Тропа Эльфов

Объявление

~

 

~ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ТРОПУ ЭЛЬФОВ!!!! ~

 

~УВАЖАЕМЫЕ ГОСТИ, РЕГИСТРИРУЙТЕСЬ И УВИДИТЕ ВСЕ РАЗДЕЛЫ И ТЕМЫ ФОРУМА! МЫ РАДЫ ВСЕМ!!!!~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тропа Эльфов » Книжный мир » Книги


Книги

Сообщений 61 страница 90 из 496

61

Ммм, вроде не припомню.
Говоришь, стоит прочитать?..

0

62

Да. Прочитать стоит. Я сам подсел на Дина Кунца после этого романа.

0

63

А я - после романа Антихрист, кажется, так назывался...
Нестандартный взгляд на христианство был там показан, зацепило. Вообще у него интересные философские мысли встречаются, есть над чем подумать.

0

64

Хм... Надо почитать.

0

65

Скачал в сети пролог к новому роману Сальваторе "Король орков".  Говорят, полностью на русском выйдет в следующем году:
Р. А. Сальваторе
Король Орков
Пер. с англ. — Даммерунг
Прелюдия
Дриззт До'Урден присел в расщелине меж двух валунов на склоне горы, глядя вниз, на необычное собрание. Человек, эльф и трое – по меньшей мере трое – дварфов стояли и сидели вокруг трех открытых повозок, расставленных треугольником у небольшого костра. Мешки и бочонки отмечали периметр лагеря, окружая скопление палаток, число которых говорило Дриззту, что в отряде состоят не только те пятеро, что были у него на виду. Он перевел взгляд с телег на небольшой травянистый лужок, где паслось несколько лошадей. Сразу за ними он вновь увидел то, что привело его к лагерю – два кола, увенчанные отрубленными головами орков.
Эти люди, как и их отсутствующие товарищи, вне всякого сомнения являлись членами Касин Ку Калас, «Трех К», организации самопровозглашенных карателей, взявшей свое имя из эльфийского присловья, означающего «Честь в битве».
Зная репутацию Касин Ку Калас, чьей излюбленной тактикой были ночные налеты на орчьи жилища и обезглавливание всех мужчин, что были внутри, Дриззт находил это имя более, чем слегка ироничным, и более, чем немного отталкивающим.
– Трусы, все до последнего, – прошептал он, наблюдая за мужчиной, держащим в руках длинную черно-красную мантию. Отчистив ее от ночной грязи, он с почтением сложил ее, поднеся к губам для поцелуя, прежде чем уложить в одну из телег. Затем мужчина наклонился и поднял второй говорящий сам за себя предмет – черный капюшон. Он собрался и его положить в телегу, но, поколебавшись, надел его на голову, поправив так, чтобы видеть сквозь прорези для глаз. Это привлекло внимание остальных четверых – остальных пятерых, так как Дриззт заметил еще одного дварфа, вышедшего из-за повозки, чтобы уделить внимание человеку в капюшоне.
– Касин Ку Калас! – провозгласил человек и вскинул руки со сжатыми кулаками в хвастливом жесте победителя. – Не позволяй ни одному орку жить!
– Смерть оркам! – воскликнули в ответ остальные.
Шут в капюшоне разразился чередой оскорблений и угроз в адрес этих человекоподобных существ со свиными чертами. Наверху, на склоне холма, Дриззт кивнул, и его лук, Тулмарил, медленно скользнул с плеча. Он поднял оружие, наладил стрелу и натянул тетиву одним стремительным движением.
– Не позволяй ни одному орку жить, – повторил человек в капюшоне, но его прервала вспышка молнии, пронесшейся над лагерем и вонзившейся в бочонок теплого эля, стоявший рядом с ним. Взрыв бочонка разметал жидкость, и в стороны разлетелись полосы электричества, в мгновение ока похитив темноту сгущающихся сумерек.
Все шестеро отступили назад, прикрывая руками глаза. Когда к ним вернулось зрение, каждый увидел одинокую фигуру стройного темного эльфа, стоящего на повозке.
– Дриззт До'Урден, – выдавил один из дварфов – толстый, с оранжевой бородой и гигантскими, от виска до виска, бровями.
Двое других подтвердили это кивками и движениями губ. Невозможно было не узнать темного эльфа, стоящего перед ними, с двумя саблями у пояса и Тулмарилом Искателем Сердец, вновь переброшенным через плечо. Длинные, белые, густые волосы дроу развевались в вечернем воздухе, плащ хлопал на ветру позади него, и даже тусклый свет уходящего дня не мог ослабить сияние его серебряно-белой, прошитой мифрилом, рубашки.
Медленно стянув с себя капюшон, человек бросил взгляд в сторону эльфа, затем вновь посмотрел на Дриззта.
– Твоя слава бежит впереди тебя, Мастер До'Урден, – сказал он. – Чему мы обязаны честью находиться в твоем присутствии?
