Тропа Эльфов

Объявление

~

 

~ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ТРОПУ ЭЛЬФОВ!!!! ~

 

~УВАЖАЕМЫЕ ГОСТИ, РЕГИСТРИРУЙТЕСЬ И УВИДИТЕ ВСЕ РАЗДЕЛЫ И ТЕМЫ ФОРУМА! МЫ РАДЫ ВСЕМ!!!!~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Герои и их подвиги...

Сообщений 31 страница 60 из 81

31

Алеша Попович.

Из славного Ростова, красна города,
Как два ясные сокола вылетывали,
Выезжали два могучие богатыри,
Что по именю
Алешенька Попович млад
А со молодом Екимом Ивановичем.

Гуляя в чистом поле, богатыри наезжают на камень, указывающий на три дороги: одна в Муром, другая в Чернигов, третья в Киев. Алеша предлагает:

Лучше нам ехать ко городу ко Киеву,
Ко ласкову князю Владимиру.

Так еще один богатырь, из дальней Ростовской земли, включается в состав киевского богатырства. Во многих былинах он упоминается вслед за Ильёй Муромцем и Добрыней Никитичем. Главный его подвиг -поединок с Тугарином.

В некоторых версиях Тугарина зовут Змеевичем, и он изображается как чудовище:
В вышину ли он, Тугарин, трех сажен,
Промеж плечей косая сажень,
Промежу глаз калена стрела,
Конь под ним — как лютый зверь,
Из хайлища пламень пышет,
Из ушей дым столбом стоит.

Это явно мифологический персонаж, но, что характерно для былин, он действует в обстановке исторического Киева. Он выступает как чужеземный захватчик. Владимир с княгиней Апраксией, с князьями и боярами встречают его с почетом — они бессильны ему сопротивляться. Его несут двенадцать слуг на раззолоченной доске. Когда принесли лебедь белую, Тутарин проглотил ее целиком. Единственный, кто без всякого уважения и страха наблюдает за Тугарином, — это Алеша.

Он сидит на печи и надсмехается:
У нас. у дядюшки, была собака старая,
Да охоча собака да по пирам ходить,
Да и костью собака да задавилася,
Да тебе-то, Тугарин, будет така же смерть.

Взбешенный этими словами, Тугарин бросает в Алешу булатный нож, но Алеша «ухватчив был» и сумел схватить нож. Вслед за этим между ними происходит поединок — уже в чистом поле. Тугарина окружают змеи огненные. У его коня — крылья, а в некоторых версиях и сам Тугарин имеет за плечами крылья, правда, почему-то бумажные. Алеша прежде всего молится Богу, чтобы тот принес дождь, который вымочил бы крылья. Так и происходит, и Тугарин не может подняться в небо, а на земле у него сила уже не та. Алеша прибегает к хитрости — он заставляет Тугарина обернуться назад («Что за силу ты с собой ведешь?») и мгновенно наносит удар. Он возвращается в Киев, держа на острие копья голову Тугарина. В былинах, записанных в XVIII-XIX веках, есть подробности, выставляющие в очень не-выгодном свете князя Владимира и особенно княгиню Апраксию. Владимир выглядит со-вершенно беспомощным и трусоватым, Тугарин унижает его, и он молча все терпит. А для княгини Тугарин — «друг милый», и она бранит богатыря за то, что тот разлучил ее с ним. Не решаемся утверждать, что эти же мотивы в текстах былин более раннего вре-ени выражались столь же отчетливо. В характере былинного Алеши Поповича есть и богатырская храбрость, и юношеское безрассудство, и хитрость, резкость поступков и высказываний.

В Древней Руси верили в то, что жил в действительности богатырь Алеша. Под именем «храбра» Александра Поповича он упоминается в летописях как историческое лицо. Он родом из Ростова, успешно бьется с различными противниками, участвует в княжеских междоусобицах и гибнет вместе с другими «храбрыми» в битве на реке Калке.

Сюжеты об Алеше Поповиче

      С именем Алеши Поповича, третьего выдающегося представителя младших богатырей, связаны следующие главные сюжеты: 1) борьба с Тугарином Змеевичем и 2) приключение с сестрой Збродовичей.

Алеша Попович и Тугарин Змеевич

      Под именем Тугарина разумеют историческое лицо - половецкого хана Тугоркана (как под именем Идолища разумеют половецкого хана Боняка). О Тугоркане наши летописи рассказывают следующее. В 1094 году "сотвори мир Святополк с половци и поя себе жену, дщерь Тугорканю". В 1096 г. "воева Куря с половци у Переяславля и Устье пожже, месяца мая 24 день...Сего же месяца приде Тугоркан, тесть Святополчь, к Переяславлю, месяца мая 30...и сдея Господь в тот день спасенье велико: месяца иулия в 19 день побежени быша иноплеменници, и князь их убиша Тугоркана, и сына его и ини князи; много врази наши ту падоша; на заутрие же налезоша (нашли) Тугоркана мертва, и взя и Святополк, аки тестя и врага, и привезше и к Кыеву, погребоша и на Берестовем".
     Весьма вероятно, что родственные или враждебные отношения между Святополком, великим киевским князем, и половецким ханом Тугорканом и послужили историческим зерном, из которого развились былины о взаимных отношениях Владимира, Евпраксии и Тугарина; гибель Тугоркана, в свою очередь, послужила основой для поэтического изображения Алеши с Тугарином.

