Тропа Эльфов

Объявление

~

 

~ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ТРОПУ ЭЛЬФОВ!!!! ~

 

~УВАЖАЕМЫЕ ГОСТИ, РЕГИСТРИРУЙТЕСЬ И УВИДИТЕ ВСЕ РАЗДЕЛЫ И ТЕМЫ ФОРУМА! МЫ РАДЫ ВСЕМ!!!!~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тропа Эльфов » Книжный мир » Книжные герои


Книжные герои

Сообщений 31 страница 60 из 109

31

Чаще всего мне нравятся персонажи второго плана, главные герои слишком однозначны))
принцесса Цирилла из Ведьмака - столько девочке пришлось пережить, а убийцей она так и не стала, оно конечно нужно, но убивает она с неохотой, и очень любит путешествовать, эльфийка Торувьель оттуда же - такая в ней боль, мука, страдание, а умеет быть выше своих чувств и умеет восхищаться врагами, обожаю это качество в людях,Миледи из "Мушкетеров" - офигенная женщина, не пойму, за что ее так господин Дюма , она - прекрасная, любящая, заботливая мать, красавица, умница и вообще, оно понятно, что ей не повезло , что она плохо себя вела и заслужила смерть, но восхищение вызывает все равно, фавн Тумнус из "Нарнии" - с виду маленький, слабый, смешной, одним словом - сказочное существо, а какой обладает стойкостью , отвагой, верностью, смерти не побоялся, Сэмиум Скромби из ВК - просто жемчужина в этой книге,обожаю, хотела бы я иметь такого друга.

+1

32

Нимфридиэль написал(а):

Aurvin Do'Arn
Что рассказать? Ты не читала о нем, что ли?

Про Фесса? Нет,не читала....Я не люблю Перумова...Особенно после прочтения "Кольца Тьмы"

0

33

Leeriel aen Limsirith написал(а):

Сэмиум Скромби из ВК - просто жемчужина в этой книге,обожаю

О да,кто настоящий герой,так это Сэм,мало того,что он Фродо во всем поддерживал (без него тот загнулся бы на первом же повороте),так еще и тащил с собой кастрюльки,сковородки и прочий инвентарь и не терял присутствия духа...Фиг бы Фродо без него куда-то добрался...
   Тассельхоф Непоседа...Кендер-этим все сказано)))Веселый и неунывающий плут...Основная доля шутов в Саге о Копье приходится как раз на его долю....
Кусты тихонько зашелестели. Невысокая фигурка выступила на тропу. Это был кендер - представитель народа, который многие жители Кринна почитают Божьим наказанием хуже Комаров. Кендеры редко бывают более четырех футов ростом. Тот, что стоял на тропе, был примерно с Флинта, но гораздо тоньше в кости и оттого выглядел меньше. К тому же физиономия у него была совершенно ребяческая - как у всех кендеров, независимо от возраста. На нем были ярко-голубые штаны, плохо вязавшиеся с мохнатой безрукавкой и простой домотканой рубашкой. Карие глаза горели озорством и весельем, широкая улыбка, казалось, простиралась до кончиков заостренных ушей. Он отвесил друзьям шутовской поклон, согнувшись так, что густой длинный хвост каштановых волос, завязанных на макушке - краса и гордость кендера (чье имя в переводе на Общий язык, собственно, и означало Хохолок-на-макушке), - упал ему на лицо. Смеясь, кендер выпрямился, и Танис понял, откуда происходил замеченный им металлический блеск, - это сияла пряжка одной из многочисленных сумочек, подвешенных к поясу или через плечо.
     Тассельхоф - Тас - с улыбкой смотрел на них снизу вверх, опираясь на свой посох-хупак. Вот что, стало быть, так жутко завывало в кустах! Следовало бы Танису сразу узнать этот звук и вспомнить, как кендер, бывало, отпугивал нападающих, вертя в воздухе посох. Хупак был давним изобретением кендеров; его нижний конец, окованный медью, остро оттачивали, верхний заканчивался рогаткой. Делались такие посохи из упругих и крепких ивовых веток. Другие народы Кринна могли презирать хупаки сколько угодно - кендерам они служили верой и правдой, являясь не только оружием и полезным инструментом в пути, но и настоящим символом расы. "Новая дорога хупаком красна", - гласила кендерская мудрость. Другая же мудрость добавляла: "А старых дорог не бывает..."
     Тассельхоф сорвался с места и кинулся к друзьям, раскрывая объятия.
     - Флинт!.. - Он сграбастал гнома и стиснул что было мочи. Тот ответил ему без особого энтузиазма и быстренько отступил прочь. Тассельхоф улыбнулся ему, потом поднял глаза на полуэльфа: - А это кто тут у нас? - И ахнул: - Танис! Ишь зарос, не узнать! - И протянул к нему руки, но тот покачал головой и весело погрозил пальцем:
     - Уволь, уволь? Мой кошелек мне пока еще не надоел.
     Флинт встревоженно засунул руку под куртку и с яростным воплем: "Ах ты, негодяй!" - ринулся на кендера. Тот хохотал, держась за живот, и не смог вовремя ретироваться. Оба рухнули наземь, подняв облако пыли...
      .... Нельзя сказать, чтобы он был воришкой, - кендер смертельно оскорбился бы, попробуй кто-нибудь назвать его так. Дело лишь в том, что любопытство Тассельхофа - как и всякого кендера - было поистине ненасытно, и как-то само собой получалось так, что различные интересные предметы, принадлежавшие другим, очень легко перекочевывали к нему.

+1

34

Aurvin Do'Arn нужно перечитать))) офигенная книга)

0

35

Джон Картер (марсианское имя Дотар Соят, иногда пользовался псевдонимом Вандор), джентльмен из Виргинии. После окончания Гражданской войны в США (где он воевал на стороне Конфедерации), в 1866 г. он решил заняться добычей золота в Аризоне. Убитый индейцами, он не умер, но перенёсся на Марс, где пробыл 10 земных лет. Возвратившись на Землю в 1876 г., он умер в 1886 г., но приказал своему племяннику (Эдгару Райсу Берроузу) сделать для него особый склеп. Можно считать его перемещения связанными с астральной проекцией. Со временем он научился сознательно перемещаться с Марса на Землю, чтобы продиктовать своему племяннику очередную историю из своей жизни. Он высокий (6 футов 2 дюйма) черноволосый мужчина, прекрасный наездник и фехтовальщик. На Марсе его физические данные кажутся сверхъестественными из-за низкой гравитации на планете. Он быстро сделал на Марсе политическую карьеру: сначала стал младшим вождём в племени кочевников-тарков, затем, благодаря браку с Деей Торис — принцем Гелиума. Позднее трибунал 31 правителя Марса провозгласил его Военным владыкой всего Марса.

0

36

Геральт — ведьмак. Член гильдии ведьмаков, чьё основное предназначение — борьба со всяческой нечистью и монстрами. Для того, чтобы ведьмаки приобрели особенные, нечеловеческие способности, их ещё в детском возрасте подвергали специальным воздействиям, мутациям. Помимо общего курса мутаций Геральта сочли чрезвычайно выносливым и подвергли дальнейшим экспериментам в результате чего у Геральта побелели волосы. Далеко не каждый ребёнок, отданный в Каэр Морхен, смог перенести череду такого рода воздействий и тяжелейших тренировок... Только 4 из 10 детей выживали...
Матерью Геральта была чародейка,а точнее друидка — целительница Висенна, отцом — наёмник Корин. Висенна отдала сына на воспитание ведьмакам из Каэр Морхена, где Геральту предстояло стать ведьмаком.
  Ведьмачьи способности Геральта

        * Реакция, гораздо более быстрая, чем у обычного человека.

        * Острейший слух, способный распознать любой звук и шорох, на большом расстоянии.

        * Не болеет и не инфецируется никакими болезнями (иммунитет к чуме, оспе, т.д.).

        * Почти невозможно отравить в силу мутированого метаболизма. Принятие ведьмачих эликсиров, мутагенов, оказывающих различные воздействия на реакцию, силу, циркуляцию крови, зрительный анализатор, магические способности, регенерацию.

        * В случае необходимости, увеличенная скорость передвижения.

        * Полный контроль над дыханием и сердцебиением.

        * Возможность управлять зрачком — в отличии от человеческого не круглым, а вертикальным, как у кошки. Эта особенность даёт возможность видеть в темноте и защищаться от яркого света.

        * Некоторые магические способности, позволяющие чувствовать чужую магию и пользоваться некоторыми простейшими боевыми заклинаниями (знак Аард - силовая волна, знак Игни - удар огнем, знак Квен - магический щит, знак Ирден - ловушка, знак Аксий - очарование и ряд других (знак Гелиотроп - блок, защита от чужой, враждебной магии - в игре отсуствует)). Низкая чувствительность к чужой, враждебной магии.

        * Способность ускоренной регенерации, возможность выживать после тяжелейших ран, смертельных для обычных людей.

Для усиления своих способностей ведьмаки используют особенные эликсиры, составленные по специальным рецептам магами-ренегатами. Эликсиры чрезвычайно токсичны и смертельны для обычных людей, не обладающих ведьмачьей сопротивляемостью к ядам. Существуют различные эликсиры и снадобья. В книгах А. Сапковского упоминается только о «Белой чайке» (что-то наподобие расслабляющего напитка для ведьмаков) и о «Черной чайке» (сильный ведьмачий галлюциноген).
Героя правильно называть «Геральт из Ривии». Имя Геральту дала мать, однако он большую часть жизни полагал, что так назвал его наставник-ведьмак Весемир. Стремясь обрести хотя бы иллюзорную точку своего приложения, он не только назвался выходцем из Ривии, но также научился подражать ривскому акценту, хотя на самом деле никакого отношения к указанному королевству не имел («Вытягивал прутики, помеченные разными звучными названиями»). Да и люди охотнее доверяют Геральту из Ривии, а не странному пришельцу без родины. Подлинный же рыцарский титул — Геральт Ривский — пожаловали Геральту гораздо позднее, за битву-у-моста. Но всё-таки большинство людей знают Геральта под прозвищем «Мясник из Блавикена», данный ему после события, произошедшего в одноименном городе.

Старшие Народы называют Геральта именем «Gwynbleidd», что в переводе со Старшей Речи означает «Белый Волк».

Люди, встречающие Геральта на улице, зовут его просто Колдуном или Беловолосым из-за специфического цвета волос.
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-07/1246801385_x_a28f671c16.jpg

0

37

Торин Дубощит (Оукеншильд)
То́рин Дубощи́т (англ. Thorin Oakenshield) — в легендариуме Толкина гном, сын Трейна (англ. Thráin) и внук короля Трора (англ. King Thrór).

Родившийся в 2746 году Третьей Эпохи, Торин был изгнан драконом Смогом (Smaug) в 2770 году, вместе с другими выжившими гномами с Одинокой Горы. В битве при Азанулбизаре в 2799 году щит Торина был сломан, и вместо него гном использовал дубовый сук. Так он получил прозвище «Дубощит».

Торин II был провозглашён королём в изгнании среди гномов племени Дьюрина, когда его отец Трейн II умер (или бесследно исчез в подземельях Дол-Гулдура).

В повести «Хоббит, или Туда и обратно» Торин и двенадцать его товарищей-гномов посетили Бильбо Бэггинса по совету Гэндальфа, чтобы нанять Бильбо в качестве взломщика, способного возвратить их сокровища от дракона Смога. От Торина Бильбо получил в подарок знаменитую мифриловую кольчугу, которая позже досталась его племяннику, Фродо.

Из всех утраченных сокровищ Торин более всего хотел получить Аркенстон, легендарный камень, называемый Сердцем Горы, и пришёл в ярость, когда Бильбо его утаил. Позднее Аркенстон был передан хоббитом Бэрду Лучнику(убывшемы Смога при разорении последним Озерного Города), предводителю войска людей Озёрного города, и эльфийскому королю Трандуилу, осадившим Гору и требовавшим компенсации за разрушенный драконом город. Конфликт был прерван нападением гоблинов и варгов, когда гномы объединились с войсками эльфов, людей и орлов, чтобы победить своих противников в Битве Пяти Воинств.

Во время битвы Торин был смертельно ранен, но перед смертью он примирился с Бильбо, отметив храбрость и отличный характер хоббита. Его последними словами были:

    «Если бы в этом мире еда, улыбка и песня ценились бы более, чем накопление золота, он был бы намного счастливее».

После смерти тело Торина было погребено в глубинах Одинокой Горы вместе с мечом Оркристом и Аркенстоном, который новый король Дейла Бэрд Лучник возвратил гномам во исполнение своего обещания Торину.

+1

38

Спасибо,милая)))

0

39

Aurvin Do'Arn написал(а):

Про Фесса? Нет,не читала....Я не люблю Перумова...Особенно после прочтения "Кольца Тьмы"

Фесс мне нравится в первых книгах..."Алмазный меч. деревянный меч"..... А "Кольцо тьмы"...это да, до сих пор сердце болит за Серую Гавань...

0

40

О,да...Особенно мне понравилась фраза,сейчас дословно не произведу,но что-то вроде
"-А тебя,Фолко,можно принять за молодого тангара"
Это хоббита-то,хоть и попившего водички энтов...
Как говорится "Хоббит с Кольцами Всевластья на каждом пальце - кошмарный бред, зато по Перумову..."

0

41

Ну героиня не совсем книжная,но интересная...

Леди Сильвана
Имя: Сильвана Ветрокрылая (Sylvanas Windrunner)
Раса: Высший эльф, банши
Род занятий: Королева Отрекшихся, повелительница Подгорода, рейнджер

История
Сильвана родилась 10 тысяч лет назад. Родом из известной и влиятельной эльфийской семьи Ветрокрылых, владеющей одноимённым шпилем и деревней в южных Лесах Вечной Песни. Её сёстры – не менее знаменитые Аллерия (Alleria Windrunner) и Вериса (Vereesa Winderunner). Во время войны с Ордой и Плетью потеряла большую часть своей семьи. Сумела стать умелым следопытом, а затем и генералом следопытов Луносвета Кель-Таласа. Встав во главе армии занималась охраной эльфийских лесов от вторжения.
В ходе войны принц Артес с армиями мертвецов Плети за спиной вломился в Кель-Талас, и Сильвана Ветрокрылая руководила обороной эльфийских лесов. Но яростное сопротивление не спасло древнее королевство – Кель-Талас пал, а Сильвана, так и не сумев предупредить Луносвет - столицу эльфов, о готовящемся штурме, была лично убита Артесом. Не дав духу гордой эльфийки упокоиться с миром, в отместку за столь отчаянную борьбу – или, быть может, в знак тщетности сопротивления, - он превратил её в банши, проклятый призрак, обречённый на службу падшему принцу. Лишённая свободы воли и способности мыслить, Сильвана долгое время оставалась послушным призраком, пока не сумела вернуть себе своё прежнее мёртвое тело (как это произошло, до сих пор остаётся неизвестным).
После того, как Иллидан пытался растопить льды Нортренда, где находился Король-Лич, Сильване удалось немного освободиться от его контроля. Затем братья Натрезимы, недовольные тем, что Артес отстранил их от командования Плетью, решили устроить заговор против него. Встретившись в укромном месте с Сильваной, державшей своё освобождение в секрете, Натрезимы открыли ей, что Король-Лич и Артес теряют свою силу, и что именно это послужило причиной её освобождения.
Сильвана, хоть и продемонстрировала своеволие, настояв на том, что форму «помощи» выберет сама, решила принять в заговоре самое активное участие. Войска демонов-заговорщиков напали на принца в обезлюдевшей столице Лордерона. А когда Артас сумел скрыться из столицы, наводнённой верной Натрезимам нежитью, верные Сильване банши, притворяясь лояльными слугами принца, заманили его отряд в ловушку в лесу, где его охрана быстро была перебита. Сам Артес был ранен стрелой Сильваны, которая парализовала его и подвергла мучительной агонии. Но появившийся вскоре отряд Кел-Тузеда вызволил рыцаря смерти из опасности, и бежать пришлось уже эльфийке. Не сумев расквитаться с принцем, Сильвана решила освободить от гнёта Короля-Лича как можно больше нежити. Из этих освобождённых мертвецов и банши она и собрала свою новую армию которую назвала Отрекшимися. Впрочем, сразу после отбытия Артеса из Лордерона Вариматрас Натрезим, один из Лордов Ужаса, от их лица вновь предложил ей сотрудничество и частичку власти в Землях Чумы. Но теперь в сотрудничестве Сильвана не видела никакого смысла. Ей нужна была лишь смерть падшего принца, на котором она сосредоточила свою ненависть к Плети как к главному виновнику ее страданий, и со своей вновь обретённой свободой она расставаться не спешила. А потому вскоре ей пришлось сражаться с нежитью тех Лордов Ужаса, которые ещё недавно наравне с ней строили козни против Артеса. Но для этих сражений у неё было слишком мало сил. Поэтому она использовала свои способности и своих банши, чтобы подчинить разум многих существ, оставшихся в Лордероне – например, лидера местных огров Маг’тола. Со своими новыми «союзниками» она сумела одолеть одного из Натрезимов, Вариматраса, но пощадила его в обмен на клятву преданности. Детерок Натрезим поработил разум последнего маршала людей, Гаритоса, и фактически управлял выжившими лордеронскими войсками. По указанию Сильваны её банши завладели разумом охраны, и пропущенный ими отряд ночью напал на лагерь врага, что и решило исход боя – Детерок был убит. После этого Гаритос, соблазнённый идеей отвоевать столицу королевства, помог Сильване и Вариматрасу сокрушить сопротивление третьего демона, Бальназзара. Сильвана потребовала от Вариматраса последего испытания на верность – убийства Бальназзара, что он - не без колебаний, правда, - и сделал. Впрочем, после этого Гаритос и его войска тоже были уничтожены – мстительная Сильвана вовсе не собиралась оставлять столицу высокомерному и грубому, но недалёкому умом маршалу. Силами Отрекшихся западный Лордерон был отбит у Плети, и теперь из своей королевской палаты в Подгороде, глубоко под руинами старой лордеронской столицы, Сильвана руководит своими подданными в их бесконечной войне против Плети и других врагов. Теперь Сильвана мечтает лишь об одном – найти и уничтожить Артеса, которого ненавидит больше всего на свете, а также Короля-Лича, чтобы отомстить за своё проклятие и принести окончательную свободу своим подданным.
(Кое-кто говорит, что во время превращения Сильваны в банши между ней и Королём-Личом установился некий вид связи, а потому её душу невозможно уничтожить окончательно, пока не уничтожен сам Король-Лич).

Внешность
Одетая в тёмные одежды из самого прекрасного паучьего шёлка, гибкая прекрасная женщина источает смерть и тьму. Её внешний вид способен смутить или даже испугать неподготовленного наблюдателя. Хотя её голова укрыта капюшоном, её черты лица и миндалевидные глаза предполагают эльфийскую родословную, но холодная алебастровая кожа и злой и одновременно жалобный взгляд свидетельствуют, что это немёртвая, обладающая огромной властью. И хотя её богатые одежды демонстрируют, что она принадлежит к королевской знати, заляпанные грязью ботинки и изношенные в походах кожаные штаны подтверждают, что она также и опытный путешественник. Ее оружие – мощный эльфийский лук и магический скипетр в ножнах на поясе.

Характер
При жизни Сильвана Ветрокрылая была, как и многие следопыты, гордой защитницей лесов. Но смерть многое изменила в её характере – она стала хитрее и жёстче. Как сказал Вариматрас, её речи с каждым днём становятся всё больше похожи на слова Натрезима. Сильвана склонна это отрицать, но считает нежить, в том числе себя, чудовищами, а нежизнь – проклятием. Впрочем, хоть её и тревожит распространение среди её подданных-Отрёкшихся философии Забытой Тени, пропагандирующей блага жизни после смерти, она не выступает против этого поветрия в открытую. Теперь она ведёт себя осторожнее и предусмотрительнее: именно она приняла решение о союзе с Ордой, понимая, что в одиночку Отрёкшимся против Плети не выстоять. Стремясь к тому, чтобы Орда видела необходимость в Отрёкшихся, она старается извлечь из этого союза максимум выгоды. Так же и с Вариматрасом – вряд ли Сильвана полностью полагается на его лояльность, но, по-видимому, считает его достаточно надёжным для того, чтобы поручить руководство обороной Подгорода. Как бы то ни было, Сильвана остаётся загадочной фигурой, а мотивы её решений неизвестны даже её самым доверенным советникам.

http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2008-12/1229173540_4.jpg

0

42

Вот понять не могу, почему тут написано:

Aurvin Do'Arn написал(а):

время войны с Ордой

Луносвет это же территория Орды. И кровавые эльфы, живущие в нем, - тоже. Как и войска нечисти ведомые Сильваной.
А на картинке у нее макияж Ночных Эльфов.

0

43

Vellaria
Честно говоря,в реалиях этого мира я не очень (вот Фаэрун или Кринн-это мое), а статья нагло потянута с Дрима))))

0

44

Анетра Хелбэйн (Anethra Helbane)(Вархаммер)

Когда Раскол разорвал Тиранок и Нагарит, те, кто остался верен Малекиту, использовали колдовство, чтобы спасти свои замки, и создали Чёрные Ковчеги. Один из них был крепостью Атил Кхаирн, который переименовали в «Храм Злобы», когда тот двинулся в океан. Правительницей Атил Кхаирна была Анетра Хелбэйн, одна из ближайших союзниц Морати.

Она занимала положение в среде культов излишеств, а её супруг Кедрон Хелбэйн сопровождал Малекита в странствиях по свету и бился бок о бок с принцем против Короля-Феникса Каледора Первого. Когда Кедрон был убит во второй битве за Нагар, Анетра отбила попытки брата Кедрона, Хирсунора, захватить Атил Кхаирн. В конце концов Анетра торжествовала, когда доказала причастность деверя к заговору с целью отравить Морати – заговору, который Анетра и устроила.

