Тропа Эльфов

Объявление

~

 

~ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ТРОПУ ЭЛЬФОВ!!!! ~

 

~УВАЖАЕМЫЕ ГОСТИ, РЕГИСТРИРУЙТЕСЬ И УВИДИТЕ ВСЕ РАЗДЕЛЫ И ТЕМЫ ФОРУМА! МЫ РАДЫ ВСЕМ!!!!~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Артефакты

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Собственно мифологические и фэнтезийные артефакты: волшебные доспехи,мечи,кольца и многое другое....

0

2

Грейсвандир - меча Корвина из цикла "Хроники Амбера" Роджера Желязны. На поверхность клинка нанесен узор, повторяющий часть линий Лабиринта. Обладает магическими свойствами - позволяет владельцу "чинить" испорченные участки Лабиринта, также им можно поразить призраков Лабиринта и Логруса. Был выкован Корвином на ступенях призрачного города Тир-на-Ног'т. В некоторых эпизодах представляется практически разумным существом.

0

3

ЭКСКАЛИБУР
Excalibur
Caliburn, Caliburnus (Латинская форма).
Caladvwlch (Уэльск.).

Экскалибур – легендарный меч короля Артура. Впервые под этим названием он появляется во французских романах XII века. Когда меч, который Артур извлек из камня в качестве доказательства обоснованности своих притязаний на престол, был сломан в поединке с Пелинором, Мерлин привел короля к волшебному озеру. Из воды появилась Леди Озера и дала Артуру меч, выкованный кузнецами Аваллона. Этой сюжетной лини о появлении меча придерживались почти все средневековые авторы романов. Однако, он не был плодом их фантазии. Дело в том, что меч под названием Калибурн («экс», вероятно, является усилительной приставкой) появился впервые в труде Гальфрида Монмутского «История королей Британии»: «он (Артур) препоясывает себя Калибурном, отличным мечом, изготовленным на острове Аваллона».

Этот автор, создатель «официальной биографии» Артура, известен своим очень и очень вольным подходом к историческим фактам. Несмотря на то, что Гальфрид позиционирует себя как историк, он фактически, является интерпретатором, а иногда и создателем истории. Для него, как некогда сказал Александр Дюма: «История – вбитый в стену гвоздь, на который художник вешает свою картину». Гальфрид не просто излагает факты истории, он их изменяет, а иногда даже придумывает новые, жертвуя достоверностью содержания ради красоты и интересности формы. В его труде причудливо сочетаются факты исторических хроник (предположительно, он пользовался «Историей Бриттов» Ненния) и древние валлийские предания. Вполне вероятно, что Гальфрид взял идею меча Калибурн не, что называется, «с потолка». Будучи родом из Юго-восточного Уэльса, он мог воспользоваться в качестве прототипа мечом из какого-либо валлийского предания, т.к. в тех хрониках, в которых Артур упоминается («Анналы Камбрии», «История Бриттов» Ненния), о его оружии ничего не сказано. С определенной долей уверенности можно сказать, что он так и поступил. Меч с похожим названием (Каледфолх) фигурирует в легенде о Килухе и Олвен. По мнению специалистов, эта легенда в том виде, в котором она вошла в состав Красной книги Хергеста (ок. 1400г.), сформировалась уже к XI в., т.е. Гальфрид знал ее почти в том же виде, в котором она известна современным читателям благодаря переводу леди Шарлоты Гест. Кроме того, Каледфолх имеет параллели в ирландских легендах. В Уладском цикле фигурирует меч Каледболг («меч-молния») – меч ирландского героя Фергуса Мак Ройка.

Высказывается также мнение, что название «Калибурн» происходит от латинского слова «chalybs» (сталь), которое в свою очередь связано с сарматским племенем халибов (kalybes), о котором знал еще Плиний Старший («За рекой Териодонтом живут племена кенов, халибов…», «Естественная История», I в. н.э.). Основным занятием этого племени было кузнечное дело и, как считается, этот этноним и дал название стали (хотя английский исследователь оружия Ричард Бёртон (XIX в.) считает, что все могло быть наоборот – латинским словом «сталь» (chalybs) могли назвать племя сарматских кузнецов).

Теория заимствования меча из кельтских преданий считается практически общепринятой, в то время как сармато-латинская версия выглядит несколько сомнительной.

Экскалибур сопровождал Артура всегда и везде (в некоторых романах встречается сюжет о попытках украсть меч Морганой Ле Фей, но они заканчиваются неудачей), и вернулся к Леди Озера только после того, как Артур был смертельно ранен Мордредом. Король попросил сэра Гирфлета (иногда его место занимает сэр Бэдивер) бросить меч в озеро. Рыцарь выполнил волю умирающего монарха (правда, только с третьей попытки) и Экскалибур вернулся к своей исконной владелице. Этот эпизод интересен тем, что он перекликается с традиции затопления оружия в озерах Северной и Западной Европы. Страбон описывает такой ритуал у кельтов в окрестностях Тулузы, археологические раскопки в Торсбъерге свидетельствуют о наличии такой традиции в Ютландии (оружие датируется 60 – 200 гг. н.э.), залежи в болотах Дании начали раскапывать в 50 – 60гг. XXв., находки датируются 50 – 450гг. н.э. Так что, можно сделать вывод, что этот сюжет также возник не на пустом месте.

Можно лишь гадать, как выглядел легендарный меч легендарного монарха, но некоторые предположения сделать можно. Хочу сразу оговориться, что здесь Артур будет выступать не как легендарный правитель Британии из рыцарских романов, но как личность, по сообщению ряда исторических источников, жившая в V – VI вв. По мнению Эварта Окшотта, самой распространенной формой меча в Европе в 500 – 700 гг. была форма меча номер IV (по его собственной классификации, см. рисунок ниже.

http://chronarda.ru/graal/dictinary/image002.jpg
В качестве примера он приводит меч, найденный на раскопках в Саттон-Ху (Суффолк). Вот как он его описывает: «Клинок у этого меча не очень длинный, около 28 дюймов (71см), но довольно широкий (около 2,5 дюйма у рукояти); Ножны были вполне обычным образом изготовлены из дерева, но, судя по всему, с кожаной подкладкой. Некоторые ножны того же периода прокладывали мехом». Возможно, Экскалибур имел ту же форму, поскольку Окшотт предполагает, что вышеописанный меч: «…настоящая “фамильная драгоценность”, такая же, какую правитель гаутов дал Беовульфу».

Этот меч король Артур добыл при содействии волшебника Мерлина — его держала над водами таинственная рука (рука Владычицы озера), после того, как потерял свой меч в поединке с сэром Пелинором.

Однажды сестра Артура, фея Моргана, подговорила своего любовника сэра Акколона убить короля. Чтобы облегчить ему задачу, она выкрала Экскалибур, а также его ножны, которые были магическими и способствовали заживлению ран. Но Артур смог победить врага и обычным оружием.

После последней битвы Артура, когда король почувствовал, что умирает, он попросил последнего из оставшихся в живых рыцарей Круглого Стола, сэра Бедивера (или Грифлета), бросить меч в ближайший водоем — вернуть Владычице Озера. Лишь убедившись, что это выполнено, Артур умер спокойно.

Согласно одной из легенд, Экскалибур выковал бог-кузнец Велунд. Согласно другой, его выковали на Авалоне. В некоторых ранних текстах прежде чем попасть в руки Артура, он принадлежал Гавейну.

0

4

Тюрвинг, Тюрфинг (Tyrfing, Tirfing, Tervingi) — магический меч, вылетая из ножен, ищет жертвы и не идет обратно в ножны, пока не прольется кровь. Первым владельцем был король Свафрлами («Старшая Эдда»). Согласно «Саге о Хледе» (эддическая песнь, не входящая в Codex Regius («Королевский Кодекс») и описывающая битву на Каталаунских полях и её предпосылки) это меч Ангантюра (Агантира), короля готов, которым он сражался в битве Каталауна. В этой саге он упоминается в ст. 9: «...И воинов много\ Падет на траву,\ Прежде чем Тюрвинг начну я делить...» и в прозаической вставке между ст. 29 и 30: «...что полки гуннов дрогнули. Увидев это, Ангантюр вышел из ограды щитов, стал в о главе войска и, взяв Тюрвинг в руки, начал рубить людей и коней». Его же меч в «Саге о Фритьофе Смелом». У Рихарда Вагнера — меч Одина.

0

5

Ледяная смерть и Мерцающий
Владелец: Дзирт До’Урден

Места боевой славы: Забытые королевства

Трудности перевода: Оригинальное имя Ледяной смерти — Ingeloakastimizilian

Музейная опись: Ледяная смерть была названа в честь белого дракона, хранившего ее в своей сокровищнице. Адамантовая рукоять инкрустирована бриллиантами и выполнена в стиле, напоминающем распахнутую пасть хищной кошки. С практической точки зрения Ледяная смерть — гибрид клинка и огнетушителя. Ее мощная магия способна защитить владельца от огня и погасить любое пламя.

Дзирт носит Ледяную смерть в правой руке, а в левой у него припасен другой сюрприз для врагов — эльфийский клинок Мерцающий. Когда хозяину угрожает опасность, клинок сияет голубым светом, а старик Толкин недовольно крутится в могиле. Рукоять украшена сапфиром в форме звезды. Заклинания, наложенные на это оружие, позволяют ему максимально эффективно отбивать атаки противников.

0

6

Копьё Лонгина
Копьё Лонгина (Копье Судьбы, Копье Христа) — одно из Орудий Страстей, пика, которую римский воин Лонгин вонзил в подреберье Иисуса Христа, распятого на Кресте. Как и все Орудия Страстей, копьё считается одной из величайших реликвий христианства.
Одна из величайших христианских святынь — легендарное копьё легионера Гая Кассия (Лонгина), которым тот пронзил грудь распятого Иисуса Христа, находится в Армении.

Новейшие исследования, которые провели специалисты из Великобритании, подтвердили, что копьё является подлинным. Именно им был нанесён удар распятому на Кресте Иисусу Христу. В Евангелии написано, что «один из воинов копьём пронзил Ему ребра». И тот воин, его звали Гай Кассий, произнёс: «Истинно этот Человек был праведник!» По преданию, Гай Кассий уверовал во Христа, при крещении принял имя Лонгин. За проповедь христианского учения он принял мученическую кончину и был прославлен как святой. А его копьё стало величайшим сокровищем христианства. Мир знает его под названием «Копьё Лонгина» или «Копьё судьбы».