История типа Алеши Поповича
     Былинный Алеша Попович встречается в летописях под именем Александра Поповича. Александр Попович был одним из выдающихся "хоробров" Ростовской земли. Тверская летопись, составленная на основании ростовских летописей под 1224 г. рассказывает об Александре Поповиче следующее. "Бе бо некто от ростовских житель Александр, глаголемый Попович, и слуга бе у него именем Тороп; служаше бо той Александр великому князю Всеволоду Юрьевичу...". Когда старший сын Всеволода Юрьевича Константин получил в удел Ростов, Александр Попович перешел на службу к Константину и верно служил ему, так же верно, как и отцу его. Между Константином и его младшим братом Юрием возникла борьба из-за престолонаследия. В этой борьбе деятельное участие принял и Александр Попович. Когда Юрий отправился на Константина с войском, Константин отступил к Костроме и сжег ее. Войско Юрия остановилось на реке Ишне недалеко от Ростова. Тогда выступил против Юрия Александр Попович с войсками и убил много слуг Юрия, части которых, говорит летописец, видны и до сих пор на реке Ишне. В победоносной битве Константина с тем же Юрием на реке Узе опять принимает участие храбор Александр Попович и его слуга Тороп; товарищем Александра был Тимоня Золотой пояс, былинный Добрыня. В битве был убит храбор Юрия Юрята. В Липецкой битве, происшедшей между Юрием, в союзе с его братом Ярославом, с одной стороны, и Константином в союзе с Мстиславом Мстиславовичем Удалым, с другой стороны, опять фигурирует Александр Попович: Юрий потерпел поражение; в битве пал другой его храбор - боярин Ратибор. Константин занял престол во Владимире и через два года скончался. Тогда Александр Попович, опасаясь мести со стороны Юрия за убиение Юряты и Ратибора и многих других, решил покинуть Ростово-Суздальскую землю. Он собрал совет из своих "храбрых" в одном городе у гремячего колодца на реке Узе. На совете решено было, вместо того, чтобы служить разным князьям и избивать друг друга, отправиться на службу к великому Киевскому князю Мстиславу Романовичу Храброму. Мстислав был очень рад, что к нему на службу поступил такой славный храбор, как Александр Попович с товарищами, и похвалялся, что теперь он справится с каким угодно врагом. Дальнейшие события показали Мстиславу, что он ошибается: в битве с татарами на Калке (1223 г.) он потерпел поражение, причем пал и Александр Попович с другими семьюдесятью "храбрыми".
      В Никоновской летописи Александр Попович представлен уже современником Владимира святого. Под 1000 г. рассказывается следующее: "Прииде Володарь с половцы к Киеву, забыв благодеяния господина своего кн. Владимира, демоном научен. Владимиру же тогда в Переяславцы на Дунаи: и бысть смятение велие в Киеве. И изыде нощию во сретение им Александр Попович, и уби Володаря и брата его и иных множество половец уби, а иных в поле прогна. И се слышав Володимер, и возрадовася зело, и возложи на нь (него) гривну злату и сотвори и (его) вельможа в палате своей". Рассказанное здесь событие, как предполагают, отнесено Никоновской летописью к 1000 году, ошибочно: в действительности оно может отнестись к 1110 г., когда Владимир Мономах находился в Переяславце на Дунает; в отсутствии Владимира Володар Перемышльский мог в самом деле привести к Киеву половцев. По-видимому, заметка Никоновской летописи представляет отголосок древней былины об освобождении Киева от врагов Александром Поповичем. Современная былина на этот же сюжет напоминает летописное сказание. Василий Прекрасный (соответствующий былинно-летописному Володарю) осадил Киев: он хочет завладеть столицей, сжечь святые церкви, князя Владимира казнить, княгиню Евпраксию взять себе в жены. Алеша предлагает своей дружине напасть на врагов и освободить Киев: "Выслуга наша, - говорил Алеша, - не забудется, а пойдет про нас слава великая про выслугу нашу богатырскую...". Алеша с дружиной напускается на великую рать Василия Прекрасного и разбивает ее. Разбежалась сила великая по полю широкому, по тем кустам ракитовым, очистила дорогу прямоезжую. Когда Алеша проехал в Киев, он был за свой подвиг награжден селами и проселками, городами с пригородами; не закрыта была ему и казна княжеская.
      Под 1001 г. в Никоновской летописи опять сообщается об Александре Поповиче: "Александр Попович и Ян Усмошвец, убивый печенежского богатыря, избиша множество печенег и князя их Родмана и с тремя сыны его в Киев к Володимеру приведоша. Володимер же сотвори празднование светло и милостыню многу раздаде по церкавам и по монастырем, и убогим, и нищим и по улицам больным и клосным (увечным) великия кади (кадки) и бочки меду и квасу, и перевары, и вино поставляше и мяса, и рыбы, и всякое овощие, что кто требоваше и ядяше". Эта заметка, может быть, является отголоском былины о борьбе Алеши с Тугарином. Что касается описания пиршества у Владимира, то оно тоже напоминает былинное описание, напр., после поражения Калина: "Ай, как тут солнышко Владимир князь на радости на великой для удалых для молодцов забирал столованье почестен пир; ай как начали пить, кушать, добром проклаждаются, над собой невзгоды боле не начаются... Публиковал он указы строгие по городу по Киеву, растворил он все кабаки, чтобы весь народ пил да зелено вино: кто не пьет зелена вина, тот бы пил да пива пьяные, а кто не пьет пивов, тот бы пил меды стоялые, чтобы все да веселися".
      Все эти данные рисуют Алешу Поповича могучим дружинником-храбором, явившимся из Ростово-Суздальской области на службу к Киевскому князю в начале XII в., причем процесс циклизации песен о киевских богатырях заставил приурочить время деяний Алеши к эпохе Владимира святого. Приблизительно до XVII-XVIII в. Алеша Попович выступает с положительными чертами. С течением времени, под влиянием, вероятно, вероятно, прозвища (Попович), Алеше начинают приписывать поповские черты, а это в свою очередь привлекло к имени Алеши ряд сказаний, в которых рисуются несимпатичные черты духовного сословия. Вследствие этого Алеша приобрел следующие качества: он коварен, хитер, обманщик, предается любовным похождениям.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/48/366/48366352_0_1fd7e_6323e12d_XL.jpg

0

32

Буй-тур Всеволод.
Буй-тур Всеволод — в русских сказаниях — Князь Трубачевский и Курский Всеволод, родной брат Игоря Святославича, сполна испил чашу несчастного похода на половцев и разделил с братом его горькие последствия, прежде всего — вину за неподготовленное и преждевременное выступление против степных врагов.

К обоим братьям одинаково относятся упреки Киевского князя Святослава: «Рано начали вы Половецкой жмле досаждать мечами, а себе славы искать… Без чест! ведь кровь поганую пролили». Он готов оценить их истинное рыцарство, но не может удержаться от укора: «Ваши храбрые сердца из крепкого булата выкованы и в смелости закалены. Что же сотворили вы моей серебряной голове?» А сам автор, заключая поэму, воздает им должное: «Слава Игорю Святославичу, буй-туру Всеволоду…»

По существу, Всеволод — один из главных героев поэмы. Разного рода упоминания о нем рассеяны по всему тексту, собранные же воедино, они создают удивительно цельный и особенный, не схожий с другими, образ. Начальные слова Всеволода свидетельствуют о крепких братских узах, связывающих его с Игорем.
«Игорь ждет милого брата Всеволода.

И сказал ему буй-тур Всеволод: «Один брат, один свет светлый — ты. Игорь! Седлай же, брат мой, своих борзых коней, а мои-то готовы, оседланы у Курска еще раньше»«. В разгар битвы Игорь поворачивает свои полки, чтобы прийти на помощь Всеволоду (»жаль ему милого брата Всеволода«), но напрасно — «на третий день к полудню пали стяги Игоревы».

Тут два брата разлучились на берегу быстрой Каялы, тут кровавого вина недостало, тут пир окончили храбрые русичи: сватов напоили, а сами полегли за землю Русскую… (В народных песнях битва, заканчивающаяся поражением, уподобляется кровавой свадьбе.) В летописи тот же момент разлучения братьев описан так: схваченный половцами Игорь видел, как Всеволод продолжает сражаться, и попросил у Бога смерти, чтобы не увидеть, как падет его брат.

Примечательны слова Всеволода о своей дружине. Князь характеризует ее как поистине богатырскую:

А мои-то куряне — опытные воины:
под трубами повиты,
под шлемами взлелеяны,
концом копья вскормлены,
пути им ведомы,
овраги им знакомы,
луки у них натянуты,
колчаны отворены,
сабли изострены;
сами скачут, как серые волки в поле,
ища себе чести, а князю — славы.

Заключительные слова ведут нас, конечно, в мир дружинных понятий, которые сродни рыцарским. Но начало заставляет вспомнить, как описывается в былинах воспитание богатыря: малолетний Волх просит мать пеленать его «в крепки латы булатные», класть на голову «злат шелом», а «по праву руку» — «палицу свинцовую, весом… в триста пуд». И во Всеволоде обнаруживается богатырская натура. Это, как обычно в былинах, происходит в разгар битвы.

Ярый тур Всеволод!
Стоишь ты в самом переди,
прыщешь на воинов стрелами,
гремишь о шлемы мечами булатными!
Куда ты, тур, поскочишь, своим золотым шлемом посвечивая,
там лежат поганые головы половеикие.
Рассечены саблями калеными шлемы аварские тобою,
ярьш тур Всеволод!