При поддержке своего единственного сына, Нереха, Анетра двигалась к основанию могущественной династии, члены которой занимают влиятельное положение в обществе Тёмных Эльфов. Когда-то Анетра жила в Гхронде и способствовала основанию Тёмного Конвента. Помогая Морати, Анетра изучила множество договоров и ритуалов, с помощью которых поддерживает и продлевает свою порочную жизнь, и теперь, спустя почти пять тысяч лет, она остаётся столь же безжалостной и непреклонной. Она живёт с сыном в большом дворце в Клар Каронде, городе, основанном на её богатстве и авторитете, откуда она управляет судьбой своей обширной семьи. Благодаря каперским эскадрам и армиям, волшебным артефактам в храмах Каина, Хелбэйн стали влиятельной силой, с которой следует вести переговоры и задабривать её всем младшим семействам Наггарота.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/1//55/924/55924545_Bezuymyannuyy_2.jpg

0

45

Гэндальф
Судя по одной только внешности, многие читатели предположили, что Толкин при создании образа Гэндальфа взял за основу чародея Мерлина из легенд о короле Артуре. Оба персонажа напоминают классических волшебников: почтенный возраст, развевающиеся одеяния, окладистые бороды. Оба тесно связаны с природой. Оба становятся наставниками юных героев. Ну и, наконенц, нам известна особая любовь Толкина к гэльскому языку, на котором созданы легенды о Мерлине.
Сходство двух волшебников тем не менее не абсолютно. Мерлин, например, творит чудеса, подобно наставнику Гарри Поттера Альбусу Дамблдору. Пользуясь заговорами и заклинаниями, он может исцелять раны и подчинять других своей воле. Гэндальф тоже обладает сверхъестественной мощью, но не потому, что он обучился волшебству, - это только хоббитам так кажется! Его мощь проистекает из более высокого источника, чем у Мерлина или Дамблдора. Как говорит Фродо Арагорн, "вы у себя в Хоббитании толком не знаете, кто такой Гэндальф, вам ведомы лишь его шутки да весёлые затеи" (т. 1, с. 221).
Чтобы понять Гэндальфа, придётся обратить взор к богам. И начать нужно с самого могущественного божества скандинавского пантеона - Одина.
У Одина и Гэндальфа множество схожих черт. Одина также изображают длиннобородым старцем, нередко со странничьим посохом. Он обладает сверхъестественной силой. Он не только способен читать резной алфавит старинных рун, подобно Гэндальфу, - именно Один и передал человечеству умение читать рунические тексты. Подобно Гэндальфу, он в одиночестве скитается по свету в непостижимом для других бесконечном странствии.
Однако между этими персонажами имеются существенные различия:
- Один - верховный бог скандинавской мифологии. Он никому не подчиняется, в отличии от Гэндальфа.
- Один часто бывает свирепым, даже жестоким. Ему совершают человеческие жертвоприношения. Гэндальф же всегда проявляет сострадание и милосердие.
- Один дорожит сокровищами, в то время как Гэндальф равнодушен к богатству.
- Один, в отличие от Гэндальфа, владеет даром перевоплощения и может превращаться в змею, орла и других животных.
Сам Толкин однажды назвал Гэндальфа "одиническим", имея в виду, что он подобен, но не тождествен Одину (Письма, 119). Различие между этими двумя персонажами столь же существенно, как и сходство. Гэндальфа нельзя свести к какому-то уже известному образу, он всегда остаётся загадкой.

+1

46

Горлум
Первоначальным источником множества событий из жизни Горлума и черт его личности была скандинавская мифология. Первый же взгляд, брошенный на Кольцо, развратил его, а он провёл с Кольцом почти пятьсот лет - большую часть этого срока в залитой водой пещере, - прежде чем оно было изъято у него Бильбо Торбинсом; он оставил Горлума ввергнутым в отчаяние и готовым на всё ради возвращения Кольца. Скандинавские легенды повествуют о другом маленьком и алчном персонаже, также обитающем в пещере, обладающем неким необычным кольцом и одержимом жаждой мести. Он появляется в одной из тех легенд, которые Толкин больше всего любил в детстве: в "Сказании о Сигурде", входящем в "Красную книгу волшебных сказок" Эндрю Лэнга. Это сказание повествует вот о чём.
Андвари был королём гномов, хранителем волшебного кольца и сокровища, добытого с помощью кольца. Он хранил сокровище в подземной пещере. Бог Локи, посланный выкрасть сокровище, проник в пещеру и одолел Андвари. Гном уступил ему свои сокровища, кроме волшебного кольца, поскольку знал, что оно восполнит утраченное. Но Локи потребовал и кольцо.
Андвари пришёл в ярость. Он проклял сокровище и кольцо: любому обладателю они должны были принести несчастье и смерть.
Локи предупредил короля, для которого он украл сокровище, о проклятии Андвари: даже "нерождённые герои" - имелись в виду будущие поколения - будут обречены. Короля это не испугало: "Я буду владеть этим сияющем золотом, пока я жив, ничуть не страшась твоих угроз. Убирайся прочь!"
Королю не следовало быть столь самонадеянным. Проклятие сбылось. В предании, как его излагает Эндрю Лэнг, даже герой Сигурд, "которого в потешном бою не могли одолеть десять мужей", не смог положить конец проклятию "рокового золотого кольца".
Этот король гномов Андвари - не напоминает ли он Горлума? Есть и ещё одно обстоятельство, указывающее на непосредственную связь между этими персонажами. Толкин не раз описывает во "Властелине Колец", как голодный Горлум мечтает о "рыбке". Скандинавская легенда, повествующая о гноме Андвари, не просто упоминает о том, что он жил в пещере, - она описывает его обиталище. Гном жил в пещере с водопадом и водоёмом, полным рыбы. Он часто прибегал к колдовству, чтобы превратиться в большую рыбу, и таким образом ловил маленьких рыбёшок, которых после пожирал.
Более чем за десять лет до создания "Хоббита" Толкин написал поэму, в которой действовало некое существо по имени Глип, весьма напоминавшее Горлума.
Персонаж, который действует во "Властелине Колец", - это совсем не тот персонаж, который появлялся в первой версии "Хоббита".
Изменения начались вскоре после первой публикации "Хоббита", когда Толкин приступил к работе над "Властелином Колец". Идея его сюжета заключалась в том, что Бильбо следовало вернуть Кольцо, найденное в пещере Горлума во время первого путешествия.
Это заставило Толкина задуматься о природе Кольца, и в результате писатель увидел в нём мощную, тёмную силу, известную нам по «Властелину Колец». Однако это создавало проблему. В первоначальной версии «Хоббита» Горлум слишком легко уступает Бильбо Кольцо, предлагая его в качестве награды за разгаданную загадку. Это совершенно не согласовалось с «Властелином Колец» - ведь там сопротивляться мощи Кольца Всевластья было просто невозможно. Никто не мог бы расстаться с Кольцом вот так запросто, не говоря уж о Горлуме.
Толкин осознал эту проблему вскоре после того, как начал писать «Властелина Колец», но решил не отказываться от намеченной сюжетной линии. Все десять лет, пока он работал над «Властелином Колец», публика наслаждалась первоначальной версией «Хоббита». Затем, закончив вчерне «Властелина Колец», он вернулся к его предыстории и переделал «Хоббита» таким образом, чтобы между двумя книгами не осталось противоречий.
Большей частью эти изменения коснулись той главы, где Бильбо встречает Горлума и находит Кольцо. Целью этих изменений было подчеркнуть, что Кольцо имеет для Горлума гораздо большую ценность, чем казалось раньше. Кроме того, эти изменения показывали, как Кольцо сделало Горлума дурным существом.
Приведём примеры:
Новый Горлум ценит Кольцо гораздо больше. В отличие от первой версии, он не предлагает его в качестве награды. Оно слишком важно для него, чтобы так рисковать. В новой редакции он обещает Бильбо указать ему выход из пещеры;
Новый Горлум гораздо хитрее. Бильбо понимает, что он весьма коварен и пойдёт на всё, лишь бы удержать Кольцо. А в первом варианте Горлум собирается позволить Бильбо забрать Кольцо как награду за победу в разгадывании загадок – для него это дело чести;
Новый Горлум сильнее привязан к Кольцу. Он чуть не сходит с ума, обнаружив, что потерял его. (Он не знает, что Кольцо у Бильбо) В прежней редакции он просто был обескуражен потерей;
Новый Горлум гораздо опаснее. Он хочет сожрать Бильбо, вместо того чтобы позволить ему выбраться из пещеры. А ведь в первой редакции он даже извиняется перед Бильбо за то, что не может вручить ему обещанную награду;
Само Кольцо становится другим. Раньше оно просто делало невидимым всякого, кто его надевал. В новой редакции Толкин называет его Кольцом Всевластья.
В прежнем Горлуме довольно трудно узнать всем нам знакомого героя «Властелина Колец». Чего стоит хотя бы его попытка сдержать слово! А во втором издании Горлум неожиданно становится таким, каким мы знаем его по эпопее. Исследователь творчества Толкина Б. Кристенсен, сделав сравнительный анализ различий между двумя редакциями, подводит следующий итог: Горлум становится «зачерствевшим, безнадёжно испорченным существом, целиком подчинившимся власти злого Кольца и способным на любое преступление».
В прологе «Властелина Колец», принося извинения по поводу различий между двумя версиями, Толкин в своё оправдание говорит следующее. Ранняя версия была основана на лживом рассказе Бильбо (возможно, он уже тогда ощутил на себе влияние Кольца). Более поздняя версия стала известна лишь после того, как Гэндальфу удалось выпытать у Бильбо всю правду. Не правда ли, Толкин смог придумать очень остроумное объяснение? А новый Горлум стал гораздо интереснее первоначального.

0

47

Рейстлин Маджере *один из моих самых любимых героев серии Драгонленс,наравне с Китиарой и Тассельхофом Непоседой*

Рейстлин Маджере (Raistlin Majere) — волшебник, персонаж книжного фэнтези-сериала Dragonlance Маргарет Уэйс и Трейси Хикмена. Брат Карамона Маджере и Китиары Ут-Матар. На некоторое время присваивал себе имя Фистандантилус.

Рейстлин был придуман Маргарет Уэйс и является её любимым персонажем.
Личность и внешность

Рейстлин выглядит как молодой, очень худой, седоволосый человек с золотисто-желтой кожей. У него часто случаются приступы кровавого кашля. Зрачки глаз Рейстлина имеют форму песочных часов.

Внешний облик Рейстлина был придуман художником Ларри Элмором. Когда Трейси Хикмена спросили, почему Рейстлин так выглядит, он ответил: «Потому что наш художник решил, что так будет круче».

Рейстлин крайне эгоистичен, циничен, любит провоцировать и эксплуатировать других людей. Он очень гордится своей независимостью и презирает других людей, в особенности своего недалекого брата Карамона, несмотря на искреннюю любовь того. Кроме того, Рейстлин крайне амбициозен и использует любую возможность увеличить свое могущество.
Обучение

Рейстлин и его близнец Карамон родились в 326 году после Катаклизма в городе Утеха (Solace) в семье дровосека Гилона Маджере и его жены Розамун, однако братья рано остались сиротами. Их мать была латентным магом и сошла с ума, пытаясь подавить в себе способности ясновидения. Рейстлин унаследовал от матери магический дар, хотя с рождения был физически слабым и болезненным ребенком, в отличие от своего брата. Его единокровная сестра Китиара уговорила волшебника Антимодеса взять шестилетнего Рейста на обучение в школе юных магов. Боги Трех Лун Кринна, дающие магию, покровительствовали ему в обучении.

Во время Испытания в Башне Высокого Волшебства, необходимого для посвящения в полноправные маги, Рейстлин столкнулся с духом великого темного колдуна древности — Фистандантилуса, который попытался завладеть его жизненной силой, но Рейстлин обманул его и сбежал. В конце Испытания, когда силы Рейстлина были почти на исходе, Пар'Салиан послал ему иллюзию Карамона, наделив её невероятными способностями к магии. Иллюзорный Карамон играючи справлялся с врагами при помощи заклинаний, на изучение которых сам Рейстлин потратил так много времени и сил. Увидев это и то, что "брат" с привычной снисходительностью предлагает ему помощь, Рейстлин в ярости убивает его и проходит Испытание. Происшедшее видит Карамон, который, однако, прощает брата (некоторое время спустя Рейстлин скажет "я убил его один раз - убью и другой"). Испытание, однако, окончательно подорвало его здоровье: его волосы поседели, его кожа приобрела золотисто-желтушный оттенок, все эти перемены он получил из-за своей вечной тяги к могуществу, пойдя на сделку с Фистандантилусом. Поняв натуру Рейстлина, глава конклава Магов Пар’Салиан наделил зрение Рейстлина особенностью видеть всё в ракурсе проходящего времени: старение и отмирание всего живого. Из за этого эффекта зрачки Рейстлина приобрели форму песочных часов. Пар Салиан надеялся, что таким образом вызовет в душе молодого мага сострадание, однако он просчитался. Получив посох Магиуса, Рейстлин выбрал орден Красных Мантий — «нейтральных» магов.
Во время Войны Копья

После испытания Рейстлин и Карамон некоторое время странствовали в качестве вольных наёмников. По возвращении в Утеху, братья присоединились к отряду Таниса Полуэльфа в походе в Кзак Царот. Именно там Рейстлин встретил Бупу, знахарку из племени овражных гномов, пытавшуюся исцелить его кашель — возможно, единственное существо, заслужившее искреннюю симпатию и уважение мага. От кашля Рейстлину помогал только отвар из листьев растения о котором ему поведал Пар Салиан (великий белый маг, глава конклава магов) после Испытания.

В ходе Войны Копья Рейстлин принял участие в низвержении Верминаарда, а также завладел Оком Дракона, принадлежавшем покойному Лораку, королю Сильванести. Позднее, когда отряд странствовал по побережью Балифора, он успешно зарабатывал на жизнь, показывая фокусы (к которым был неравнодушен с детства). Но во время плавания по Морю Истара, когда водоворот начал засасывать корабль, Рейстлин бросил своих друзей. Он телепортировался в Палантас, где встретился с бессмертным летописцем Астинусом.

После этого Рейстлин перешёл на сторону Нутари, сына Такхизис, бога Чёрной Луны, которую могут видеть только посвящённые и с этого момента носил чёрную мантию. Он пропустил своего брата и Вечного Человека в подземелье храма Всебесцветной Драконицы. Он помог им изгнать Такхизис из Кринна, а войска драконидов в результате были разбиты. Для Рейстлина это стало первой ступенью к титулу Повелителя Тьмы, который он жаждал получить, уничтожив Такхизис. После победы, маг не остался с другими героями Копья, а отправился в проклятую Палантасскую Башню, ожидавшую своего хозяина — Повелителя Прошлого и Настоящего.
Попытка стать богом

Рейстлин зашел в своей гордыне так далеко, что решил стать новым богом, повелевающим силами зла. Но, для этого, ему было необходимо бросить вызов заточенной в Бездне Такхизис. Единственным способом проникнуть туда было открыть Врата — созданный великими магами древности портал между мирами — но, для этого ему была необходима помощь истинного жреца Светоносного Паладайна. Таким жрецом стала Крисания, которую маг убедил помогать ему, якобы ради уничтожения всего зла на Кринне. Отправившись в далекое прошлое Рейстлин поступил в ученики к древнему черному магу Фистандантилусу. Учитель рассматривал Рейстлина как молодое тело для переселения своей души, а Рейстлину нужно было место и имя Фистандантилуса. Учитель и ученик сошлись в магической схватке, в результате которой их воспоминания слились, хотя личность Рейстлина, повидимому, все же преобладала. Рейстлину также передались все знания и магические силы Фистандантилуса, и молодой маг занял его место при дворе Короля-Жреца

Затем туда же переместились посланные Конклавом магов его брат Карамон, жрица Крисания и кендер Тассельхоф, хотя ученик и помощник Властелина Прошлого и Настоящего, Даламар, и предупреждал главу Конклава об ошибочности такого шага. Вскоре случился Катаклизм, когда разгневанные боги обрушили на Истар огненную гору. Рейстлин перенёс брата и Крисанию в недалёкое будущее, где они, став во главе армии, состоящей из Варваров Равнин, Гномов Холмов, а по большей части и из простых разбойников, спровоцировали Войну Гномьих Врат. Все это время он выдавал себя за Фистандантилуса, чтобы не нарушить хода реальной истории Кринна. Его главной целью были Врата Бездны, которые позволили бы ему добраться до Тахизис, которые в то время были укрыты в королевстве Горных Гномов Торбардин.

Жрица Крисания, ослепленная любовью к Рейстлину, открыла ему Врата и последовала за ним в Бездну. Там Рейстлин бросил её, тяжело раненную в одной из ловушек Такхизис. В планы Рейстлина входило выманить Владычицу Тьмы на Кринн, где её магия будет слабее, и убить, чтобы занять её место. В одном из вариантов будущего Рейстлин победил Тахизис, но их битва опустошила Кринн, а сам Рейстлин стал лишь сердцем вселенской пустоты, неспособным творить и сходящим с ума от одиночества и отчаянья. В реальности, узнав об этом от Карамона, Рейстлин отказался от своих планов и запечатал Врата, не дав ни Тёмной Владычице, ни себе выйти из Бездны. Считалось, что после этого он погиб в когтях Королевы Драконов.
Возвращение из Бездны

B рассказе «Наследие», сын Карамона, Палин, призванный для Испытания, оказывается в Башне Высшего Волшебства в Палантасе. Там Даламар попытался создать иллюзию Рейстлина для Испытания Палина, но Рейстлин явился туда сам. В его монологе, он заявляет: «Я сделал это не для вас, маги. Не для Конклава! И не для брата! У меня был последний долг в жизни, и теперь я его заплатил». Маргатет Уэйс имеет в виду, что этот «последний долг» был его долг волшебству.

Через год, во время Войны Хаоса, Рейстлин вернулся. Благодаря ему, Хаос был побеждён, хоть боги и забрали у Рейстлина его магию в наказание за его высокомерие.

Кроме того, дух Рейстлина помог богам найти Кринн в конце Войны Душ, после того как Такхизис («Единый Бог») украла Кринн и перенесла его в другую часть галактики. Его душа остаётся, потому что он не хочет уходить, кроме как со своим братом Карамоном. Он смог найти Кринн, так как чувствовал, как Тассельхоф Непоседа пользуется устройством для путешествия во времени. Тогда, со своим братом Карамоном и Героями Копья, Рейстлин наконец присоединился к Реке Душ, и исчез в последний раз.
В массовой культуре

Рейстлин является самым популярным персонажем Dragonlance, оказавшим наибольшее влияние на массовую культуру.

    * Наиболее крупным музыкальным произведением, в котором фигурирует Рейстлин, является российская рок-опера Последнее испытание, созданная по мотивам трилогии о близнецах (2008). В проекте задействованы звёзды фолк-рока — Хелависа, Мириам (Елена Ханпира), Фёдор Воскресенский и другие; композитор — Антон Круглов, стихи — Елена Ханпира. Официальный сайт: fantasymusical.ru

Несколько групп посвятили песни истории Рейстлина Маджере:

    * Blind Guardian — the Soulforged (2002); песня, рассказывающая об Испытании молодого мага и его решимости пройти через все муки во что бы то ни стало.
    * Lake of Tears — Raistlin and the Rose (1997); песня о несчастной любви Рейстлина и Крисании.
    * Nightwish — Wishmaster (2000); текст является смесью из различных фэнтези-книг, в том числе есть несколько отсылок непосредственно к Рейстлину: его титулу «шалафи» и его знаниям о подземельях Сла-Мори.
    * Эпидемия — Чёрный маг, альбомы Загадка Волшебной Страны и Жизнь в Сумерках; песня рассказывает о том, как слабый и болезненный юноша нашёл утешение в магии…
    * Orteo (молодая российская рок группа) — «Рейстлин» (2005). В песне ведётся повествование от имени самого Рейстлина, о том, как он стал тёмным магом.

В анимационном фильме «Dragonlance:Драконы Осенних Сумерек» (2008) роль Рейстлина озвучивает известный актер Кифер Сазерленд.
http://l.foto.radikal.ru/0612/97dfbeb55a1at.jpg

0

48

а я и не знала,что есть мульт 2008 года.Это вторая анимационная экранизация Драконов Осенних Сумерек или речь идет о том же самом мультфильме?

Aurvin Do'Arn написал(а):

В анимационном фильме «Dragonlance:Драконы Осенних Сумерек» (2008) роль Рейстлина озвучивает известный актер Кифер Сазерленд.
http://l.foto.radikal.ru/0612/97dfbeb55a1at.jpg

0

49

Эрэ
Тот же самый.Он один всего (как раз позавчера смотрели-ребенок был в восторге,потом гляжу,он сидит магичит что-то,думая,что я не вижу и не замечаю http://www.kolobok.us/smiles/standart/mosking.gif )

0

50

А я то уже размечталась,что это ты о новом фильме)

0

51

Принц Артес 

Имя: Артес Менетил (Arthas Menethil)
Раса: нежить, раньше – человек
Род занятий: Рыцарь Смерти, Король-Лич, раньше – принц и будущий король Лордерона, паладин

Предыстория
Артес Менетил — сын и наследник престола короля Теренаса Менетила, короля Лордэрона, самого северного государства людей. У него есть сестра, Калия Менетил. В возрасте 19 лет он был посвящен в рыцари Серебряной Длани по указанию и протекции известного паладина Утера Светоносца. Когда-то Артес конкурировал с принцем Кель’Тасом из эльфийского королевства Кель'Талас за руку и сердце Джайны Праудмур. Больше об Артесе в его юные года практически ничего не известно.