В Эчмиадзине, духовной столице Армении, святое копьё хранится в древнем храме. Ныне он оборудован самой современной системой охранной сигнализации. Цари и императоры в течение двух тысячелетий считали, что оружие, на котором кровь Христа, даст им возможность управлять миром. Исторические хроники свидетельствуют о том, что многие правители были убеждены, что обладают подлинным «Копьём судьбы». И прославились как великие завоеватели.
«Копьё судьбы» якобы побывало и в руках Гитлера. Историки свидетельствуют, что ещё в юности мистически настроенный Адольф часами стоял в Венском музее истории искусств перед витриной, в которой было выставлено «Копьё Лонгина». Потом, когда Австрия стала частью территории Третьего рейха, Гитлер объявил эту реликвию «имперским сокровищем». И был уверен, что, владея «Копьём судьбы», в силах поработить весь мир. Начиная Вторую мировую войну, Гитлер слепо верил в непобедимую мистическую силу реликвии. Есть документальное подтверждения тому, что в 1945 году «Копьё судьбы» Гитлер приказал отправить в Антарктиду на подводной лодке. Но выполнить его волю не успели — в последние дни войны реликвию спрятали в колодце в Нюрнберге. Это так называемое «Копьё судьбы» нашли американцы и в 1946 году вернули в Австрию. Но слухи о том, что подлинник копья остался в США, а в Вене находится лишь копия его, не утихали до 2003 года, когда было проведено тщательное исследование реликвии. Выяснилось, что она, прошедшая через руки многих властителей, помышлявших о мировом господстве, — очень древняя (VII в.), но всего лишь копия копья Лонгина.

Другие копья-реликвии, хранящиеся в Ватикане и Кракове, оказались ещё более поздними копиями. Учёные пришли к выводу, что подлинное копьё Лонгина только то, которое хранится в Армении.

Есть доказательство того, что рана Христу была нанесена именно этим копьём. Оно — на знаменитой Туринской Плащанице. На желтовато-белом фоне кроваво-бурым цветом отпечатались очертания Его Лика и фигуры со следами от ран.

Эксперты-криминалисты, изучавшие Плащаницу, установили, что завёрнутый в ткань человек получил рану от копья размером 4,5 сантиметра между рёбер. По мнению медиков, копьё пронзило плевру, лёгкое и повредило сердце. Под раной на Плащанице отпечаталось пятно крови группы А+.

По мнению знатоков древнего оружия, роковой удар не мог быть нанесён длинным и тяжёлым римским копьём пехотинца («хаста») или копьём кавалериста — «пилумом». Это след от копья типа «лонхе», употреблявшегося легионерами военных гарнизонов. Как известно из Евангелия, солдаты, осуществившие казнь, были легионерами.

Копьё, которое хранится в Эчмиадзине, точно соответствует размерам раны. Познее на его наконечник был наклёпан крест. Но это оружие было выковано ещё до казни Христа!

— «Копьё Лонгина» хранится на армянской земле с III века, — рассказывает владыка Езрас. — Напомню, что Армения — первое государство в мире, где христианская религия стала государственной ещё в 301 году. Эчмиадзин в переводе с армянского означает «Место сошествия Единородного». Наш народ считает, что здесь произошло второе явление Иисуса Христа после Его Воскресения. Армянская Церковь осознаёт свою миссию хранительницы величайшей христианской святыни и во все времена была верна Христу.

История этого копья прослеживается от самой Голгофы. До XIII века оно хранилось в обители Гегардаванк, потом реликвию перенесли в Эчмиадзинский храм. Монахи берегут её как величайшее сокровище. Помолясь возле него, верующие исцеляются даже от рака. Но ни разу реликвия не попадала в руки злодеев, которые хотели поработить человечество.

+1

7

Мьёльнир

Мьёльнир, мьёлльнир или мьёллнир (древнескандинавское Mjölnir — «сокрушитель») — в германо-скандинавской мифологии молот бога Тора. Лёгок, как перо, но при этом абсолютно неотразим и смертоносен. После метания возвращается в руку метавшего. Только Тор и его сын Магни и Сигню могли поднять Мьёллнир. Тор надевал железные рукавицы, чтобы удержать в них молот, и пояс силы, удваивающий силу носящего. Удар Мьёлльнира вызывал гром.

Мьёльнир изготовлен двергами - карликами Броком и Сидри при споре с Локи о мастерстве кузнецов. Молот был признан асами лучшим творением гномов, Локи проиграл спор и ему зашили рот, т.к. Один запретил кому-либо из асов или двергов рубить голову Локи (в споре на заклад Локи поставил свою голову).

Одно время был похищен ётуном Трюмом, но благодаря хитрости Локи Тор вернул свой молот обратно

Влияние на культуру

Мьёллнир считался символом Тора. Копии молота были популярными в Скандинавии, люди носили их как амулет на шее, также они употреблялись в священных церемониях им освещали свадьбы. Их подкладывали под кровать молодожёнам, чтобы у них было много детей. После принятия христианства люди долго ещё носили одновременно крест и амулет-копию Мьёллнира. Мьёльнир молния был откован карликами двергами и принесен в Асгард Локи. Универсальное оружие, жившее своей собственной жизнью, он то улетал от Тора, то обратно прилетал, а иногда и самому Тору приходилось вызволять свое оружие из плена, им убивали и оживляли. В одной из поездок в Етунхейм, мир инеистых великанов, иней стаял, появились великаны (Турсанетунхейм, см. Младшая Эдда, Снорри Стурлусон). Тор забил своих козлов, которые тянули его колесницу вместо лошадей, а наутро при помощи своего молота оживил их.

Отредактировано Брэйкбэйн (2010-02-12 08:35:54)

+3

8

Гунгнир (датск., норв., швед. Gungner) — в германо-скандинавской мифологии копьё Одина.

Оно было изготовлено двумя гномами братьями Ивальди (в некоторых источниках упоминается гном Двалин), чтобы показать богам мастерство подземного народа. Оно обладало волшебным свойством поражать любую цель, пробивая самые толстые щиты и панцири и разбивая на куски самые закаленные мечи.

Локи, отправившийся к гномам за волосами для Сиф, получил от них для Одина это копьё, а для Фрейра — корабль Скидбладнир.

Копьё соотносится с руническим символом, Gar.

0

9

История Святого Грааля
Светлейших радостей исток,
Он же и корень, и росток,
Райский дар, преизбыток земного блаженства,
Воплощенье совершенства,
Вожделеннейший камень Грааль...
Вольфрам фон Эшенбах «Парцифаль»

Если попытаться навскидку припомнить величайшие святыни христианства, одним из первых на ум наверняка придёт Святой Грааль, хотя в Новом Завете о нём ни слова. Легенда о Чаше, дарующей прощение грехов, а иногда даже бессмертие, родилась в Средние века. Поиск Грааля занимает умы европейцев уже более восьми веков! Романы и поэмы, посвящённые этой теме, с двенадцатого столетия неизменно становились «бестселлерами».
Что такое Грааль?

Споры о том, был ли Грааль чашей или блюдом, велись вплоть до шестнадцатого века. Однако господствующим всегда являлось представление о Граале как о сосуде, из которого причащались ученики Иисуса во время Тайной вечери, и куда потом Иосиф Аримафейский собрал кровь распятого Христа. Идея же о том, что Грааль был блюдом, восходит, видимо, к одной из возможных этимологий этого слова. Цистерцианский монах Гелинанд писал в тринадцатом веке, что «Грааль» происходит от латинского gradalis, означающего глубокое блюдо для дорогих яств. Можно также предположить, что слово «Грааль» восходит к греческому κρατηρ, то есть чаши для смешивания вина с водой.
Вольфрам фон Эшенбах, автор знаменитого «Парцифаля», служащего источником для многих специалистов по Граалю, пишет, что «это камень особой породы: Lapsit exillis — перевода на наш язык пока что нет». Выражение lapsit exillis можно толковать и как «камень господа», и как «камень мудрости», и даже как «упавший с неба». Одно совершенно очевидно — для Эшенбаха Грааль — не чаша и не блюдо, а камень. Возможно, такое представление связано с ирландской легендой о Камне Судьбы, способном определить истинного короля, — ведь Грааль тоже выбирает достойнейшего, которому только и даётся в руки.

Говоря о Граале как о камне, нельзя не упомянуть и о версии, которой в основном придерживались алхимики и герметики. По их мнению, Грааль — это кубок, выточенный из цельного изумруда, который выпал из короны Люцифера, поверженного на землю архангелом Михаилом. Но при этом Грааль представляет собой скорее не реальную чашу, а идеальную, символ высшего духовного поиска. Что-то вроде философского камня, который тоже не всегда предстаёт вещественным, частенько являясь идеей.

Наконец, последняя версия о происхождении слова «Грааль» и легенды о нём появилась в позднем средневековье, а широкую популярность приобрела уже в наше время. Не последнюю роль в этом сыграл роман «Код да Винчи» Дэна Брауна. Согласно версии американского писателя, Святой Грааль — это Sang Real, то есть кровь прямых потомков Иисуса Христа и Марии Магдалины, основавших династию Меровингов.

Теория позаимствована Дэном Брауном из «научного» труда Майкла Баджента, Ричарда Ли и Генри Линкольна «Святая кровь и Священный Грааль», где говорится: «Если наша гипотеза справедлива, Святой Грааль... означает потомков Иисуса, «Sang real», королевскую кровь, хранителями которой были тамплиеры... В то же время Святой Грааль представляет собой в буквальном смысле резервуар, куда поступила кровь Иисуса. Иными словами, лоно Марии Магдалины». Впрочем, ни классические легенды о Граале, ни произведения артуровского цикла, посвящённые поискам Чаши, ни церковь с этой идеей категорически не согласны.
Хранители Грааля

Во всех четырёх канонических Евангелиях упоминается тайный ученик Христа и член Синедриона, забравший тело Спасителя для погребения. Звали его Иосиф Аримафейский. Человек он был «добрый и справедливый», по некоторым версиям — друг Понтия Пилата, по другим — родной брат Иисуса, ну а народная ближневосточная традиция считает его дядей Девы Марии. Кроме того, иногда — в более поздних и апокрифических текстах — утверждается, что Иосиф был купцом и однажды взял юного Иисуса Христа с собой в деловую поездку на Британские острова.

Считается, что именно Иосиф собрал в Чашу кровь распятого Иисуса, и после этого уехал из Палестины — возможно, из-за преследования римских властей, о котором упоминает апокрифическое Евангелие от Никодима. Сделав краткую остановку на Мальте, Иосиф прибыл в страну галлов, откуда тамошний епископ Филипп отправил его в Британию. Всё это время в путешествиях в неведомые страны Иосифа сопровождал Святой Грааль.

Иосиф Аримафейский проповедовал на Альбионе христианство задолго до святого Августина, который «официально» христианизировал Британию в 597 году. В том числе Иосиф основал первую церковь Святой Девы, на месте которой позднее возник средневековый бенедиктинский монастырь Гластонбери. Именно там Иосиф и был похоронен. По одному из преданий, вместе с ним погребены два сосуда — с кровью и потом Христа. Однако ни один из этих сосудов не является Святым Граалем. Перед смертью Иосиф Аримафейский открыл тайну Грааля одному из своих потомков, ставшему следующим хранителем святыни и основавшему братство Грааля. Об этом рассказывает средневековый «Роман о Граале» Робера де Борона, впервые упоминающий некое закрытое общество, причастное к тайне. Кстати, это общество собиралось за круглым столом — несомненным предшественником того, что стоял в Камелоте.
Согласно большинству средневековых версий местом хранения Грааля стал замок Монсальват (или Мунсальвеш), построенный ангелами за одну ночь где-то в Пиренеях. Именно в таинственный замок прибывают рано или поздно рыцари, взыскующие Святого Грааля, и именно там их встречает его хранитель, Король-Рыбак Пелес, прямой потомок Иосифа Аримафейского.