Эта картина очень напоминает былинные баталии: куда махнет богатырь — «тут и улицы лежат», «куда повернет — переулочки», «валом валит силу неверную», «вдвое, втрое конем топчет». Автор «Слова» не может, однако, забыть, что Всеволод, хотя ему и свойственны черты былинного богатыря, остается князем, рыцарем — даже в самые напряженные минуты сражения. Это о князе говорится: «Какая рана дорога тому, кто забыл честь и богатство, и города Чернигова отцов золотой стол, и своей милой, желанной, прекрасной Глебовны, свычаи и обычаи?» (О какой «чести» идет речь? Разумеется, не о чести воина, бойца, предводителя дружины, но о чести, связанной с послушанием старшему. Киевскому князю, — о чести вассала, вышедшего из-под воли Святослава.)

Многократно в «Слове» Всеволода называют буй-туром («ярым туром»). В те древние времена турами звали диких быков — зубров. С ними связывалось образное представление о необыкновенной силе и смелости — говорили: «храбрый как тур». Применительно к Всеволоду это, видимо, еще означало и самозабвение в бою, яростный настрой на победу, неукротимость богатыря.

0

33

Итак,хотелось бы рассказать о герое,которым по праву гордится наша Брянская земля...Итак:

Александр Пересве́т (? — 8 сентября 1380) — легендарный монах-воин, инок Троице-Сергиевского монастыря. Вместе с Родионом Ослябей участвовал в Куликовской битве и пал в единоборстве с татарским богатырём Челубеем. В Русской православной церкви причислен к лику святых.
Пересвет родился в Брянске и до пострижения в монахи был боярином.Позже, видимо, после того, как Дмитрий Ольгердович, княживший в Брянске, перешёл на службу к Дмитрию Иоанновичу и переехал со всем двором в г. Переяславль-Залесский, иноки Пересвет и Ослябя попали в Троице-Сергиевский монастырь (тогда он ещё не был лаврой). Достоверно известно только то, что в 1380 году они оба уже были послушниками этого монастыря. По другой версии, Пересвет стал послушником Троице-Сергиевского монастыря уже после своего переезда в Переяславль-Залесский.
Перед Куликовской битвой князь Димитрий в поисках духовной поддержки отправился в монастырь к преподобному Сергию Радонежскому за благословением. Татары в то время считались непобедимыми, а имя преподобного Сергия, как праведника и чудотворца, было прославлено по всей Руси. Благословение такого человека должно было вселить надежды во всех воинов. Преподобный Сергий не только благословил князя, но и отправил с ним двух иноков княжеского рода, хорошо владеющих оружием. Этими иноками были Александр Пересвет и Андрей (имя в иноческом постриге) Ослябя, которых преподобный Сергий перед этим постриг в Великую Схиму (высший ангельский чин).

По преданию, перед битвой Пересвет молился в келье отшельника при часовне святого воина великомученика IV века Димитрия Солунского, где впоследствии основан мужской Димитриевский Ряжский монастырь, что в 7 км от г. Скопина. Помолясь, Пересвет ушёл, оставив свой яблоневый посох. Этот посох после революции хранился в краеведческом музее г. Рязани.

По наиболее распространённой версии, перед началом битвы Пересвет участвовал в традиционном «поединке богатырей». Со стороны татар ему противостоял богатырь Челубей (по другим версиям — Темир-Мирза либо Таврул). По преданию, Челубей не только отличался огромной силой, но и особым мастерством военной выучки. Некоторые источники указывают, что Челубей был непобедимым воином-поединщиком, которого татарские войска наняли специально для подобных поединков. Оба противника были на конях, вооружение составляли копья. После первого же столкновения копья обоих переломались, после чего оба поединщика рухнули на землю и скончались.
Существует также другая версия поединка, в соответствии с которой Пересвет и Челубей пронзили друг друга копьями. В соответствии с этой версией, копьё мастера конных поединков Челубея было на метр длиннее обычного. Вступая с ним в бой на копьях, противник не мог даже нанести удар, как уже оказывался побеждённым и выпадал из седла. Александр Пересвет пошёл вопреки логике поединка — сняв с себя доспехи, он остался лишь в одной Великой Схиме (монашеская накидка с изображением креста, надевается поверх монашеской одежды). Сделал он это для того, чтобы копьё противника, пройдя сквозь мягкие ткани тела на большой скорости, не успело вышибить его из седла и тогда он смог бы нанести удар сам, что и произошло в бою. Получив смертельную рану, он продолжал оставаться в седле, смог сам доехать до строя и только там умер.

Сразу после гибели поединщиков началась сама битва — татарская конница атаковала Передовой полк русских войск.После битвы тело Пересвета вместе с телом Осляби было доставлено в Москву и погребено рядом с храмом Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове (тогда ещё деревянным) в «каменной палатке».

По одной из версий, саркофаги Пересвета и Осляби были обнаружены в XVIII веке, при разборе старой колокольни храма. При проведении работ строители наткнулись на кирпичный склеп, пол которого сплошь покрывали надгробные камни без надписей (захоронения монахов или воинов). Сняв их, строители увидели саркофаги Пересвета и Осляби. При строительстве новой трапезной храма усыпальницу закрыли, а камни из неё были уложены в северо-западный угол трапезной храма. Позднее над этим местом было сооружено чугунное надгробие с сенью, уничтоженное в 1920-х.

Однако, по ряду данных, тела Пересвета и Осляби никогда не были найдены и ныне покоятся в трапезной храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове «под спудом», то есть, точное местоположение захоронения не идентифицировано. Сейчас на предполагаемом месте захоронения Пересвета и Осляби в трапезной храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове установлено деревянное надгробие, копирующее по форме первое чугунное. Могила открыта для посещения.

http://www.museum.ru/imgB.asp?32172

А вот такой памятник Пересвету стоит на самом высоком месте города

http://www.konkurs.vbryanske.com/photo_46_4565_big.jpg
Так как отсюда прекрасный вид,то курган является местом паломничеством свадеб,в традицию вошло то,что если завязать ленточку как можно выше на копье воина,то он становится покровителем молодой семьи....а из бредовых традиций(которую я не соблюла,видимо,потому и развелась :D )...В общем...лошадь богатыря является конем в прямом смысле этого слова и если невеста погладит собственно то,что отличает коня от кобылы,то ссор с мужем в семье будет гораздо меньше,поэтому это место у коня Пересвета всегда блестит...

0

34

Артур и рыцари Круглого стола: от легенды к фэнтези

"...прообразом ВСЕХ произведений в жанре фэнтези является легенда о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола!"

Анджей Сапковский

С этим категоричным утверждением Сапковского можно не соглашаться, но с тем, что "артуриана" — один из краеугольных камней в фундаменте фэнтези, спорить трудно. Тем интереснее подробнее ознакомится с корнями легенды, чтобы затем взглянуть, что из них выросло.

История короля Артура — повесть о временах добродетели, благородства и мужества, когда посреди мрачного и смутного средневековья существовало чудесное королевство, процветавшее под мудрым правлением идеального государя и его благородных рыцарей.
Легенда

Итак, однажды Верховный король Британии Утер Пендрагон, воспылав страстью к Игрейне, жене герцога Горлуа Корнуэльского, обманом проник в ее спальню в замке Тинтагель. Через 9 месяцев родился мальчик, нареченный Артуром, которого отдали волшебнику Мерлину, дабы тот позаботился о возможном наследнике.

Мудрый маг доверил воспитание мальчика, коему он прорицал великое будущее, славному рыцарю Эктору. Тот растил Артура, как собственного сына. Других детей у короля так и не появилось. От брака же с погибшим Горлуа у Игрейны остались три дочери, младшая из которых познала искусство магии и под именем Феи Морганы сыграла роковую роль в судьбе своего сводного брата.