Будучи Паладином
В первом разделе однопользовательской кампании Артес принимает активное участие в сражении против орков, пока не узнает о чуме таинственного происхождения в северном Лордэроне. Вместе с подругой Джайной Праудмур Артес совершает отчаянный рывок, пытаясь предупредить распространение чумы. Позже выясняется, что к чуме имеет отношение некромант Кел-Тузед, который постоянно ускользает от преследователей, оставляя туманные намеки принцу насчет его будущего. В конце концов Артес и Джайна убивают некроманта, но к тому времени чума, распространяемая посредством зараженного зерна, транспортируемого неразумными крестьянами и купцами, уже зверствовала по всей округе. После того, как город Хартглен, который защищал Артес, был атакован нежитью — трупами горожан, погибших от чумы, принц решает вырезать население крупного города Стратхольма прежде, чем чума превратит жителей в нежить. Утер и Джайна же, однако, отказываются подчиниться, и Артес в гневе отстраняет Утера от командования, что приводит к тому, что лояльные Утеру и Джайне войска покидают лагерь вместе со своими предводителями. Оставшиеся же войска под руководством принца ночью безжалостно вырезают население города. Тогда же Артес встречается с повелителем ужаса Малганусом, который издевается над принцем, превращая жителей в нежить на его глазах. Разъяренный Артес и его войска одерживают победу над воинством Малгануса, который успевает ускользнуть и бежит на северный континент Нортренд, преследуемый жаждущим мести принцем.
Месяцем позже Артес причаливает к берегам Нортренда вместе с небольшим верным войском. В ходе путешествия вглубь континента он встречает группу потерпевших кораблекрушение дварфов, исследовавших континент в поисках легендарного рунного меча Фростморн. Заручившись поддержкой лидера дварфов Мурадина Златобородого, старого знакомого Артеса, принц пробивается сквозь силы нежити. Отец Артеса, король Теренас Менетил, присылает гонца с приказом о сворачивании экспедиции, но принц с помощью наемников сжигает корабли, на которых его армия добралась до Нортренда, тем самым делая возвращение невозможным. Позже, к полному изумлению Мурадина, Артес обвиняет наемников в том, что они сожгли корабли, и разъяренные войска убивают их.
В то время, как войска Альянса продвигались все ближе и ближе к цитадели Малгануса, Артес и Мурадин с небольшой группой соратников пробиваются через кишащие монстрами пещеры к Фростморну, спрятанному глубоко под горой. Когда они наконец находят его, Мурадин понимает, что меч проклят и предупреждает своего друга. Однако Артес, в ком полыхает ярость и желание отомстить, пренебрегает словами дварфа и берет меч, откинув в сторону свой старый верный боевой молот. Ледяной саркофаг, в котором тот пребывал, разлетается на куски, и один из отлетевших осколков поражает Мурадина насмерть, что, однако, не смущает Артеса, который радуется тому, что наконец получил оружие, способное повергнуть Малгануса. Также Артес отмечает, что смерть друга — не такая уж и страшная жертва за возможность отомстить. Вернувшись к своему войску, Артес ведет его на финальный штурм и, одержав победу над нежитью, сталкивается с Малганусом лицом к лицу. В поединке принц одерживает победу и, после того, как павший повелитель ужаса в изумлении осознает, что его покровитель оставил его, добивает проигравшего. Затем Артас на время уходит в ледяные пустоши Нортренда, где последние остатки разума покидают его, и он полностью поглощается темными силами.

Будучи Рыцарем Смерти
Несколько позже, одетый в черное Артес идет по улицам столицы Лордэрона под звон колоколов, встречающих народного героя. Лепестки цветов выстилают ему дорогу, но стоит принцу поднять один, как тот тут же вянет. В сопровождении двух фигур в капюшонах Артес входит в тронный зал и преклоняется перед отцом. Затем встает, обнажает Фростморн, и пронзает отца мечом на виду у всего тронного зала. Это событие ознаменовало конец людского королевства Лордэрона.
В начале второй части кампании Артеса встречает Тикондриус, называющий того Рыцарем Смерти. Артес узнает, что после того, как в его руки попал Фростморн, он начал слышать голос Короля-Лича Нер'зула, который выковал этот клинок для того, чтобы завладеть с его помощью могущественными душами. Душа Артеса стала первой, которую он заполучил.
Затем Артес помогает Тикондриусу восстановить культ Проклятых. Позже он забирает с кладбища урну с прахом короля Теренаса, отца Артеса, уничтожает прах родного отца и вместо него помещает в урну прах Кел'Тузеда, некроманта и повелителя культа Проклятых. И тот и другой в своё время были уничтожены Артесом в годы его паладинства. Артес узнаёт, что воскресить некроманта можно только с помощью вод Солнечного Колодца в Сильвермуне (или Сильвергарде), столице Кель-Таласа, королевства высоких (высших, или кровавых) эльфов. Он решает пробиться туда любой ценой. В городе он убивает отчаянно сопротивлявшихся натиску войск Артеса воинов Сильваны Ветрокрылой. Саму Сильвану он превращает в банши и делает ее своей служанкой.
Артас после событий, произошедших у горы Хиджал, долго размышлял и наконец решил, что пора взять власть над Плетью в свои руки. Для этого ему надо было уничтожить либо подчинить себе трех Повелителей Ужаса, оставшихся наместниками Лордерона после поражения Пылающего Легиона. Артес вместе со своими союзниками (Кел'Тузедом и Сильваной) объявил о свержении Повелителей Ужаса им самим. Но они сбежали от него. Тем временем Артес, Кел'Тузед и Сильвана очищают от остатков войск Альянса район столицы Лордерона, после чего Артас и Кел'Тузед направляются в город. Но, въехав в город, они обнаружили, что Натрезимы подготовили им ловушку. Кел'Тузед и Артас вынуждены были разъединиться. Артес с большими потерями сумел выйти из города. О Кел'Тузеде он пока ничего не знает. На выходе ему встретились банши Сильваны, которые помогли ему победить городскую стражу Натрезимов. Но в Трисфальских лугах оказалось, что это была очередная ловушка — Сильвана была заодно с Повелителями Ужаса. Она и её банши уничтожили ничего не подозревающий отряд Артеса и собирались убить его самого, но в этот момент появился Кел'Тузед со своими некромантами. Фактически он спас Артеса от неминуемой смерти от рук Сильваны. Она же благоразумно скрылась в сторону своего лагеря. Ещё с операции по уничтожению людей Артесу стал являться голос Короля Мёртвых, который призывал Менетила вернуться в Нортренд. Кроме того, Артес испытывал при этом сильную боль. И после встречи с Кел'Тузедом он отплывает на северный континент, оставив Кел'Тузеда наместником Лордерона. Прибыв в Нортренд, Артес получил мощную поддержку от Короля Мёртвых — его верного слугу Анубарака. Вместе с Артесом они узнают, что ночной эльф-демон Иллидан приближается к Ледяному Трону — именно поэтому Король Мертвых так звал Артеса. Разгромив силы Кровавых Эльфов и Наг на побережье, Артес и Анубарак направляются к древнему подземному королевству Азол-Неруб, ибо только таким путём они могут подоспеть к Ледяному Трону раньше Иллидана. В Азол-Нерубе они встретили гномов — соратников Мурадина Златобородого, ранее убитого Артесом. Теперь ими предводительствует новый вождь — Бельган. Убив гномов и их военачальника, Артес и Анубарак направляются в самые глубокие места древнего королевства. Там они встречают древний ужас — Безликих. С большими потерями прорвавшись сквозь врагов, Артес спешит на поверхность. Но на его пути случился обвал, разлучивший его с Анубараком и другими его соратниками. Артес, изрядно ослабевший, встречается у выхода с Анбураком и спешит на поверхность. Неподалёку от Ледяного Трона Артес и Анубарак мобилизовали все свои силы и разбили войска Кровавых Эльфов и Наг. После этого Артес поспешил к подножию Ледяного Трона. Но у входа его нагнал Иллидан. Не желая впускать своего врага в свою цитадель, Артес принял бой и победил Иллидана, жестоко ранив его. После этого, оставив раненого Иллидана у входа, Артес подошёл к подножию Ледяного Трона. Король Мёртвых в это время понял, что это его единственный шанс наконец вырваться из своего ледяного плена. Он приказал Артесу разбить рунным мечом Фростморном ледяную темницу и надеть шлем себе на голову. Артес выполнил приказания своего господина. Души Артеса и Нер-Зула соединились в одно из мощнейших существ, которые когда-либо видел мир Азерота. И отныне Артес, новый и бессмертный Король Мертвых, стал единоличным хозяином на ледяном материке, а вскоре, в его планах, и во всём мире.
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-01/1230983552_image3.jpg

+1

52

Хочется рассказать об очередном полюбившемся персонаже)))

Рокэ Алва

Герцог Рокэ Алва-Первый Маршал королевства Талиг и властитель Кэнналоа. Баловень судьбы,Любитель "войны,вина и женщин",не признает ничьего авторитета, любит шутки,подчас жестокие, его ненавидят,но не восхищаться его полководческим талантом не могут...Повелитель Дома Ветров.

Никогда и нигде не выступает как «рассказчик», однако по упоминаниям и количеству событий вокруг — персонаж сериала №1. (по мнению автора — лишь «фон эпохи»)

Наследственный герцог полуострова Кэналлоа и острова Марикьяра на юго-западе Талига (аналог Испании) и Первый маршал Талига (главнокомандующий всеми талигойскими армиями и флотом). Принадлежит к Великому Дому Ветра, одному из высших родов Талига. Данный титул Алва унаследовали от пресекшегося рода Борраска, существовавшего ещё во времена Золотой Анаксии. Предок Рокэ, Рамиро Алва, согласно завещанию своего отчима Франциска, первого короля из династии Олларов, должен был унаследовать трон, но предпочёл скрыть документ и короновал своего единоутробного брата — Октавия.

Высокий, очень красивый, черноволосый, имеет прозвище «Ворон». Непобедим, ни как дуэлянт, ни как военачальник, ни за карточным столом. Общепризнан как лучший полководец Золотых Земель. По мнению многих пользуется помощью Леворукого (аналог Сатаны). Объём знаний о магических силах Кэртианы (утраченных с приходом эсператизма) неизвестен, но несомненен интерес к данным знаниями.

В юности на Алву в доме его невесты (мелкой дворянки из Эпинэ) напали убийцы, при этом девушка была в сговоре с убийцами. Рокэ чуть не погиб и был спасён от смерти Одиноким, случайно проходившим поблизости (сцена дана от лица Одинокого в прологе всего сериала). Позднее, оказавшись в аналогичной ситуации, Робер Эпинэ пережил эти же события в доме Марианны Капуль-Гизайль не до конца понятным магическим образом. Личность невесты Рокэ не раскрывалась и была загадкой до книги «Шар Судеб».

При подавлении восстания Эгмонта Окделла дал последнему возможность умереть с честью (вместо казни как мятежника), на дуэли «на линии» (т.е. до смерти одного из участников). Этот факт умалчивался в семье Окделлов, но раскрыт Алвой сыну Эгмонта Дикону. Позднее убил на дуэли братьев королевы, обоснованно заподозренных в разжигании мятежа в Олларианскую ночь, чем по мнению самой Катарины спас их от тюрьмы и позора.

Любовник Катарины Оллар, но последнюю, по его собственным словам, презирает за двуличие. Август Штанцлер и сама Катарина рассказали Ричарду Окделлу, что Алва был назначен в любовники королеве из-за неспособности короля Фердинанда зачать наследника. В тоже время позднее сама Катарина признаётся в любви к пусть и грубому, но мужественному Рокэ. К вышесказанному нужно добавить, что выход Катарины замуж за Фердинанда спас её братьев от казни за мятеж, аналогичный мятежу Эгмонта Окделла.

Принял Дикона Окделла, возможно по просьбе Катарины, в оруженосцы, позже изгнал по причине покушения на жизнь со стороны последнего.

Во время мятежа Альдо Ракана убил мятежного генерала Люра, после чего, спсая своего короля, по своей воле сдался в плен Альдо Ракану. Во время суда над собой, устроенного по инициативе Альдо, разбил (при помощи в том числе Катарины Оллар, выступившей как свидетельница) все обвинения против себя, показав, что у обвинения нет фактов, доказывающих вину Первого маршала Талига. Был перемещен из тюрьмы Багерлее в аббатство Ноха под охрану кардинала Левия. По дороге был отбит герцогом Валентином Приддом и его людьми, однако после освобождения добровольно, по неназванной причине, сам отправился в Ноху. Похищен из Нохи своим офицером для особых поручений Марселем Валме, прибывшем в столицу под видом урготского посла. Эти события произошли вскоре после смерти короля, и на сей раз Рокэ Алва счёл возможным бежать из узилища.

На момент конца изданного сериала (сентябрь 2010) направляется в Гальтару, боясь серьезных магических неприятностей в Талиге (например, связанных со Зверем) и пытаясь что-то сделать для их предотвращения.

http://www.jk-design.ru/portfolio/roke3.jpg

0

53

Золотая Луна
Goldmoon

Герой Копья
Первое упоминание: «Драконы осенних сумерек» (1984)
Создатели: Маргарет Уэйс и Трэйси Хикмэн
Раса: Человек (кочевник)
Пол: женский
Класс: Жрица
Занятие: Герой Копья
Другие имена: Верховная жрица племени Кве-Шу
Жрица Мишакаль
Родина: Абанасиния
Национальность: Абанасиния
Цвет волос: Серебристо-золотые
Цвет глаз: Небесно-голубые
Рост: 170 см
Вес: 52 кг
Отец: Острие Стрелы (Arrowthorn)
Мать: Песня Плача (Tearsong)
Муж: Речной Ветер (Riverwind)
Дети: Сын Скиталец (Wanderer), дочери-близняшки Лунная Песнь (Moonsong) и Светлый Рассвет (Brightdawn)
Братья/сёстры: Нет

Золотая Луна (Goldmoon) (5 февраля 322 года после Катаклизма ― лето 421 год после Катаклизма)  ―  первая и единственная дочь вождя племени Кве-Шу (Qué-Shu) Острия Стрелы (Arrowthorn) и его жены Песни Плача (Tearsong). Она является потомком Ларкена (Larken) и Света Шторма (Stormlight). После брака с Речным Ветром она родила сына, названного Скитальцем (Wanderer) и дочерей-близняшек Лунную Песнь (Moonsong) и Светлый Рассвет (Brightdawn).

Золотая Луна (также известна как Золотая Луна из племени Кве-Шу или просто Золотая Луна из Кве-Шу) – вымышленный персонаж «Саги о Копье» («Драгонлэнс» Dragonlance), которая является циклом фэнтези романов и ролевых игр, впервые опубликованных компанией «Ти-Эс-Эр» (TSR, Inc.), а позднее «Волшебниками Побережья» (Wizards of the Coast).

Представленная в первой книге Трилогии Хроник «Драконы осенних сумерек», написанных Маргарет Уэйс и Трэйси Хикмэном в 1984 году, Золотая Луна в течение 16 лет стала постоянным героем многочисленных романов «Саги о Копье», как в качестве главного, так и в качестве второстепенного персонажа.

В юность она была стройной и высокой, с серебристо-золотыми  волосами, чистым лицом, небесно-голубыми глазами и маслянисто-загорелой кожей. Золотая Луна сохранила юный вид до восьмидесяти лет, и даже тогда выглядела более энергичной и молодой, чем большинство людей этого возраста.

Ранние годы

Золотая Луна выросла в роскоши. Будучи единственным ребенком вождя племени, она была невероятно избалована. В Кве-Шу вождь и его жена или дочери были известны как те, кто разговаривает с Богами. Золотую  Луну  воспитали с верой в то, что после смерти она станет богиней племени.

Ее убеждения подверглись испытанию, когда она встретила Речного Ветра (Riverwind), пастуха, чья семья была изгнана из племени за преданность старым и, по общему мнению, ложным  богам. Речной Ветер видел в Золотой Луне не богиню, а пустую и избалованную девчонку. Золотой Луне не хотелось, чтобы Речной Ветер представлял ее такой. Она хотела быть прекрасной в его глазах. Речной Ветер и Золотая Луна соединили свои сердца, когда юноша подарим ей стальной амулет в виде двух слезинок.

Несмотря на то, что Речной Ветер полностью завоевал сердце Золотой Луны, он не мог требовать ее руки без согласия Острия Стрелы. Острие Стрелы считал веру Речного Ветра оскорблением всего племени и распорядился о том, что Речной Ветер может вступить в брак с Золотой Луной, только если он найдет доказательства существования старых Богов. Речной Ветер и Золотая Луна обещали ждать друг друга, пока его поиски не завершатся. Золотая Луна была в ярости на отца, но ничего не могла сделать. Во время отсутствия Речного Ветра Острие Стрелы тяжело заболел, и Золотая Луна заняла должность вождя племени Кве-Шу, но это было лишь формальностью.

Речной Ветер вернулся летом 351 года после Катаклизма и принес с собой Голубой Хрустальный Жезл (the Blue Crystal Staff). Золотая Луна была рада снова увидеть Речного Ветра, но он походил на помешанного и думал, что отсутствовал в течение короткого срока. Речной Ветер отдал Золотой Луне Голубой Хрустальный Жезл, который она затем использовала, чтобы исцелить его от болезни. Собственное племя напало на них и вынудило уйти.
Война Копья

Маргарет Уэйс и Трэйси Хикмэн представляют Золотую Луну в 3 главе «Драконов осенних сумерек» (1984), под названием «Соламнийский рыцарь. Старик дает вечеринку». Она показана как закутанная в плащ женщина с серебристо-золотыми волосами, несущая простой посох и сопровождаемая высоким варваром с каменным лицом.

По пути в Утеху (Solace) Золотая Луна и Речной встретили Стурма Светлого Меча (Sturm Brightblade), который сопроводил пару в гостиницу «Последний Приют» (the Inn of the Last Home). Во время отдыха в гостиницt они столкнулись с пьяным Хедериком (Hederick), Высоким Теократом Утехи. После этого Хедерик упал в камин, и кендер Тассельхоф Непоседа (Tasslehoff Burrfoot) попытался выбить его оттуда с помощью замаскированного Голубого Хрустального Жезла. Это послужило причиной двум событиям: Хедерик был исцелен от всех ран, и была раскрыта истинная природа жезла. Старик закричал, что Золотая Луна и Речной Ветер разыскиваются, так как местный лорд Тоэд (Toede) ищет Голубой Хрустальный Жезл.

Чтобы избежать пленения, Золотая Луна и Речной Ветер сбежали вместе с другими спутниками, и новоиспеченная группа вернулась в деревню Кве-шу, только затем, чтобы найти ее уничтоженной. Они отправились в Кзак Царот (Xak Tsaroth), разрушенный город, где Речной Ветер первоначально нашел жезл. В Кзак Цароте черная драконица Хисант (Khisanth) смертельно ранила Речного Ветра, но Золотая Луна, использовав жезл, спасла его от смерти. Во второй битве Золотая Луна уничтожила Хисант с помощью голубого пламени и разрушила драконье логово, но все предполагали, что и сама Золотая Луна погибла. На самом же деле Богиня Света Мишакаль (Mishakal) перенесла ее с места битвы. Когда спутники снова нашли Золотую Луну, она стала жрицей Мишакаль, но не стала первой, так как первым жрецом стал эльф Ди Эн (Di An), которого Речной Ветер повстречал во время своих поисков истинных Богов.

После побега из Кзак Царота спутники вернулись в Утеху и были схвачены людьми лорда Тоэда. Их в караване рабов переправили Пакс Таркас (Pax Tharkas), который затем освободили эльфы Квалинести (Qualinesti). Товарищи отправились в Квалинести, где им было дано задание – незаметно пробраться в Пакс Таркас и освободить узников. Спутники освободили восемьсот беженцев, а вновь обретенная вера Золотой Луны помогла  сокрушить Повелителя Драконов Верминаарда (Dragon Highlord Verminaard).

В последний день осени 351 года после Катаклизма, когда спутники повели беженцев в Торбардин (Thorbardin), Золотая Луна и Речной Ветер попросили Элистана (Elistan), первого со времен Катаклизма жреца Паладайна (Paladine), поженить их.  Частью церемонии было то, что Золотая Луна подарила Речному Ветру кольцо, сделанное из ее собственных волос, переплетенных серебром и золотом. Речной Ветер преподнес Золотой Луне простое гладкое кольцо из ветки валлина.

После того, как товарищи отыскали для дворфов Торбардина Молот Хараса (the Hammer of Kharas), беженцам из Пакс Таркаса было позволено остаться в подземном королевстве на зиму. Спутники отправились в город Тарсис (Tarsis), чтобы попытаться снарядить корабль для перевозки беженцев обратно в Абанасинию (Abanasinia). Достигнув Тарсиса, друзья обнаружили, что он окружен и находится под контролем драконьей армии. Спутники разделились вскоре после прибытия и выжили при атаке города Красным Крылом Драконьих Армий (the Red Dragonarmy) и отряда синих драконов под командованием Синей Госпожи (the Blue Lady).

Золотая Луна и Речной Ветер вместе с Карамоном, Рейстлином, Танисом и Тикой спасли Эльхану Звездный Ветер (Alhana Starbreeze), принцессу эльфов Сильванести и отправились в Сильванести (Silvanesti). Там им пришлось противостоять Кошмару Лорака Каладона (Lorac Caladon) и зеленому дракону Циану Кровавому Губителю (Cyan Bloodbane).

После победы над Кошмаром спутники отправились на север в захваченный город Устричный (Flotsam). Чтобы попасть в Палантас (Palanthas), они наняли корабль под названием «Перешон» (Perechon). Однако на пути через Кровавое Море Истара (the Blood Sea of Istar) их стали преследовать Синяя Госпожа и несколько синих драконов, а корабль попал в Вечный Водоворот (the Maelstrom), который уничтожил судно, но друзья были спасены морскими эльфами, живущими в руинах города Истара. Там они встретили мага из Ордена Красных Мантий (Red Robe) по имени Зебулах (Zebulah), который назвал Золотую Луну Госпожой Равнин (the Lady of the Plains).

Спутников отпустили, и они проснулись вблизи Каламана (Kalaman), но никто не помнил многого из того, что случилось с ними на дне моря. В то время как Танис, Карамон, Тика, Флинт, Тас и таинственный Берем Вечный Человек (Berem Everman) отправились противостоять злу в Нераке (Neraka), Золотая Луна и Речной Ветер решили не идти дальше, так как Золотая Луна ждала ребенка.
После Войны Копья и до Войны Хаоса

Вернувшись домой, Золотая Луна и Речной Ветер попытались вновь объединить свой народ. В 352 году после Катаклизма Золотая Луна родила сына и назвала его Скитальцем в честь отца Речного Ветра. Четыре года спустя, в 356 году после Катаклизма Золотая Луна родила дочерей-близнецов и назвала их Лунная Песнь и Светлый Рассвет.

К 360 году после Катаклизма Золотая Луна и Речной Ветер восстановили племя Кве-шу и заново отстроили разрушенную деревню. Чтобы вести свой народ, они оба были избраны вождями и приняли Мантию Вождя (the Mantle of the Chieftain). К  380 году после Катаклизма Золотая Луна и Речной Ветер считались общими вождями всех племен Абанасинии.
Трилогия Легенд

Хотя центром цикла являются в основном Карамон и Рейстлин Маджере, Речной Ветер появляется в начале первой книги Трилогии Легенд «Час близнецов» (1986), написанной Маргарет Уэйс и Трэйси Хикмэном и опубликованной TSR, где в нем можно узнать лидера Кве-Шу и других варварских племен, так как он носит Мантию Вождя.