– «Честь» – это странное слово, – ответил Дриззт. – И еще более странно оно звучит, сходя с губ того, кто носит черный капюшон.
Дварф, что стоял ближе всех к повозке, ощетинился и сделал шаг вперед, но его остановила рука рыжебородого товарища.
Человек прочистил горло и неловким движением отправил капюшон в телегу позади себя.
– Эта вещь? Нашел на дороге, конечно. Ты приписываешь ей какую-то особую значимость?
– Не большую значимость, чем ты своей мантии, которую так заботливо сложил и поцеловал.
Это вызвало еще один быстрый взгляд на эльфа, который, как заметил Дриззт, потихоньку двигался в сторону, держась за линией, глубоко прочертившей грязь и все еще светящейся от сияющей пыли. Дриззт вновь обратил все внимание на человека и отметил перемену в его поведении. Угрюмость пришла на смену притворной невинности.
– Это мантия, которую ты сам должен был бы носить, – смело проговорил мужчина. – В почтение к королю Бренору Боевому Молоту, чьи деяния…
– Не произноси его имя, – перебил Дриззт. – Ты ничего не знаешь ни о Бреноре, ни о его подвигах и суждениях.
– Я знаю, что он не был другом…
– Ты ничего не знаешь, – повторил Дриззт с большим нажимом.
– Низины! – взревел один из дварфов.
– Я был там, - напомнил Дриззт, заставив глупца замолчать.
Человек плюнул на землю.
– Был герой, да размяк от жалости, – пробормотал он. – И к кому? К оркам!
– Возможно, – ответил Дриззт. В один миг, поразительно быстрым движением, он выхватил сабли и сжал их в своих черных руках. – Но во мне нет жалости к разбойникам и убийцам.
– Убийцам? – недоверчиво переспросил человек. – Убийцам орков?
Еще до того, как он закончил говорить, дварф со стороны повозки вырвался из хватки своего товарища с оранжевой бородой и резко выбросил руку вперед, метнув в Дриззта закружившийся в воздухе топорик.
Дриззт легко уклонился от этой ожидаемой угрозы, но, не желая дать оружию просто пролететь мимо и видя, что второй дварф атакует его слева, он взметнул свою саблю, Ледяную Смерть, навстречу топору. Он двинул клинок назад, едва тот соприкоснулся с оружием, поглощая силу удара, и, вывернув запястье, прочно вогнал лезвие под оголовком топора. Одним стремительным движением Дриззт повернулся назад и хлестнул Ледяной Смертью по воздуху, отсылая топор в сторону нападающего дварфа.
Что-то пробормотав, воин высоко вскинул щит, чтобы блокировать неуклюже вращающийся топор, который врезался в деревянную поверхность щита и отскочил назад. Едва он упал, как послышался рык дварфа, опустившего щит и обнаружившего, что намеченная им цель скрылась из виду.
Дриззт, чья скорость была увеличена парой магических наручей, умело использовал время, данное ему дварфом, поднявшим щит. Он сделал лишь несколько шагов, но знал, что этого достаточно, чтоб сбить решительного воина с толку. В последний момент дварф заметил его и бросился наперерез ему, нанося слабый удар слева своим молотом.
Но Дриззт уже был вне досягаемости молота, и легко ударил саблей по его навершию, гася всю силу замаха. Он ударил вторым клинком сильнее, найдя щель между тяжелой перчаткой дварфа и наручем из металлических полос. Молот отлетел в сторону, дварф взвыл и схватился за кровоточащее сломанное запястье.
Дриззт вскочил на его плечо, хорошенько пнул в лицо и прыгнул в сторону, атакуя оранжевобородого дварфа и метателя топоров – оба они уже быстро приближались к нему. Позади их подбадривал человек, впрочем, не решаясь вступать в бой и подтверждая тем подозрения Дриззта касательно его смелости, а вернее, отсутствия таковой.
Внезапный разворот и атака Дриззта заставили дварфов отступить, и дроу яростно набросился на них, размахивая саблями и делая выпады под разными углами. Метатель, вооруженный еще одним небольшим топором, имел также щит, так что ему лучше удавалось блокировать клинки, но его несчастный рыжебородый приятель мог лишь выставить перед собой свою огромную булаву, бешено двигая ей во все стороны, чтоб справиться с потоком ударов. Он получил с полдюжины порезов и уколов, от которых стонал и ворчал, и только присутствие товарища и всех тех, кто был вокруг и отвлекал дроу, оберегало его от серьезных ран и попросту от того, чтоб быть убитым на месте, так как Дриззт не мог завершить свои атаки, не открывшись при этом для ответных ударов союзников дварфа.