После смерти Утера Мерлин открыл шестнадцатилетнему Артуру тайну его рождения. И после того, как юноша ухитрился вытащить меч, торчащий из наковальни, что под силу было лишь "истинному по рождению королю Британии", он занял отчий трон. Затем Артур получил в Дар от Владычицы Озера волшебный меч Экскалибур, женился на прекрасной леди Гвиневере и зажил припеваючи в замке Камелот.
При своем дворе Артур собрал всех храбрых и преданных рыцарей королевства — Ланселота, Гавейна, Галахада, Персиваля и многих других. Он усаживал их вокруг огромного Круглого стола, так, чтобы никто не считался первым и никто — последним. Мерлин учил рыцарей не творить зла, избегать предательства, лжи и бесчестья, даровать милосердие низшим и оказывать покровительство дамам. Затем паладины Круглого Стола отправлялись странствовать и совершать подвиги, побеждая драконов, великанов и колдунов, спасая принцесс. Но главной целью их паломничества был поиск святого Грааля — Чаши, из которой Иисус пил во время Тайной вечери и куда затем была налита его кровь. Долгие годы рыцари шастали по Британии в поисках реликвии, но вотще. В конце концов Грааль нашел юный сэр Галахад, сын Ланселота, после чего душа его вознеслась на небо (по другой версии, Грааль достался сэру Персивалю).

А положил начало гибельной для Артура цепи событий величайший из его рыцарей— сэр Ланселот дю Лак ("Озерный"). Он влюбился в леди Гвиневеру и оказался не в силах подавить преступную страсть к жене своего сюзерена.
Племянник Артура Мордред (по другой версии — его бастард, внебрачный сын), сын Феи Морганы, разоблачил любовников и принудил Артура осудить жену на казнь. Ланселот спас королеву и бежал с ней во Францию. Перед тем, как вместе с войском отправиться за ними в погоню, Артур оставил регентом Мордреда. Племянник, воспользовавшись отсутствием дяди, совершил переворот. Артур вернулся домой и сошелся с Мордредом в битве при Камланне, где пронзил копьем предателя, но тот, умирая, успел смертельно ранить короля.

Меч Экскалибур был выброшен в воду, где его подхватила рука Девы Озера, а верные соратники Артура положили умирающего в ладью, унесшую его по морю на волшебный остров Авалон. Дабы утешить рыцарей, король пообещал вернуться, когда Британии будет угрожать великая опасность. Таков канонический Миф...
Артур глазами историков

Реальных документальных подтверждений существования Артура нет. Не сохранилось никаких государственных указов, прижизненных упоминаний в хрониках, частных письмах... Впрочем, о многих событиях тех "темных" столетий до нас дошли лишь разрозненные слухи, записанные с чужих слов многие века спустя.
Суровые факты

В I в. до н.э. Британию заселяло кельтское племя бриттов. К III в. н.э. завоевание острова римлянами завершилось, и появилась имперская провинция со смешанным бритто-римским населением, ставшая в конце III-IV вв. христианской. В 407 году, ввиду угрозы для Рима со стороны готов, римские легионы ушли из Британии, фактически бросив ее на произвол судьбы. Началось кратковременное кельтское возрождение и забвение римских обычаев.

Но в середине V в. на остров обрушились с моря германские языческие племена: юты, англы и саксы, захватившие часть земель на побережье. В начале VI в. бритты и потомки римлян объединились и начали борьбу с завоевателями. К середине века им удалось нанести захватчикам ряд поражений, но в 60-70-е гг. вторжение продолжилось, и к 600 г. завоевание основной части острова было завершено. Таковы точно установленные исторические факты. Далее — зыбкая почва предположений.
Преддверие мифа
Первое косвенное упоминание, которое можно отнести к Артуру, появилось в исторической хронике "О разорении и завоевании Британии" валлийского монаха Гильдаса (ок. 550 г.). Так, он писал о некоем короле, пригласившем в страну саксов для того, чтобы дать отпор пиктам. Но когда союзники-саксы вместо войны с пиктами начали резать самих бриттов, те избрали своим правителем с титулом "император" потомка римлян Амвросия Аврелиана, разгромившего варваров у горы Бадон (ок. 516 г.). Текст хроники весьма неясен: непонятно, кто руководил этой битвой; но упоминается некий Медведь (лат. Ursus), на валлийском языке — "atru" (почти Arthur!).

Еще один монах из Уэльса, Ненниус, в своей "Истории бриттов" (точное время написания не установлено — от 796 до 826 гг.) также упоминает некого великого воина по имени Артур.

"История бриттов" весьма путана и переполнена откровенными байками. Вот, например, как, по Ненниусу, появились в Британии германцы. Король бриттов Вортигерн, опоенный колдовским напитком, влюбляется в дочь вождя саксов Хенгиста Ронвену и позволяет язычникам завоевать свою страну. Далее в повествование вплетается Амвросий, который оказывается то знатным римлянином, вождем бриттов и наследником Вортигерна, то неким ясновидящим, прорицателем, родившимся без отца (Мерлин?). Позднее упоминается безо всякой связи с Амвросием вождь Артур, разгромивший саксов в двенадцати битвах, причем решающая произошла при горе Бадон.

По данным археологических раскопок, в местах, указанных Ненниусом, действительно произошло много сражений, но они никак не могли состояться на протяжении жизни одного человека. И можно ли доверять источнику, созданному через двести лет после описываемых событий?

Около 956 г. неизвестный валлиец составил историческую хронологию "Камбрийские анналы" (Камбрия — древнее название Уэльса), где написал: "516 г. — Битва при Бадоне, во время которой Артур носил на своих плечах крест Господа нашего Иисуса Христа три дня и три ночи, и бритты были победителями... 537 г. — Битва при Камланне, во время которой Артур и Медраут убили друг друга, и мор наступил в Британии и Ирландии". Это последнее упоминание об Артуре в относительно историческом труде.

Современные же ученые отмечают следующий вполне реальный факт, подтверждаемый археологическими изысканиями: во второй половине V в. экспансия саксов в Британии замедлилась, фактически прекратившись. Из чего делается вывод, что бриттов в течение почти 50 лет возглавлял некий великий вождь и воитель, коему удалось порядком потрепать захватчиков. Этот правитель, возможно, Амвросий Аврелиан, вождем дружины которого мог быть валлиец Артур, нанесший саксам ряд существенных поражений, особенно при горе Бадон. Начавшиеся затем усобицы в стане победителей привели к гибели Артура.
Могила Артура
Аббатство Гластонбери в Сомерсете — уникальный исторический объект. В свое время здесь проводили обряды друиды, их сменили римляне, но наиболее значимый след оставили христиане.
Церковные руины, сохранившиеся до наших дней, относятся к XIII веку, они остались от храма, разрушенного по приказу короля Генриха VIII во время его борьбы с католицизмом.

Давно ходили слухи, что именно в Гластонбери похоронен король Артур, и когда в 1184 г. страшный пожар уничтожил аббатство, во время реконструкции монахи попутно занялись поисками могилы легендарного короля. В 1190 г. их усилия увенчались успехом! Простукивая каменные плиты пола, на трехметровой глубине бенедиктинцы обнаружили древнюю кладку с полой камерой, где находилась дубовая колода в форме гроба, пропитанная сохраняющими дерево смолами, откуда и извлекли два человеческих скелета.

В архивах аббатства сохранился подробный отчет об осмотре тел усопших. Скелет мужчины поражал исполинским ростом — 2,25 м. У него был поврежден череп (след от ранения?). На голове женщины прекрасно сохранились пряди белокурых волос.