Это появление также использовано авторами, чтобы объяснить текущую ситуацию у пары. С двух летним сыном Скитальцем и дочерями-близняшками Лунной Песнью и Светлый Рассвет пара много работает над объединением разных племен их родины Абанасинии. Также говорится, что Золотая Луна распространяет там учение своей Богини-покровительницы, но больше о ней ничего не рассказывается.
Война Хаоса

Во время Войны Хаоса (the Chaos War) Золотая Луна и Речной Ветер объединили племена против рыцарей Такхизис (the Knights of Takhisis), которые вторглись в их земли. Теневые умертвия напали на жителей равнин, когда Хаос (Chaos) вернулся на Кринн. Их семью постигла большая утрата, когда жену Скитальца убил теневой умертвий (одно из существ хаоса, которое подвергает полному забвению всякого, кого он захватывает, уничтожая даже воспоминания об этом человеке. Об этом рассказывают сестры Скитальца Лунная Песнь и Светлый Рассвет, которые считают, что одно из таких существ убило его жену. ― Прим. Ред.), оставив всех в недоумении, относительно того, кем она была.  Скиталец забрал своего сына и внука Золотой Луны Небесного Ястреба (Cloudhawk) из Абанасинии в Пыльные Равнины (the Plains of Dust).
Век Смертных

В 385 году после Катаклизма Речной Ветер вместе с Лунной Песнью и Светлым Рассветом отправились на восток, чтобы больше узнать о появлении Великой Драконицы (the Dragon Overlord) Малистрикс (Malystryx). Речной Ветер и Светлый Рассвет были убиты Малис, а Лунная Песнь, тяжело пережившая это трудное испытание, вернулась к Золотой Луне.

Век Смертных начинается в конце книги «Драконы летнего полдня» (1996) с ухода Богов Кринна, изгнания магии и известных до этого на Кринне сил жрецов. В связи с необходимостью в новом источнике силы на основе предыдущих законов, найденных в романах Саги о Копье, создается особый вид магии под названием мистицизм (mysticism).

Три года спустя Золотая Луна получила то, что она назвала Исцелением Сердцем (Healing of the Heart). Ее первым пациентом стал Джаспер Огненный Горн (Jasper Fireforge), и это был первый известный случай возвращения магии на Кринн со времен Войны Хаоса. После того как Золотая Луна отшлифовала свои умения и обучила Джаспера, она отправилась на остров Шэлси (the Isle of Schallsea) и построила Цитадель Света (the Citadel of Light) рядом с Серебряной Лестницей (the Silver Stair). Здесь Золотая Луна научила людей исцелению сердцем и приобрела много последователей. Золотая Луна лично приветствовала каждого из них.

Наиболее спорное появление Золотой Луны происходит в трилогии Драконы Новой Эры (the Dragons of a New Age), написанной Джэйн Рейб (Jean Rabe) между 1996-1998 годами, в которой оно связано с приходом Великих Драконов, драконов необыкновенных размеров и силы, в мир Кринна.

В 414 году после Катаклизма Палин Маджере (Palin Majere) пришел к Золотой Луне и попросил ее создать отряд героев, чтобы защитить народ Ансалона (Ansalon) от Великих Драконов. Она предстала перед человеком по имени Дамон Грозный Волк (Dhamon Grimwulf), который совершал паломничество к Гробнице Ушедших Героев (the Last Heroes' Tomb) в Утехе и приказала ему разыскать ее на острове Шэлси. Он собрал группу искателей приключений, известных как Герои Сердца (the Heroes of the Heart), за которыми присматривала Золотая Луна. В это время на берег рядом с Цитаделью Света выбросило девочку-сироту. Золотая Луна приняла девочку, которую звали Мина (Mina), как родную дочь. Каждый вечер она расчесывала волосы Мины и рассказывала ей истории о старых Богах.

Когда Герои Сердца вернулись на Шэлси, чтобы показать Золотой Луне драконью чешую на ноге Дамона, Малистрикс, овладев разумом Дамона, заставила его убить Золотую Луну и серьезно ранить Джаспера. После смерти Золотая Луна встретила Речного Ветра, который сказал ей, что ее время умирать еще не пришло, и она была возвращена к жизни.
Война Душ

В 421 году после Катаклизма над всем Ансалоном пронеслась Великая Буря (Great Storm). В Цитадели Света юношеская красота вернулась к Золотой Луне, хотя внутри она чувствовала себя очень старой. Она сильно переживала из-за этого изменения, думая, что теперь она не скоро сможет встретиться с Речным Ветром. Золотая Луна услышала голос мужа и уплыла с острова на подводной лодке Конундрума (Conundrum), которую тот называл «Непотопляемая» (Indestructible).

Позднее Золотая Луна встретилась с Миной в Найтлунде (Nightlund), где ей открылось, что по просьбе Мины Единый Бог (the One God) вернул ей молодость. Когда Золотая Луна узнала, что под личиной Единого Бога скрывается Такхизис (Takhisis) она отвергла предложение Темной Королевы: «Я никогда не поклонюсь тебе! Никогда не стану служить тебе!». И та забрала свой дар назад. Золотая Луна умерла на руках у Мины, а ее тело было помещено в гроб из янтаря. Такхизис надеялась использовать тело Золотой Луны, чтобы возродиться на Кринне, но возвращение других Богов сорвало ее планы.
Способности Золотой Луны

У Золотой Луны был прекрасный голос, и она умела играть на лютне. Она была первой жрицей Мишакаль со времен Катаклизма. После того, как во время Века Смертных (the Age of Mortals) ее молодость была возвращена, она стала способна видеть души умерших и говорить с ними или отдавать им приказы. Как и другие жрецы, она носила Медальон Веры (Medallion of Faith).
Происхождение персонажа

По словам Патрика Люсьена Прайса (Patrick Lucien Price), автора «Эссе Бертрема о нумерологии» (the "Bertrem's essay on numerology"), опубликованного в «Листьях из гостиницы Последний Приют» (Leaves from the Inn of the Last Home; 1987), Золотая Луна была разработана доброй и понимающей женщиной-варваром, которая любит путешествовать, давать советы и заботиться о других. От рождения будучи высокого происхождения, она была прирожденным оратором, способным вдохновить других на достижение цели.

Книги «Саги о Копье» не затрагивают детства Золотой Луны, хотя дату ее рождения, 5 февраля 322 A.C. (Alt Cataclius или после Катаклизма) можно найти в книге «Листья из гостиницы Последний Приют». В различных романах и рассказах говорится, что ее родители – Острие Стрелы, вождь племени Кве Шу, которое проживало на равнинах Абанасинии, пустынной территории в центре западной части Ансалона в вымышленном мире Кринна, и Песнь Плача, покойная верховной жрица племени.

В рассказе «Сердце Золотой Луны» ("Heart of Goldmoon"), написанном Лаурой Хикмэн (Laura Hickman) и Кейт Новак (Kate Novak) и опубликованном в сборнике «Любовь и война» (the Love and War, 1987), описывается ее жизнь после смерти матери, а также говорится, что общество Кве-Шу построено вокруг фигуры верховной жрицы, и тот, кто женится на ней станет Вождем всего племени, а их первая дочь станет следующей жрицей. Центральное место в рассказе занимает путешествие Золотой Луны в Зал Спящих Духов (the Hall of the Sleeping Spirits), в место, где находятся могилы ее предков. Она отправляется туда, чтобы пообщаться с их душами. Это обязательно условие становления верховной жрицей племени.  Путешествие заканчивается возникшей любовью между Золотой Луной и Речным Ветром, пастухом, который выступал ее телохранителем во время поездки, а также встречей Золотой Луны с духом Песни Плача, от которой Золотая Луна узнает о древних Богах и получает задание от имени Мишакаль, Богини-целительницы, которое она позднее выполняет. В конце рассказа говорится о том, что Речной Ветер должен выполнить собственное задание, чтобы жениться на Золотой Луне.

Пол Б. Томпсон (Paul B. Thompson) и Тонья К. Кук (Tonya C. Cook ) рассказывают об этом задании в романе «Речной – Варвар Равнин» (Riverwind the Plainsman, 1990) из цикла «Сказания» (Tales), в котором Речному Ветру удается принести Голубой Хрустальный Жезл – доказательство существования древних Богов. Однако жезл не был признан племенем веским доказательством их существования и, как рассказывают Уэйс и Хикмэн в «Драконах осенних сумерек» (Dragons of Autumn Twilight, 1984), за мгновение до того, как племя забросает Речного Ветра камнями, Золотая Луна обнимает его, и они оба исчезают из деревни. Появившись в окрестностях Утехи, они решают путешествовать и искать того, кто сможет им больше  рассказать о жезле,  именно эти события являются началом трилогии «Хроники Саги о Копье» (the Chronicles trilogy).
Несоответствия

Персонаж Золотой Луны был убит в трилогии «Драконы Новой Эры» (the Dragons of a New Age) во время событий, описываемых в романе «День Бури» (The Day of the Tempest) и воскрешен в последнем романе цикла «Предвестие Вихря» (The Eve of the Maelstrom). В мире Саги о Копье воскрешения происходят крайне редко (основные примеры: Бельдинас  Пилофиро (Beldinas Pilofiro) – последний Король-Жрец Истара (Kingpriest of Istar), Катан Марсеврин (Cathan MarSevrin), который был воскрешен с помощью вмешательства Паладайна в романе «Избранник Богов» (Chosen of the Gods, 2001), Фистадантилус, который продлевал свою жизнь с помощью могущественной магии и кровавого камня в «Возрождение Фистандантилуса» (Fistandantilus Reborn, 1997) и Рейстлин Маджере, вернувшийся из Бездны (Abyss) с помощью вмешательства Даламара (Dalamar) и Палина в повести «Наследие» (The Legacy), входящем в сборник рассказов «Магия Кринна» (The Magic of Krynn, 1987).  Несмотря на то, что поклонники «Саги» обсуждали ее смерть и воскрешение, ясность в вопрос внесло письмо, посланное Мирандой Хорнер (Miranda Horner), сетевым разработчиком «Волшебников Побережья» (Wizards of the Coast), и сообщение на официальном форуме «Саги о Копье», написанное Джейн Рейб, автором трилогии.
По словам Миранды Хорнер:

«Основной причиной было то, что организовать все это было довольно сложно. И это в некоторой степени касалось моего личного проекта. Стив и я работали над Цитаделью, и я думаю, что ему и Сью удалось закончить ее только изменив материалы и оживив Золотую Луну. Я знаю, что старалась разработать «Крылья Ярости» (Wings of Fury) в соответствии с содержанием романов, и в тоже время пришлось кое-что менять в книгах, чтобы отразить некоторые игровые материалы».   
Джейн Рейб написала на официальном форуме «Саги о Копье»:

«Я (Джейн Рейб) «убила» Золотую Луну в «Дне Бури» после того, как получила одобрение от издательства и Маргарет. Когда книга была в типографии, мне позвонили из отдела игр и сказали, что она не должна умирать, потому что у них были планы на нее в игровом продукте ДЛ. Так как я была «наемным работником», то вернула Золотую Луну назад. Просто сделала то, что мне сказали».   

Проблема синхронизации между романами и игровым материалом и даже между самими романами характерна для мира «Саги о Копье», где, за редким исключением, авторы романов не участвуют в создании игровых модулей.
Мультфильм по «Саге о Копье»

Актериса Люси Лоулесс (Lucy Lawless) озвучила Золотую Луну в анимационном фильме «Сага о Копье: Драконы Осенних Сумерек» (режиссер – Уилл Мьюгниот (Will Meugniot), сценарист – Джордж Стрейтон (George Strayton), продюсер – «Тунз Энимейшн» (Toonz Animation), «Коммошн Пикчерс» (Commotion Pictures), «Эпик Лэвл Интертеймэнт» (Epic Level Entertainment), «Кикстарт Интертеймэнт» (Kickstart Entertainment) и «Парамаунт Пикчерс» (Paramount Pictures). Он был выпущен 15 января 2008 года.
Упоминания

•    «Аннотированные Хроники Саги о Копье», «Драконы осенних сумерек» (The Annotated Dragonlance Chronicles)
•    «Аннотированные Хроники Саги о Копье», «Драконы зимней ночи» (The Annotated Dragonlance Chronicles)
•    «Аннотированные Хроники Саги о Копье», «Драконы весеннего рассвета» (The Annotated Dragonlance Chronicles)
•    «Темная Королева» (The Dark Queen)
•    «ДЛ1: Драконы Отчаяния» (DL1: Dragons of Despair)
•    «Драгонлэнс Кампэйн Сеттинг» (Dragonlance Campaign Setting)
•    «Драконы погибшего солнца» (Dragons of a Fallen Sun)
•    «Драконы пропавшей звезды» (Dragons of a Lost Star)
•    «Драконы исчезнувшей луны» (Dragons of a Vanished Moon)
•    «Листья гостиницы Последний приют» (Leaves from the Inn of the Last Home)
•    «Серебряная лестница» (The Silver Stair)

http://www.dragonlance.ru/uploads/base/base_pers/7_1.jpg

0

54

Фистандантилус
Fistandantilus

(Кринн)

Раса: Человек
Пол: мужской
Класс: Маг Черной Ложи
Родина: Неизвестна
Национальность: Неизвестна
Цвет волос: Серый с голубым отливом
Цвет глаз: Черный
Рост: Высокий
Вес: Неизвестен

Фистандантилус (Fistandantilus) (? до Катаклизма — 39 год после Катаклизма), именуемый также Фистандантилус Черный, вошел в анналы истории как высокий, стройный мужчина с худыми костлявыми руками, лицо которого обрамляла длинная седая борода клином. Известно также, что маг был прекрасно сложен и широкоплеч. Его можно было увидеть только в простой мантии цвета ночи. Он был самым могущественным магом Ордена Черных Мантий своего времени. От Фистандантилуса постоянно исходил замогильный холод, который уничтожал траву и другие растения вокруг, если тот задерживался на одном месте слишком долго.

У Фистандантилуса был собственный замок, но, тем не менее, все свое время он проводил в личных апартаментах, расположенных в Вайретской Башне Высокого Волшебства (the Wayreth Tower of High Sorcery). Черный маг не имел друзей и интересовался исключительно магией, что, однако, не помешало ему научиться мастерски играть в кхас. В рассвет своего могущества в Истаре (Istar), он изучил языки, обычаи и традиции всех населяющих Кринн рас.

«— Нет, праведный сын, — сказал он терпеливо. — Фистандантилус нам очень полезен. Кто знает мир лучше него? Он исходил Кринн вдоль и поперек. Он говорит на многих языках, разбирается в обрядах и обычаях самых разных племен и народов. Его познания настолько обширны, что нам трудно это даже представить».

«Час близнецов»

Использовать посох или даже ему подобные предметы он считал ниже своего достоинства. Ко всему прочему, архимаг мог в мгновение ока переместиться в любую точку Кринна. Родители часто пугали расшалившихся детей призраком Черного Мага, однако, в отличие от большинства подобных страшилок, Фистандантилус действительно обладал огромной силой и незаурядными способностями, что доказывает написанная им книга «Заметки о структуре реальности» (Observations on the Structure of Reality).
ВНИМАНИЕ: ДАННАЯ СТАТЬЯ РАСКРЫВАЕТ СОДЕРЖАНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ КНИГ
Ранние годы

О раннем периоде жизни Фистандантилуса почти ничего неизвестно. Единственные достоверные сведения  гласят, что еще в юности он обнаружил талант к изучению магии и мог зарабатывать на жизнь, используя свои способности. Также известно, что первоначально, пройдя Испытание (the Test), он стал членом Ордена Красных Мантий (Red Robes), коим и хранил верность до того времени, пока не осознал, что смертен, как и все остальные люди. Молитвы, обращенные к Гилеану (Gilean), покровителю Равновесия, не дали никакого результата: Бог ответил, что архимагу следует смириться и безропотно принять свой жребий.

«Я хорошо помню свою первую жизнь, и я помню то жуткое ощущение, тот гнев и разочарование, которые испытал, поняв, что я — один из величайших магов всех времен — оказался заперт в немощном, дряхлом теле, которое вскоре неизбежно превратится в тлен. Мой разум был еще ясен и крепок, в своем искусстве я был силен как никогда, однако мое могущество, мои силы и обширные знания — все-все готово было в скором времени обратиться в ничто! Мой мозг стал бы пищей червей!

Тогда я еще принадлежал к ложе Красных Мантий… Ты вздрогнул? Тебя это удивило? Между тем красную мантию я выбрал для себя сознательно — обдуманно и хладнокровно. Я понял, что в одежде красного мага сумею достичь большего. Можно научиться очень многому, держась золотой середины и черпая знания сразу из двух источников. Я обратился с молитвой к Гилеану, богу Равновесия, чтобы он позволил мне задержаться в этом мире и продолжить совершенствовать свое искусство. Но бог Книги не смог помочь мне в этом. Люди были его творениями, а меня тяготила именно моя человеческая натура и сознание краткости собственной жизни. Бог Равновесия посоветовал мне смириться со своей судьбой…»

«Битва близнецов»

Это вызвало недовольство Фистандантилуса, и он отрекся от нейтралитета, вступив в Орден Черных Мантий. Затем маг отправился в Бездну (the Abyss), где обратился с просьбой о вечной жизни к Такхизис (Takhisis), которая охотно приняла волшебника в ряды своих союзников и исполнила его желание, подарив то, что позже вошло в историю под названием «Кровавый камень Фистандантилуса» (the Bloodstone of Fistandantilus).

«Владычица Тьмы услышала мою молитву и исполнила мою просьбу. Я облачился в черную мантию и посвятил себя служению Такхизис. За это она взяла меня в свое царство, откуда я обозрел будущее и где узнал тайны прошлого. Именно великая Такхизис одарила меня этим красным камнем, чтобы, существуя в своем времени, я мог переходить из одного тела в другое. Когда же мне захочется перенестись в будущее, новое молодое тело уже будет ждать меня там, готовое вместить мою душу…»
«Битва близнецов»

Когда Главой Конклава Магов (the Conclave) была Гадрелла (Gadrella), принадлежавшая к Ложу Черных Мантий, Фистандантилус, сумевший к тому времени стать ее ближайшим доверенным лицом в Конклаве, помог женщине убедить местных правителей Ансалона (Ansalon) разрешить строительство еще четырех Башен Высокого Волшебства. Тем временем могущество молодого мага продолжало расти, и предположительно, именно в это время Фистандантилус возвел крепость Ульгаард (Ulgaard), надежно укрытую в самом сердце Гарнетских гор (the Garnet Mountains).

Спустя несколько веков, в 2018 году до Катаклизма, Фистандантилус помог Конклаву уничтожить мага-ренегата Малока (Malock), а затем убедил архимагов не разрушать крепость отступника — Заман (Zhaman), которая являлась настоящей сокровищницей, где хранились многочисленные свитки, содержащие бесценные сведения, касающиеся боевой магии. Безусловно, волшебники были заинтересованы в получении подобных знаний, а потому было решено отдать крепость Фистандантилусу. Таким образом, архимаг стал новым хозяином Замана.

В 1804 году до Катаклизма, в виду неизвестных причин, Фистандантилус на непродолжительное время присоединяется к группе искателей приключений, возглавляемой эрготским воином по имени Винас Соламнус (Vinas Solamnus). У данной группы было особое задание — освободить сестру Императора Эргота Эманна Квислинга (Emann Quisling), плененную сошедшими с ума жрецами. Черный маг помог Винасу вызволить царственную особу из Пропасти Раэкеля (Raekel’s Pit) и переправить ее в Далтигот (Daltigoth).

Архимаг жил в крепости Заман вплоть до 1018 года до Катаклизма, а с окончанием Третьей Войны Драконов (the Third Dragon War) выбрал себе другое пристанище.

Свою жизнь Фистандантилус продлевал следующим образом: набирая учеников, успешно прошедших Испытание в Башне Высокого Волшебства, он внимательно наблюдал за ними, пытаясь выявить наиболее способного. Определив самого талантливого, архимаг с помощью Кровавого Камня овладевал душой юного чародея и вычерпывал его жизненные силы. Некоторое время Фистандантилус был хозяином Палантасской Башни Высокого Волшебства (the Tower of Palanthas).
Истарский период

Фистандантилус, продолжавший свои темные эксперименты с магией, прибывает в Истар приблизительно в 100 году до Катаклизма; примерно в это же время у него появляется возможность внимательно следить за Королем-Жрецом, поскольку он входит в Коллегию судей Истара. Осознав, что имеет возможность помочь Курносу (Kurnos) захватить трон, Фистандантилус дает последнему волшебное кольцо, с помощью которого Курносу удается ввести Симеона IV (Symeon IV) в кому, а затем стать его преемником.

Сначала Фистандантилус делает все, чтобы Курнос сохранил свое положение. Он вхож к Королю-Жрецу, охотно прислушивающемуся к его советам. Архимаг использует эти обстоятельства, чтобы как можно больше узнать о Светоносце (Lightbringer — так согласно пророчеству Псандроса Младшего (Psandros the Younger) звался правитель, который придет в Истар (Istar) и приведет его к победам и славе доселе невиданным. Изначально данное пророчество называлось «Пришествие Светоносца». Боги послали видение Илисте, согласно которому она должна была найти Светоносца на западе. Женщина обнаружила Бельдина, полагая, что благодаря его великим делам и духовной чистоте его личности, именно он и является избранником Богов. Однако она ошибалась. Катан Марсеврин (Cathan MarSevrin) был Светоносцем, именно его Боги хотели видеть в качестве правителя Истара, но это открылось только после Катаклизма. — Прим. Ред.). Узнав о пророчестве, архимагу, великолепному знатоку душ, удается очаровать жреца Света Денубиса (Denubis) и получить возможность воспользоваться Архивом, где он подробно изучает само пророчество.

Однако в скором времени Курнос перестает интересовать Фистандантилуса. Стараниями последнего разум правителя постепенно погружается во мрак безумия, в то время как сам маг начинает прислушиваться к слухам о неком Бельдине (Beldyn). Предположив, что молодой жрец будет именно тем, кто ему нужен, чтобы открыть Врата в Бездну, Фистандантилус подвергает его проверке. Несмотря на то, что юноша выдерживает все испытания черного мага, выясняется, что он слишком чист и непорочен, чтобы каким-либо образом помочь Фистандантилусу, вознамерившемуся стать Богом, достичь поставленной цели. Архимаг приходит к выводу, что при правящем Курносе он вряд ли сумеет найти непорочного служителя Света, которого будет легко обмануть и сбить с пути истинного.  В конце концов, Король-Жрец, лишившийся поддержки злого волшебника, окончательно сходит с ума, подозревая всех и вся в заговорах против него. Вместо того, чтобы оставить власть сумасшедшему тирану, Фистандантилус позволяет Бельдину занять место Курноса.