Когда первоначальная энергия нападения исчерпала себя, дроу отступил. С типичным дварфским упрямством эти двое начали наступать. У того, что с оранжевой бородой, руки были в крови, а один палец свисал на тонкой полоске кожи. Он предпринял прямой и простой рубящий удар сверху. Его спутник развернулся боком, выставив вперед щит, после чего приготовился нанести горизонтальный удар, который должен был пройти на волосок от его товарища.
Впечатляющая скоординированность атаки требовала либо быстрого отступления, либо сложного парирования сразу с двух сторон, и Дриззту было бы предпочтительней использовать свое преимущество в скорости, чтобы прыжком убраться из зоны досягаемости. Но он распознал слабину в хватке оранжевобородого, и, в конце концов, он был дроу, проведшим всю свою юность в обучении тому, как в точности проводить такую разностороннюю защиту. Он резко выбросил левую руку с саблей перед собой и, двинув кисть вверх, повернул лезвие вниз, чтобы перехватить косой удар топора, а правую руку высоко занес над головой, направив клинок горизонтально, дабы блокировать удар сверху.
Едва молот коснулся его клинка, Дриззт двинул кисть вперед и повернул саблю так, чтобы отклонить оружие дварфа вниз. Совершая этот прием, дроу получил возможность сделать полшага влево, чтобы лучше принять удар сверху. Когда он соприкоснулся с этим оружием, его баланс стал полным, его ноги находились точно под плечами.
Он быстро присел, а затем надавил вверх, на опускающееся оружие, всей своей силой. Раненая рука дварфа больше не могла крепко держать оружие, и движение дроу вынудило низкорослого воина подняться на цыпочки, чтобы сохранить хоть какую-то хватку на своем оружии.
Дриззт обернулся, и неожиданным мощным рывком он отбил оружие дварфа вправо от себя, так что оно попало под ответный удар другого дварфа. Дриззт, освободившись от запутавшейся пары, крутанулся на носке левой ноги, полностью обернувшись вокруг своей оси, чтобы нанести удар ногой в спину дварфа с оранжевой бородой, отчего он врезался в своего спутника. Огромная булава отлетела прочь, как и сам оранжевобородый, в то время как второй дварф отвел назад плечо и поднял щит, чтобы защитить себя сбоку.
– Готов к выстрелу! – послышался возглас со стороны, привлекший внимание Дриззта. Дроу резко остановился, повернулся и увидел эльфа, держащего направленный в его сторону арбалет.
Дриззт с криком рванулся в сторону эльфа, перекувырнулся и вновь оказался на ногах всего в шаге от него. Он быстро закрылся. А затем столкнулся с незримой стеной, чего и следовало ожидать, – теперь он понял, что арбалет был просто уловкой, и никакой снаряд не мог попасть в него, пролетев сквозь невидимый магический барьер.
Отдача от удара отбросила Дриззта назад, он упал на одно колено, движения его были дергаными. Он начал подниматься, но споткнулся и вновь упал, совершенно неподвижный.
Он слышал, как сзади приближаются дварфы, у которых не было оснований сомневаться в том, что он успеет оправиться и избежать их смертельных ударов.
– И все это ради орков, Дриззт До'Урден, - услышал он голос эльфа, оказавшегося волшебником, и увидел, как изящное существо неодобрительно качает головой, отбрасывая арбалет. – Не слишком достойный конец для обладателя твоей репутации.
* * * * *
Таугмаэль, ошеломленная и напуганная, опустила свой взгляд. Она никак не могла ожидать визита короля Обольда Шестого, Повелителя Многих Стрел, особенно в этот день, накануне отъезда в Мерцающий лес, где у нее должна была состояться свадьба.
– Ты красивая невеста, – отметил молодой король орков, и Таугмаэль осмелилась бросить на него взгляд, чтобы увидеть, как Обольд одобряюще кивает. – Этот человек… как его зовут?
– Хандел Авив, – сказала она.
– Понимает ли он, какая удача ему улыбнулась?
Вдумавшись в этот вопрос, Таугмаэль нашла в себе смелость. Она вновь посмотрела на своего короля и не отвела глаза, но встретила его взгляд.
– Я счастлива, – сказала она, но ее улыбка исчезла почти сразу же, едва Обольд нахмурился в ответ.
– Потому что он человек? – взревел Обольд, и все остальные орки, что были в небольшом доме, отступили в страхе. – Высшее существо? Потому что ты, простая оркесса, была принята Ханделом Авивом и его сородичами? Ты считаешь, что этот союз сделал тебя выше твоего народа, Таугмаэль из клана Бигнанс?
– Нет, мой король! – выпалила Таугмаэль, и слезы брызнули из ее глаз. – Нет, конечно, ничто такое...