Над новой могилой царственных супругов вырос большой свинцовый крест с латинской надписью: "Здесь, на острове Авалон, покоится прославленный король Артур". Этот крест то ли был обнаружен монахами на первоначальной могиле, то ли установлен при повторном погребении (источники здесь расходятся). В 1278 г. останки "Артура" были перенесены в саркофаг из черного мрамора перед главным алтарем монастырской церкви. Там они и оставались вплоть до разрушения обители в 1539 г.

В 1934 г. на месте главного алтаря были найдены остатки гробницы, и теперь там стоит мемориальная доска. Уцелевшие кости были направлены на медицинское обследование, которое датировало останки V-VI вв. Раскопки в 1962 г. обнаружили место первоначального захоронения и подтвердили, что некогда там существовало углубление. Что до свинцового креста, то он исчез более двухсот лет назад.

Действительно ли найденные останки принадлежали Артуру и Гвиневере? Хм, с тем же успехом это могли быть тела любого короля или вождя того времени, даже предводителя саксов...
В литературе Артур продолжал жить — от хронистов и историков эстафету приняли писатели. Еще во второй половине VI в. валлийский бард Анейрин сочинил поэму "Гододдин", один из героев которой — Артур, смелый воин, мудрый правитель, предводитель лихого конного отряда. Если этот текст не позднейшая вставка (а до нас поэма дошла в рукописи XIII в.), то перед нами самое древнее упоминание об Артуре в художественном произведении.

В 1120-х годах монах Уильям из Малмсбери пишет труд "Деяния английских королей", где переписывает старые легенды о воинственном Артуре.

И, наконец, ключевой момент "артуровской истории"! Около 1139 г. брат Джеффри (позднее — епископ Гальфрид Монмутский) завершил свою монументальную "Историю королей Британии" в двенадцати томах, два из которых были посвящены Артуру. В них впервые тот назван королем, появляется волшебник Мерлин, меч Калибурн, женитьба Артура на Гвиневере и ее соблазнение королевским племянником Медраутом, последняя битва с предателем под Камбулой (Камланном) и захоронение тела Артура на Авалоне. А когда в 1155 г. англо-норманский трувер Уэйс перевел книгу Джеффри с ученой латыни на французский (стихотворный "Роман о Бруте"), она сделалась любимым чтением аристократии. Затем за дело взялся уже англосакс Лайамон, сотворивший перевод труда Уэйса на повседневный английский, — и повесть о деяниях Великого Короля выпорхнула в народ!

Окончательное превращение Артура в образец рыцарства произошло благодаря французскому труверу Кретьену де Труа, творившему между 1160 и 1180 годами. Он написал пять романтических поэм, введя в обиход "артурианы" тему рыцарской любви и культа прекрасной дамы, а также придумав название "Камелот".

В популярных произведениях о рыцарях Круглого Стола Роберта де Борона, Гартмана фон Ауэ, Вольфрама фон Эшенбаха, Готфрида фон Штрассбурга, Томаса Честера, Бернардо Тиссо, Жака де Лоньона, Артур и его двор присутствуют уже лишь как декорация. Сюжет романов обычно таков: к Артуру съезжаются рыцари и рассказывают о своих подвигах, либо в Камелот прибывает некий проситель, чаще всего дева, требующая свершить квест — убить дракона, извести колдуна и т.п. Рыцари разъезжаются в поисках приключений или в стремлении обрести Грааль, далее повествуется об их деяниях. Артур в этих романах — мудрый старец-король, не принимающий участия в приключениях, но являющийся как бы гарантом спокойствия и порядка. А его королевство уже не легендарная Британия, а вымышленная идеальная Логрия, героям которой должны подражать все истинные рыцари.
Существовало также назидательное, "христианское" направление артуровских легенд, особенно ярко выраженное в коллективном "Цикле Вульгаты", написанном монахами-цистерцианцами (1215 — 1236 гг.).

Наконец, в конце XV в. появилось произведение, ставшее каноническим.
Смерть и возрождение Артура

В 1485 г. Вестминстерская типография Кэкстона выпустила книгу английского рыцаря сэра Томаса Мэлори "Смерть Артура": обработку ряда романов артуровского цикла и примыкающих к нему произведений.

Перелагая обширный материал на английский язык, Мэлори комбинировал, сокращал и видоизменял текст, делая собственные вставки; в результате возникло достаточно стройное художественное произведение, в котором представлены все ключевые фигуры и события артуровской мифологии.

Книга разбивается на множество эпизодов, приключения следуют чередой, часто без особой мотивировки. Храбрые рыцари, закованные в броню, дерутся друг с другом; прекрасные девы находят себе приют в сумраке дремучих лесов; провидец Мерлин разоблачает тайные связи между героями и возвещает несчастья, которые невозможно предотвратить...

При этом Мэлори нередко обнаруживает склонность к морализации, рассудительности и практицизму. Мир куртуазной средневековой поэзии ему чужд: Мэлори осуждает любовь ради любви, считая идеальной любовь в законном браке. Поэтому образ Ланселота у него значительно отличается от той трактовки, какую он имел во французской поэзии (имея все данные для того, чтобы добыть Грааль, он, проникнутый греховной любовью к королеве, сподобился лишь издали видеть чашу благодати).
* * *

"Смерть Артура" послужила источником для множества других произведений, став идеальной версией артуровского мифа для всех последующих поколений. Отсюда черпали вдохновение Спенсер, Мильтон, Вордсворт, Кольридж, Теннисон, Суинберн, Блэйк, Твен, Ариосто, Петрарка, Данте, Брантом, Сервантес, Гете, Шиллер, всех не перечесть. Наконец, за дело взялись авторы современной фэнтези...