Курноса заключают в подземную темницу Храма Истара (the Temple of Istar), и прежде, чем он успевает поведать о темных делах архимага, Фистандантилус убивает его. После смерти Курноса маг становится верноподданным нового Короля-Жреца Бельдинаса (Beldinas). Коллегия судей Истара, в своем большинстве испытывающая антипатию к могущественному колдуну, позволила Фистандантилусу тайно практиковать свою темную магию в подземельях Храма, впоследствии это место стало его собственной лабораторией, о которой знали лишь избранные ученики мага, большинство из которых умирало прежде, чем у них появилась бы возможность раскрыть тайну Фистандантилуса.

Спустя несколько лет волшебник преподносит Бельдинасу средства, которые помогают Королю-Жрецу уничтожить охранявшие Башни Высокого Волшебства заколдованные рощи, и это влияет на исход Проигранных Сражений (the Lost Battles; Проигранных Битв в «Драконах Зимней Ночи». ― Прим. Ред.). Взамен Фистандантилус просит стать единственным личным советником Короля-Жреца. Всеми этими действиями маг преследовал две основные цели: во-первых, теперь он мог управлять Бельдинасом, а во-вторых, ему было позволено тайно изучать Врата в Бездну (Portal to the Abyss).

В последующие годы в темных уголках Храма люди постоянно перешептывались о Фистандантилусе. Горожане между собой называли мага не иначе как «Фистандантилус Черный», задаваясь вопросом, с какой стати Король-Жрец приблизил к себе злого волшебника, и почему он стал единственным доверенным лицом Бельдинаса.

«Сознание того, что Фистандантилус, один из Выбравших Тьму, не только принят при дворе Короля-Жреца, но даже допускается в тронный зал, неприятно поразило Денубиса. Король-Жрец тщился избавить мир от зла, но вот оно — рядом с ним, при дворе первого среди Посвященных!»
«Час близнецов»

К тому времени маг окончательно понял, что ошибся в правителе, который оказался не способен стать жрецом Света, так необходимым для того, чтобы открыть Врата в Бездну.

Еще до Катаклизма злой маг заметил Андраса (Andras) из Ложи Черных Мантий, приняв юношу в число своих учеников. Затем, незаметно превратив молодого человека в свою марионетку и заставив его действовать в собственных интересах, Фистандантилус развязывает войну с рыцарями Ордена Божественного Молота (the Knights of the Divine Hammer), чтобы избавиться от порядком надоевшего ему военачальника Катана Марсеврина (Cathan MarServin) и подорвать его авторитет. Андрасу едва ли не удается убийство лидера Божественного Молота, но затея терпит неудачу, и черный маг, смекнув, что юноша вполне может проговориться о его причастности к нападению, запирает своего ученика в лаборатории.

По завершении Проигранных Сражений Фистандантилус отсылает Андраса в Палантасскую Башню Высокого Волшебства. Полностью подчинив молодого человека своей воле, маг заставляет его совершить самоубийство, чтобы навсегда проклясть Башню в Палантасе, и чтобы никто не смог войти в нее, пока не явится Властелин Прошлого и Настоящего (the Master of Past and Present).

« — Белый Маг уже хотел передать Государю серебряный ключ,  — глубоким, печальным голосом продолжал Астинус.  — И тут в одном из верхних окон появился колдун из числа Черных Одежд. «Эти врата пребудут закрытыми, а залы Башни  — пустыми, пока Властелин прошлого и будущего не возвратится во всей силе!»  — прозвучало над объятой ужасом толпой. И с этими словами злой волшебник бросился вниз  — прямо на острые зубья ворот. И, когда золотые и серебряные острия уже пронзали черную ткань его одеяний, он проклял Башню страшным проклятием. Когда же его кровь достигла земли, прекрасные решетки ворот начали корчиться, извиваться и наконец почернели. Великолепная Башня, белая с алым, сделалась льдисто-серой, а черные минареты обрушились. И Государь, и толпа народу  — все бежали прочь в величайшем смятении и испуге. И до сего дня ни единая живая душа не решается приблизиться к Палантасской Башне. Даже кендеры,  — тут Астинус чуть улыбнулся,  — которые, как известно, не боятся никого и ничего в этом мире. Мощь проклятия удерживает на подобающем расстоянии всякого смертного и будет удерживать впредь…»
«Драконы весеннего рассвета»

Фистандантилус считал, что это помешает другим волшебникам перенести Врата в Бездну в другое место, но он не знал, что Врата уже были перенесены в крепость Заман. Примерно в это же время чародей находит себе нового ученика по имени Акар (Akar). Незадолго до Катаклизма Акар получает шанс обрести могущество и превзойти в магическом искусстве своего учителя. В Ночь Судьбы, когда все истинные жрецы покидали Кринн, чародей должен был оказать помощь Такхизис в возвращении темных жрецов. В награду Нуитари обещал магу власть и силу.

«— Власть. Ты станешь самым могущественным магом на Кринне — отныне и навеки. Сильнее Фистандантилуса…

— Мой учитель, — пробормотал Акар, бледнея при упоминании этого имени.

— Великий Фистандантилус будет вынужден склониться перед твоей силой!

— Фистандантилус? — зачарованно повторил Акар. — Я буду отдавать ему приказы… Но как это возможно?!

— С помощью Богов возможно все…

Однако было видно, что Акара эти слова не убедили.

— Я в полной мере знаю силу и власть этого мага. Его мощь способна конкурировать с силой любого Бога.

— Может, это лишь кажется ему самому? — Нуитари нахмурился, и тьма его одежд заколыхалась. — Этот Фистандантилус вызвал недовольство матери, даже сейчас он находится в храме Короля-Жреца, стремясь захватить Темную Королеву. Он явно раскрывает рот на кусок, который не сможет проглотить. Его необходимо остановить».
«Архивы драконов»

Однако в дело вмешивается Рейстлин, в результате чего план Такхизис проваливается, а Акара убивают.

В 963 году до Катализма Фистандантилус понимает, что скоро наступит Катаклизм и готовится к путешествию во времени, планируя переместиться в будущее. Зная, что Катаклизм повлечет за собой смуту и политические беспорядки, маг выкупает себе телохранителя — гладиатора Перагаса (Pheragas).

За считанные дни до Катаклизма архимаг навещает единственного на Кринне истинного жреца по имени Денубис, который к тому времени почти завершил копирование надписей с Дисков Мишакаль (the Disks of Mishakal). Жрец решает последовать за Фистандантилусом. Таким образом, маг вместе с Перагасом и Денубисом отправляются в будущее за несколько мгновений до того, как Огненная Гора обрушивается на проклятый город.
Судьбоносная встреча

В 346 году после Катаклизма маг Рейстлин Маджере (Raistlin Majere), в которого во время Испытания вселяется дух Фистандантилуса, совершает путешествие в прошлое, дабы лицом  к лицу встретиться со своим заклятым врагом в его же лаборатории. Он притворяется одним из тех, кто работает на величайшего чародея.

«Обман и хитрость давались Рейстлину легко. Ему, пожалуй, даже нравилось, прикидываясь наивным деревенщиной, выполнять задания мага чуть лучше и чуть быстрее остальных учеников, чем он неизменно приводил последних в замешательство. Он азартно играл в эту игру и с самим Фистандантилусом, неизменно одерживая верх над проницательным магом. Рейстлин часто ощущал на себе взгляд Фистандантилуса и в эти минуты мог даже прочесть его мысли. «Кто такой, этот мой ученик? — думал маг. — Откуда у него такая сила? Ведь я чувствую ее, но мне ни разу не удалось увидеть ее в действии».

Иногда Рейстлин замечал, что Фистандантилус рассматривает его так, словно пытается вспомнить, где и когда он мог видеть своего ученика прежде…»
«Битва близнецов»

В 1 году после Катаклизма ценой невероятных усилий Маджере все же удается уничтожить злого волшебника и заполучить все его знания и умения.

«Битва длилась очень долго, и двое хранителей Башни, извлекших это видение из памяти распростертого перед ними черного мага, пребывали теперь в глубокой растерянности. До сих пор действие представало перед ними в мысленных образах Рейстлина, однако внезапно соперники стали настолько близки, что стражи Башни видели схватку глазами сразу обоих магов.

Фиолетовые молнии с сухим треском срывались у противников с кончиков пальцев, тела под прожженными черными мантиями корчились от боли, вопли ярости заглушали хруст расщепленного дерева и крошащегося камня. Жар волшебного пламени плавил каменные стены, обжигающие ветра терзали соперников с неистовой яростью, огненные шквалы заливали коридоры, а сквозь зияющие провалы в полу являлись из Бездны по зову своих повелителей чудовищные призраки. Могучие стихии до основания сотрясали мрачный замок Фистандантилуса, так что его крепкие стены начали трескаться и осыпаться.

Внезапно один из магов с криком, исполненным ужаса и муки, рухнул на пол, и изо рта его хлынула кровь.

Но кто есть кто? Кто пал в этой схватке, а кто уцелел? Как ни старались стражи Башни найти ответ, все было тщетно.

Между тем победитель сам едва держался на ногах. Некоторое время он собирался с силами, а затем медленно двинулся вперед по изуродованному полу.

Его дрожащая рука протянулась к каменной плите и зашарила по ее выщербленной поверхности. Наконец обожженные пальцы нащупали и крепко схватили оправленный в серебро рубин. Затем маг медленно побрел туда, где лежал его поверженный враг.
Там, у распростертого тела, он опустился на колени и положил амулет на грудь своей жертвы.

Побежденный маг едва дышал и уже не мог говорить, но взгляд его, устремленный на врага из-под черного капюшона, был яснее всяких слов и грозил проклятием, столь страшным, что даже стражи Башни — сами будучи порождениями преисподней — почувствовали дуновение такого леденящего холода, что их собственное мучительное существование в сравнении с ним было подобно купанию в теплых струях южного моря.

Победитель некоторое время колебался. Разумеется, он без труда прочел и понял невысказанное проклятие в блестящих черных глазах, и душа его в страхе смутилась увиденным. Наконец он решился. Тонкие губы упрямо сжались, и маг с силой прижал красный камень к груди побежденного.

Тело на полу скорчилось и забилось в мучительной агонии. Пронзительный крик сорвался с губ поверженного мага и захлебнулся в кровавой пене. Кожа жертвы ссыхалась и трескалась, как древний пергамент, в то время как широко раскрытые глаза бессмысленно смотрели в темноту. Понемногу тело на полу превращалось в высохшую мумию.

Победитель судорожно вздохнул и повалился рядом со своей жертвой. Он сам был ранен и чрезвычайно слаб, но в руке его сверкал красным огнем волшебный амулет, через который вливалась в него новая жизнь, обещавшая вскоре вернуть ему силы и принести полное выздоровление. В голове мага теснились воспоминания о веках безраздельной власти и необоримого могущества, тысячи заклинаний и магических формул, чудесные и жуткие видения, явленные ему сотни лет назад. Но к этому великому знанию примешивались болезненные воспоминания о брате-близнеце, о слабом, изнуренном недугами теле, о годах жизни, проведенных наедине с тяжкой болью.

Две жизни слились в одном теле, и несметное количество странных, несовместимых друг с другом воспоминаний то и дело сшибались в мозгу с такою силой, что маг непрерывно вздрагивал, словно бился в предсмертных конвульсиях, как бился недавно поверженный им враг. Некоторое время победитель пристально разглядывал зажатый в своей руке кроваво-красный камень, после чего прошептал в ужасе:

— Кто я?»
«Битва близнецов»

Тем не менее, нельзя было с уверенностью сказать, что именно Рейстлин вышел победителем из смертельной схватки; единственное, что может подтвердить триумф Маджере — это слова Трэйси Хикмэна (Tracy Hickman):

«С момента издания книги многие задаются вопросом: «Кто победил?» Проницательные читатели догадаются, что этот вопрос также мучает самого Рейстлина,  который произносит: «Кто я?». Он действительно не знает ответа. Однако я полагаю, «Война Душ» дала четкое разрешение этой загадки. Как бы там ни было, победу одержал Рейстлин».

Некоторое время Рейстлин даже  притворяется великим магом. Однако вскоре понимает, что он не сможет повернуть события Реки Времени (River of Time) вспять и обнаруживает себя идущим шаг в шаг по следам, оставленным ранее его врагом.

«Следы на песке ведут меня вперед…
Поднимая голову, я снова вижу одно и то же: плаху, палача в черном капюшоне и острое лезвие топора, сверкающее на ослепительно ярком солнце…
Топор опускается, отрубленная голова падает на песок вверх лицом…
— Моя голова! — прошептал Рейстлин на бегу, мучительно заламывая руки.
Палач захохотал и отбросил капюшон на спину, открывая…
— Мое лицо! — прошептал Рейстлин одними губами, чувствуя, как страх растекается по его телу, словно парализующий яд, а лоб покрывается холодным потом. Сжав виски холодеющими ладонями, Рейстлин попытался отогнать видение, которое каждую ночь преследовало его во сне. В последнее время даже после пробуждения он чувствовал на шее холод опускающегося топора и металлический привкус на языке, превращающий в скрипящий пепел все, что он пил и ел.
Он знал, что эти видения не отпустят его больше.
— Властелин прошлого и настоящего! — Рейстлин гулко рассмеялся. — Я никто! Я оказался в ловушке, обладая колоссальной властью над магическими силами и могуществом! В ловушке! Я иду по его следам, зная, что каждая проходящая секунда уже когда-то была. Я иду по его следам навстречу его судьбе. Я слышу эхо собственных слов еще до того, как открою рот. Я встречаю людей, которых никогда не видел, но я знаю их. А это лицо… — Рейстлин прижал ладони к щекам».
«Битва близнецов»
Война за ворота Торбардина

В 39 году после Катаклизма Фистандантилус вместе с Денубисом и Перагасом вводит свои войска в Абанасинию, где они обнаруживают неожиданных союзников — варваров Равнин (the Plainsmen) под предводительством Темной Ночи (Darknight) и дворфов клана Нейдар (the Neidar Dwarves — дворфы холмов. ― Прим. Ред.) во главе с Регаром Огненным Горном (Reghar Fireforge). У каждого из новых союзников есть свои мотивы: первых в бой ведет жажда наживы, а вторых — желание отомстить за поруганную честь. К тому же с приближением зимних ветров перед ополченцами встает проблема пропитания. Тогда было сделано предположение, что закрома горных дворфов ломятся от изобилия и богатств.

В том же году объединенная армия Фистандантилуса достигает Торбардина (Thorbardin). Маг использует в своих целях эмоции, как варваров, так и дворфов, планируя бросить свое войско и отправиться в Заман, предварительно обрушив на сражающихся четыре мощнейших заклинания. Первым становится опаляющее пламя, вторым — лед, навсегда пленивший сотни сражавшихся воинов. Третье, сплетенное волшебником заклятие штормовой бури, не срабатывает до тех пор, пока кендер Честаль Качающиеся Заросли  (Chestal Thicketsway) не находит заклинание, принявшее вид стеклянного шарика, именуемого «Бах». Четвертое заклятие становится тайной истории.

Фистандантилус отыскивает Врата в Бездну и с помощью Денубиса собирается открыть их, но тут удача изменяет ему — случайно оказавшийся неподалеку гном-механик Гнимш (Gnimsh) приводит в действие Устройство Путешествия Во Времени, сработавшее одновременно с заклинанием волшебника. Эффект получается ошеломительным — магия выходит из-под контроля Фистандантилуса, вызвав чудовищной силы взрыв, в котором были уничтожены обе сражавшиеся снаружи армии дворфов; Заман же превращается в руины, после чего крепость стали называть Черепом (Skullcap).

«В ходе сражения, осознав, что война проиграна и времени осталось мало, Фистандантилус и Денубис поспешили к Вратам. Здесь великий маг начал читать свое заклинание. В это самое время некий гном-механик, находившийся в плену у дворфов Торбардина, включил свое устройство для путешествий во времени, которое он соорудил, стремясь вырваться из темницы. Остается загадкой, как ему удалось привести в действие этот аппарат. Тем не менее, устройство сработало, вопреки всем известным примерам из истории Кринна.

Начиная с этого момента, я могу опираться исключительно на свои собственные догадки и предположения. Вероятно, эта машина времени каким-то образом вступила во взаимодействие с могущественным и сложным заклинанием величайшего из магов.

Результат нам всем хорошо известен.

Произошел колоссальной силы взрыв, уничтоживший живое и неживое на равнинах Дергота. Обе сражавшиеся армии были практически мгновенно истреблены.

Крепость Заман рассыпалась на части. В результате обвала и возник холм с мрачным названием Череп.

Во время взрыва погиб несчастный Денубис. Фистандантилусу удалось выжить только благодаря своей мощной магии. С тех пор, правда, его дух существовал только в иных планах бытия, однако это скитание продолжалось лишь до тех пор, пока он не нашел пристанища в теле молодого, но подающего большие надежды мага Рейстлина Маджере…»
«Битва близнецов»
Рейстлин Маджере

Долгие годы Фистандантилус считается погибшим, но магу вновь удается обмануть смерть. Лишившийся телесной оболочки, но, тем не менее, уцелевший дух архимага выжидает появления того, чье тело сможет стать его вместилищем.

«—… Такхизис знала обо мне. Она боялась меня и желала моей смерти. Действительно, мое тело умерло во взрыве, но я приготовил для своей души отход на другую плоскость бытия. Такхизис не могла убить меня, потому что не могла до меня добраться. Но она не прекращает попыток. Я уже многие века нахожусь под постоянной угрозой. У меня осталось немного сил. Вся моя жизненная сила уже почти ушла».
«Куница души»

В 346 году после Катаклизма молодой, подающий надежды неофит Рейстлин Маджере получает право пройти Испытание, во время которого он сталкивается с противниками, многократно превосходящими его в умениях и силе. В конце Испытания ему предстоит сразиться с темным эльфом.

«Встретившись во время Испытания с тремя темными эльфами, Маджере слышит весьма заинтересовавшие его факты. Оказывается, его знакомый, маг Лемюэль, прячет ценнейшие колдовские книги. Эльфы предлагают молодому магу пробраться в магазин Лемюэля и выкрасть фолианты. Несмотря на то, что затея носила довольно сомнительный характер, Маджере соглашается: жадность до знаний заглушает доводы рассудка.

Проникнув в чужой дом, молодой маг спускается в подвал, где якобы хранятся книги. Но вместо клада его ожидает нечто иное».
«Кузница души»

Внезапно Рейстлин встречает Фистандантилуса, который проник в его Испытание.

«А затем совсем рядом с ним раздался голос.

— Ты хитрюга, не правда ли? — Пауза, затем: — Умен, и вместе с тем храбр. Не каждый осмелится остаться в темноте в одиночестве. Иди сюда! Дай мне на тебя посмотреть.

Зажглась свеча, освещая маленький круглый деревянный столик. Возле него стояли два стула, один напротив другого. Один из них занимал старик. Первый же взгляд на него сказал Рейстлину, что это не был отец Лемюэля, боевой маг, сражавшийся на стороне эльфов.

Старик был в черных одеждах, на фоне которых его белые волосы и борода почти светились.

Его лицо приковывало взгляд, как причудливый пейзаж; его морщины и линии, как очертания земли или гор, могли многое рассказать о его прошлом. Тонкие линии, шедшие по лбу от переносицы, могли означать мудрость на другом лице. Здесь же в морщинах залегли коварство и хитрость. Морщинки смекалки и любознательности вокруг его черных глаз углубились, давая приют циничному веселью. Презрение по отношению ко всему смертному миру изогнуло его тонкие губы. Выдающаяся нижняя челюсть говорила о самолюбии и властности. Его прищуренные глаза были холодными, яркими и оценивающими.

Рейстлин не пошевелился. Лицо старика было пустыней, жестокой, смертельно опасной. Страх снова овладел Рейстлином. Лучше бы ему пришлось сражаться с троллем или хобгоблином. Слова простенького защитного заклинания, которые были готовы слететь с губ Рейстлина, унес безнадежный вздох. Он представил, как произносит заклинание, и как старик издевательски, презрительно смеется. Эти старые костлявые руки с крючковатыми пальцами были пусты сейчас, но когда–то в них была безграничная власть и сила».

«Кузница души»

«— Мертв? Как бы не так! — Пар-Салиан помрачнел. — Взрыв, унесший тысячи и тысячи жизней в Гномьих Войнах, взрыв, опустошивший обширный и плодородный край, не убил Фистандантилуса. Его магия была столь сильна, что он смог победить и саму смерть. Он перебрался в иной план бытия, столь далекий от всего, что нам знакомо и понятно, что ни одному магу не удалось отыскать его в этой дали. Ему же до нас было рукой подать.

Фистандантилус выжидал, наблюдая за нами и подыскивая тело, которое в состоянии было вместить его душу. И он нашел такое тело — тело твоего брата».
«Час близнецов»

Фистандантилус объясняет Рейстлину, что все происходящее — не что иное, как Испытание. Это открытие повергает неофита в шок. К тому же выясняется, что Маджере сам, по доброй воле, попал в ловушку архимага.

«— Ты говорил о приманке. Я пришел к тебе, ты сказал, — Рейстлин старался не терять самообладания, цепляясь за остатки мужества и сжимая кулаки, чтобы дрожь рук не выдала его страх.

Старик кивнул.

— Да, ты пришел ко мне по цепи собственных выборов и решений.

— Я не понимаю, — сказал Рейстлин.

Старик охотно принялся объяснять:

— Некоторые маги прислушались бы к предупреждению лудильщика и никогда не вошли бы в трактир с такой дурной славой. Другие, даже если бы и вошли, отказались бы иметь дело с темными эльфами. Ты пришел в гостиницу. Ты говорил с эльфами. Ты довольно быстро поддался на их уговоры, — старик снова поднял узловатый палец, — несмотря на то, что считал человека, которого вы собирались ограбить, другом.

— Ты говоришь правду, — Рейстлин не видел смысла отрицать очевидное, и он не особенно стыдился своих поступков. По его мнению, любой маг, кроме разве что самого отбеленного добела мага белых одежд, поступил бы так же. — Но я хотел сохранить книги. Я бы возвратил их Конклаву.

Он помолчал немного, потом спросил:

— Нет здесь никаких книг, так?

— Нет, — ответил старик. — Здесь только я».
«Кузница души»

Волшебник раскрывает перед Рейстлином вероятный исход Испытания: молодому магу никогда не победить темных эльфов, поскольку силы каждого из них втрое превосходят силы неофита.  Перед юношей встает поистине непростой выбор: отдать злому магу часть своей жизненной силы в обмен на помощь в борьбе с опасным противником, либо быть убитым темным эльфом.

«— Похоже, у меня незавидный выбор, — горько ответил Рейстлин. — Либо я умру в бою с тремя магами, либо из меня высосет жизнь пиявка.