– Хандел Авив должен быть счастлив! – провозгласил Обольд.
– Я… Я только имела в виду, что я люблю его, мой король, – голосом чуть громче шепота проговорила Таугмаэль.
Искренность этих слов была очевидна, и, если бы Таугмаэль вновь не обратила взгляд к полу, она бы увидела, как изменился в лице король, и гнев его улетучился.
– Разумеется, – ответил он после паузы. – Тогда счастливы вы оба.
– Да, мой король.
– Но никогда не считай себя чем-то меньшим, чем он, – предупредил Обольд. – Ты должна быть горда. Ты орк. Ты орк Многих Стрел. Это Хандел Авив станет выше благодаря женитьбе. Никогда не забывай об этом.
– Да, мой король.
Обольд оглядел маленькую комнату, всматриваясь в лица своих подданных. Двое из них стояли, разинув рты, будто не понимая, как реагировать на неожиданные слова короля, и несколько других тупо кивали.
– Ты красивая невеста, – вновь сказал король. – Достойный образец всего того хорошего, что есть в королевстве Многих Стрел. Ступай с моим благословением.
– Благодарю тебя, мой король, – ответила Таугмаэль, но Обольд едва ли расслышал ее, так как уже развернулся на каблуках и направился к двери. Честно говоря, он чувствовал себя глуповато из-за чрезмерно сильной реакции, но он напомнил себе, что эти слова были заслуженны.
– Это будет хорошо для нашего народа, – сказал Таска Тойлл, придворный советник Обольда. – Каждый из этих межрасовых браков укрепляет идею Обольда. И то, что этот союз будет освящен в бывшем Лунном лесу, немало значит.
– Шаги так медленны, – посетовал король.
– Не так уж много лет назад на нас охотились, нас убивали, – напомнил Таска. – Бесконечная война. Завоевания и поражения. Это было столетие прогресса.
Обольд кивнул, но пробормотал под нос:
– На нас охотятся до сих пор.
Еще хуже, как он подумал, но не произнес, были негромкие колкости, которые отпускали даже те, кто сдружился с народом Многих Стрел, притом с чувством собственного превосходства, продиктованным внутренним голосом, голосом, который говорил им, что они оказывают своей дружбой великодушие и даже защиту настолько более низким существам. Их ближайшие соседи из Серебряных Пределов легко простили бы орку поведение, которое не приняли бы от сородича, и это уязвляло Обольда так же сильно, как поведение тех эльфов, гномов и людей, что открыто и прямо насмехались над его народом.
* * * * *
Дриззт посмотрел вверх, на эльфа с его улыбкой превосходства, которая, впрочем, моментально исчезла, едва он увидел ответную усмешку дроу.
Долю секунды спустя эльф с воплем отлетел в сторону, так как Гвенвивар, шестьсот фунтов звериной мощи, прыгнула на него, далеко отшвырнув и повалив наземь.
Один из дварфов, бежавших к Дриззту, издал возглас изумления, но, несмотря на появление пантеры, ни один из атакующих нисколько не был подготовлен к тому, что предположительно оглушенный Дриззт вскочил и закружил вокруг них, при полном сознании и балансе. Взмах Мерцающего, сабли в его левой руке, снес половину рыжей бороды самозабвенно атакующего дварфа, держащего свое тяжелое оружие над головой. Он все еще пытался нанести удар Дриззту, но был потрясен и в смятении от жгучей боли и шока. Он шагнул вперед для удара, но сабля уже вернулась с другой стороны и попала ему поперек запястий. Огромная булава отлетела в сторону. Упрямый дварф попытался было сбить врага с ног толчком плеча, но Дриззт был слишком ловок, и просто, сдвинувшись в сторону, выставил левую ногу, о которую раненый дварф споткнулся и упал, врезавшись головой в магическую стену.
Его соратнику повезло не больше. Когда Мерцающий нанес первый удар, дварф попятился назад, повернулся, поднимая щит, и отвел назад руку с оружием, чтобы нанести тяжелый удар. Второй клинок Дриззта прошел мимо его левой руки, но дроу умело повернул запястье так, что искривленный клинок сабли перекатился по краю щита и нырнул вниз, чтоб ударить отведенную назад руку с оружием как раз туда, где бицепс соединяется с плечом. Так как дварф уже не мог остановить начатое движение и отвести удар, его собственный рывок вогнал саблю еще глубже в плоть. Он застыл, взвыл и выронил топор.
Его компаньон, прихрамывая, спешил убраться прочь. Но на его пути появилось препятствие в образе смертоносного, изготовившегося к бою дроу. Справа и слева сверкали сабли, всякий раз опережая жалкие попытки дварфа встретить их щитом. Он был исколот, изрезан и выбрит, пока лезвия, острия и плоские грани двух клинков пробивали свой путь сквозь его защиту. Каждый удар обжигал болью, но ни один из них не был смертелен.