0

35

КНЯЗЬ ВЛАДИМИР СТОЛЬНОКИЕВСКИЙ ПО БЫЛИНАМ
В былинах образ Владимира сохранил немногие истоические черты. Владимир, или, по произвношению певцов, Володимир Сеславич (очеридно, испорченное Святославич) - великий столько-киевский князь. Его имя сопровождается эпитетами - "Красное Солнышко", "светлый", "пресветлый", "славный", "ласковый", "грозный". В Киев стекаются на службу со всех концов русской земли (из Мурома, Ростова, Рязани, Волынца-Галича) сильные, могучие богатыри. Все эти черты, с которыми выступает в былинах Владимир, вполне согласны с летописью. Но кроме этих черт былины приписывают Владимиру и такие, которые или не гармонируют с историческим образом этого князя, или оказываются отрицательными. Во-первых, Владимир сам не участвует в походах и большей частью не выезжает из Киева. Во-вторых, Владимир поразительно труслив; его трусость обнаруживается при каждом столкновении с врагами: узнав, что к Киеву подступил с войсками Калин-царь, он начинает "ронять горючие слезы" и "утираться шелковым платком"; он жалуется, что некому постоять за веру, за отечество, за церкви Божии, за Киев-град, некому сберечь князя Владимира и его супруги Опраксы Королевичной; при наезде Идолища на Киев Владимир "убоялся"; когда наезжает заморский богатырь Соловников, Владимир кричит со страху. В-третьих, Владимир проявляет в отношении к своим богатырям крайнюю неблагодарность или недоброжелательность. Илья Муромец, напр., жалуется на то, что служил Владимиру тридцать лет, а "не выслужил слова сладкого, уветливого, приветливого, хлеба-соли мягкия". Приказав Добрыне Никитичу освободить Забаву, дочь Путятичну из "пещерушки змеиной", Владимир угрожает срубить ему голову, если он не выполнит этого поручения. По простому наговору Владимир сажает Добрыню в тюрьму, а потом, чтобы сгубить его, отправляет в поганую Литву выправлять дани за двенадцать лет; во время отсутствия Добрыни сватает его жену за Алешу Поповича. Деспотизм и самодурство Владимира доводят некоторых богатырей до гибели: Владимир не верит богатырю Сухману, что он победил татарское войско и сажает его за это в погреб; богатырь так оскорбился эти поступком Владимира, что сорвал "маковые листочки" со своих кровавых ран и истек кровью. Пренебрежительно относится Владимир и к Илье: за великие подвиги он награждает Илью куньей шубой, а других богатырей, меньше Ильи отличившихся, награждает городами с пригородами; Илья выражает пренебрежение к подарку; тогда Владимир велит своим слугам "повести Илью на горы высокие, бросить в погреба глубокие, задернуть решетками железными, завалить чащей, хрящем-камнем". В-четвертых, Владимир жаден. Эта черта проявляется в отношении к богатствам Соловья-разбойника, которые он хочет захватить; но Илья не дает ему их и оставляет детям Соловья, чтобы было им чем пропитаться до смерти и не ходить скитаться по миру. В-пятых, Владимир, при наступлении какой-нибудь беды, униженно просит богатырей, чаще всего Илью, заступиться за него и спасти его. В-шестых, Владимир - большой охотник до чужих жен и вообще до женщин.
Эти несимпатичные черты Владимира сильно возбуждают против него богатырей: они нередко ругают князя в глаза собакой, дураком, вором; решаются не служить ему больше; указывают ему, что, если бы не они, то не быть ему князем в Киеве.
     Изменение исторического Владимира в образ эпического Владимира с целым рядом отрицательных черт имело свои причины, исторического и литературного характера.
     Представление о бездеятельности Владимира могло быть создано следующими фактами: во-первых, пока Владимир был юн, за Владимира и от его имени действовал его дядя Добрыня, вероятно, вместе с целым рядом других помощников; во-вторых, из летописи не видно, поскольку предприятия Владимира. Пришедшего уже в зрелый возраст, обязаны были активности и инициативе самого князя и поскольку влиянию его дружинников; если принять во внимание сообщения летописи о совете с дружиной и национально-славянский характер правления Владимира, то придется придти к заключению, что всякое предприятие свое Владимир исполнял или по указаниям дружинников или после совета с ними; в-третьих, вторая половина княжения Владимира протекла в мире с соседями; шумных воинственных предприятий не было; Владимир занят был заботами о внутреннем развитии государства. Уже одних этих причин достаточно было для того, чтобы в воображении дружинных певцов, выше всего ставивших "буесть" и особенно личные военные подвиги и отожествлявших деятельность с борьбой, - чтобы Владимир отразился, как человек бездеятельный.
     Но к этим основным причинам присоединился еще рядо других: во-первых, в следующие эпохи наши князья, а затем цари большей частью никаких подвигов не совершают; они большей частью только распоряжаются, а окружающие лица уже исполняют эти распоряжения; представления об этих позднейших князьях и царях могли быть перенесены певцами на образ Владимира; во-вторых, на образ Владимира в этом смысле могли повлиять образы царей тюрко-монгольских, а также образы царей восточных эпосов, как, напр., образ Кейкауса, эпического центра иранского эпоса; наконец, в-третьих, на исчезновение в образе Владимира активности мог повлиять литературный процесс циклизации эпических песен: по мере того, как песни о богатырях группируются около имени Владимира, образ Владимира должен был становиться образом ласкового князя, задающего пиры богатырям; на богатырей мало-помалу должны были переноситься подвиги, которые первоначальго, может быть, приписывались и самому Владимиру, потому что, если Владимир располагает многочисленным штатом могучих богатырей, для чего ему самому совершать дела, которые можно поручить им?
      Нетрудно объяснить появление в эпосе и других несимпатичных черт Владимира. Неблагодарность, несправедливость и жестокость, как отличительные черты Владимира могла возникнуть под влиянием того, что деятельность Владимира, в различных классах населения и в различных областях Киевской Руси должна была различно оцениваться, восприниматься и освещаться: для одних групп населения и частей государства деятельность Владимира была выгодна, полезна и потому личность Владимира наделялась наилучшими чертами; для других групп населения или других частей государства деятельность Владимира была вредна и потому личности Владимира приписывали отрицательные черты. Как, напр., должны были смотреть на Владимира те варяги, которые помогли ему овладеть Киевом, и которых Владимир не только не возблагодарил, как они хотели, но даже, может быть, и погубил, предостерегши против них византийского императора? Очевидно, в их памяти образ Владимира должен был сохраниться, как образ князя неблагодарного, скупого и коварного. Но зато киевляне должны были прославлять Владимира, который не захотел наложить на них тяжелую контрибуцию в пользу варяжской дружины. Как должны были относиться к Владимиру высшие норманнские круги города Полоцка, князя которого Рогволда он убил, а дочь его насильно взял в жены, а потом всячески унижал ее? Несомненно, как к жестокому деспоту. Но зато славянская часть того же города должна была прославлять Владимира, как освободителя их от норманнского тирана.
      О женолюбии Владимира говорит уже летопись. Именно она сообщает, что Владимир, будучи язычником, имел 800 жен. По всей вероятности, это были пленницы, захваченные во время походов. Из них Владимир выбирал себе жен, согласно патриархально-родовым обычаям. Возможно, что и в период своей христианской жизни Владимир не мог совершенно отрешиться от старых привычек. Таким образом, и эта черта может быть объяснена исторически. Возможно также, что на детали в обрисовке этой черты Владимира повлияли сказания об отношениях к женщинам Давида и Соломона.
http://rnns.ru/uploads/posts/2010-01/1263972833_p0000096.jpg

0

36

Aurvin Do'Arn написал(а):

Александр Пересве́т

Ну вот,кто ж его в доспехи-то вырядил?Ай-ай,безобразие.Не по канону..)