— Ты сам решил прийти сюда, — повторил Фистандантилус».
«Кузница души»

Возможно, Маджере справился бы и самостоятельно; но, тем не менее, он решает принять условия архимага и заключает с ним сделку.

«Рейстлин опустил взгляд, уклоняясь от цепких темных глаз старика, которые, казалось, так и ввинчивались в его душу. Он уставился на деревянный стол и вспомнил другой стол, стол в лаборатории его наставника, за которым Рейстлин еще ребенком победоносно написал слова «Я, маг». Он подумал о том, какие у него шансы, подумал о темных эльфах, об их магии, поразмыслил над тем, были ли слова старика правдой, или он лгал, чтобы заманить его в ловушку. Он подумал, есть ли у него возможность выжить, и не убьют ли его маги конклава только лишь потому, что он говорил с Фистандантилусом.

Рейстлин встретился взглядом с ястребиными глазами мага.

— Я принимаю твое предложение.

Тонкие губы Фистандантилуса раздвинулись в улыбке, похожей на костяную застывшую ухмылку черепа.

— Я так и думал. Покажи мне свою колдовскую книгу».

«Кузница души»

«— Кто знает, какую сделку заключили они между собой во время Испытания? — Верховный маг слегка пожал плечами. — Пожалуй, никто. Уверен: Рейстлин прекрасно справился бы с Испытанием, но его хрупкое здоровье подвело его. Если бы не помощь Фистандантилуса, он бы не выдержал последнего этапа — схватки с темным эльфом. Скорее всего — нет.

— Значит, Фистандантилус спас ему жизнь? Пар-Салиан пожал плечами:

— Нам известно только одно, воин: никто из нас не виноват в том, что у твоего брата кожа стала золотисто-желтого оттенка. Темный эльф швырнул в него огненный шар — но Рейстлин уцелел. Это совершенно невозможно…»
«Час близнецов»

С помощью Фистандантилуса Рейстлин, победив эльфа, проходит Испытание, но навсегда теряет свое здоровье, а его кожа приобретает золотистый оттенок.

«Огненный шар налетел на него, заключил его в себя и объял пламенем. Но огонь горел, не причиняя ему никакого вреда. Искры и сполохи пламени, касаясь его рук и изумленного лица, исчезали с шипением, как если бы падали в холодную воду.

«Твое заклинание! Быстро!» — потребовал голос.

[…] Рейстлин поднялся с каменного пола. Он отряхнул пыль и грязь с ладоней, еще раз обратив внимание на странный золотистый цвет кожи. Его осенила догадка о том, что это золотистое покрытие защитило его от огненного шара. Это было похоже на рыцарские доспехи, только гораздо более надежные; рыцарь в полном облачении все же сгорел бы, если бы его догнал тот огненный шар, а Рейстлин остался цел и невредим».

«Кузница души»

В конце Испытания его снова ждет встреча с могущественным архимагом.  Рейстлин расторгает сделку.

«Старик протянул руку в черном рукаве. Рука была сморщенной, иссохшей, пальцы казались голыми костями.

— Теперь я получу свою плату, — сказал Фистандантилус.

Его рука потянулась к сердцу Рейстлина.

Рейстлин сделал шаг назад, выставив руку ладонью вперед в защитном жесте.

— Благодарю за помощь, архимаг, но я расторгаю сделку.

— Что ты сказал?

Слова, свистящие, опасные, извивались в мыслях Рейстлина как гадюка в корзине. Голова гадюки поднялась, прищуренные безжалостные глаза не отрывали взгляда от него.

Уверенность Рейстлина поколебалась, его сердце сжалось. Ярость старика обдала его пламенем более жестоким, чем то, из которого состоял огненный шар.

«Я же убил эльфов, — напомнил себе Рейстлин, пытаясь удержать быстро ускользающую смелость. — Заклинание принадлежало Фистандантилусу, но магия, сила, стоявшая за ним, была моей собственной. Он слаб и истощен; он не опасен для меня».

— Наш договор расторгнут, — повторил Рейстлин. — Возвращайся в свою плоскость бытия и жди там следующей жертвы.

— Ты нарушаешь свое обещание! — прорычал Фистандантилус. — Это бесчестно!

— Я что, соламнийский рыцарь, чтобы заботиться о чести? — спросил Рейстлин, и добавил:

— Если уж на то пошло, то что за честь в том, чтобы заманивать мух в паутину, заматывая их в кокон и пожирая? Если я не ошибаюсь, то твое собственное заклинание защищает меня от любой магии, которую ты можешь попытаться применить. В этот раз муха ускользнула от тебя».
«Кузница души»

Маджере предполагает, что его испытание окончено, но ошибается. Внезапно на него нападает уцелевший темный эльф, товарищ тех, что были сожжены Рейстлином в доме Лемюэля. Пытаясь отомстить за погибших друзей, он налетает на неофита с отравленным кинжалом. Ему удается оцарапать противника, но Маджере успевает перехватить руку убийцы и сам вонзает оружие в нападающего.

Но и на этом Испытание не заканчивается. Внезапно перед Рейстлином возникает Карамон. Он поднимает умирающего близнеца и на руках несет к выходу из Башни. На пути братьев возникает призрак Фистандантилуса, с которым Карамон легко справляется помощью магии. Ослепленный ревностью, Рейстлин убивает близнеца, и тот превращается в Фистандантилуса.

«— Все, что у меня когда–либо было — это моя магия, — четко проговорил Рейстлин, впервые в жизни, как ему казалось, четко и ясно думая. — А теперь это есть и у тебя.

Используя стену как опору, Рейстлин поднял руки, сложив большие пальцы вместе. Он начал произносить слова, которые должны были призвать магию.

— Рейст! — Карамон попятился. — Рейст, что ты делаешь? Очнись! Я тебе нужен! Я позабочусь о тебе — как всегда, Рейст! Я же твой брат!

— У меня нет брата!

Под слоем холодного твердого камня кипела и клокотала ревность. Камни содрогнулись, треснули. Ненависть расплавленным алым потоком хлынула сквозь тело Рейстлина, через его ладони, охватила Карамона и вспыхнула пламенем.

Карамон закричал, пытаясь сбить огонь, но от магии не было спасения. Его тело усыхало, корчась в огне, и постепенно становилось телом старого высохшего человека. Старика, одетого в черные одежды, на чьих волосах и бороде еще плясали угасающие языки пламени.

Фистандантилус шел к Рейстлину, протянув руку вперед.

— Если твой доспех — всего лишь окалина, — тихо проговорил старик, — я найду трещину.
Рейстлин не мог двинуться с места, не мог обороняться. Магия отняла его последние силы.

Фистандантилус стоял перед Рейстлином. Черные одежды старика были потрепанными клочьями ночной тьмы, его плоть прогнила и истончилась, кости были видны сквозь кожу. Его ногти были длинными и острыми, длинными, как у мертвеца, а глаза светились тем огнем, который горел и у Рейстлина в душе, тем огнем, который оживил мертвого. С тонкой, почти бесплотной шеи свисала цепь с камнем–кровавиком.

Рука старика коснулась груди Рейстлина почти ласкающим движением, дразнящим и мучительным одновременно. Фистандантилус погрузил руку в грудную клетку Рейстлина и схватил его сердце.

Как умирающий воин хватается за древко стрелы, пронзившей его тело, так и Рейстлин схватился за запястье руки старика, сомкнул на ней пальцы железной хваткой, которую не разжала бы даже смерть.

Пойманный, попавший в ловушку, Фистандантилус попытался разжать пальцы Рейстлина, но уже не мог ни освободиться, ни удерживать сердце юноши с той же силой.

Белый свет Солинари, алый свет Лунитари и невидимый черный свет Нуитари — свет, который Рейстлин теперь мог видеть — слились в одно перед его меркнущим зрением, став единым немигающим оком.

— Ты можешь взять мою жизнь, — сказал Рейстлин, крепко держа Фистандантилуса за руку, в то время как старик держал его за сердце. — Но в обмен ты будешь служить мне.

Око подмигнуло ему и исчезло».
«Кузница души»

Сам же Рейстлин не помнит ничего об этой встрече, о сделке, которую он заключил с архимагом, и считает, что это Испытание так повлияло на него.

«— Так значит, встреча Рейстлина и Фистандантилуса состоялась. И Рейстлин согласился на сделку. Он добровольно отдал свою жизненную силу, чтобы накормить эту мерзкую пиявку!

— Встреча и сделка состоялись, — осторожно сказал Пар–Салиан. — Но, думаю, на этот раз Фистандантилус получил больше, чем обычно.

— Рейстлин ничего не помнит?

— Совершенно ничего. Фистандантилус позаботился об этом. Думаю, он не хочет, чтобы юноша что–то помнил. Рейстлин согласился на сделку, но не умер, как другие. Что–то сохранило ему жизнь. Если когда–нибудь Рейстлин все вспомнит, то, думаю, это Фистандантилус окажется в опасности.

— А что думает сам юноша по поводу того, что с ним случилось?

— Думает, что само Испытание пошатнуло его здоровье, оставило его со слабым сердцем и легкими, которые будут источником его мучений до конца жизни. Он винит в этом свою схватку с темным эльфом. Я не пытался разубедить его. Если бы я сказал ему правду, он бы мне не поверил».
«Кузница души»

В течение последующих лет Фистандантилус неоднократно помогает молодому магу, вступившему в Орден Красных Мантий. Рейстлин постоянно ощущает чье-то присутствие — как будто кто-то стоит у него за спиной.

«И самое главное, он мог бы поклясться, что ощущал за собой незримое присутствие кого-то еще. Этот неизвестный крался за ним, всегда оставаясь за спиной, но Рейстлин почти чувствовал прикосновение незримой руки к плечу, и шею холодило чье-то ледяное дыхание. Ему казалось, что стоит только быстро обернуться, и он сможет увидеть этого невидимого попутчика. Но сколько он ни дергался, как бы быстро ни поворачивался, единственным, что удавалось увидеть, была пустота. Рейстлин несколько раз ловил себя на том, что и в реальной жизни старается иногда обернуться, стремясь поймать призрака… И только Карамон стоял за ним, глядя на брата грустными и внимательными глазами».
«Братья по оружию»

В критические минуты Маджере постоянно слышит смутно знакомый ему голос, пытаясь вспомнить, где он мог встречаться с его обладателем, но безуспешно. Тем не менее, в самых безвыходных ситуациях он быстро принимает решения и действует верно.

«Не ради них», — ответил его мыслям некий голос. Рейстлин попытался сосредоточиться на нем. Голос был знакомый — но чей?.. Рейстлин никак вспомнить не мог. Он знал только, что голос этот обращался к нему в минуты величайшего напряжения сил. И звучал он тем громче, чем ближе придвигалась к Рейстлину гибель.

«Не ради них ты жертвуешь жизнью, — повторил голос. — Ты просто не можешь вынести поражения. Ты ни разу еще не бывал побежден — даже смертью…»

Рейстлин набрал полную грудь воздуха и неожиданно успокоился. Он не вполне понимал, что имел в виду голос, зато заклинание всплыло в памяти легко и свободно.»
«Драконы осенних сумерек»

Более того, молодой маг иногда рассказывает о том, чего по определению знать не может. На это время он словно погружается в транс, и даже кашель перестает донимать болезненного юношу. Правда, потом Маджере ничего не помнит.

«Тут его взгляд устремился в пространство, он замолчал, а когда заговорил вновь, Танису показалось, что маг пересказывал то, чему сам был свидетелем. Изменился даже его голос, сделавшись низким и звучным. И он более не кашлял. Карамон взирал на брата в немом изумлении. […]

Лихорадочный блеск погас в глазах Рейстлина. Он умолк, ссутулился и забился в жестоком приступе кашля. Друзья молча смотрели на него, никак не решаясь заговорить. […]

— Проигранные Битвы, три луны и этот странный голос… — пробормотал Танис. — Что к чему, непонятно! […]

— С Рейстом и раньше приключалось подобное, — приглушенно пробасил Карамон. — Просто-таки превращается в кого-то на время. Выматывает это его ужасно, а что было — не помнит».
«Драконы зимней ночи»

Во время Войны Копья (the War of the Lance) архимаг учит Рейстлина пользоваться Драконьим Оком (the Dragon Orb), дает ключ к своим книгам с магическими заклинаниями, а позже помогает изгнать из Кринна Такхизис.

«Все замерло. Две воли схлестнулись, сражаясь не на жизнь, а на смерть. Рейстлин чувствовал, как уходили силы из его тела, как слабели его руки, как на ладонях выступил пот. Руки Ока вновь начали потихоньку притягивать его к себе. Нет!.. Рейстлин собрал воедино все свои духовные силы и до предела напряг каждый мускул хилого тела. Он не поддастся! […]

Восторг победы и ощущение магической силы окутали Рейстлина теплым золотым светом. Наконец-то он смог расслабиться. Дрожа всем телом, он ощутил, что руки Ока поддерживали его, вливали в него новые силы […].

«Пока я могу сказать тебе лишь одно: ты должен отдохнуть. В Палантасе, в библиотеке Астинуса есть книги — многие сотни книг, принесенных туда древними магами во дни Проигранных Битв. Непосвященным они кажутся всего лишь энциклопедиями, скучными жизнеописаниями волшебников, давно умерших и позабытых…»

Рейстлин увидел подкрадывающуюся тьму и что было сил ухватился за руки.

— Что же в них на самом деле? — прошептал он. И вдруг понял, и накатившая тьма тотчас накрыла его подобно океанской волне».
«Драконы зимней ночи»

Именно благодаря Фистандантилусу умирающий Рейстлин все-таки остается жив:

«— Ключ!..  — прошептали белые губы, покрытые запекшейся кровью.  — Затерялся… во времени… глупцы!..  — Его рука судорожно сжалась. Лишь ярость еще поддерживала в нем жизнь.  — Как просто!.. Все… знали его… и ни один… не удосужился записать!.. Ключ… он так нужен мне… он пропал… утерян…

— Стало быть, кончается твой путь, старый друг,  — промолвил Астинус без малейшего намека на жалость.

Рейстлин оторвал голову от пола, золотые глаза лихорадочно горели.

— Ты знаешь меня!.. Кто я такой?

— Это более не имеет значения. […]

Астинус же не сводил с умирающего горящего взгляда, гневно бросая ему то, что копилось в его душе столетиями. Голос историка дрожал:

— В последний день, в день Совершенства, сойдутся вместе трое Богов: Паладайн в своем Сиянии, Владычица Такхизис, облаченная во Тьму, последним же  — Гилеан, Господь Равновесия. И каждый будет держать в руках Ключ Познания. И Алтарь, куда будут возложены эти Ключи, примет и мои Книги, повествующие о каждом создании, когда-либо жившем на Кринне. Тогда наконец завершено будет творение и…

Тут Астинус осекся и замолчал, ужаснувшись тому, что выговорили его уста, тому, что он наделал.

Но Рейстлин больше не видел библиотекаря. Странные зрачки его были расширены, золотые глаза нестерпимо сияли.

— Ключ…  — шептал он в восторге.  — Ключ! Я знаю!.. Я знаю!..

Двигаясь с величайшим трудом, он дотянулся до неприметного маленького кошеля, который висел у него на поясе, и вытащил Око, сжавшееся в крохотный шарик. Тускнеющие глаза мага всмотрелись в его радужную глубину…

— Теперь я знаю, кто ты такой!  — прошептали немеющие губы.  — Я знаю тебя и я призываю тебя  — помоги мне, как ты помогал мне в Башне, а потом в Сильванести! Наш уговор… Помоги мне… Спаси меня  — и сам будешь спасен!..

Силы окончательно оставили его. Рано поседевшая голова безжизненно мотнулась, глаза с их проклятым зрением  — закрылись. Рука, державшая Око, обмякла. Но пальцы не разжались, удерживая хрустальный шарик судорожной хваткой, которую не могла бы ослабить и смерть».
«Драконы осеннего рассвета»

С помощью Фистандантилуса Рейстлин становится величайшим магом на Кринне и снимает проклятие с Палантасской Башни Высокого Волшебства, явившись туда как Властелин Прошлого и Настоящего.

Разумеется, черный маг делает это не из добрых побуждений: в будущем он намеревался окончательно завладеть телом Рейстлина Маджере, а затем, объединив под своим знаменем всех цветных драконов и их Повелителей, завоевать мир Кринна.
Поздние годы

За все это время по Кринну распространилось большое количество всевозможных слухов о Фистандантилусе. Впрочем, некоторые из них были весьма достоверны. В 386 году после Катаклизма Алантин (Alantine), член Ордена Красных Мантий, и Элтем (Eltam) отправляются в Тарсис (Tarsis), чтобы восстановить древнюю Библиотеку. Погрузившись в работу, красный маг натыкается на книгу заклинаний, принадлежавшую Фистандантилусу. Как только Алантин берет ее в руки, в него вселяется дух злого архимага, который вынуждает юношу заманить своего друга на третий подуровень Библиотеки, куда являются неупокоенные и убивают несчастного Элтема. После этого Алантин покидает Библиотеку, и о нем больше ничего неизвестно.
Кендерские небылицы

В «Аннотированных Легендах Саги о Копье» говорится, что в углу стоял посох, который принадлежал самому Фистандантилусу.

«Пар-Салиан нахмурился, затем ухмыльнулся и подтолкнул к Ладонне лежавшую перед ним на столе хрустальную призму. Потом указал рукой на стоявший в углу магический посох.

— Эти вещи принадлежали некогда Фистандантилусу, величайшему и могущественнейшему из волшебников, о которых мы когда-либо слышали, — сказал он. — Воспользуйся заклятием дальновидения, Ладонна. Посмотри сквозь кристалл на посох.

С подозрением поглядывая на двух магов, Ладонна неуверенно прикоснулась к хрустальной призме.

Ладонна решительно взяла в руку кристалл. Удерживая его на раскрытой ладони, она поднесла кристалл к глазам и пробормотала заклинание, которое на сей раз в ее устах прозвучало необычайно резко и глухо. Из призмы выпад яркий радужный луч и упал на деревянный посох, стоявший в темном углу кабинета.

Понемногу луч становился все шире, и наконец радуга осветила весь посох. Затем луч задрожал, цвета его смешались, и в воздухе возник мерцающий силуэт бывшего владельца колдовских вещей».
«Час близнецов»

Однако, разумеется, этого не может быть, так как маг считал использование посоха ниже своего достоинства.
Упоминания

•    Избранник Богов (Chosen of the Gods)
•    Даламар Темный (Dalamar the Dark)
•    Темный тан (Dark Thane)
•    Божественный молот (Divine Hammer)
•    ДЛ3: Драконы Надежды (DL3: Dragons of Hope)
•    Драконы потерянной звезды (Dragons of a Lost Star)
•    Драконы летнего полдня (Dragons of Summer Flame)
•    Возрождение Фистандантилуса (Fistandantilus Reborn)
•    Ворота Торбардина (Gates of Thorbardin)
•    Герои Сопротивления (книга первая) (Heroes of Defiance, Book One)
•    Ночь Ока (Night of the Eye)
•    Реликвии и знамения, Восстановление (Relics and Omens, "The Restoration")
•    Священный огонь (Sacred Fire)
•    Клинок бури (Stormblade)
•    Эпоха Истара, Шелковые нити (The Reign of Istar, "The Silken Threads
•    Аннотированные Хроники Саги о Копье, Драконы осенних сумерек (The Annotated Dragonlance Chronicles, Autumn Twilight)
•    Аннотированные Хроники Саги о Копье, Драконы зимней ночи (The Annotated Dragonlance Chronicles, Winter Night)
•    Аннотированные Легенды Саги о Копье, Испытание близнецов (The Annotated Dragonlance Legends, Test of the Twins)
•    Аннотированные Легенды Саги о Копье, Час близнецов (The Annotated Dragonlance Legends, Time of the Twins)
•    Аннотированные Легенды Саги о Копье, Битва близнецов (The Annotated Dragonlance Legends, War of the Twins)
•    Цитадель (The Citadel)
•    День Бури (The Day of the Tempest)
•    Наследие (The Inheritance)
•    Второе поколение, Наследство (The Second Generation, "The Legacy")
•    Башни Высокого Волшебства (Towers of High Sorcery)
•    Конклав магов (Wizard's Conclave)
http://www.dragonlance.ru/uploads/base/base_pers/9_1.jpg

0

55

Дзирт (Дриззт) До'Урден

Дриззт или Дзирт?

Правильно - Дриззт, т.к. в английском оригинальном варианте он Drizzt. Однако, потому что транслитерация имени вызывала иногда дурные ассоциации, переводчики решили изменить имя, и получилось Дзирт. Каждый понимает в меру своей испорченности, поэтому я буду использовать то имя, которое дроу получил при рождении.

Дриззт До'Урден - главный герой романов Роберта Сальватере (R. A. Salvatore), действие которых разворачивается в мире Dungeons & Dragons, в часности Forgotten Realms (Забытые королевства). Эльф-дроу (дровы, драу - в зависимости от перевода), следопыт, отказавшийся от своего народа и дома в Подземелье (Underdark), и один из немногих драу, кто решился жить на поверхности (также известен Vhaeraunite, например).

О внешности Дриззта судить сложно. Сальваторе упомянул только цвет его глаз – сиреневые («лавандовые») , его длинные волосы, свойственную всем драу гибкость. Согласно D&D описанию он среднего для дроу роста - 163 см. Известно также, что соплеменницы находили его привлекательным и были готовы вступить с ним в интимную близость, между тем сам он был из тех, кто неразрывно связывал красоту души и тела.

История принца драу превратилась в длинную серию, конца которой пока не предвидится; кроме того, персонаж затронут (в сюжетах) в компьютерных играх Baldur's Gate, первая и вторая часть, в игре Forgotten Realms: Demon Stone вы можете играть персонажем, точно также как в Baldur's Gate Dark Alliance - игры для приставки PlayStation.

Имя Drizzt Do'Urden значит "мечтатель, что бредет во тьме".

Дриззт родился в городе пауков Мензоберранзане (Menzoberranzan) в десятом доме Даэрмон Нашезбаэрнон (Daermon Nashezbaernon), больше известного как дом До'Урден. Третий сын Матроны Мелис (Malice) и оружейника дома Закнафейна (Zaknafein) по законам общества дроу должен был быть принесен в жертву паучьей королеве Ллот (Lloth), однако смерть старшего сына Налфейна (Nalfein) сделала Дриззта вторым сыном, и, как следствие, мальчик остался жить. В день рождения Дриззта, десятый дом сверг дом Де Вир, и таким образом стал девятым домом Мензоберранзана.