Он не мог вновь обрести равновесия и хоть какое-то подобие защиты, и у него не было ничего, чем можно было бы нанести ответный удар, кроме щита. В отчаянии дварф выбросил руку с щитом вперед в неуклюжем выпаде. Дроу с легкостью увернулся от него, и, обогнув дварфа справа, он нанес ему удар оголовком сабли в висок. Завершая поворот, он добавил мощный хук слева, и оглушенный дварф уже не мог защититься, когда рукоять оружия врезалась в его лицо. Он сделал два неловких шага вбок и рухнул в грязь.
Дриззт не остановился, чтобы убедиться в эффекте удара, потому что первый дварф, которого он ранил, вновь был на ногах и ковылял прочь. Несколько быстрых шагов – и Дриззт оказался за его спиной, и сабля дроу ударила его сзади по ногам, вызвав дикий вой и отправив хнычущее, поверженное создание наземь.
И вновь Дриззт даже не посмотрел на него, когда тот упал, так как оставались еще двое членов беззаконной банды, которые теперь стремительно отступали.
Дроу достал Тулмарил и стрелу из зачарованного колчана за спиной и прицелился в центр фигуры дварфа. Но, возможно, из почтения к королю Бренору – или Тибблдорфу, или Дагнаббиту, или любому из благородных и отважных дварфов, которых он знал десятилетия назад, он опустил лук чуть ниже и выстрелил. Как вспышка молнии, магическая стрела рассекла воздух и вонзилась дварфу в мякоть бедра. Несчастный вскрикнул, повернулся и рухнул наземь. Дриззт достал другую стрелу и направил лук в сторону человека, чьи длинные ноги унесли его куда дальше, чем дварфа. Он прицелился и натянул тетиву, но придержал выстрел – ибо увидел, как человек вдруг дернулся и пошатнулся.
Он простоял всего один миг перед тем, как упасть, и по тому, как он рухнул, Дриззт понял, что человек был мертв еще до того, как удариться о землю.
Дроу посмотрел назад через плечо и увидел троих раненых дварфов, борющихся, но уже побежденных, и волшебника-эльфа, все еще удерживаемого грозной Гвенвивар. Всякий раз, едва несчастный эльф шевелился, Гвенвивар опускала тяжелую лапу на его лицо.
К тому времени, как Дриззт оглянулся, те, кто убил человека, уже были на виду. Двое эльфов пошли подобрать подстреленного дварфа, в то время как другая пара направилась к мертвому человеку, и еще двое приближались к Дриззту. Один из них ехал на белокрылом жеребце, пегасе по имени Рассвет. Колокольчики украшали сбрую, узду и седло, мелодично звеня, в то время как всадники рысью подъехали к дроу.
– Лорд Гралиэн, – Дриззт приветствовал его поклоном.
– Хорошая встреча и хорошая работа, друг мой, – сказал эльф, правящий просторами Мерцающего леса, который эльфы все еще называли Лунным лесом. Он посмотрел вокруг, одобрительно кивая.
– Наездники Ночи получили еще один серьезный удар, – сказал он, использовав другое название для охотников на орков, как это делали все эльфы, не желая называть столь отвратительную им банду таким почетным именем, как Касин Ку Калас.
– Один из многих, которые нам еще предстоят, ведь их число не кажется сильно уменьшившимся, – сказал Дриззт.
– Да, и в последнее время их видно чаще, – согласился Гралиэн, и спешился, чтобы встать лицом к лицу со старым другом. – Наездники Ночи стараются получить преимущество от волнений в королевстве Многих Стрел. Они знают, что позиция Обольда Шестого шатка, – эльф вздохнул. – И похоже, что она была такой всегда, как и у его предшественников.
– У него есть не только враги, но и союзники, – сказал Дриззт. – Куда больше союзников, чем у первого из их рода.
– И, должно быть, больше врагов, – отозвался Гралиэн.
Дриззт не мог не согласиться. Много раз за прошедшее столетие Королевство Многих Стрел претерпевало внутренние беспорядки, чаще всего (и до сих пор) причиной их были соперничающие группы орков. Под властью Обольдов старые культы Груумша Одноглазого не расцвели пышным цветом, но и не были полностью искоренены. Ходили слухи, что группа шаманов, идущая воинственными путями гоблинского народа, сеяла недовольство и заговоры против короля, который осмеливался поддерживать дипломатические и торговые отношения с соседствующими королевствами людей, эльфов и даже дварфов, самых древних и ненавистных врагов орков.