Название замка Монсальват возводят к французскому Monsalvage — «Дикая гора» или к латинскому Mons salvationis — «Гора спасения». Но в некоторых романах о Граале, в том числе в «Смерти Артура» Томаса Мэлори, замок Грааля называется кельтским словом Корбеник или Корбен. Да и внешний облик его напоминает скорее жилище сидов, чем средневековый европейский замок. А Короля-Рыбака часто отождествляют с кельтским богом воды.
Слово «Монсальват» часто связывают с названием «Монсегюр», приписывая альбигойцам-катарам роль мистических хранителей Грааля. Катары (от греч. Καθαρος, «чистый») — название гностической ереси, центром распространения которой был Лангедок. В 1244 году, в ходе Альбигойского крестового похода была захвачена последняя твердыня катаров, замок Монсегюр, расположенный в Пиренеях, как и легендарный Монсальват. Широко распространена история о том, что перед падением Монсегюра катары спрятали на склоне горы что-то, возможно — Святой Грааль. Это версия была бы довольно достоверной, если бы не одно маленькое «но». Катары в принципе отрицали человеческую природу Христа, его смерть и Воскресение. А раз так, то для них Грааль, символ Воскресения, не мог иметь никакой ценности. Поэтому катаров из списка таинственных хранителей Грааля, пожалуй, придётся вычеркнуть.

Наконец, в легенде о Граале, как и в большинстве европейских историй, никак не обойтись без тамплиеров. В самом деле, кто лучше самого загадочного монашеского ордена подходит на роль тайного братства хранителей главнейшей святыни христианского мира? Но тамплиеры, несмотря на обилие окружающих их легенд, всё-таки были не дикой мистической сектой, а рыцарским орденом. Как это ни печально, приходится признать, что реальные тамплиеры к Святому Граалю имели отношения не больше, чем, скажем, русские стрельцы. И король Филипп Красивый сжёг тамплиеров не для того, чтобы отобрать у них Грааль, а по иным, меркантильным соображениям. Непосредственно связали храмовников с Граалем, по всей видимости, масоны, и произошло это уже в восемнадцатом веке.

Традиция связывать рыцарей-храмовников, охраняющих замок Мунсальвеш у Вольфрама фон Эшенбаха, с тамплиерами не имеет под собой особых оснований. Дело в том, что в «Парцифале» упоминаются рыцари templeisen, что долгие века переводилось как «храмовники» или «тамплиеры». Но если бы автор имел в виду тамплиеров, то скорее употребил бы слово Tempelherren. А templeisen означает рыцарей-монахов вообще, без какого-либо указания на конкретный орден.
Всплеск общественного интереса к Граалю наступил уже в относительно близкие нам времена. Инициировал его Отто Ран, немецкий мистик первой половины двадцатого века, который исследовал развалины Монсегюра, а также написал о Святом Граале две книги — «Крестовый поход против Грааля» и «Двор Люцифера». Грааль у Рана — Камень света, а катары — хранители древнего учения арийской расы. Некоторые считают, что Отто Ран всё-таки нашёл Святой Грааль, который хранился в замке Вевельсбург, твердыне Чёрного Ордена — СС. Почему-то нацисты считали Грааль оружием величайшей силы. Неизвестно, так ли это, но невозможно отрицать, что труды Отто Рана, так же как и «Парцифаль» Эшенбаха, оказали воздействие на взгляды Генриха Гиммлера и Альфреда Розенберга. И, конечно, на разработанную ими идеологию нацизма.
Квест для настоящего рыцаря

«Все наши ребята время от времени отправлялись к святому Граалю. Это путешествие занимало несколько лет. Уехав, они долго блуждали, плутая самым добросовестным образом, так как никто толком не знал, где находится этот святой Грааль. Мне думается, они в глубине души и не надеялись найти его и, если бы наткнулись случайно, не знали бы, что с ним делать», — писал некий небезызвестный янки из Коннектикута, весьма точно подметивший особенности поисков Святого Грааля, неоднократно отображаемых в многочисленных рыцарских романах. Однако янки, будучи сыном просвещённого века, не обратил внимания на ключевую особенность походов за Граалем. По сути это не поиски реальной чаши, а искания высшего смысла. В самом деле, главная ценность христианского мира скорее должна предстать чем-то нематериальным, а не обычным кубком, пусть даже и бесконечно прекрасным.
Основные средневековые рыцарские романы о Граале подразделяются на три группы. В первую входит «Персиваль Галльский или история Грааля» Кретьена де Труа и четыре его продолжения, сочинённые другими авторами. Вторая группа — «Романы о Граале» Робера де Борона, где излагается истории Иосифа Аримафейского, Мерлина и Персиваля. И третья — цикл «Ланселот-Грааль», или «Вульгата», авторство которого не установлено. Ну и несколько особняком стоит «Парцифаль» Вольфрама фон Эшенбаха.

Квест за Святым Граалем — а именно в романе La Queste del Saint Graal слово «квест» впервые было употреблено в привычном нам значении — неразрывно связан с именем короля Артура и рыцарями Круглого стола. Изначально Артур имел тесную связь с миром фэйри, острова Авалон и кельтских мифов, поэтому в романах артуровского цикла христианские мотивы тесно переплетаются с мифологическими. В ирландской литературе существовал жанр echtra («странствие»), повествующий о путешествии героев в иной мир. И ранние романы о Граале, главным героем которых являлся сэр Персиваль (в немецкой транскрипции Парцифаль, в валлийской — Передур), очень напоминают такие ирландские сказания. Персиваль в них попадает в таинственный замок Монсальват, где снимает заклятие с Короля-Рыбака и сам становится хранителем Грааля. Главной ценностью в этих романах Кретьена де Труа и его продолжателей, представала куртуазная любовь, христианские добродетели пока оставались на втором плане. Валлийский же эпос «Мабиногион», также повествующий о приключениях Персиваля-Передура, полностью основан на кельтских мифах.
В более поздних романах, начиная с «Вульгаты» и заканчивая наиболее известным произведением артурианы — «Смертью Артура» Томаса Мэлори, — Персиваль постепенно уступает главную роль сэру Галахаду, сыну Ланселота и внуку Короля-Рыбака. Галахад был воспитан в монастыре и остался непорочным. Иногда его даже называют «святым рыцарем». Прибыв в Камелот в день Пятидесятницы, Галахад занял там Гибельное Сидение. Как известно, это мог сделать только первый рыцарь мира, любого другого ждала бы мгновенная смерть. Кроме того, было предсказано, что тот, кто сумеет сесть на Гибельное Сидение, и добудет Святой Грааль. В тот же день рыцарям Круглого стола была явлена Чаша, и они поклялись отправиться на её поиски.

Поход за Граалем был труден и опасен, но избранные рыцари на пути встречали «ветви священной травы, которая была знак Святого Грааля, и находили такие знаки лишь те рыцари, кто жил праведной жизнью и обладал великой доблестью». И хотя до замка Монсальват дошли многие, увидели Грааль только трое — Галахад, Персиваль и Борс, а коснуться его смог только сэр Галахад. Считается, что некоторое время он исполнял роль хранителя Грааля, а потом был живым вознесён на небеса.

Прочие рыцари — в том числе сэр Ланселот и сэр Гавейн, долгое время делившие между собой звание достойнейшего из всех, — не удостоились даже увидеть Грааль, потому что были недостаточно чисты сердцем и помыслами. Поэтому считать, что Грааль дался в руки катарам, масонам и даже лично Генриху Гиммлеру довольно-таки нелепо.
Трофей для Индианы Джонса

Рыцари Круглого стола были последними, кто знал дорогу к замку Монсальват. Святой Грааль искали ещё многие — масоны, нацисты, сумасшедшие конспирологи — но ничего не нашли. Да, пожалуй, и не могли найти, ведь Грааль был нужен им только как средство дарования бессмертия и земных благ, а то и как оружие. Поэтому с определённого момента история Святого Грааля сделалась в основном достоянием художественной культуры.

Разумеется, авторы, разрабатывающие в литературе тему короля Артура и рыцарей
Круглого стола, не могут обойти вниманием поиски Святого Грааля, но никаких принципиально новых трактовок они обычно не предлагают. Более того, часто духовная составляющая поисков Грааля полностью игнорируется, уступая место приключениям.
Иногда Святой Грааль упоминается и в книгах, не имеющих отношения к королю Артуру. Например, у Гарри Гаррисона в романе «Король и император», где Грааль предстаёт лестницей, с помощью которой Иисуса снимали с креста. А у Юрия Никитина есть даже отдельное произведение под названием «Святой Грааль». Кроме того, история Грааля служит материалом для огромного количества псевдоисторических спекуляций, среди которых можно выделить три основных категории: Грааль как кровь Христа, Грааль и тамплиеры, Грааль и Третий рейх. Не избежал этой заразы даже Умберто Эко, обращающийся к теме Грааля и тамплиеров в романах «Маятник Фуко» и «Баудолино».

Что же касается кинематографа, то в нём тема Святого Грааля представлена слабо. Пожалуй, лучший фильм — великолепная комедия Тэрри Гиллиама «Монти Пайтон и Священный Грааль». Ещё стоит отметить его же фильм «Король-рыбак», тоже повествующий о поисках Грааля — уже в наши дни. Ну и, конечно же, не стоит забывать, что в двадцатом веке Святой Грааль был всё же найден человеком, пожелавшим Чаши не для себя, — американским археологом Индианой Джонсом.

Что ещё? В сериале «Звёздные врата SG-1» Святой Грааль — оружие, созданное когда-то Мерлином. А в третьем фильме про библиотекаря, охраняющего древние артефакты, «Проклятие чаши Иуды», действует тёмный аналог Святого Грааля, так называемая «Чаша Иуды», отлитая из 30 сребреников и служащая источником силы для вампиров.

* * *

Пусть историю о поисках Грааля нельзя назвать самым растиражированным сюжетом, но этот образ занимает значительное место в мировой культуре. Потому любая возвышенная и желанная цель часто именуется Святым Граалем. Пока Грааля касались руки всего двух его искателей — сэра Галахада и Индианы Джонса. Значит, Чаша по-прежнему ждёт того, кто сможет её обрести: «чистого, честного, сердцем кроткого и беззлобного».
    *  В одном из русских переводов «Парцифаля» рыцари, охраняющие замок Мунсальваш, названы катарами, а в другом — тамплиерами.
    * Иногда слово «Грааль» возводят к латинскому gradual, означающему сборник богослужебных текстов.
    * В церкви Сан-Лоренцо в Генуе и в Валенсийском кафедральном соборе хранятся две чаши, претендующие на звание Святого Грааля.
    * Возможно, что за «Святой Грааль» катаров принимали так называемое «блюдо Сионской горницы», добытое крестоносцами в Константинополе во время Четвёртого крестового похода и составляющее как бы комплект с Чашей.
Ирина Нечаева

+1

10

Громовая стрела
По старинным поверьям, громовыми стрелами Перун поражает своих врагов и проливает на землю водяные потоки. Ниспадая из туч, стрелы входят далеко в глубь земли, а через три года или семь лет возвращаются на ее поверхность в виде темно-серого или черного продолговатого камушка: это они образовались в песках от удара молнии и известны под именем громовых стрелок. Почитаются в народе за верное средство против ударов грозы и пожаров.
Такие «громовые стрелки» держали на чердаке, уже не опасаясь впредь пожаров от молнии.