0

37

Михаил Потык - герой славянских былин. Рассказы о женитьбе богатырей, которых довольно много, редко имеют счастливую развязку — чаще брак оборачивается бедой. Понять, в чем тут дело, позволяет отчасти история о Михаиле Потыке. В Древней Руси она, видимо, пользовалась большой популярностью — от XVII века дошло несколько ее письменных пересказов с таким типовым названием: «Сказание о трех богатырях свето-русских — о Илье Муромце, о Михаиле Потоке, о Алеше Поповиче». Князь Владимир дает богатырям одинаковые поручения — собрать в трех землях дань. Михаил Потык едет у берега синего моря и видит: плавает по морю лебедь белая. Он достает из колчана стрелу, чтобы убить птицу, а та говорит человеческим голосом: «Ох ты ой еси, русский богатырь Михаил Поток Иванович, не стреляй меня, лебедь белую... стану пред тобой красною девицею». Она сразу полюбилась Михаилу, он взял ее за руки белые, поцеловал в уста сахарные, посадил на своего коня. Произошло то, что нередко бывает в народном эпосе: герой неожиданно для себя встречает свою суженую. По возвращении в Киев девушку крестят, и их венчают. Ей дают имя Лебедь Белая, Авдотья Лиховидовна.
Купец из Золотой орды, увидев красоту Авдотьи, рассказывает о ней царю Кощею. Тот, чтобы завладеть Авдотьей, осаждает Киев и — пока Михаил отсутствует — требует, чтобы Владимир отдал ему женщину. Киевляне согласны на это требование. В этот момент возвращается Михаил. «Собаки мужики киевляне! Сделали бы они так со своими женами и дочерьми. А я буду за свою жену биться с погаными в чистом поле». Кощей едва убегает с остатками своего войска. Так повторяется еще раз. Вернувшись с победой, Михаил узнает, что жена его умерла. Богатырь оплакивает ее и при этом говорит странные слова: «Помню я, что у меня с тобою молвлено и договорено:
если кто умрет первый, тот, кто остался, — живым в могилу пойдет». В текстах былины, записанных в XIX—XX веках, это условие предлагает Лебедь Белая в момент заключения брака. Здесь — завязка всего конфликта:
Авдотья Лиховидовна пришла из чужого, враждебного человеку мира, она колдунья и волшебница, и цель ее — погубить Потыка, а не устроить с ним счастливую семейную жизнь. Она «умрет», то есть вернется в свой мир, и уведет с собою богатыря. Между тем Потык не подозревает ничего: он верен слову, а кроме того — он любит свою жену и готов разделить с нею смертную судьбу. Киевляне поражены — нигде такого не слыхано и не видано, чтобы живые ложились с мертвыми. Но переубедить Потыка невозможно, он велит устроить каменную гробницу для двоих. Владимир же оставляет у могилы сторожей — на тот случай, если богатырь будет кричать, чтобы его выпустили. Ночью появляются два змееныша, Михаил схватывает их и рвет надвое. Чтобы оживить детей, змея приносит живую воду, и с помощью ее Михаил оживляет жену. Они возвращаются на землю.
Между тем снова является Кощей и в отсутствие Михаила увозит Авдотью. Жена-волшебница становится женой-предательницей:
она «прельстилась» на обещание Кощея сделать ее царицей Золотой орды. Теперь цель ее — погубить Михаила. Когда он догоняет их, Авдотья притворно просит взять ее обратно в Киев, а сама дает мужу «питье пьяное» и предлагает Кощею убить спящего. Тот отка-зывается. Они уезжают, оставив Потыка в чистом поле. Богатырь опять догоняет их и вновь поддается на ложь Авдотьи: он доверчив и не догадывается о предательстве. Теперь — для верности — Авдотья не только опаивает его, но и превращает в камень. На поиски пропавшего богатыря отправляются Илья и Алеша. Они останавливаются на отдых у белого камня. Здесь же отдыхает странник. Утром он признается, что видел во сне, будто неподалеку от камня зарыт клад. Сокровище находят, и странник делит его на четыре части. Кому же четвертая? Тому, кто поднимет этот камень. Ни Илье, ни Алеше это не удается, а странник легко перебросил его через плечо и тут же исчез. А из камня выскочил Михаил Потык. Богатыри узнают, что «разбудил» Михаила его покровитель Михаил Архангел. Богатыри отправляются на поиски Авдотьи, чтобы убить ее. Когда они приходят в царство Кощея, Михаил просит товарищей остаться в поле, а сам идет к Лебеди Белой. Та опять произносит покаянные слова, и опять Михаил верит жене. Она подносит ему питье, а затем приковывает к стене, сама же тешится игрой в шахматы с Кощеем. Дочь Кощея жалеет богатыря, освобождает его и приносит ему оружие. Он вызывает товарищей, и они побивают силу Кощееву, а Лебедь Белую «привязали к добру коню за хвост и пустили в далече во чисто поле».
Мир в былинах бывает жестоким и немилосердным, но богатыри чаще всего поступают согласно справедливости, хотя и терпят от вероломства и предательства. Михаилу Потыку помогает одержать победу богатырская дружба и помощь свыше: люди Древней Руси твердо верили в надежность этих сил.

0

38

ЮГУРТА
(160-104 до н.э.)
Царь Нумидии в 118/117-107 гг. до н.э.
В анналы истории Древнего мира имя героя Югурты — нумидийского царя вошло по одной веской причине: он бросил вызов Риму, который тогда находился на вершине своего могущества. Война, которая получила название Югуртинской, шла в Северной Африке поразительно долго — со 115 по 105 год до н.э., прежде чем сопротивление чернокожих нумидийцев и их венценосного вождя было сломлено римскими легионами.
Югурта был незаконнорожденным внуком нумидийского царя Масиниссы и воспитывался в его дворце наравне с детьми монарха. Еще в юности Югурта, демонстрируя необыкновенную энергию и храбрость, постоянно отличаясь бесстрашием в охоте на львов, приобрел большую любовь среди нумидийцев, где каждый мужчина, способный носить оружие, был воином. Он, как всем казалось, был "нацелен" на героические поступки с самого детства.
Юный герой все же стал царским сыном — его, уже повзрослевшего, усыновил брат отца царь Миципса. Он назначил Югурту наследником вместе со своими сыновьями Адгербалом и Гиемсалом. К тому времени Югурта уже набрался немалого военного опыта, командуя нумидийскими воинами, которые были посланы в Испанию на помощь римлянам, долго и безуспешно осаждавшим там укрепленный город Нуманцию.
Когда монарх в 118 году до н.э. умер, между его наследниками завязалась династическая борьба. Властолюбивый Югурта приказал убить Гиемсала (117), а Адгербала разбил в сражении. Но тому повезло: он смог бежать с африканских берегов в Италию, где обратился с жалобой в римский сенат. А тем временем Югурта стал нумидийским царем, который прежде всего озаботился созданием большого войска.
Югурта понимал, что успеха в войне с Римом ему ожидать сейчас трудно, и поэтому послал в Италию посольство с богатыми дарами. В итоге сенаторы постановили разделить Нумидию на две части между Югуртой и Адгербалом. Однако через четыре года Югурта вторгся во владения соседа-родича и осадил его в столице Цирте. Город сдался, и побежденный правитель был торжественно казнен.
Однако во время резни мужской части населения Цирты, то есть людей, имевших при себе любое оружие, югуртинские воины перебили не только нумидийцев, но и римских торговцев-италиков. Это было кровавое оскорбление Рима, нанесенное вождем Югуртой, который стал властелином всей Нумидии, огромной по территории североафриканской страны. Рим, возмущенный гибелью своих граждан, объявил войну Югурте. Тот вызов принял.
Югуртинская война (115-105) реально началась не сразу. Когда на севере Африки высадилась римская армия во главе с консулом Кальпурнием Бестиа и легатом Скавром, хитрый Югурта "обезопасил" их золотом, или, говоря иначе, подкупил. Он подписал с ними договор о своем полном подчинении Вечному городу. Для убедительности римлянам выдали 30 "устаревших" боевых слонов и небольшое число лошадей.
Рим возмутился такому договору, и нумидийскому царю пришлось прибыть в Рим для того, чтобы предстать перед сенаторами. В ход снова пошли дары и золото. В конце концов его отправили назад, и он оставил Рим со словами:
"О подлый город! Ты скоро бы погиб, если б на тебя нашелся покупатель!.."
В 112 году до н.э. Югурта объявил войну могущественному Риму. Вот тогда и началась Югуртинская война. Племена Нумидии охотно предоставили царю-полководцу отряды своих воинов. Когда на севере Африки вновь появились легионы под командованием консула Спирия Постумия Альбинома, им пришлось пережить большой позор. Войско брата консула Авло Постумия в ходе ночного нападения нумидийцев на их походный лагерь было окружено и капитулировало. Чтобы избежать истребления, легионеры согласились пройти под "ярмом" и обязались в десятидневный срок покинуть земли Нумидии.
Тогда в Африку был направлен консул Квинт Цецилий Метелл. Хотя ему и удалось с большим трудом нанести поражение армии Югурты в сражении на берегах реки Мутал (Мутуле), однако эта победа не решила исхода войны. Нумидийцы повели из пустыни успешную партизанскую войну. Близ города Замы Югурта совершил неожиданное нападение на лагерь римских легионов и перебил большую часть охранявших его.
В 107 году до н.э. сенат послал в Африку нового полководца — консула Гая Мария, ближайшим помощником которого стал квестор Луций Корнелий Сулла. Но и ему не удалось быстро закончить затянувшуюся Югуртинскую войну блестящей, триумфальной победой. Только через два года, в 105-м, войско Гая Мария смогло с большими усилиями вытеснить Югурту с его воинами из Нумидии во владения тестя, мавританского царя Бокха.
Здесь и отличился другой римский военачальник — квестор Луций Корнелий Сулла. Он сумел убедить царя Мавритании выдать ему своего зятя — венценосного нумидийского полководца Югурту, осмелившегося поднять руку на Рим. На том война в Северной Африке завершилась.
Гай Марий и его легионы были с триумфом встречены в Риме. Перед его колесницей вели закованного в цепи и одетого в царские одежды Югурту. По предположению древнеримского историка Ливия, нумидийского монарха, посмевшего объявить войну самому Вечному городу, на шестой день заключения в подземной тюрьме в Капитолии задушили.