Первые десять лет Дриззта воспитывала старшая единокровная1 сестра Вирна (Vierna), самая незлобная из женщин До'Урден. Позднее, когда Бэнр напали на дом До'Урден, дроу-наемник Джарлакс спас ее, однако Вирна не смогла смириться со своей участью. Во время обучения он проявил большие способности к магии, и Мелис желала, чтобы он стал магом, поскольку Налфейн – ее старший сын и маг дома погиб 16 лет назад. Однако Закнафейн убедил матрону отдать юношу ему в обучение, продемонстрировав насколько потрясающей реакцией обладает Дриззт; поэтому юноша стал учится у отца мастерству владения двумя саблями (или скимитарами); в последствие Дриззт станет одним из самых лучших фехтовальщиков Фаэруна (Faerun), но далеко не лучшим, как может показаться по романом Сальваторе.

Помимо владения мечами Закнафейн подарил сыну понимание, которого он так жаждал и укрыл от злобы, которые царили в городе дроу. Однако шесть лет спустя матрона Мелис настояла на том, что Дзирт должен обучаться в академии дроу Мили-Матгир (Melee-Magthere). У Мелис было по крайней мере 2 причины отправит младшего сына в академию: во-первых, туда же поступал младший сын Бэнр, правящего дома, во-вторых, Мелис чувствовала какое тлетворное влияние закнафейн оказывает на подрастающего дроу.

В Мили-Матгир Дриззт как воин должен был проучиться 10 лет. Он был лучшим все это время. На церемонии окончания обучения, Дриззт отказался участвовать в сексуальной оргии, и впервые увидел, во что превращаются непокорные драу.

После окончания академии Дриззт вошел в патрульную группу подземелий вместе с магом, который обладал статуэткой, способной вызывать из астрала пантеру Гвенивар. Она стала его неизменной спутницей. В этой группе он совершал нападения на сфирфов и даже один на один сразился с элементалем земли.

Будучи лучшим выпускником академии, он также участвовал в налете на злейших врагов драу, наземных эльфов. Во время нападения, Дриззт укрыл эльфийскую девочку за телом ее матери и так спас ей жизнь. Прогневанная Ллос лишила дом Д'Урден своего благословения. Позднее Дриззт встретил эльфийку, но трагедия, произошедшая с ней, затуманила ей разум, и единственной ее целью было - убить Дриззта, который, как она полагала, также чёрен душой, как и его собратья, и что все его поступки и подвиги - одно лицемерие.

Узнав об участии Дриззта в нападении на эльфов с поверхности и о смерти девочки (Дриззт объявил, что убил ребенка), Закнафейн решил, что Дриззт стал настоящим дроу - жестоким и злобным, - что он предал свои идеалы юности, которые Закнафейн разделял и ценил, поэтому оружейник, негодуя, напал на сына. Во время боя Дриззт рассказал о том, что случилось на самом деле, но, к несчастью, в поисках причины немилости Ллот женщины До'Урден следили за боем Закнафейна и Дриззта и слышали их разговор.

Женщины дома решили принести мужскую жертву богине, однако Мелис решила, что Закнафейн неуправляем, а Дриззт молод и перспективен, поэтому, когда Закнафейн предложил себя вместо сына, она без раздумий принесла оружейника в жертву. Дриззт не смирился с этим и принял решение покинуть город и жить в Подземелье один.

Одинокие пещеры, постоянное чувство опасности сделали из Дриззта настоящего охотника, могучего война, но с каждым днем Дриззт все меньше походил на себя самого. Он настолько «озверел», что едва не убил подосланную к нему сестру. В конце концов он понял, что это существование тяготит его и отправился в город серых гномов. Испуганные гномы связали его, однако один из них, Белвар Диссенгальп, вспомнил Дриззта. Мало-помалу, они стали друзьями. Тем не менее, город гномов они покинули.

Тем временем Матрона Мелис узнала, что милость Ллос может быть возвращено только жертвоприношением Дриззта, поэтому она послала за Дриззтом зомби Закнафейна. Зинкарла - заклинание, оживляющее труп; у оживленного сохраняются все, что было у живого существа, но разум его контролирует владелица Зинкарлы, и этот контроль в некоторой степени ухудшает умения и навыки оживленного. Во время боя Дриззта и Закнафейна, последний смог взять вверх над разумом Мелис и спрыгнул в кислотное озеро.

Потеряв Зинкарлу, Матрона Мелис лишилась всего. Дом До'Урден был уничтожен Домом Бэнр, наиболее влиятельным домом Мензоберранзана. В живых остались только Вирна и старший брат Дриззта Дайнин. Дайнин примкнул к Бэган Д'Эрт - драу-наемникам под предводительством Джарлакса, но позднее за неверие был обращен обезумевшей в желании возродить дом Вирной в драука. Этого Драука Вирна позднее натравит на Дриззта. Впрочем, оба они, и Дайнин, и Вирна, погибнут чуть позднее.

Понимая, что, оставшись в Подземельях, он никогда не будет спокоен за себя, а своих друзей обречет на гибель, Дриззт вышел на поверхность. Здесь он в полной мере ощутил, насколько сильно люди с поверхности опасаются драу. Однако здесь же он нашел друга, Монтолио Дебруши. Он стал его наставником и помог поверить в себя. Монтолио рассказал Дриззту о богине Миликки, образ который показался драу необычайно близким. После смерти Монтолио Дриззт перебрался в Долину Ледяного Ветра. Здесь он познакомился с королем гномов Бренором и его приемной дочерью маленькой Кэтти-бри, а позднее и с Вульфгаром. Друзьям выпало немало приключенией и еще многое предстоит (цикл о Дриззте еще не завершен).

Дриззту также предстоит встретить человека, который воплощает в себе все то, от чего Дриззт стремился избавиться и что так характерно для общества драу. Спасая хафлинга Реджиса, Дриззт вступил в противоборство с Артемисом Энтрери.

Линия любви Дриззта и Кэтти-Бри тянется от книги к книге, и многие поклонники вздохнули с облегчением, когда герои расстались.

Поклонники D&D и Forgotten Realms называют образ Дриззта самым нереалистичным и чрезмерно банальным, однако он один из самых известных персонажей серии, и книги Сальваторе неизменно становятся бестселлерами.

http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-06/1244705935_yu.jpg

http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-06/1244705917_yu5555.jpg

0

56

Гэндальф (Gandalf)

Варианты имени: Гэндальф Серый, Олорин, Митрандир, Таркун, Инканус, Белый Всадник
Титул: Истари (маг)
Раса: Майа
Пол: Мужской
Годы жизни: Бессмертен
Оружие:
Меч Гламдринг
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-11/1257884553_glamdring.jpg
волшебный посох
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-11/1257884609_staff.jpg
История создания и возможные прототипы

Имя «Гэндальф», или, вернее, «Гандальв» позаимствовано из Старшей Эдды, где оно принадлежит одному из «нижних альвов» (гномов).

Гэндальф — архетипический мудрый волшебник, традиционная фигура в знакомой Дж. Р. Р. Толкиену скандинавской и британской мифологии. Среди аналогичных мифологических персонажей и возможных прототипов отмечают кельтского Мерлина и Одина-странника (Odin the Wanderer).
Прототипом для внешности Гэндальфа стала швейцарская почтовая открытка под названием «Горный Дух» (Der Berggeist) Джозефа Медленера, на которой изображен старый бородатый мужчина в широкополой шляпе, кормящий с руки оленя.
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-11/1257885055_der_berggeist_origin_of_gandalf_by_j._madelener.jpg
Изначально именем персонажа было Бладортин, а имя Гэндальф носил король гномов, в окончательной версии известный как Торин Дубощит. Позднее автор передал имя Гэндальф волшебнику, так как прежнее казалось слишком несерьезным. Сыграла роль и расшифровка имени: gandr — волшебный посох, alfr — альв (эльф или гном).

Гэндальф, гномы и Бильбо, иллюстрация к "Хоббиту" (кстати, имена гномов Профессор также взял из Старшей Эдды, я нашла отрывок ("Прорицание вёльвы") из этого литературного эпоса, в котором четко прослеживается заимствование)
В свою очередь, образ Гэндальфа изменил архетип и повлиял на образы позднейших персонажей. К героям, созданным под влиянием Гэндальфа, относят:

Эльминстера в Forgotten Realms
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-11/thumbs/1257886846_137.jpg
Дамблдора в серии «Гарри Поттер» (хотя, на мой взгляд, все-таки уместнее связь с Мерлином):
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-11/thumbs/1257888667_dumbledore.jpg
Биография

Гэндальф Серый

Настоящее имя Гэндальфа — Олорин, он один из Майар. В числе пяти мудрецов-истари он был избран советом Валар для отправки в Средиземье на помощь эльфам и людям и для противостояния Саурону, повелителю темных сил. Олорин поначалу отказывался от тяжелого поручения, но уступил воле своего наставника Манвэ. В Средиземье он был известен под множеством имен в том числе и как Гэндальф Серый. Гэндальф являлся Хранителем Нарья, одного из Трех эльфийских Колец, вверенного ему Кирданом Корабелом по прибытии в Средиземье.
Цитата из «Silmarillion»:

"Самым мудрым из Майяр был Олорин, которого позже звали Митрандиром и Гэндальфом. Он также жил в Лориэне, но пути его часто приводили Олорина в дом Ниенны, и от нее он познал сострадание и терпение. О Мелиан много рассказано в «Квента Сильмарильоне», но об Олорине это повествование не говорит, потому что он хотя и любил Эльфов, но бывал среди них невидимо или же принимал облик такой же, как у них. И Эльфы не знали, откуда приходят прекрасные видения или мудрые побуждения, которые он вкладывал в их сердца. В более поздние дни он был другом всех детей Илуватара и сочувствовал их горестям. И тех, кто прислушивался к его словам, покидали отчаяние и мрачные мысли".
Гэндальф стал наиболее известен, странствуя по Средиземью и заводя знакомство с разными народами, помогая им советом. В разных частях света он получил много разных прозвищ, заменивших ему имя:

«У меня много имен в разных странах. Митрандир среди эльфов, Таркун среди гномов; в юности на давно забытом Западе я был Олорином, на юге — Инканус, на севере — Гэндальф, а на востоке я не бываю».

Насколько мне удалось разузнать, Олорин - имя квэнийское, если оно произошно от корня "olos", связанное по значению со мечтами (возможно, "Мечтатель").
Митрандир - имя на синдарине, так называли Гэндальфа в Гондоре, оно означало "Серый Странник".
Инканус - имя, данное ему на юге, составлено на неизвестном языке и значение его, к сожалению, понять не удалось.
Таркун - прозвище, данное гномами, переводится примерно как "Человек с посохом" или "Человек в сером".
Среди Хоббитов известен тем, что подарил Старику Туку волшебные алмазные запонки, которые сами застёгивались, но расстегивались только когда им прикажут. Так же известен своими чудесными фейерверками, которые он устраивал в канун Дня Середины Лета на вечеринке у Старика Тука.
Гэндальф был одним из организаторов похода отряда гномов во главе с Торином Дубощитом, к которому по его настоянию присоединился Бильбо Бэггинс к горе Эребор, описанном в повести «Хоббит».
Он принимал участие в начале похода и сражался в Битве Пяти Воинств против гоблинов и варгов. Незадолго до этого, по заданию Сарумана он тайно проник в замок Дол-Гулдур, где повидал пленного, умирающего короля гномов Траина. Узнав в «Некроманте», владельце замка, возрождающегося Саурона, он на Белом совете настоял на немедленном наступлении, и принял участие в изгнании Саурона из Дол-Гулдура.
В кольце невидимости, найденном Бильбо, Гэндальф заподозрил Кольцо Всевластия.
Он заставил Бильбо расстаться с кольцом и передать его племяннику Фродо.
Обнаружив на кольце характерные письмена на Черном Наречии и сверившись с описаниями в архивах Гондора, Гэндальф убедил Фродо отнести кольцо в Ривенделл, обитель эльфов. Сам же отправился на встречу с Саруманом. На встрече между истари вспыхнул конфликтСаруман сам хотел завладеть Кольцом и использовать его для достижения власти. Он также уговаривал Гэндальфа пойти на мир с Сауроном. Когда возмущенный Гэндальф отказался выдать Саруману местонахождение Кольца, Саруман заточил его на вершине башни Ортханк. Оттуда Гэндальфа спасли гигантские орлы, присланные его другом, третьим истари, Радагастом Карим...
...Прибыв в Ривенделл, Гэндальф наконец-то встретился с Фродо, которого Владыке Элронду удалось излечить от моргульского клинка Главного Кольценосца.
На Светлом Совете Гэндальф рассказал о предательстве Сарумана и согласился возглавить Братство Кольца - отряд, который должен отнести Кольцо к жерлу вулкана Ородруин и уничтожить его.
История одного из истари
После долгих сомнений Гэндальф повел своих спутников через подземелья Мории, по великим чертогам Казад-Дум
Там Братство обнаружило Комнату Мазарбула, где была найдена летопись гномов. Таким образом, Братство узнало о судьбе Балина, который препринял попытку вернуть былое величие подземным чертогам.
Однако вскоре члены Братства были атакованы орками, успевшими к тому времени заполонить Морию, и были вынуждены бежать к мосту Кхазад-Дума.
Там их настиг Ужас Глубин, древний демон Балрог
Гэндальф проявил необычайную храбрость и самоотверженность, решив сразиться с Балрогом, и, таким образом, дать Братству возможность покинуть Морию.
В бою волшебник упал в пропасть, и спутники продолжили путь без него, решив, что Гэндальф погиб.
Тем временем маг сражался с демоном в глубинах Арды - в конце концов бесконечная лестница привела их на вершину пика Зиракзигил. Два дня и две ночи сражались они, и Гэндальф сумел одержать верх.
Тем не менее, маг был на грани смерти. Но, поскольку он был единственным из пяти истари, кто остался верен своей миссии, Эру Единый вновь вернул Гэндальфа к жизни. Когда обессиленный Олорин лежал на вершине горы, к нему прилетел орёл, который забрал мага в Лориэн, где ему было дарованы новые силы, одеяние и посох, а также право стать во главе Ордена вместо падшего Сарумана. Так он стал Гэндальфом Белым.
Вскоре после этого Гэндальф узнал, что Фродо и Сэм отделились от Братства, решив достигнуть Роковой Горы, не подвергая друзей опасности. Поэтому он незамедлительно отправился в Фангорн.
Там он встретил Арагорна, Гимли и Леголаса, представ им в своем ослепительном величии. Трое друзей сначала попытались атаковать Гэндальфа, приняв его за Сарумана, однако тут же поняли свою ошибку.После этого четверка отправилась в Эдорас, где разум короля Теодена был затуманен чарами Сарумана и наветами его шпиона, Гримы. Гэндальф освободил короля от злых чар и ввел его в истинное положение вещей.
В ключевой момент в Битве за Хельмову Падь он привел подкрепления.
После чего, встретившись с Саруманом в Изенгарде, лишил его магической силы и сломал посох.
Затем Митрандир отправился в Минас-Тирит, взяв с собой Пиппина.
Там они встретились с Денетором, наместником Гондора, который встретил их враждебно, горюя по умершему сыну. В порыве благодарности Боромиру за спасение своей жизни Пиппин принес наместнику присягу верности и стал одним из стражей Цитадели.Через некоторое время полчища Мордора осадили Минас-Тирит. После падения и самоубийства Денетора Гэндальф фактически возглавил оборону города.
Также вмешательство Пиппина и Гэндальфа спасло жизнь Фарамиру, младшему сыну наместника Денетора. В разгар битвы он встретился с главным Кольценосцем, однако в этот самый момент прозвучал рог всадников Рохана, и Король-Чародей устремился на поле боя.Приход подкреплений из Рохана и войска клятвопреступников, приведенного Арагорном, а также гибель предводителя вражеского войска позволили выиграть битву у стен города. Эовин, сразившая Короля-чародея, была серьезно ранена, однако ее удалось вылечить.
Понимая, что главное - уничтожение кольца, Гэндальф вместе с Арагорном и небольшим войском двинулся к стенам Мордора, чтобы отвлечь внимание Саурона. Там на переговоры с ними вышел Глашатай Саурона, который предъявил кольчугу и меч Фородо, заявив, что их владелец пойман. Глашатай потребовал капитуляции войска Запада, однако Гэндальф отказался.Саурон планировал уничтожить войско огромным полчищем орков, однако сам стал жертвой уловки, ибо Фродо и Сэм смогли в это время добраться до Ородруина, где Единое Кольцо было уничтожено – по сути, благодаря жалости, которую некогда проявил Бильбо, не убив Голлума...После уничтожения Кольца Гэндальф участвовал в коронации Арагорна, как короля Арнора и ГондораЗакончив труды в Средиземье, Гэндальф отбыл обратно за море, в Валинор.

Заключительная часть истории Олорина
Опубликовано в разделе: Картинки
В конце предыдущей части я рассказала о том, что Гэндальф получил новые силы, оправившись от поединка с Балрогом в Лориэне...

Заключительная часть истории Олорина

Вскоре после этого Гэндальф узнал, что Фродо и Сэм отделились от Братства, решив достигнуть Роковой Горы, не подвергая друзей опасности. Поэтому он незамедлительно отправился в Фангорн.

Заключительная часть истории Олорина

Заключительная часть истории Олорина

Заключительная часть истории Олорина

Там он встретил Арагорна, Гимли и Леголаса, представ им в своем ослепительном величии. Трое друзей сначала попытались атаковать Гэндальфа, приняв его за Сарумана, однако тут же поняли свою ошибку.

Заключительная часть истории Олорина

Заключительная часть истории Олорина

*Гэндальф в симпатичной ночной сорочке, Гимли - Карлсон, Арагорн - мушкетер Его Величества Людовика XIII, а Леголас, не иначе, из труппы Цискаридзе ;)* - извините, не удержалась)
Заключительная часть истории Олорина

После этого четверка отправилась в Эдорас, где разум короля Теодена был затуманен чарами Сарумана и наветами его шпиона, Гримы.

Заключительная часть истории Олорина

Гэндальф освободил короля от злых чар и ввел его в истинное положение вещей.

Заключительная часть истории Олорина

В ключевой момент в Битве за Хельмову Падь он привел подкрепления.

Заключительная часть истории Олорина

После чего, встретившись с Саруманом в Изенгарде, лишил его магической силы и сломал посох.

Заключительная часть истории Олорина

Затем Митрандир отправился в Минас-Тирит, взяв с собой Пиппина.

Заключительная часть истории Олорина

Заключительная часть истории Олорина

Заключительная часть истории Олорина

Заключительная часть истории Олорина

Заключительная часть истории Олорина

Там они встретились с Денетором, наместником Гондора, который встретил их враждебно, горюя по умершему сыну. В порыве благодарности Боромиру за спасение своей жизни Пиппин принес наместнику присягу верности и стал одним из стражей Цитадели.

Заключительная часть истории Олорина

Заключительная часть истории Олорина

Заключительная часть истории Олорина

Через некоторое время полчища Мордора осадили Минас-Тирит. После падения и самоубийства Денетора Гэндальф фактически возглавил оборону города.

Заключительная часть истории Олорина

*рисунок моего знакомого - замечательного эльфа Мэнельдила*
Заключительная часть истории Олорина

Заключительная часть истории Олорина

Также вмешательство Пиппина и Гэндальфа спасло жизнь Фарамиру, младшему сыну наместника Денетора.

Заключительная часть истории Олорина

В разгар битвы он встретился с главным Кольценосцем, однако в этот самый момент прозвучал рог всадников Рохана, и Король-Чародей устремился на поле боя.

Заключительная часть истории Олорина

Заключительная часть истории Олорина

Приход подкреплений из Рохана и войска клятвопреступников, приведенного Арагорном, а также гибель предводителя вражеского войска позволили выиграть битву у стен города. Эовин, сразившая Короля-чародея, была серьезно ранена, однако ее удалось вылечить.

Заключительная часть истории Олорина

Понимая, что главное - уничтожение кольца, Гэндальф вместе с Арагорном и небольшим войском двинулся к стенам Мордора, чтобы отвлечь внимание Саурона. Там на переговоры с ними вышел Глашатай Саурона, который предъявил кольчугу и меч Фородо, заявив, что их владелец пойман. Глашатай потребовал капитуляции войска Запада, однако Гэндальф отказался.

Заключительная часть истории Олорина

Саурон планировал уничтожить войско огромным полчищем орков, однако сам стал жертвой уловки, ибо Фродо и Сэм смогли в это время добраться до Ородруина, где Единое Кольцо было уничтожено – по сути, благодаря жалости, которую некогда проявил Бильбо, не убив Голлума...

Заключительная часть истории Олорина

После уничтожения Кольца Гэндальф участвовал в коронации Арагорна, как короля Арнора и Гондора.

Заключительная часть истории Олорина

Закончив труды в Средиземье, Гэндальф отбыл обратно за море, в Валинор.