0

11

Слейпнир  (ну это,конечно,не совсем артефакт,но не в богов же его записывать....)

Слейпнир — в германо-скандинавской мифологии восьминогий конь Одина, порождение Локи.

В «Младшей Эдде» рассказывается, что великан с помощью своего коня Свадильфари взялся построить стены вокруг Асгарда, потребовав в качестве платы солнце, луну и богиню Фрейю. Когда подходил срок окончания работ, Локи превратился в прекрасную кобылицу и отвлекал Свадильфари от строительства, поэтому великан не смог завершить работу в срок.

От Свадильфари у Локи родился жеребёнок Слейпнир. После рождения Один забрал жеребенка себе и с тех пор ездит на нём.

По легендам, Слейпнир умеет скакать не только по земле, но и по воздуху. Считается, что быстрее Слейпнира скакунов нет ни в одном из девяти миров (Асгард, Ванахейм, Ётунхейм, Льесальфахейм, Мидгард, Муспельхейм, Нифльхейм, Свартальфахейм, Хельхейм).
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2008-12/1229867300_7d87c19639fa.jpg

0

12

Жар-цвет (свети-цвет, царь-цвет, Перунов цвет)
Когда цветет этот фантастический цветок, ночь бывает яснее дня и море колышется. Рассказывают, что бутон его разрывается с треском и распускается золотым или красным, кровавым пламенем, и притом столь ярким, что глаз не в состоянии выносить чудного блеска; показывается этот цветок в то же самое время, в которое и клады, выходя из земли, горят синими огоньками...
Ночь, в которую цветет папоротник, бывает среди лета - на Ивана Купалу, когда Перун, по древнему представлению, выступал на битву с демоном-иссушителем, останавливающим колесницу Солнца на небесной высоте, разбивал его облачные скалы, открывал спрятанные в них сокровища и умерял томительный зной дождевыми ливнями. Кроме того, папоротников цвет распускается и в грозовые летние и осенние ночи, известные под именем воробьиных, или рябиновых, когда часть воробьев черт отпускает на волю, а другую предает смерти, что указывает на враждебное отношение его к этим птицам. Но, вероятно, еще в эпоху язычества с воробьем стали соединять то же демоническое значение, какое присваивалось ворону, сове и другим хищным птицам, в которых обыкновенно олицетворялись грозовые бури...
В темную, непроглядную полночь, под грозой и бурею, расцветает огненный цветок Перуна, разливая кругом такой же яркий свет, как самое солнце; но цветок этот красуется одно краткое мгновение: не успеешь глазом мигнуть, как он блеснет и исчезнет! Нечистые духи срывают его и уносят в свои вертепы. Кто желает добыть цвет папоротника, тот должен накануне светлого праздника Купалы отправиться в лес, взявши с собою скатерть и нож, потом найти куст папоротника, очертить около него ножом круг, разостлать скатерть и, сидя в замкнутой круговой черте, не сводить глаз с растения; как только загорится цветок, тотчас же должно сорвать его и разрезать палец или ладонь руки и в рану вложить цветок. Тогда все тайное и скрытое будет ведомо и доступно...
Нечистая сила всячески мешает человеку достать чудесный Жар-цвет; около папоротника в заветную ночь лежат змеи и разные чудовища и жадно сторожат минуту его расцвета. На смельчака, который решается овладеть этим чудом, нечистая сила наводит непробудный сон или силится оковать его страхом: едва сорвет он цветок, как вдруг земля заколеблется под его ногами, раздадутся удары грома, заблистает молния, завоют ветры, послышатся неистовые крики, стрельба, дьявольский хохот и звуки хлыстов, которыми нечистые хлопают по земле. Человека обдаст адским пламенем и удушливым серным запахом; перед ним явятся звероподобные чудища с высунутыми огненными языками, острые концы которых пронизывают до самого сердца.
Пока не добудешь цвета папоротника, боже избави выступать из круговой черты или оглядываться по сторонам: как повернешь голову, так она и останется навеки! - а выступишь из круга, черти разорвут на части. Сорвавши цветок, надо сжать его в руке крепко-накрепко и бежать домой без оглядки; если оглянешься - весь труд пропал: Жар-цвет исчезнет! По мнению других, не должно выходить из круга до самого утра, так как нечистые удаляются только с появлением солнца, а кто выйдет прежде, у того они вырвут цветок. Те же условия: очертить себя кругом и не оглядываться - необходимо соблюдать и при добывании клада.
Та же могучая сила, которая присваивалась Перуновой палице, грому, принадлежит и цвету папоротника: обладая им, человек не боится ни бури, ни грома, ни воды, ни огня, делается недоступным влиянию злого чародейства и может повелевать нечистыми духами. Для этих последних цвет папоротника так же страшен, как и громовые стрелы: завидев пламенный цветок, они, по одному представлению, стараются овладеть им и запрятать в облачные пещеры, а по другому - в ужасе разбегаются от него по своим трущобам и болотам. Цветок этот отмыкает все замки и двери (только приложи его - и железные запоры, цепи и связи вмиг распадаются!), открывает погреба, кладовые, казнохранилища и обнаруживает подземные клады.
Кто владеет чудесным цветком, тот видит все, что кроется в недрах: темная земная кора кажется ему прозрачною, словно стекло. Так как молния есть проводник живой воды и так как вода эта называлась небесным вином, то отсюда возникли поверья, наделяющие папоротник целебными свойствами, и мнение, будто с помощью его цвета можно черпать из рек и колодцев вместо воды сладкое вино. Всякий, кто достанет Жар-цвет, становится вещим человеком, знает прошедшее, настоящее и будущее, угадывает чужие мысли и понимает разговоры растений, птиц, гадов и зверей. Сверх того, он может по собственному произволу насылать в сердце девицы горячее чувство любви, для чего заговоры постоянно обращаются к богу-громовнику и его молниеносным стрелам.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/1//56/650/56650121_20081007182852.jpg

0

13

СТРЕЛЫ-БЛИСКАВИЦЫ
Когда розовощекая Заря после крепкого сна выглядывает из своего заоблачного дворца, светлее становится во всем мире, небесном и поднебесном. Но вот как-то раз проснулась она, только подошла к окошку - и видит, что все вокруг заволокло мрачным туманом. И тут в ставень ее окна, сияющий каменьями драгоценными, вонзилась черная стрела. Отпрянула Заря, в ужасе смотрит на стрелу, которая трепещет на разные лады, словно струна свирельная, а в том трепете слышен грозный голос:
- Не станешь моей женой - прощайся с жизнью, богиня!
Узнала Заря голос Чернобога. Давно домогается он ясноокой красавицы, давно мечтает увести ее навеки в свои темные логовища, скрыть от света белого. Знает коварный Чернобог: спрячет он Зарю - и на всем небе, на всей земле наступит тогда вечная тьма и вечная ночь. Поникнут деревья, увянут цветы и травы, захиреет скот, ослепнут люди, а потом и вовсе умрут. Хочет Чернобог, чтобы все они сделались насельниками его загробного царства. Да неужто светлая Заря-Заряница станет ему в том помогать?
Не станет. Но что делать, как оберечься от злодея? Подошла Заря к клеточке, в которой сидел малый жаворонок, и выпустила птицу с наказом лететь сей же час к Перуну, владыке гроз. Прилетел жаворонок в его чертоги, запел печальную песню-жалобу. И явился Перун к Заре во всем блеске и силе своей, бряцая громами и сверкая стрелами молний, спросил, сотрясая небеса звуком своего гласа:
- Чем помочь тебе, Краса Ненаглядная? Отчего скрыла ты за черным туманом свое прекрасное лицо?
- Не моя в том вина, - ответила Заря и поведала свою беду.
- Не печалься, Зоренька ясная, - ответил громовержец. - Я тебе помогу. Вот тебе колчан с чародейными Перуновыми стрелами. Как только отворишь утром окошко, брось наружу этот колчан.
- А лук не подаришь? - невесело усмехнулась Заря. - Только, боюсь, плохой из меня лучник. Да и не поднимется у меня рука на Чернобога, не возьму зла на душу.
- Лук тебе не надобен, - загадочно ответил Перун. - Спокойно день проведи да спать ложись, а утром увидишь, что будет.
Но не был спокойным сон Зари, ибо наутро Чернобог должен был явиться к ней, чтобы унести в свое гибельное царство. Так и не сомкнув очей, встала она и, печальная, подошла к окну, страшась вновь увидеть черный туман - предвестник Чернобога. В последний миг вспомнила о подарке Перуна и небрежно бросила за окно колчан.
И вдруг... тысячи стрел пронзили пелену тумана, ринулись к земле, светясь и сверкая. Съежился, скукожился туман, расползся клочками по темным лесам, по пещерам и глубоким яминам. Чернобог, который скрывался за тем туманом, готовый похитить Зарю, в ярости зажмурился, закрыл глаза руками, но сиянье стрел ослепляло его так, что он попятился и скорей, скорей скрылся в своем темном царстве. И с изумлением увидела Заря, что по земле, предваряя ее приход, танцуют прекрасные светлые девы - Блискавицы, похожие на огненные стрелы.
С той поры и повелось: если поутру затянет злодей Чернобог небо серым непроглядным туманом, сквозь него непременно пробьются волшебные стрелки-Блискавицы, чтобы расчистить путь своей владычице Заре.