– Ты не убил ни одного из них, – заметил Гралиэн, глядя на своих воинов, которые подобрали пятерых раненых Наездников Ночи. – Неужели этого нет в твоем сердце, Дриззт До'Урден? Разве ты не бьешь с уверенностью, когда сражаешься в защиту орков?
– Их ловят, чтобы допросить по закону.
– Но это будут делать другие.
– Это не моя область.
– Ты не позволишь, чтоб она стала твоей, – сказал Гралиэн с кривой – но без обвинения – ухмылкой. – Должно быть, длинны воспоминания дроу.
– Не дольше, чем у лунного эльфа.
– Моя стрела попала в человека первой, и была смертельной, уверяю тебя.
– Ты яростно сражаешься с этими воспоминаниями, в то время как я пытаюсь сделать их менее болезненными, – без колебаний ответил Дриззт, чем ошеломил Гралиэна.
Если эльф – хотя он и был поражен – действительно оскорбился, то он не выказал этого.
– Некоторые раны не излечиваются и по прошествии ста лет, – продолжал Дриззт, переводя взгляд с Гралиэна на захваченных Наездников Ночи. – Раны, которые так остро ощущают некоторые из тех, кого мы захватили здесь, так же остро, как дед деда того человека, что лежит мертвым там, в поле.
– А что же насчет ран Дриззта Дo’Урдена, который сражался с королем Обольдом во времена первых побед орков на Хребте Мира? – спросил Гралиэн. – До того, как было основано его королевство, до перемирия в Ущелье Гарумна? Того, кто бился против Обольда Второго в великой войне Года Уединения?
Дриззт кивал при каждом слове, не способный отрицать правдивость всего сказанного. По большей части он заключил мир с орками Многих Стрел. Но, всё же, он лгал бы самому себе, если бы отказался признать, что испытывал муки вины, сражаясь с теми, кто отказался прекратить древние битвы и отвергнуть древние привычки, и продолжал войну с орками – войну, в которой когда-то сражался и Дриззт, и сражался с яростью.
– Торговый караван Мифрил Халла был отправлен назад из Пяти Клыков, – сказал Гралиэн, меняя тон вместе с темой разговора. – То же сообщение пришло из Серебристой Луны, где одному из их караванов отказали в проходе к Многим Стрелам через Врата Унгура, севернее Несма. Это явное нарушение договора.
– Как отреагировал Обольд?
– Мы не уверены, что он вообще знает об этих событиях. Но знает он об этом или нет, ясно, что его противники-шаманы распространили свою идею о старых обычаях далеко за пределы крепости Темных Стрел.
Дриззт кивнул.
– Король Обольд нуждается в твоей помощи, Дриззт, – сказал Гралиэн. – Мы уже проходили по этой дороге.
Дриззт кивнул в подтверждение неоспоримой истины этого заявления.
Были времена, когда он чувствовал, что дорога, которой он идет – не прямая, ведущая вперед линия, но бесцельное кружение, петля. Он позволил этой мрачной мысли уйти и напомнил себе, чего достиг регион – и это в мире, сведенном с ума Магической Чумой. Немногие места во всем Фаэруне могли быть признаны более развитыми, чем сто лет назад, но регион, известный как Серебряные Пределы, мог многим гордиться, в немалой степени благодаря отваге и удаче орочьих королей рода Обольдов.
Его мысленное возвращение назад, воспоминания о времени столетней давности, до возрождения империи Незерил, пришествия аболетов и невероятного, катастрофического слияния двух миров, заставило Дриззта подумать о другом затруднении, во многом похожем на то, что разворачивалось перед ним. Он вспомнил выражение на лице Бренора, недоверчивое более, чем любое другое, которое он видел до и после этого, когда он предстал перед дварфом с удивительными советами и поражающими рекомендациями. Он почти что слышал протестующий рев: «Да ты мозги растерял, ты, оркоголовый ушастый эльф!»
По ту сторону магического барьера раздался крик эльфа, зарычала Гвенвивар, и, оглянувшись, Дриззт увидел, как волшебник упрямо пытается уползти прочь. Огромная лапа Гвенвивар с глухим стуком ударила в его спину, и пантера изогнулась, вынуждая эльфа вновь припасть к земле, извиваясь в попытках избежать вытянувшихся когтей.
Гралиэн начал было звать своих товарищей, но Дриззт поднял руку, останавливая их. Он мог бы обойти невидимую стену, но вместо этого прыжком поднялся в воздух, вытянув руку над собой так высоко, как только мог. Его пальцы скользнули по верху стены и вцепились, найдя опору, и дроу, распластавшись на незримой поверхности, схватился за верх и второй рукой. Подобравшись, он рывком перескочил через стену и ловко приземлился на другой стороне.