Заключительная часть истории Олорина

«Так снова наступил мир, и новая весна пришла на землю. Все это было достигнуто большей частью благодаря советам и бдительности Митрандира, и в последние несколько дней он показал себя вождем, достойным величайшего почтения.
Одетый в белое Митрандир мчался на коне в битву, но пока не пришло время для него покинуть страну, никто не знал, что он долго хранил красное Кольцо Огня.
Сначала это кольцо было доверено Кирдану, но он передал его Митрандиру, зная, и откуда тот пришел, и куда вернется.
— Возьми это кольцо, — сказал Кирдан, — так как труды твои и заботы будут тяжелыми, а оно во всем сохранит тебя от усталости. Потому что это — Кольцо Огня, и с его помощью ты, быть может, сможешь зажечь сердца древней доблестью в этом мире, который стал таким холодным. Что же касается меня, мое сердце отдано морю, и я останусь жить на серых берегах, охраняя гавани, пока не придет время уплыть последнему кораблю. Тогда я буду ждать тебя!»
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-11/thumbs/1258120792_photo-2888.jpg
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2009-11/thumbs/1258117417_47815837.jpg

Автор Нимродэль

0

57

История Белого истари
Саруман Белый
Саруман Мудрый, Курумо (1000 – 3019) — в легендариуме Джона Рональда Руэла Толкиена, мудрейший и искуснейший волшебник из майар. Майа Курумо, лидер ордена Истари и глава Белого Совета. После прибытия в Средиземье стал известен среди эльфов как Курунир, на языках северян — Саруман. В Валиноре его называли Курумо.
Внешне Саруман Белый имел вид черноволосого старика. В конце Третьей Эпохи его волосы и борода практически полностью поседели. Он отличался высоким ростом, продолговатым лицом, тёмными глазами. Чародей носил белый плащ с капюшоном; цвет плаща соответствовал его прозвищу — Саруман Белый.
Он не был ни человеком, ни эльфом. Это был майа, облечённый в плоть, один из истари. В связи с этим он обладал бессмертием и волшебным могуществом. Главным его оружием были Магический Посох и волшебный голос. Саруман обладал невероятным даром убеждения, которому могли сопротивляться очень немногие.
Кроме выдающихся познаний о Кольцах Власти, Саруман Белый был искусен в инженерном деле, также он обладал волшебным голосом, способным убедить кого угодно, поэтому мало кто мог противостоять его речам. Лишь обладающие большой силой воли могли устоять перед голосом Сарумана.
Саруман прибыл в Средиземье посланцем Ауле Творца около 1000 года Третьей Эпохи и долгое время странствовал на востоке. Позже собрался Белый Совет, и Саруман убедил не нападать на Дол Гулдур и дать время Саурону, так как Саруман считал, что безнадежно уничтожать Саурона, ибо он может вновь вернуться. Саруман чувствовал, что в Сауроне есть слабость, и здесь становится ясно, что Сарумана недаром называют Мудрым. Волшебник еще в 2463 сумел безошибочно догадаться, где искать этот ключ: "и Саруман начал собирать древние знания о Кольцах Власти, их изготовлении и истории", и в конце он стал единственным знатоком Колец в Средиземье.
Саруман понимает, что Единое Кольцо Саурона - единственная возможность навеки избавиться от угрозы Саурона и потому начинает искать его. Ему, как известно из "незаконченных преданий", удалось найти место гибели Исилдура, но Кольца там не оказалось. Вероятно, на этом основании он заявляет впоследствии: "оно упало в Андуин и, полагаю, давным-давно было унесено в море". Увы, здесь он крупно ошибся.
Предчувствуя неожиданное появление Саурона, в 2759 году Т. Э. Саруман занял крепость Изенгард с разрешения гондорского наместника Берена и начал собирать армию. "Несомненно, Совет не одобрил этого, но Саруман был волен в своих действиях и обладал правом при желании действовать независимо и противостоять Саурону согласно своему собственному замыслу" - пишет Толкиен.
В 2953 году Т. Э. волшебник объявил крепость Изенгард своей собственностью и начал собирать армию орков и дунландцев. С их помощью он устраивал набеги на Рохан и вырубал лес Фангорн. Приблизительно в то же время его лазутчики стали появляться в Бри и Хоббитшире в поисках Единого Кольца. 20 июня 3018. Назгул в обличие Черных Всадников переходят через Андуин. Можно только удивляться оперативности Сарумана - Гэндальф получает сообщение о назгул еще до конца июня и отправляется к Саруману за советом. Саруман сопоставляет информацию: назгул ищут Шир, Гэндальф часто наведывается в Шир. И тот же день, Саруман совершил свою главную ошибку - он не сумел договориться с Гэндальфом. Саруман был в гневе и потому высказал, не сдерживаясь, почти все, что он думает о безумце, десятилетиями сидящем около бочки с порохом и гадающем "рванет - не рванет". Этим он насмерть обидел Гэндальфа, который был совершенно уверен в своей непогрешимости. И затем, без перерыва, Саруман принялся излагать свои мысли по поводу того, как можно распорядиться Кольцом против Саурона. Естественно Гэндальф не дослушал его и объявил все это шашнями с Врагом. Так или иначе, Гэндальф Серый оказался глух к доводам Сарумана и тот был вынужден заточить его на верхушке башни. Саруман был прав, ибо двоевластие в чрезвычайной ситуации губительно, а Гэндальф уже продемонстрировал полное непонимание ситуации.
Далее, в Изенгарде Саруман сотворил при помощи магии особый род орков, урук-хай, невосприимчивых к солнечному свету, они же составили легионы армии Белого колдуна. Саруман оказывается втянут в бессмысленную войну с Роханом, это можно подтвердить цитатой "ты начал войну без нужды, ибо я не желал ее" - говорит Саруман королю Теодену, и это правда, 20 сентября 3018 под влиянием Гэндальфа Рохан начал готовиться к войне, Саруману осталось делать то же самое. Тем не менее, первый удар в первой битве этой войны в 25 февраля 3019 был нанесен со стороны Рохана, как можно убедиться, изучив описание битвы. Узнав о безумном плане по уничтожению Кольца, отправляет отряд урук-хай перехватить Кольцо у Андуина, проваливается и здесь.
Так, утверждение о том, что Саруман начал пользоваться палантиром примерно в 3000 г., очевидно, совершенно беспочвенно. Подобными вещами либо пользуются с самого начала, презрев сомнения, либо не трогают их, пока не припрет нужда. В связи с этим можно припомнить любопытный эпизод, когда Фродо находится на Амон Хен с Кольцом на пальце, он внезапно ощущает ищущее его Око Саурона и борется с желанием сдаться:
''И вдруг он ощутил, как вспышку, в своей голове мысль, пришедшую из другого источника силы: 'Сними его! Сними его! Сними его, дурак! Сними Кольцо!"Две силы боролись в нем. На миг он скорчился в муке, раздираемый противоборствующими сторонами. И вдруг он вновь обрел себя. Он сам, Фродо, а не Око и не Голос - свободен в своем выборе и есть одно мгновение на то, чтобы сделать его. Он снял кольцо с пальца - он стоял на коленях перед высоким сиденьем под ярким солнцем. Черная тень пронеслась над ним подобно руке, мимо Амон Хен, протянулась дальше на запад и исчезла."
Сила, что названа здесь "Темное Око" - это, несомненно ищущий взгляд Саурона. Но что же такое "Голос"? Любопытно, что выбрано именно это слово, поскольку оно во "Властелине Колец" относится к Саруману. Можно предположить, что в тот решающий день на Амон Хен столкнулись две Силы, две Воли, две черные башни, два Всевидящих Камня. Саурон, с помощью палантира взглянул на Амон Хен, но Саруман, спасая Фродо, перетянул взгляд на себя. Вполне вероятно, что тогда и состоялся первый разговор Саурона и Сарумана по палантиру. Несомненно, впоследствии Саруман использовал эту связь в ведении переговоров с Сауроном, пытаясь оттянуть войну, протолкнуть дезинформацию или даже всерьез исцелить Саурона.
И, наконец, сарумановы урук-хай никогда понапрасну не трогали и рубили деревья Фангорнского леса. На самом деле, как пишет Толкиен, "орочьи отряды, по-видимому, никогда не появлялись за пределами Изенгарда до самого нападения на Рохан". Так что все "зверства", вызвавшие возмущение энтов, следует отнести на счет орков Мглистых Гор. После разрушения Изенгарда он полностью лишается возможности вмешиваться в происходящее и, в конце концов, когда его предали все, кому он доверял, когда у него не осталось более дел в Средиземье, Саруман Белый гибнет - быстро и бесславно.
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2010-01/1263958084_istari.jpg

0

58

Леди Арибет Тильмаранде по своему происхождению, призванию и повадкам — несомненный протагонист. Она рождена быть главной героиней саги о городе Невервинтер, и мы когда-нибудь непременно докопаемся, чьи интриги сместили ее на роль важного, но все же не центрального персонажа.

Судите сами.

Арибет родилась в городке Тандертри, скромном «райцентре» в паре дней пути от Невервинтера. Городок этот очень своеобразный: почти сорок процентов его населения составляют... полуэльфы. Вдумайтесь в эти цифры: полуэльфов, скажем, в Средиземье можно пересчитать по пальцам (а называли полуэльфами вообще только двоих — Элронда и его брата Элроса, тех, кто мог выбирать, считать себя эльфом или человеком). Такие города — идеальное место рождения будущего вершителя судеб: ведь неизвестно заранее, из какой расы он явится!
Биографические справочники говорят нам, что Арибет — чистокровная эльфийка; но, с другой стороны, наш герой из Neverwinter Nights 2 называл своим отцом эльфа Дэгуна, а сам был... тут есть разные версии, кто-то говорит, что человеком, гномом или даже полуорком. Родословная Арибет в точности неизвестна; как знать — не была ли она, скажем, отпрыском Баала, как еще один «неизвестный герой»? В таком городе можно ожидать всего.

Доподлинно нам известна ее история с того момента, как союз орочьих племен ни с того ни с сего нахлынул на Тандертри, миновав пограничные кордоны. Город, не готовый к обороне, пал и был практически уничтожен. Осталась в живых одна Арибет — согласитесь, именно так появляются на свет Герои. Вы, вероятно, проделывали этот жизненный путь не один десяток раз...

Арибет устремилась мстить; делать она это не умела, однако удача ей сопутствовала. Воспользовавшись тем, что орки после разграбления города разбежались по отдельным племенам, и тем, что в добыче было много вина и других крепких напитков, она перебила немало отколовшихся от коллектива серокожих. Но успокоиться никак не получалось, и она продолжала охотиться за орками — все равно какими, где и зачем.

Многие считают, что именно тогда она сделалась паладином. Но они ошибаются.

Орки, как известно, живут главным образом в горах; а в горах довольно холодно, особенно зимой. Мягкий климат Невервинтера, обусловленный теплым течением, не подготовил к такому обороту событий Арибет.

И вот однажды началась метель, а поблизости, как назло, не нашлось ни одной избушки лесника и вообще никакого укрытия. Доспехи и вообще-то греют так себе, а те, что выкованы по эльфийской моде тех мест — с глубоким декольте, — в качестве зимней горной одежды категорически не годятся. Но спасение пришло — в виде неизвестного однорукого путника, который доставил обессилевшую девушку в ближайший монастырь (служителей бога сострадания Ильматера).

Отогревшись, Арибет призадумалась: кто же такой был этот путник? И среди изображений дружественных Ильматеру божеств она отыскала одно, которое показалось ей похожим: бога Тюра (невежды произносят это имя как «Тир»), прибывшего в Фаэрун из Скандинавии. Бог правосудия и справедливости, он, однако, не чужд милосердия и чаще всего оказывается на той же стороне, что и сострадательный Ильматер.

Что заставило Арибет поверить в то, что она спасена Тюром? Может, то, что у Тюра тоже одна рука — вторую ему еще на Земле откусил волк Фенрир во время Рагнарека. А может быть — сверхъестественная сила и выносливость путника, который одной рукой сумел вытащить девушку вместе с боевым снаряжением из снежных заносов. Правда, говорят, что Тюр слеп, а одинокий странник вроде бы видел... Но это, в конце концов, уже мелочи.
Решение высшего судьи

Чтобы проверить свою гипотезу, Арибет отправилась в храм Тюра в город Невервинтер. Жрецы подтвердили, что ее мнение небезосновательно, и в благодарность за спасение Арибет принесла обеты паладина. В конце концов, Тюр ведь тоже защищает людей от орочьего разбоя!

Многие считают, что паладином она стала в этот момент. Но и они тоже ошибаются...

Обеты может принести всякий, но далеко не у всякого Тюр примет их. Однако Тюр вовсе не одобрил идеи Арибет о праведной мести оркам; «бог воздаяния», как его еще называют, даже орка не приговаривает без суда.

Вскоре Арибет выяснила, что в Невервинтере и его окрестностях полно угроз миру и порядку и пострашнее орков. Интриги правителей соседнего Лускана — пиратских капитанов — не давали заскучать лорду Нашеру и его воинам. Но чаще, чем меч, требовалась мудрость и убедительное слово: лусканцы полагаются на силу лишь в море, на суше они предпочитают мечу войны стилет интриги.

В самом деле, к чему штурмовать стены, терять людей и деньги — когда можно заставить граждан Невервинтера самостоятельно причинять себе беды? Жителю большого города, торгового и магического центра, открывается немало соблазнов.
Например, какой торговец уклонится от возможности приобрести товар за полцены? После ему можно объяснить, что он приобрел краденый товар либо контрабанду. И объяснить, что стража уже идет по его следу — и нет другого пути, кроме как подкупить стражников, иначе возмездие неминуемо. Кто же на месте несчастного торговца ответит на это предложение гордым отказом? А между тем с этого момента он обречен катиться все ниже и ниже, вступать в преступные сообщества, помогать заговорщикам, шпионить, а то и убивать — если кто-нибудь не подаст руку помощи и не поможет уйти от законного наказания.

Именно это и сделала однажды Арибет — искренне полагая, что прощается с возможностью стать паладином. Имени спасенного купца история не сохранила, но у него, как говорят, было шестеро детей и вполне искреннее сожаление о содеянном. Ни с кем не посоветовавшись, даже со своим наставником — святым отцом, она отправила незадачливого скупщика контрабанды в далекое паломничество во искупление его грехов.

Каково же было ее удивление, когда на следующий день, молясь Тюру, она обнаружила на своей протянутой ладони — Тюру молятся, сложив перед собой ладони чашей — маленький белый шарик, сгусток света. И услыхала, что бог-судья видит в ее действиях следование высшему закону — справедливости, которая превыше установлений лорда Нашера и любой земной власти. Оказалось, чтобы сделаться святой воительницей, ей недоставало только двух свершений: поставить дух закона выше буквы (научившись отличать одно от другого) и отказаться от карающего меча, дабы спасти того, кто никогда не был в числе ее близких.
Женщина нелегкой судьбы

Став паладином, Арибет оказалась весьма одаренным борцом с мировым злом — достаточно сказать, что менее чем через пять лет служения она оказалась в числе Невервинтерской Девятки и была, кстати, в ее рядах первой женщиной и первым нечеловеком (хотя и далеко не последней в том и другом, как мы узнали впоследствии из NWN 2). Лорд Нашер сказал о ней: «У меня много воинов, которые превосходно владеют мечом, но мало тех, кто умеет вовремя вложить его в ножны».

Через некоторое время в невервинтерский храм Тюра, который Арибет по-прежнему регулярно посещала, был назначен молодой священник Фенвик Мосс. Фенвик был даже для священника весьма красноречив, хорош собой, предан святому делу — и нет ровно ничего удивительного в том, что через непродолжительное время пара заявила о помолвке. Целибата Тюр от своих служителей не требует.

Примерно через год после этого город потрясла беда: тяжкая эпидемия, известная как «стонущая смерть». У лорда Нашера появились подозрения о сверхъестественном характере заразы (впоследствии блестяще подтвержденные); расследование он поручил леди Арибет Тильмаранде.

Возможно, если бы она смогла провести следствие сама, все было бы иначе. Но в охваченном чумой городе вспыхнули пожары, спешили поживиться грабители — и Арибет воспользовалась помощью неизвестного героя. То есть вашей.

Для изготовления лекарства от мора нужны были четыре привезенных из Вотердипа существа, которых требовалось освятить при помощи жрецов Хельма (бога бдительности) и Тюра. После того как неизвестный герой собрал их (было нападение на храм, и живность разбежалась), служитель Хельма Дестер и упомянутый выше Фенвик произвели обряд.

— У нас есть лекарство! — воскликнула Арибет.

— Нет. У меня есть лекарство, — поправил ее Дестер — и шагнул в появившийся портал. Вместе с Фенвиком.

Таким образом Фенвик оказался соучастником преступления — не по злому умыслу, а исключительно по невероятной глупости. И поскольку неизвестный герой довольно быстро отыскал Фенвика и доставил на суд в город — кончилось это для Фенвика очень и очень плохо. Тем паче что Дестер оказался вовсе даже не последователем Хельма, а убийцей настоящего священника и служителем загадочного, но откровенно злокозненного культа Древних.

А что же Арибет? После казни Фенвика она какое-то время продолжала служить лорду Нашеру. Но...

У нее появилась привычка разговаривать сама с собой. Причем все об одном и том же: а выдержала бы она сама на месте Фенвика испытание, разобралась бы вовремя в хитростях Дестера? Чего она не сказала суду, что могло бы повлиять на его мнение? Почему она не добилась, чтобы ее саму отправили по следу Дестера и Фенвика? Нет сомнения, она убила бы Дестера и доставила в город лекарство, а с бестолковым женихом поступила бы так же, как с тем купцом, что открыл ей путь в паладины, — тем более что такие дела уже не раз сходили ей с рук. Почему она не вмешалась?..

Особенно громко, говорят, она разговаривала по ночам — проходивший под окном патруль стражников донес, что у леди Арибет кошмары.

Многое в ее дальнейшей судьбе определили беседы, которые она вела в то время с неизвестным героем, все еще подчиненным ей в своих поисках — случившееся потребовало долгих расследований. Но — увы, в решающий момент неизвестный герой странствовал по Невервинтерскому лесу. А вернувшись, узнал страшную новость: Арибет исчезла.
По лестнице, ведущей вниз

Пора заглянуть за кулисы и познакомиться с тем, кто все это время дергал за ниточки — управлял Декстером, наслал чуму на Невервинтер, подготовил гибель священников-хельмитов. Позвольте вам представить: Могрим, служитель Древних. Некогда он по неведению потревожил королеву Древних Мораг — и согласился помочь ей вернуться в мир, чтобы вновь покрыть джунглями весь Фаэрун. Ведь Древние — это магическая раса тропических человекоящеров, давным-давно утративших свое могущество в Забытых Королевствах.

Именно он являлся Арибет в кошмарных снах. Будучи знаком с Фенвиком при жизни последнего, он был хорошо осведомлен — и знал, что главное искушение для служительницы Тюра — месть. Отомстить тем, кто послал на смерть Фенвика, — вот чем он разрушил волю и разум Арибет и убедил ее стать черным стражем, тенью и противоположностью паладина. Лишь с помощью Древних может она покарать убийц своего возлюбленного и вернуть... справедливость?

Но на пути уязвленной любви вновь встал неизвестный герой — тот же самый, что отыскал лекарство от мора. После долгого-предолгого пути он получил доступ к порталу, ведущему в логово Могрима, — и прибыл за его головой и Словами Силы, что открывали Мораг доступ в мир. Арибет сошлась с ним в поединке — и проиграла.
Некоторые утверждают, что ее победитель убил леди Арибет тут же на месте; но более популярна версия, что он убедил ее сдаться и прибыть с ним в Невервинтер для суда. Правда, это не спасло ей ни жизнь, ни душу. На суде почти никто не поддержал неизвестного героя, просившего об оправдании; а Арибет, увидев жаждущие мести лица своих бывших сограждан, каяться не захотела.

Однако это еще не конец ее истории...
Встреча за гранью

Прошло несколько лет, и другой герой — что характерно, столь же неизвестный — служил спасению Невервинтера в глубоком Подземье. Он сражался доблестно, но противники его оказались сильнее, и ему пришлось переместиться еще глубже — в ледяной ад Кании. Хотя он, в отличие от Арибет, и не предавал ни Невервинтера, ни собственных идеалов.

Там он и повстречал мятежную воительницу — вмороженную в огромную глыбу льда, наедине с воспоминаниями о былых преступлениях и о давно ушедшей любви. Именем Тюра он убедил ее, что добро, в отличие от зла, всегда может простить — если покаяние искренне. И дальше по ледяному аду они шли вместе.

Между прочим, в аду они повстречали и Могрима. Он пал от руки того, первого, неизвестного героя, но и в аду гнался за властью — и оказался в отряде погибшего в Невервинтере неукротимого монаха Гримно (между прочим, бывшего спутника неизвестного героя). В последовавшей схватке отряд Гримно полег полностью — и грешные души бойцов, надо полагать, вернулись на свои места в ледяной тюрьме.

Говорят, что герою и Арибет в конце пути удалось вырваться из ада, узнав истинное имя Привратника, — и произошло это как раз вовремя, чтобы сразиться с вышедшим в материальный мир Мефистофелем и отправить его обратно в Девять Кругов.

Говорят и другое: увидев в неизвестном герое подлинную душевную красоту, Арибет полюбила его, и они нашли друг друга. Но, увы, когда они вернулись в мир, герой снова стал живым, а вот Арибет осталась призраком. Однако они остались вместе, и, пока герой старел, его возлюбленная оставалась такой же прекрасной.

А потом он умер — и присоединился к ней. Будем надеяться, что не в Кании.

Люди нередко видят в паладинах существ, лишенных человеческих страстей, страха и даже инстинкта самосохранения. История любви, падения, смерти и возрождения леди Арибет как нельзя лучше показывает ложность этих воззрений. Так что не стоит относиться к паладинам с пренебрежением: им и без этого непросто оставаться теми, кто они есть. Помните: никто не становится паладином ради себя самого. И это тоже лишний раз доказывает история Арибет Тильмаранде.
---
Автор Андрей Ленский
Статья с сайта: http://www.lki.ru/text.php?id=3820

Баллада о Леди Арибет.

               

                Свет лила, пронзая ночь,

                Той зимой, котой нет,

                 Тьму развеивая прочь,

                  Леди- рыцарь Арибет.

                 Сжат клинок в её руках,

                 На ладонях стынет кровь.

                 Взгляд застыл в немых слезах:

                 Всё, повешена любовь.

                 И вперёд - в объятья тьмы,

                 Проклиная целый свет,

                 По тропе своей судьбы,

                 Устремилась Арибет.

                 Но подарено кольцо, 

                 Значит, что надежда есть

                 Смерти заглянув в лицо

                 Вновь найти любовь и честь. 

Изображения Леди Арибет

Свернутый текст

http://static.ogl.ru/i/00/03/47/83/1185854502.jpg
http://www.rysuj.pl/index.php?view=image&format=raw&type=img&id=81225&option=com_joomgallery&Itemid=102
http://rustt.ucoz.ru/_ld/0/03691194.gif

+2

59

Aurvin Do'Arn
Ооо, мой любимейший персонаж!  :love: Настолько хорошо проработан образ, что воспринимается, как живой, и никак иначе. Помню, у меня был период безумного фанатизма на этой почве. Называла себя только ее именем))
Всегда, когда играла, сокрушалась, что нельзя поиграть за Арибет в главной роли.
А еще Вален Дыхание Тьмы из Андердарка... ммм... в него я вообще влюблена!  http://www.kolobok.us/smiles/standart/blush.gif  :love:

Стих классный. Я когда-то тоже про нее сочиняла стихи и фанфики)

0

60

Сыроежка написал(а):

Всегда, когда играла, сокрушалась, что нельзя поиграть за Арибет в главной роли.

Ага,я тоже))) Как-то она была привлекательнее ГГ))

Сыроежка написал(а):

А еще Вален Дыхание Тьмы из Андердарка... ммм... в него я вообще влюблена!

Расскажи о нем))

0


Вы здесь » Тропа Эльфов » Книжный мир » Книжные герои


Создать форум