Стрелки-Блискавицы - лишь малая толика того чудесного оружия, которым владеют боги и силою которого могучие богатыри совершают в народных преданиях свои сверхъестественные подвиги.
Волшебные стрелы и лук-самострел, топор-саморуб, дубинка-самобойка и кий-бий - непременные спутники сказочного героя. По приказу своего обладателя они устремляются на враждебные полки, побивают несметные силы, а покончив дело, возвращаются к хозяину.
Сродни им волшебное помело и клюка: где махнет помело, там в неприятельской рати улица, что ни захватит клюка, то и в плен волочет.
Кнут-самобой обращает человека в лошадь и разгоняет вражье войско.
Палица богатырская (палица-буявица, булава) , полученная героем от умершего отца за ночные посещения могилы, делает его непобедимым.
В некоторых сказаниях выведены диковинные кузнецы: что ни удар их молотов по раскаленному железу, то ратник готов - хоть сейчас в бой. Несчетные войска создаются также стуком в волшебный бочонок, игрою в рог и вызовом из сумы.
Но, конечно, самое ценное оружие русского богатыря - меч-самосек, или кладенец. Одним взмахом он может поразить целое войско. Обыкновенно герой добывает его из-под высокой горы, где он лежит как драгоценный клад рядом с сокровищами великанов и змеев или погребен под головой убитого великана. Ударяя по громадам туч, словно по каменной стене или скале, тот высекает искру-молнию. Возможно, впрочем, что его называние - «кладенец» - восходит к праславянскому слову «кладиво» - молот - и напоминает о мифологическом молоте громовержца Перуна. В «Сказании о Вавилон-граде» меч-кладенец называется «аспид-змей». Он наделен чертами оборотня, способен превратиться в змею. Опять напоминание о Перуне - молния могла обратиться змеей.
Богатырская сбруя сберегается огненным змеем, без чародейной помощи и немыслимой храбрости ее не добудешь. Зато счастливец, овладевший сбруей, становится непобедимым.
Вера в чудесное оружие сохранилась в народе надолго: и по сей день живы заговоры, с помощью которых люди пытались придать своему оружию особенную, колдовскую, неодолимую силу. Вот, например, «Заговор ратного человека, идущего на войну»:
«Выхожу я в чистое поле, сажусь на зеленый луг, в зеленом лугу есть зелья могучие, а в них сила видимая-невидимая. Срываю три былинки: белую, черную, красную. Красную былинку метать буду за Океан-море, на остров на Буян, под меч-кладенец; черную былинку покачу под черного ворона, того ворона, что свил гнездо на семи дубах, а в гнезде лежит уздечка браная, с коня богатырского; белую былинку заткну за пояс узорчатый, а в поясе узорчатом завит, зашит колчан с каленой стрелой, с дедовской, татарской. Красная былинка притащит мне меч-кладенец, черная былинка достанет уздечку браную, белая былинка откроет колчан с каленой стрелой. С тем мечом отобью силу чужеземную, с той уздечкою обратаю коня ярого, с тем колчаном с каленой стрелой разобью врага-супостата. В моих узлах чародейных сила могуча, сила змеиная сокрыта, от змея двенадцатиглавого, того змея страшного, что пролетел за Океан-море со острова Буяна, с медного дома, того змея, что убит двенадцатью богатырями под двенадцатью муромскими дубами. В моих узлах чародейных зашиты злою мачехою змеиные головы.
Заговариваю я ратного человека на войну сим заговором. Мой заговор крепок, как Алатырь-камень».
Противники сказочного героя - многоглавые сказочные змеи - тоже владели чудесным оружием, и одолеть этих чудищ нашим богатырям было не так-то просто: едва снесет герой две-три головы супостата, как тот мигом чиркнет по ним Огненным Когтем - и головы вновь срастаются со змеиным телом.

0

14

Алатырь-камень
По преданиям, камень Алатырь существовал еще до начала мира. На остров Буян посреди моря-Окияна он упал с неба, и на нем были начертаны письмена с законами бога Сварога.
Остров Буян - возможно, так в средние века называли современный остров Рюген в Балтийском (Алатырском море). Тут возлежал волшебный камень Алатырь, на который садится красная девица Заря, прежде чем расстелить по небу свою розовую фату и пробудить весь мир от ночного сна; тут росло мировое древо с райскими птицами. Позднее, в христиан ские времена, народное воображение поселило на том же острове и Богородицу вместе с Ильёй-пророком, Егорием Храбрым и сонмом святых, а также самого Иисуса Христа, царя небесного.
Под Алатырь-камнем сокрыта вся сила земли русской, и той силе конца нет. «Голубиная книга», объясняющая происхождение мира, утверждает, что из-под него истекает живая вода. Именем этого камня скрепляется чародейное слово заклинателя: «Кто сей камень изгложет, тот мой заговор превозможет!»
Одно из преданий связано с праздником Воздвижения 14/27 сентября (здесь и далее: первая цифра указывает день по старому стилю, принятому до 1917 г., вторая - по новому), когда все змеи скрываются под землю, кроме тех, что укусили кого-нибудь летом и обречены замерзнуть в лесах. В этот день змеи собираются кучами в ямах, яругах и пещерах и остаются там на зимовье вместе со своею царицей. Среди них является пресветлый камень Алатырь, змеи лижут его и с того бывают и сыты, и сильны.
Некоторые исследователи уверяют, что Алатырь - это балтийский янтарь. Древние греки называли его «электрон» и приписывали ему самые чудодейственные лечебные свойства.
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/1//59/63/59063846_20080908115204.jpg

0

15

Скальса (Skalsa), в литовской мифологии рог изобилия, воплощение счастья, процветания (ср. литов. skalsa, «спорость», «спорина», «прибыль», «рост», «обилие», восклицание skalsa! равносильно приветствию «хлеб да соль», ср. также skalse, «спорынья»); согласно источникам 18 в. (М. Преториус и др.) - аналог рим. Cornu Copiae, «рог изобилия». Персонифицированный образ Скальсы как плодородия - урожая принадлежит к кругу персонажей типа белорус. спарыш, рус. «спорыш». Преториус описывает особое празднество Скальсы, приуроченное к первому урожаю.

0

16

Наугламир (англ. Nauglamír, в переводе с синдарина — «ожерелье гномов») — знаменитое произведение ювелирного искусства гномов Средиземья.

Создано для Финрода Фелагунда гномами Синих Гор в одно время с постройкой Нарготронда. Вынесено из руин Нарготронда Хурином и отдано им королю Тинголу, велевшему вставить в ожерелье принадлежащий ему Сильмарилл.

Гномьи мастера, которым была поручена работа, по её завершении заявили претензии на драгоценность. В вспыхнувшей ссоре Тингол был убит, как и большая часть гномов. Результатом стала война гномов Ногрода против Дориата, в ходе которой был разграблен Менегрот. Наугламир достался королю гномов Ногрода.

Остатки уходящей из Дориата армии гномов были разбиты зелёными эльфами под командованием Берена и энтами у горы Долмед. Король Ногрода был убит, но перед смертью он проклял Наугламир и все остальные сокровища Дориата.

Впоследствии Наугламир носила Лютиэн, затем её сын Диор. Диор был убит в битве с сыновьями Феанора, предъявившими права на Сильмарилл. Эльвинг, дочь Диора, бежала из Менегрота в Гавани Сириона, захватив с собой Наугламир. Эльвинг вышла замуж за Эарендила, который с помощью Сильмарилла смог добраться до Валинора.

Am E
Листья, падая, мне пели про неведомые дали,
Dm E
Птицы, в клин сбиваясь черный, горы мне напоминали
C Gm
Но Наугламир я вспомнил - гномов дивное творенье, -
Dm E
И тоска мне сжала сердце: где ты, чудо-ожерелье?

Где? Сработанное дивно в незапамятные дали,
Как залог любви и дружбы, тебя гномы отковали
Из чистейших самородков, в голубых горах добытых,
Выковали двух драконов, меж собою в обруч свитых

Em Gm
Ярких самоцветов блики, привезенных с гор Пелори,
Am H
Золотой усыпав обруч, резали глаза до боли;
Em Gm
Но не золото, не камни ценны были в Наугламире,
Am H
Часть своей начальной силы гномы в ожерелье скрыли

Кто носил его, тот вскоре забывал гнев и усталость,
Становился смел и молод и к врагам не ведал жалость
Гномы Наугламир в подарок поднесли царю Финроду,
Эльфов славному владыке, Властелину Нарготронда

Как стрела, летели годы, пели звонкой тетивою,
В залах Тол-ин-Гаурхата пал Финрод, истекши кровью
Берену спеша на помощь, Наугламир не взял с собою,
И темницы Саурона упокоили героя

И под стены Нарготронда лучшего послав дракона,
Огненного Глаурунга, город Враг сровнял с землею
Но убил дракона Хьюрин на развалинах горящих
И, среди руин блуждая, обруч увидал блестящий

Много дней шел Хьюрин молча и, достигнув Менегрота,
Бросил он в лицо Тинголу гномов славную работу:
"Получи это как плату, что жене моей и детям
Дал приют ты, спас из плена - нет уж их теперь на свете

Людям выступив на помощь, Нарготронд покинув скоро,
Эту вещ Финрод оставил, им был отдан долг Тингола"
И, не слыша возражений, он, сдержать не в силах горе,
Выбежал из залов Эльфов, бросился с утеса в море

А Тингол, узнав об этом, его смертью не был тронут
И Наугламир носил он в волосах, словно корону
Сильмарил решил он вделать в обруч золотой Финрода,
Лучшим мастерам из гномов поручив эту работу

И умножилась стократно красота Наугламира,
Ведь в камнях его зажегся свет чудесный Сильмарила
Но отдать Тинголу обруч гномы вовсе не желали
"Кто ты, чтобы обладать им? - они гневно вопрошали. -

Этот обруч наши деды выковали в тьме Нарога
Для Финрода Фелагунда в дни постройки Нарготронда
Эльфу или человеку он принадлежать не может
Это вещь народа гномов! Ты отдать ее нам должен!"

Но, от ярости дрожащий, побледневший вмиг от гнева,
Крикнул он: "Да как посмели говорить такое мне вы!
Мне, Элутинголу-Эльфу, Королю Белерианда,
Наблюдавшему, как гномы рождены были из камня!

Кто вы? Низменная раса! Я же - Эльф Перворожденный!.."
Но на плиты пола гномьим топором пал рассеченный
И ушли обратно гномы, взяв с собою ожерелье,
Дориат спеша покинуть, им нанесший оскорбленье

Шли они без остановки день и ночь в родные горы,
Но в дороге их настигла месть за короля Тингола
И в густой траве остались, Эльфов стрелами пробиты,
Трупы гномов; был лишь только Наугламир взят у убитых

Светлой эльфов королеве - Мелиан, вдове Тингола -
В знак своей великой скорби Наугламир был отдан скоро
Но она, стремясь в Заморье, этот мир спеша оставить,
Отдала его Маблунгу, Берену прося доставить

И никто о том не ведал, что из гномов перебитых -
Тех, Тингола зарубивших, - двое не были убиты
Как до гор они добрались, ранены, пути не зная?.
Но о всем, что было, гномам рассказали, умирая

И в тоске и горе черном собирая ополченье,
Наугримы из Ногрода подготавливали мщенье
Гелион глубокой ночью перешли секретным бродом
И, разбив отряды эльфов, взяли залы Менегрота

Пал Маблунг Тяжелорукий, не отдав Наугламира;
Но в тяжелой битве гномы ожерелье взяли силой
И ушли из Дориата по дороге Даерона,
Но ждала засада гномов там, где воды Гелиона

Хоть напали и внезапно эльфы на отряд в ущелье,
Улыбалась им победа только в первое мгновенье
Щит к щиту составив, гномы хирда поступью тяжелой
Эльфов цепь прорвали скоро и ушли в родные горы

Но по Берена приказу онодримы их нагнали,
И стальные руки энтов стену хирда разметали
Против них бессильны были гномьи топоры и копья
И король Тумунзахара Наугламир пред смертью проклял

Берен на земле лежащий кровью увидал залитый
Сильмарил в далеком прошлом у Моргота им отбитый
И, домой вернувшись вскоре, обруч подарил Диору
Но Диор убит был в ссоре с сыновьями Феанора