Он приказал Гвенвивар отойти в сторону, а затем наклонился и рывком поднял волшебника на ноги. Тот был молод, как и предполагал Дриззт – в то время, как старшие эльфы и дварфы побуждали Касин Ку Калас к действиям, более молодые ее члены, полные пыла и ненависти, были теми, кто осуществлял их в самой жестокой манере.
Непреклонный эльф уставился на него с ненавистью.
– Ты предал собственный род, – сплюнул он.
Дриззт заинтересованно поднял брови и усилил хватку, крепко удерживая эльфа за грудки.
– Мой род?
– И даже хуже, – эльф вновь плюнул. – Ты предал тех, кто дал приют и дружбу бродяге Дриззту До'Урдену.
– Нет, – произнес он.
– Ты нападаешь на эльфов и дварфов ради спасения орков!
– Я лишь поддерживаю мир и порядок.
Эльф издевательски рассмеялся.
– Видеть когда-то великого следопыта союзником орков… – пробормотал он, качая головой.
Дриззт встряхнул его, чтоб умерить веселье, и резко толкнул его спиной в магическую стену.
– Ты так жаждешь войны? – спросил дроу. Лицо его было едва в дюйме от лица эльфа. – Тебе хочется слышать вопли умирающих, беспомощно лежащих в полях среди бесконечных рядов мертвецов? Ты когда-нибудь был свидетелем подобному?
– Орки! – возразил эльф.
Дриззт схватил его обеими руками, дернул назад и снова приложил спиной о стену. Гралиэн окликнул Дриззта, но темный эльф вряд ли мог расслышать его.
– Я совершал вылазки за Серебряные Пределы, – проговорил Дриззт, – ты когда-нибудь делал это? Я был свидетелем гибели гордого Лускана, и вместе с ним – смерти дорогого мне друга, чьи мечты лежат разбитыми и уничтоженными вместе с телами пяти тысяч жертв. Я видел, как горит и рушится величайший собор мира. Я наблюдал надежду добрых дроу, возвышение последователей Эйлистри. Но где они теперь?
– Ты говоришь зага… – начал было эльф, но Дриззт ударил его о стену вновь.
– Мертвы! – выкрикнул Дриззт. – Мертвы, вместе со всеми надеждами на укрощенный, спокойный мир. Я видел, как некогда безопасные тропы вновь зарастают, прошел мимо множества поселений, о которых ты никогда не узнаешь. Они все погибли, унесены Магической Чумой или хуже того! Где же великодушные боги? Где укрыться от тревог обезумевшего мира? Где свечи, которые прогонят тьму?
Гралиэн тихо обогнул стену и подошел к Дриззту. Он положил руку на плечо дроу, но добился этим лишь краткой паузы в его тираде. Дриззт бросил на него короткий взгляд, прежде чем вновь повернуться к плененному эльфу.
– Они существуют, эти огни надежды, – сказал Дриззт, обращаясь к обоим эльфам. – В Серебряных Пределах. Или же их нет нигде. Выберем мы мир или выберем войну? Если то, чего ты ищешь – битва, глупец, тогда уходи из этой земли. Уверяю тебя, ты найдешь предостаточно смерти. Ты найдешь руины на месте некогда горделивых городов. Ты найдешь поля омытых ветром костей, или, возможно, одинокую пустошь, где некогда благоденствовала целая деревня.
И в это столетие хаоса, посреди надвигающейся тьмы, немногие смогли спастись в вихре разрушения – но мы добились процветания. Можешь ли ты сказать то же про Тай? Мулхоранд? Сембию? Ты говоришь, что я предал тех, кому был другом, однако, это было видение одного исключительного дварфа и одного исключительного орка, которые создали этот остров посреди бушующего моря
Эльф, чье выражение лица было теперь более напуганным, все же начал говорить снова, но Дриззт оторвал его от стены и вновь ударил о нее еще сильнее.
– Ты погряз в своей ненависти и ищешь волнения и славы, – сказал дроу. – Из-за неведения. Или потому, что тебя не волнует, что твои поиски принесут страдания тысячам – ради твоей прихоти?
Дриззт мотнул головой и отшвырнул эльфа в сторону, где его схватили двое воинов Гралиэна и увели прочь.
– Я ненавижу это, – признался Дриззт Гралиэну так тихо, что никто больше не услышал. – Все это. Этот славный эксперимент длился столетие, и до сих пор у нас нет ответов.
– И нет выбора, – откликнулся Гралиэн. – Сохранить то, что ты сам только что описал. Хаос вторгается, Дриззт До'Урден, изнутри и снаружи...
Дриззт наблюдал своими лавандовыми глазами, как уводят эльфа и плененных дварфов.
– Мы должны оставаться сильными, друг мой, – проговорил Гралиэн, похлопал Дриззта по плечу и ушел следом.
– Я больше не уверен, что знаю, что это значит, – тихо сказал Дриззт, слишком тихо, чтобы кто-то еще услышал.

