», ловят их, и без вины вешают или сжигают заживо на кострах! - от негодования у Кеоты даже задрожали руки.
- Мерзавцы! - лицо темной эльфийки скривилось в гримасе ненависти. Пусть только сунутся к нам – утонут в собственной крови!
          - У Лихолесья слишком много врагов, - Кеота пристально посмотрела в глаза Арвен До`Ам, - орки, люди, темные эльфы, даже гномы нас последнее время не любят! Похищенный нолдо теперь мертв, и его не вернешь – я уверена, что пленный темный эльф не врет. Сейчас я не хочу потерять в подземье Спилгу. Темная, мне так нужны твои навыки, чтобы вернуть её! Выздоравливай скорее!   - Кеота прижала к своим губам ладонь женщины - дроу и что-то прошептав, поцеловала её.
-  В подземье я бы уже давно встала на ноги, при помощи собственной магии,  - смущенно ответила темная эльфийка, сразу почувствовав прилив сил. Не сомневайся, очень скоро буду совсем здорова. Возьму с собой этого пленного темного эльфа  - Джанлакса, и вместе мы вытащим Спилгу!     

                                                               ***

Пленного дроу даже не пришлось уговаривать. Ненависть к Джульен пересилила в Джанлаксе все остальные чувства. Не раздумывая, он согласился принять участие в экспедиции по эвакуации Спилги из подземья, в обмен на собственную свободу.
В залог его «верности», слуги Кеоты взяли образцы крови и волос Джанлакса, в количестве, достаточном для убийства при помощи магии. Впрочем, первая леди Лихолесья не сомневалась, что  темный эльф сдержит слово. Ибо месть это то, от чего дроу откажется в последнюю очередь. А тот, судя по всему, очень хотел хоть как-то насолить вероломной Джульен.
С удовлетворением, Кеота также отметила для себя, что  наемника всё еще мучают боли в ступне, а значит, её магия по-прежнему сильнее, чем магия преданной ей Эллет Эттелиен, оказавшей по её приказу медицинскую помощь этому пленнику.

Отредактировано Урсула Грок Галум (2009-04-23 21:32:26)

0

30

***

Кеота и Арвен До`Ам пристально разглядывали доставленных к ним под конвоем пленных орков и темного эльфа. Тазар, Урсула и Джанлакс, в свою очередь, уставились на эльфиек.
Последние казались ожившими шахматными ферзями. Кеота, облаченная во все белое,  и дроу, одетая в иссиня-черную одежду.  Ферзи эти, как ни странно, несмотря на различие в цвете, воевали за одну сторону.
          Глава Лихолесья произнесла короткую речь о сложной политической обстановке в мире и  оказанному плохим парням, с ее стороны,  доверию -  послужить, наконец, добру.  Орки, было видно, внутренне противились её обаянию, хотя в итоге, речь ведьмы их вдохновила. Кеота неоднократно подчеркнула, что оставляет им право выбора – они могут остаться в плену Лихолесья. Но никто не отказался от похода.
Затем Арвен До`Ам неожиданно выхватила из ножен парные мечи и,  демонстрируя отточенную технику, молниеносными движениями слегка порезала лица пленников.  После этого, Тазар и Джанлакс подписали кровью какой-то документ, как им объяснили эльфы, в качестве клятвы, что сделают всё возможное для достижения цели похода по эвакуации Спилги.
Документ с клятвами здесь же передали эльфийскому магу Рингероул, которая к этому времени пришла в себя после ранения ее орками в битве на границе с землями клана Кора.
Только Урсула подписывать договор кровью отказался, мотивируя тем, что он орочий вождь и достаточно одного его слова. Принуждать орка не стали.  У Кеоты состоялся подробный разговор с Урсулой по поводу задания, порученного его отряду Джульен. Выяснилось, что, помимо палантира (о чем Кеоте еще ранее сообщил Джанлакс), оркам было приказано  похитить в Лихолесье легендарную голубую шляпу Кеоты, либо обменять её на заложника, захваченного из числа эльфов.
- Шляпу??? – засмеялась ведьма. Никогда бы вы не справились с этим! Ну что же, возьмите ее с собой, и скажите, в случае чего, что частично исполнили задание. Пускай это спасет кому-нибудь из вас жизнь. Только в шляпе ведь на самом деле нет никаких магических свойств, это всё суеверия вашей Джульен. 
            - Кеота, быть может, темная принцесса надеялась найти в шляпе твои волосы и как-то использовать это? - вставила Рингероул.
- Хм, возможно, - Кеота нахмурилась. Мне, пожалуй, следует быть поосторожней.  Ладно, пускай лучше Аксэовейн купит вам пяток подобных шляпок на рынке в Гринвуде.  Вот моя фамильная драгоценность -  прицепите ее к «трофейному» головному убору для правдоподобности.       
Вновь рассмеявшись, Кеота передала Урсуле эльфийскую брошь в форме березового листа. Впрочем, ловкий Джанлакс, даже не пытаясь скрыть ревность, тут же выхватил её из лап орка и забрал себе.
Кроме того, Лихолесцы снабдили отряд орков и темных эльфов  деньгами, оружием и продовольствием. А на границе Лихолесья лазутчиков ждали пилигримская кибитка, обычно перевозившая бродячих актеров, лучница-лаиквенди по имени Линчик, а также лунная эльфийка Аксэовейн.

0


Вы здесь » Тропа Эльфов » Наше творчество и фото » Темное небо (история о нас).


Создать форум