Эльвинг ожерелье гномов поднесла Эарендилу,
Чтобы он зажег над миром свет чудесный сильмарила
И теперь глубокой ночью, вечером и утром ранним
Затмевает красотою звездный свет его сиянье.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/4/78/405/78405325_large_77954991_Nauglamir.jpg

0

17

Некрономикон - книга мертвых
Первоначально эта книга называлась "Аль Азиф" (что можно вольно перевести, как "Вой ночных демонов".Ее написал Абдул Альхазред, безумный поэт Санаа, провинции Йемена.
В поисках истин и просветлений он обошел весь Ближний Восток: два года жил у развалин Вавилона, пять лет изучал подземные и тайные пещеры Мемфиса, десять лет скитался по южной пустыне Аравии, которая в ту пору называлась Руб аль Кхалии ("Пустая четверть", а ныне зовется Дахна ("Темно-красная пустыня". По народным поверьям, это место населено злыми духами и всякой нечистью, которая служит шайтану и ангелу смерти. И нет другой такой территории на Земле, где происходили бы столь странные и невероятные чудеса, о которых люди рассказывают только боязливым шепотом. В этой пустыне Альхазред провел десять лет. Свои последние годы он прожил в Дамаске, где около 700 года нашей эры написал свою знаменитую книгу - Аль Азиф.
В предисловии он заявлял, что видел сказочный Ирем - Город Колонн. И еще писал, что нашел в пустыне безымянный город, под руинами которого находится святилище с манускриптами о знаниях расы, предшествовавшей человечеству. Эту расу многие народы Востока называют Древними. Арабские мистики считали Ирем очень важным и священным местом. Его полное название - Ирем зат аль Имад. Согласно
старым легендам, этот город был построен джинном по повелению шаха Шаддада - правителя племени, которое иудеи называли "нефилим" (гигантами). Магррибы (арабские маги) верили, что Ирем располагался на другом уровне реальности, а не в физическом месте, таком, как например, Дамаск, Нью-Йорк или Рига. Они были убеждены, что колонны - это символ существ прежней расы, и называли Ирем "Городом Колонн", то есть городом Древних.
Арабская традиция располагает Ирем в пустыне Руб аль Кхали. Это место считается тайной дверью в Великую Пустоту (то есть точный эквивалент каббалистического DAATH). Магррибские волшебники входили туда в измененных состояниях сознания. Для этого они использовали три метода: употребляли особые наркотические вещества, овладевали осознанными сновидениями и практиковали полное отсутствие мыслей. Там, в этом мистическом пространстве, они общались с обитателями Пустоты и постигали искусство аннигиляции.
Фана (аннигиляция) - это высшее достижение в суфийском и магррибском мистицизме. Во время аннигиляции маг сбрасывал с себя оковы материи и поглощался Пустотой. Далее, с помощью определенных тайных техник он выходил за пределы
Пустоты и обретал невероятную власть на существами обеих реальностей - над людьми и над джиннами.
Согласно арабским мифам, джинны некогда предшествовали людям на Земле. По каким-то причинам, они перешли в другую реальность и теперь "заморожены" в ней, то есть находятся в латентном ("спящем" состоянии. Маг, коснувшийся Пустоты, может ввести одного или нескольких джиннов в земную реальность. Есть множество легенд, указывающих на пристрастие джиннов к женской половине человечества. Для мужчин - в основном, магов и волшебников - джинны становились верными союзниками.
В 8 веке тех людей, которые имели контакты с джиннами, называли "маджнун" - одержимыми силой. Все суфийские герои были "маджнун". Однако в наше время это слово переводится как "безумный человек". Вот почему Альхазреда считали безумным поэтом. В старину все арабские книги писались стихами, включая даже такие ортодоксальные труды, как Коран.
Но арабская культура утверждала, что поэтов на творчество вдохновляют джинны. Именно поэтому пророк Мухаммад настойчиво отрицал, что он был поэтом. Ему хотелось показать всем людям, что его вдохновил Аллах, а не какой-то там джинн.
Итак, мы выяснили, что титул Альхазреда имел скрытый смысл. "Безумный поэт" был человеком тайного знания, который напрямую общался с могущественными существами из другой реальности. Слово "поэт" указывало на то, что его творчество было вдохновлено или передано извне (свыше, из-под низа, сбоку, наискось - это уже на ваше личное усмотрение). Но давайте вернемся к книге о Древних.
В 10 веке "Аль Азиф" была переведена на греческий язык и получила новое называние - Некрономикон. "Некро", по-гречески, означает "мертвый", а "номос" - "опыт", "обычаи", "правила" (как в словах "астрономия" или "экономика". Около 1230 года книгу перевели на латинский язык, но она сохранила свое греческое название. В 16 веке рукопись попала в руки доктора Джона Ди, который перевел ее на английский язык.
Джон Ди - это человек-легенда. Фаворит королевы Елизаветы Английской, один из величайших ученых 16 века, алхимик, маг, чародей. Самые блистательные дворы Европы оспаривали честь принять его у себя. Однажды по приглашению императора Рудольфа он прибыл в Прагу и там, по свидетельству исторических хроник, в высочайшем присутствии
превращал куски свинца в высокопробное золото. При желании вы можете обратиться к замечательной книге Густава Майринка "Ангел западного окна" и ознакомиться с биографией этого удивительного человека - Джона Ди, избранника Древних, одного из трех переводчиков книги Некрономикон.
Говорят, что с 17 века в мире всегда остается одно и то же количество копий этой загадочной книги. Как бы ни старались последователи традиционных религиозных организаций уничтожить Некрономикон, в мире постоянно вращаются 96 рукописных копий. Однако лишь семь из них имеют реальную ценность, то есть могут служить вратами в другие измерения - три на арабском языке, одна на греческом, две на латыни и одна на английском (та, что вышла из-под пера Джона Ди).
Остальные копии несут в себе какие-то дефекты. Тем не менее они наделены огромной силой, которая отличает Некрономикон от всех других обычных книг.Так о чем же там написано, спросите вы. О темных секретах природы Земли и вселенной. В книге указаны некоторые божества, котором поклонялись Древние. Особо важными считались Йог-Сототх и Азатотх. Йог-Сототх - это прошлое, настоящее и будущее. Это протяженность бесконечности. Это вездесущее и всеобъемлющее существо. В центре него обитает
брат-близнец - Азатотх. Этот маленький карлик является опорой всего мироздания и владыкой миров. Азатотх излучает в бесконечность волны вероятностей, из которых создаются наборы возможностей для каждого космоса и каждого существа во вселенной. Ученые утверждают, что идея Азатотха тесно связана с самыми последними моделями квантовой физики. Мне даже трудно представить, что в начале веков обитатели аравийских пустынь разбирались в математике хаоса, в законах параллельных пространств и тому подобных темах, о которых наша современная наука лишь начинает догадываться.
Йог-Сототх и Азатотх - это бесконечное расширение и бесконечное сжатие. Между прочим, "Азатотх" переводится с египетского, как "разум Тота", а Йог-Сототх может считаться производной от Yak Set Thoth ("Сет и Тот - единое целое". Согласно египетской мифологии, Сет и Тот - темный и светлый аспекты мира. Исследователи Некрономикона
считают, что греческий переводчик "Аль Азиф" заменил имена арабских божеств на египетские, поскольку в ту пору Египет считался колыбелью человеческой цивилизации.
Далее Некрономикон сообщает о таинственной силе, присущей Земле. Она персонифицируется драконом Ктулху - божеством, круглый лик которого изображался с десятком протуберанцев или щупалец. Некоторые востоковеды причисляют Ктулху к
Древним. Они считают, что он был их верховным жрецом. И есть такая легенда, что если маг или волшебник вызовет его в неправильное время, Ктулху поднимется из бездны Тихого океана и поразит человечество невиданной болезнью - приступами безумия, от которых не спасется ни стар и ни млад. Легенда говорит, что сны людей - это мысли Ктулху, а наша жизнь - есть его сон. Когда божество проснется, мы исчезнем. Так что лучше не будите Ктулху.Еще в книге отмечаются Иные боги. Именно они привлекают к Некрономикону людей, жаждущих непомерной власти. Объем статьи не позволит мне рассказать вам о многочисленных экспедициях, предпринятых в разное время к сердцу аравийских пустынь. Наполеон, Ричард Фрэнсис Б„ртон, Гурджиев, Гитлер, сотни представителей всевозможных разведуправлений...
Всех их объединяла единственная цель -- найти Город Древних и заручиться поддержкой жутких, но могущественных сил. Душой и посредником Иных являлся Ньярлатотеп - Могущественный вестник. Через него магррибские волшебники вступали в контакты с Азатотхом. Ньярлатотепа часто называли Ползучим хаосом. Он мог принимать любую форму, но знающие люди всегда узнавали его по запаху. В Некрономиконе указаны символы и заклятия для призывов Иных богов. Один из них, Шуб-Ниггуратх, появлялся в образе Черного козла. Кстати, ему поклонялись не только арабы, греки и египтяне, но и
шумеры - самая древняя цивилизация человечества.
Многих магов интересовали другие существа, описанные в Некрономиконе. Примерно треть книги посвящена управлению шогготами - бесформенными "угрями" из пузырей протоплазмы. Древние создали их в качестве слуг, но шогготы, обладая разумом, быстро вышли из подчинения и с тех пор действуют по собственной воле и ради своих странных непонятных целей. Говорят, что эти существа часто возникают в наркотических видениях, но там они не поддаются контролю человека.
Другой интересной расой являются "глубокие". Они обитают в глубинах вод, пещер и подземных полостей. Их вид напоминает смесь рыбы, лягушки и человека, а управляет ими божество Дагон, союзник Ктулху. Дагон упоминался в филистинской традиции, позже он стал вавилонским Оаннесом, а затем превратился в греческого Посейдона и римского Нептуна. "Глубокие" легко поддаются контролю, но власть над ними так очаровывает мага, что он постепенно сам становится их рабом.
Пожалуй, самыми отвратительными существами, описанными в Некрономиконе, являются гули или упыри. Они во многом похожи на людей, но их породу обычно выдают клыки и чудовищные черты лица. Гули могут входить в половые сношения с людьми. Кроме того, при определенных обстоятельствах человек без труда превращается в упыря. Однако обратная трансформация уже невозможна.
Прежде гули обитали в уединенных местах, питаясь трупами и одинокими бродягами. Теперь они вознесены на ведущие позиции нашего мира. В современной массовой культуре их причисляют к вампирам, однако это не совсем верно. Нынешние вампиры являются представителями духовного Ордена Трапеций. Это маги так называемого пути левой руки. Упыри же являются их божественными лидерами (вернее, энергетическими шаблонами). Маги Ордена Трапеций одержимы идеей бессмертия. Их опыты и деяния внушают отвращение и страх. Власть вампиров в современном мире потрясающе велика. Но как бы они ни превозносили упырей, те были и остаются безмозглыми пожирателями трупов, у которых одно на уме - укусить и попить человеческой кровушки.
Магические символы и заклинания Некрономикона позволяют людям выходить за пределы физической реальности. Но беда в том, что книгой обычно пользуются не лучшие представители человечества. Как правило, это жуткие эгоисты, которые способны пойти на любые злодеяния ради богатства и власти. Некрономикон - это проход в обе стороны. Вместо того чтобы осваивать иные миры, современные маги ведут нечестную торговлю: в обмен на могущество они пропускают в наш мир ужасные и разрушительные силы. Радиация, СПИД, неизлечимые болезни - все это лишь научные названия для Иных богов,
вызванных с помощью магических действий.
Многие воспринимают магию по сказкам и мультфильмам. Вот смешной человечек взмахнул палочкой и появилось крем-брюле. На деле все гораздо хуже. В древних трактатах приведены химические формулы, строение аппаратов для генетических
опытов, концепции клонирования и расщепления атома. Там можно найти чертежи психотронного оружия и основы тренинга для порабощения человеческих душ. Сила Некрономикона ориентирована на то, чтобы книга попадала в руки только эгоцентричных и властолюбивых людей. Из всех темных таинств вселенной они обычно выбирают худшие, и плоды их трудов ложатся на человечество тяжелым грузом.
Но "Сет и Тот - единое целое". У Некрономикона имеется "светлый" аспект. Это врата в непостижимые миры, где мы могли бы быть равноправными партнерами. Это дверь в другие измерения! Это чудо, которое создал человек - Абдул Альхазред, безумный поэт Санаа, провинции Йемена...