0

66

Такой непривычный перевод!!! С чего это просто Обальд многострельный стал Обальдом Многих Стрел!? Так слух режет... Или я давно Сальваторе не читала, или перевод как-то скрал его привычный слог :'(

0

67

О переводе про темного эльфа можно долго плакать. То там Дзирт, то Дриззт, то Ллос, то Лолт, то у переводчиков Аластриэль из чела в эльфийку превращается и т.п. Я же просто скопировал. Ко мне-то какие претензии? :|

0

68

Да к тебе, радость, никаких) Это так, маленький взрыв эмоций, вызванный восторгом от вновь прочитанных строк любимого автора )

0

69

:)

0

70

Вот у меня язык не поворачивается Дзирта - Дриззтом называть :confused: Я понимаю, что так правильнее, но ассоциации нехорошие вызывает...... :blush:

0

71

Вспомнилось...
"Любимые гоблинские имена для Гвенвивар-это Вискас,Фрискас и Китикэт"

0

72

Хах! Я вот читаю Ивановича "Полдня до расплаты". Хорошая вещь.-=))

0

73

Мррра:)
Не пускайте меня в эту тему,господа.
Максимум про фентези поговорить.Про литературу всерьез - ни в коем разе.Сколько ругалась и со многими на темы, с ней связанные, благодаря своей специализации и сфере интересов.Ех...
У меня очередные "Драконы..." читаются пополам с "Троллями северных морей,"которые хоть и для детей, но вполне по каноническому о Скандинавии удачно сделаны.

0

74

Хм!-=))Скажи автора и я потащу "Троллей..." с Альдебарана.

0

75

Джандар, вот так называется точнее:Нэнси Фармер "Море троллей".
Книга реально детская токо, учти.:)))
http://by.trud.ru/issue/article.php?id=200606161070505

0

76

Aurvin Do'Arn написал(а):

Вспомнилось...
"Любимые гоблинские имена для Гвенвивар-это Вискас,Фрискас и Китикэт"

Ага. Тока после употребления этого у гвенвивар часто бывал дриззт... :dontknow:

0

77

Нуу... Хоть время убью, Лаэрин.

0

78

Джандар, а хорошее околофентези по Скандинавским сагам сам - присоветуешь?

0

79

Околофентези это как??.. Могу посоветовать цикл "Солнце Севера" ("Ивар Ловкач") Дмитрия Казакова... Елизавету Дворецкую "Стоячие Камни"...

0

80

Приключенский жанр.Хотя, конечно, фентези на базисе северного эпоса - интересней.
Спа, посмотрю.:)

0

81

Посмотри.-=)) Мне понравился первый автор очень.

0

82

Натолкнулась тут...
А что, неужели правда прообразом Мордора был совок?... o_O

0

83

Елизавета Дворецкая! :love:  Обожаю ее цикл "Корабл Во Фьорде"  :cool:  А в "Стоячие Камни", почему-то больше всех любила Хердис ^^
Джандар, а ты остальные книги из этого цикла читал? Ведь "Стоячие Камни" это только первая книга этого цикла :rolleyes:

0

84

а я вот свое электронную библиотеку решила обновить :rolleyes:
у меня есть пару цыклов.в частности и "Вампирьи Хроники" :glasses:

0

85

Да вот только недавно вообще за этот цикл принялся, Ирида. Поэтому дальше прочитать не успел. Сестрёнка, а кто автор "Вампирьих Хроник"?... А то мне кажется, что я что-то слышал о них...

0

86

Сегодня взяла пару очередных книг Прачетта.:)))Это именно из фентези, угу.

0

87

Терри Праччет - хороший писатель.

0

88

Джандар,да, редкий случай, который нравится - большинству.:)
на английском, правда, лучше его читать.:)
но и мне лениво сейчас, угу.

0

89

братишка,Анна Райс

0

90

Laerin, я просто выражаю своё скромное мнение. Мне лично Праччет понравился.

Эрэ написал(а):

братишка,Анна Райс

Стоп! Это не она написала "Интервью с вампиром"?

0


Вы здесь » Тропа Эльфов » Книжный мир » Книги


Создать форум