0

18

Артефакты Толкиена

Камень Эреха

Также назывался Чёрным Камнем. Был принесён в Средиземье из Нуменора Исилдуром и установлен на вершине холма Эрех. Во «Властелине Колец» описывается так:
На вершине холма чернел большой камень, наполовину вросший в землю. Странным и нездешним выглядел он. Многие верили, что когда-то он упал с неба, но те, кто не забыл предания Западного Края, говорили, что его принёс и установил здесь славный Исилдур

— Толкин Дж. Р. Р. Том 3 «Возвращение короля», книга 5, глава 2 «Выбор Арагорна» // Властелин Колец / Пер. с англ. Н. Григорьевой и В. Грушецкого.
На вершине холма стоял чёрный камень, круглый, как шар, и высотой в рост человека, хотя половина его была погружена в землю. Он казался неземным, как будто упал с неба, во что и верили некоторые; но те, кто ещё помнил сказания запада, говорили, что камень принесен из руин Нуменора и установлен здесь Исилдуром

— Толкин Дж. Р. Р. Т.3 «Возвращение Государя» (книга 5, глава 2 «Шествие Серой дружины» // Властелин Колец / Пер. с англ. В.С. Муравьева и А.А. Кистяковского.

На этом камне местные племена поклялись в верности Исилдуру, но предали его и стали Мёртвыми из Дунхарга.

Кресла Зрения и Слуха

Кресло Зрения (англ. Seat of Seeing) — каменный трон, построенный на вершине Амон Хен для наблюдения за приграничными областями Гондора. Стоял на четырёх вырезанных из камня колоннах в середине плоского круга, выложенного каменными плитами. Добраться до Кресла Зрения можно было с помощью лестницы.

Двадцать пятого февраля 3019 года Т. Э., убегая от Боромира, который попытался завладеть Кольцом Всевластья, Фродо Бэггинс добрался до вершины Амон Хен. Он залез в Кресло Зрения, внезапно получив возможность видеть на сотни миль от себя во всех направлениях. По-видимому, такие возможности были обусловлены Кольцом (которое Фродо не снимал во время бегства); когда Арагорн через несколько минут сел в это же кресло, его зрение не было усилено аналогичным образом.

Двойник Кресла Зрения, Кресло Слуха (англ. Seat of Hearing), было построено на вершине Амон Лав на противоположном берегу Андуина.

Столпы Аргоната

Монумент, состоящий из двух огромной величины статуй, высеченных в скалах и изображающих Исилдура и Анариона, стоящих по обе стороны реки Андуин на северных подходах к Нен Хитоэль.

Фигуры были изготовлены примерно в 1240 году Третьей Эпохи по приказу короля Ромендакила II, чтобы обозначить северную границу Гондора, хотя ко времени прохода Аргоната Братством Кольца 25 февраля 3019 года Третьей Эпохи Гондор сильно уменьшился в размерах.

Каждая из фигур представала собой статую, увенчанную короной и шлемом, с боевым топором в правой руке. Левая рука была поднята в жесте, выражающем вызов врагам Гондора.

Умбарская колонна

Монумент, воздвигнутый дунэдайн, приплывшими в Средиземье после падения Нуменора в Умбаре, в память о высадке там сил Ар-Фаразона и победе над Сауроном. Он был воздвигнут на высочайшем холме, господствовавшем над гаванью, и представлял собой высокую белую колонну, увенчанную хрустальным шаром, собиравшим лучи Солнца и Луны и сиявшим, как яркая звезда. Свет, исходящий из шара, в ясную погоду был виден даже на побережье Гондора и далеко в море. Однако после второго возвышения Саурона и подпадения Умбара под влияние его слуг, этот памятник унижению Саурона был уничтожен.

Крам

Крам (англ. Cram) — напоминающий печенье хлебец, выпекавшийся людьми Эсгарота и Дейла, которым они снабдили гномов Торина для похода к Одинокой Горе. Описана в «Хоббите», упоминается во «Властелине Колец»[10]. Будучи очень питательным, крам использовался для поддержания физической формы и питания в длительных путешествиях. Он был не таким приятным с виду и менее вкусным, чем похожий эльфийский хлеб лембас; Толкин описывал его в юмористическом тоне, как средство «для упражнения челюстей», нежели как приятную на вкус еду. Как и в случае с лембас, вероятно, что Толкин позаимствовал идею крама от галет — твёрдых сухарей, которые использовались в длительных морских путешествиях и военных походах как основной вид пищи. Этот хлеб представлял собой чуть более, чем смесь муки, воды и соли, которые смешивались и запекались до твёрдого состояния и сохранялись месяцами при условии хранения в сухости[11].

Лембас

Лембас (синд. Lembas) — эльфийские питательные хлебцы, описываемые в произведениях Джона Р. Р. Толкина. Продукт упоминается в книгах Толкина «Сильмариллион» и «Властелин колец». Хорошая пища для путешественников, так как не черствеет и не теряет своих вкусовых качеств. Хлеб имеет коричневатый цвет снаружи и цвет сливок внутри. В книгах, рецепт приготовления хлебцев строго охраняется эльфами. Хлебцы имеют свой прообраз и несут сакральный смысл[12][13][14]. Считается, что «тёмные», отрицательные персонажи (например, Голлум или орки) есть лембас не смогут.

Медовая лепёшка

Медовая лепёшка (англ. Honey-cake) — дважды испечённая лепёшка, секретом приготовления которой владели оборотень Беорн и его потомки, Беорнинги. Описана в «Хоббите»[15], упоминается во «Властелине Колец»[10]. Аналогично краму и лембас, лепёшки долгое время поддерживают человека свежим и сытым. Они более вкусны, нежели крам, но вследствие большого содержания мёда вызывают жажду.

Мирувор

Мирувор (англ. Miruvor, вариант перевода — здравур) — описанная во «Властелине Колец» тёплая благоухающая настойка эльфов. Придаёт пьющему её новые силы и бодрость. Мирувор использовался эльфами во время их празднеств. Рецепт изготовления мирувора не раскрывался эльфами, но считалось, что он делался из мёда неувядающих цветов, росших в садах Йаванны. Элронд передал флягу с мирувором Гэндальфу перед выходом Братства Кольца в поход. Во время снежной бури на Карадрасе Гэндальф дал каждому из членов Братства по глотку настойки для преодоления навалившейся на них усталости и холода. Ещё по глотку они выпили во время привала, а третий глоток — после того, как вошли в подземелья Мории. На тот момент ценная жидкость уже практически закончилась[16][17].

Мирувор также упоминается в песне-плаче Галадриэль, которую она пела, когда Братство покидало Лориэн:
Йени вэ линтэ йулдар аваниэр ми оромарди лиссэ-мируворэва Андунэ пелла…
(Долгие годы прошли, как быстрые глотки сладкого мёда (мирувора) в высоких чертогах на крайнем Западе…)

— Толкин Дж. Р. Р., "Властелин Колец", том I "Братство Кольца", книга II, глава 8 "Прощание с Лориэном"

Точный перевод слова «мирувор», или «мируворэ», неизвестен, но Толкин сравнивал этот напиток с нектаром олимпийских богов, поэтому в качестве возможного этимологического значения приводил словосочетание «победитель смерти»[18].

Напиток энтов

Напиток энтов (англ. Ent-draught) — во «Властелине Колец» (том II «Две крепости») необычайно освежающее и ободряющее питье энтов, сделанное из вод горных родников на Метедрасе. Эти родники являлись истоком реки Энтова Купель, и вода их обладала особенными свойствами.

Когда Мериадок Брендибак и Перегрин Тук выпили из Энтовой Купели воды и помыли в ней ноги, они почувствовали себя бодрыми, а раны их зажили. Когда Древобород принес Мерри и Пиппина в свой дом, он дал каждому из них чашу напитка энтов, налитого из каменного кувшина. Хоббиты обнаружили, что это та же вода, что они пили из Энтовой Купели, но гораздо более ободряющая. Они почувствовали, как сила напитка проходит сквозь них, а их волосы начали расти и курчавиться. Напиток обладал вкусом или запахом, напоминающим легкий лесной ветерок. На следующее утро Древобород дал хоббитам напиток энтов из другого кувшина. Этот, в отличие от первого, был более насыщающим и имел землистый, более насыщенный вкус. Напиток обладал такой жизненной силой, что хоббиты действительно увеличились в росте после того, как выпили его[19]. Их точный рост не зафиксирован, но подразумевается, что они превзошли Бандобраса Тука, рост которого был самым высоким, письменно зафиксированным у хоббитов, и составлял 4 фута 5 дюймов (135 см)[20].

В фильме Питера Джексона «Властелин колец: Две крепости» сцена, в которой Мерри и Пиппин пьют напиток энтов, включена только в расширенную версию. В этом эпизоде Пиппин вырастает выше Мерри, к большому сожалению последнего. Далее следует возглас Мерри: «Мир снова стал нормальным!», который он издает после того, как видит, что Пиппин уменьшился до своего привычного размера.

Орочье питьё

Орочье питьё (англ. Orc «vitality drink») — во «Властелине Колец» (том II «Две крепости») жидкость неизвестного происхождения, которой Углук, предводитель отряда урук-хай Сарумана, напоил пленных и ослабевших Мерри и Пиппина. Она придала им силы в ходе их путешествия в Изенгард. Питьё обжигало при употреблении вовнутрь, оно создало у Мерри «горячее яростное жжение» изнутри. Напиток также снял или притупил его телесную боль, позволив хоббиту встать. Несмотря на ободряющее свойство, напиток практически не насыщал пьющего[21].

В расширенной версии киноадаптации «Двух крепостей» Питера Джексона орк с силой вливает что-то в глотку Мерри, когда Пиппин просит воды.

Ангаинор

Ангаинор (англ. Angainor) — цепь, использовавшаяся для сковывания Мелькора (позже ставшего известным как Моргот) в Чертогах Мандоса.

Она была скована Вала Аулэ и сдерживала Мелькора в течение трёх веков. В конце Первой Эпохи Мелькор был снова скован Ангаинором, а его Железная Корона была переделана в ошейник.

Прочих сведений об этой цепи в «Сильмариллионе» немного. Толкин более полно описывает её при первом упоминании в «Книге утраченных сказаний» (которые были частично включены в более поздние концепции). Там её название звучит как Ангаино (англ. Angaino):
И вот, Аулэ собрал шесть металлов: медь, серебро, олово, свинец, железо и золото, и взяв понемногу от каждого сотворил своим волшебством седьмой, который он назвал тилкал (англ. Tilkal), и были у него и свойства всех шести, и многие свои собственные. Цвет его был светло-зелёный или красный в зависимости от света, и нельзя его было разрушить, и только Аулэ мог ковать его. И сковал он могучую цепь, сделав её из всех семи металлов, сплавленных чарами в вещество величайшей твёрдости, и блеска, и гладкости…

— Tolkien, J. R. R. (1984), Christopher Tolkien, ed., The Book of Lost Tales, Part One, Boston: Houghton Mifflin, "The Chaining of Melko", ISBN 0-395-35439-0

Далее в этой же книге говорится, что после того, как Тулкас и Аулэ пленили Мэлко (как тогда Толкин называл Мелькора),
… сразу же был он обмотан тридцать раз цепью Ангаино.

Валарома

Валарома (кв. Valaróma, в переводе с квенья — «могучий рог» или «рог Валар») — рог Вала Оромэ.
… Звук его подобен восходу солнца, поднимающегося из багрянца, или яркой молнии, разрезающей облака.

— Толкин Дж. Р. Р. (под ред. К. Толкина). Сильмариллион. - Валаквента (любое издание).

Когда юные эльдар слышали звуки Валаромы, они знали, что Оромэ защищает их, преследуя слуг Моргота.

Вингилотэ

Вингилотэ (англ. Vingilótë) — корабль, на котором Эарендил и Эльвинг приплыли в Аман, для того чтобы от имени людей и эльфов Средиземья просить милости и помощи Валар. Название на квенье означает «Пенный цветок», на синдарине звучит как Вингилот (англ. Vingilot).

Направляемый светом Сильмарилла, Эарендил провёл Вингилотэ через Сумрачные Моря в Благословенный Край — Аман, став первым смертным, которому удалось это сделать. Однако ему не было позволено вернуться в Средиземье, кроме как для того, чтобы присоединиться к войску Валар в ходе Войны Гнева против Моргота.

После Войны Гнева Эарендил с Сильмариллом на челе направил Вингилотэ в небо, откуда камень вечно сияет в облике утренней звезды (эквивалентной Венере).

Галворн

Галворн (англ. Galvorn) — металл угольно-черного цвета (возможно, сплав), созданный Эолом Темным Эльфом после того, как он стал великим мастером работы с металлами, изучив это искусство у гномов Ногрода и Белегоста. Этот уникальный металл был таким же прочным, как сталь гномов, невероятно ковким и устойчивым к повреждениям металлическим оружием. Из галворна была выкована броня Эола (которую он постоянно одевал, покидая свой лесной дом), а также знаменитый чёрный меч Турина Турамбара Гуртанг и его близнец Ангуирэл.

Эол открыл все свои секреты своему сыну Маэглину, который позже вместе со своей матерью сбежал в Гондолин. Таким образом, существует возможность того, что эльфийские кузнецы Гондолина также научились делать броню из галворна. В истории «О Туоре и его приходе в Гондолин», включенной в «Неоконченные сказания», Туор видит Стражей Города в броне из странного чёрного металла. Этим металлом мог быть галворн.

Итильдин

Итильдин (англ. Ithildin, в переводе с синдарина — «лунно-звёздный (свет)») — сплав на основе мифрила, созданный эльфами-Нолдор в Эрегионе. Использовался для украшения ворот, дверей и коридоров. Итильдин становился видимым только в свете Луны или звёзд. Западные Врата Мории были украшены изображениями и рунами из итильдина[22].

Считается, что «лунные руны» на карте Трора, описанные в «Хоббите», были также выполнены итильдином.

Книга Мазарбул

Книга Мазарбул (англ. Book of Mazarbul) — летопись неудачной экспедиции Балина для реставрации Морийского королевства гномов, которая закончилась разгромом его отряда орками. В переводе с кхуздула Мазарбул означает «записи, летопись»; соответственно, и зал, где хранилась книга, назывался так же. Книга описана в «Братстве Кольца».

Книга Мазарбул охватывает пять лет. Её писали разные гномы, используя руны Мории и Дейла, а также эльфийские буквы. Последняя запись была внесена в книгу незадолго до финальной атаки орков, полностью уничтоживший остатки отряда Балина: «Они идут»[23]. Когда Братство пришло в Зал Мазарбул в Мории много лет спустя, Гэндальф обнаружил сильно пострадавшую книгу Мазарбул. Он отдал её Гимли, который, в свою очередь, передал её Даину.

Для публикации «Братства Кольца» Толкин в реальности создал несколько страниц из книги (те, которые Гэндальф читает вслух), но их включение в публикацию посчитали непрактичным. Однако в некоторые более поздние издания они все-таки были включены[24].

Рог Гондора

Рог Гондора (англ. Horn of Gondor) — фамильная реликвия Наместников Гондора, также назывался Великим Рогом.

Рог был изготовлен Ворондилом Охотником в Третьей Эпохе. Ворондил охотился на быков у моря Рун и впоследствии сделал рог из рога одного из быков, убитого им (Толкин называл этих зверей «быками Оромэ»). В дальнейшем он передавался по наследству в линии Наместников Гондора.

В ходе Войны Кольца Боромир, сын Дэнетора, обладал Рогом Гондора, как и все прочие старшие сыновья действующих Наместников в течение веков. Боромир заявлял, что если рог услышат в пределах границ Гондора, то его владельцу придут на выручку.

Когда Боромир был убит в финале книги «Братства Кольца», Рог Гондора был разрублен надвое орками. Арагорн возложил обломки рога на погребальную ладью Боромира. Позже обломки рога были прибиты волнами Андуина к берегу, где они были обнаружены его братом, Фарамиром. Таким образом Дэнетор и узнал о смерти сына.

Светильники Феанора

Светильники Феанора (англ. Fëanorian lamps) — магические светильники, дававшие голубое свечение от пламени, заключенного в белый кристалл. Их свет не мог быть потушен ветром или водой.

Эти светильники были сделаны в Валиноре и использовались нолдор, а названы были в честь их изобретателя, Феанора. Несмотря на то, что нолдор в Средиземье прославились в том числе и этими светильниками, секрет их изготовления был утерян. Гелмир из Дома Финарфина нёс с собой такой светильник, когда он встретил Туора[25]. В этой же истории светильники упоминаются ещё раз[26], в тот момент, когда Туор и Воронвэ видят Элеммакила и его стражей в Гондолине.

Другой момент, когда такой светильник появляется в легендариуме, — это история Нарн-и-Хин Хурин (Повесть о детях Хурина) в более ранних произведениях Толкина, где Гвиндор из Нарготронда, эльф, совершивший побег из Ангбанда, обладал таким светильником. Также такой светильник помог Белегу узнать Гвиндора в лесу Таур-ну-Фуин. Этот момент был проиллюстрирован самим Толкином[27]. Когда Белег Куталион был убит, именно свет такого светильника открыл Турину, что он убил своего друга[28]. Однако в опубликованной версии «Сильмариллиона» светильники Феанора не упоминаются.

Другими объектами, также имевшими способность излучать неотражённый свет, были Сильмариллы, Аркенстон и фиал Галадриэль.

Эльфийские плащи

Плащи, подаренные Братству Кольца Галадриэлью и Келеборном. Они выглядели серыми или зелёными, меняя цвет в зависимости от освещения. Служили для маскировки тех, кто их носил. Толкин утверждал, что серые эльфийские плащи впервые начали делать ещё в Белерианде эльфы Митрима

+1

19

==О Лембасе==

"Пищу сию лишь эльдар умели приготовить. Была она создана для удобства тех, кто имеет нужду отправляться в долгий путь по диким местам, или же для раненых, чья жизнь в опасности. Им одним позволено было вкушать ее. Не давали ее эльдар людям, кроме лишь нескольких любимых ими, если те были в большой нужде.

/* То было так не из-за жадности или недоверия, хотя никогда в Средиземье не было больших запасов пищи сей; но потому, что эльдар было приказано хранить сей дар в своей власти, и не делать его обычным для живущих в смертных землях. Ибо сказано, что, буде смертные станут часто вкушать хлеб сей, утомятся они смертностью своей, и пожелают оставаться среди эльфов, и повлечет их к полям Амана, в кои не могут они прийти./

Говорят эльдар, что впервые получили они пищу сию от Валар в начале дней Великого Похода. Ибо была она изготовлена из сорта зерна, что взрастила Йаванна в полях Амана, и сколько-то послала она им, передав с Оромэ, дабы помочь им в долгом пути.

Поскольку исходил он от Йаванны, королева, или высочайшая из эльфийских жен любого народа, великого или малого, имела право хранить и даровать лембас, по сей причине звалась она massaanie или besain: Леди, или дающая хлеб.

Так, зерно сие имело в себе силу жизни Амана, кою могло отдать тем, что имели нужду и право вкушать хлеб. Будучи высеяно в любое время года, кроме лишь морозной зимы, вкоре прорастало оно и росло быстро, хоть и не разрасталось в тени растений Средиземья и не вынесло бы ветров, веявших с севера, покуда Моргот обитал там. В остальном же нуждалось оно лишь в малой толике солнечного света, чтобы созреть; ибо поднималось быстро и умножалось силой любого света, падавшего на него.

Эльдар растили его в хранимых землях и на залитых солнцем полянах; и собирали его огромные золотые колосья, по одному, руками, и не касались его металлическим острием. Подобным же образом и белые стебли его вырывались из земли, и сплетались в соломенные корзины, дабы хранить в них зерна: ни червь какой, ни зверь точащий не коснулся бы той блестящей соломы, и гниль, и плесень, и другие беды Средиземья не нападали на нее.

От колоса до запечатывания не было дозволено никому касаться зерна сего, кроме лишь эльфийских жен, что звались Yavannildi (или, на языке синдар, Ivonwin), девы Йаванны; и искусство приготовлять лембас, коему научились они от Валар, было средь них тайной, и так и осталось навек".

Lembas - это синдаринское название, происходит оно от более древней формы lenn-mbas - "хлеб странствия". На квэнья он чаще всего назывался coimas, что означает "хлеб жизни".

Quende Quengoldo.

0



Создать форум