0

39

Годива (англ. Godiva от латинизированного др.-англ. Godgyfu, Godgifu — подаренная Богом; 980—1067) — англо-саксонская графиня, жена Леофрика, эрла (графа) Мерсии, которая согласно легенде проехала обнажённой по улицам города Ковентри в Великобритании ради того, чтобы граф, её муж, снизил непомерные налоги для своих подданных.
Легенда

Согласно легенде, Годива была прекрасной женой графа Леофрика. Подданные графа страдали от непомерных налогов, и Годива упрашивала своего мужа снизить налоговый гнёт. Однажды на очередном пиру, будучи сильно пьяным, Леофрик обещал снизить налоги, если его жена проедет обнажённой на лошади по улицам Ковентри. Он был уверен, что это условие будет совершенно неприемлемо для неё. Однако Годива всё-таки пошла на этот шаг, хотя и немного схитрила — она попросила жителей города в назначенный день закрыть ставни и не выглядывать на улицу. Так незамеченной она проехала через весь город.

Граф был поражён самоотверженностью женщины и, сдержав своё слово, снизил налоги.

Согласно некоторым версиям легенды, лишь один житель города, «Подглядывающий Том» (Peeping Tom), решился выглянуть из окна и в тот же миг ослеп.
Реальные персонажи

Скорее всего, эта легенда мало связана с реальными событиями. Жизнь Леофрика и Годивы подробно описаны в сохранившихся в Англии летописях. Известно, что Леофрик в 1043 году построил бенедиктинский монастырь, который в одночасье превратил Ковентри из маленького поселения в четвёртый по величине средневековый английский город. Леофрик наделил монастырь землёй и отдал во владение обители двадцать четыре деревни, а леди Годива подарила такое количество золота, серебра и драгоценных камней, что ни один монастырь Англии не мог сравниться с ним по богатству. Годива же была очень набожной и после смерти мужа, находясь на смертном одре, передала все его владения церкви. Граф Леофрик и леди Годива были похоронены в этом монастыре.

Однако о событиях, описываемых в легенде, хроники умалчивают.

Историю об обнажённой всаднице впервые упоминает завистник славы и богатства Ковентри — монах монастыря святого Албана Роджер Вендровер в 1188 году, и согласно ей события происходили 10 июля 1040 года. В дальнейшем народная молва только дополняла это предание. Позднее в XIII веке король Эдуард I пожелал выяснить правду об этой легенде. Исследование летописей подтвердило, что в Ковентри начиная с 1057 года налог действительно не взимался, однако срок в 17 лет явно не является доказательством реальности описываемых в легенде событий.

Деталь про «Подглядывающего Тома», по некоторым данным, появилась в 1586 году, когда совет города Ковентри заказал Адаму ван Ноорту изобразить на картине легенду о леди Годиве. После того, как заказ был выполнен, картина была выставлена на главной площади Ковентри. И население ошибочно приняло изображённого на картине Леофрика, выглядывающего в окно, за ослушавшегося горожанина.
    * Недалеко от бывшего кафедрального собора Ковентри установлен памятник — леди Годива с распущенными волосами верхом на лошади. Изображение памятника также помещено на печати городского совета Ковентри.
    * В 1678 году жители города учредили ежегодный фестиваль в честь леди Годивы, сохранившийся и по сей день.[источник не указан 75 дней] Этот праздник представляет собой карнавал, где много музыки, песен, а вечером фейерверк. Участники карнавала одеваются в костюмы XI века, а участницы — в костюмы Евы. Шествие начинается от руин первого кафедрального собора и далее идёт по маршруту, проложенному некогда отважной леди. Заключительная часть фестиваля проходит в городском парке у памятника леди Годивы. Здесь звучит музыка того времени и участники праздника соревнуются в различных конкурсах, наиболее популярным из которых является конкурс на лучшую леди Годиву. В этом конкурсе принимают участие женщины, одетые в туалеты дам одиннадцатого столетия, и непременным условием соревнования являются длинные золотистые волосы.
    * Образ леди Годивы достаточно популярен в искусстве. Ей посвящены поэмы и романы. Образ воссоздан в мраморе, на гобелене, на полотнах живописцев, в кино, на ТВ и даже на обёртке шоколада фирмы «Годива». Археологами найдены витражи с изображением леди Годивы, которые сейчас находятся в сохранившейся церкви первого монастыря, основанного Леофриком и Годивой.
    * В честь леди Годивы был назван астероид 3018 Годива.
    * Как это ни странно звучит, но иногда в честь Леди Годивы получают свое название магазины одежды.
    * Леди Годиву «с распущенной рыжею гривой» упоминает Осип Мандельштам в стихотворении С миром державным я был лишь ребячески связан…
    * Леди Годиву упоминает Саша Черный в стихотворении «Городская сказка» («…стан, как у леди Годивы»)
    * Леди Годиву упоминает Иосиф Бродский в «Литовском ноктюрне» («В полночь всякая речь / обретает ухватки слепца; так что даже „отчизна“ на ощупь — как Леди Годива»)
    * Леди Годиву упоминает Борис Гребенщиков в песне «Сталь» («Ну а ежели кто не еще а уже / И душа как та леди верхом в неглиже»
    * Фредди Меркьюри упоминает Леди Годиву в песне Don’t Stop Me Now: «I’m a racing car passing by like Lady Godiva».
    * Британская группа Placebo упоминает в своей песне «Peeping Tom» Подглядывающего Тома, который следит на расстоянии за неизвестной девушкой.
    * Группа Velvet Underground, упоминает имя Леди Годивы в своей песне «Lady Godiva’s Operation».
    * Группа Boney M в 1993 году записала песню «Lady Godiva». Впервые она была опубликована в том же году на альбоме «More Gold».
    * Группа Mother Love Bone издала песню «Lady Godiva Blues» на альбоме «Mother Love Bone» 1992 года и на переиздании альбома «Apple».
    * 2 серия («Волшебное ню») 7 сезона сериала Зачарованные про Леди Годиву.
http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2008-11/1227009481_lady_godiva_by_feliciacano.jpg

http://desktop.spbland.ru/foto/800-12236.jpg

+2

40

Сверрир Сигурдссон или Сверрир Норвежский (норв. Sverre Sigurdsson, др.-исл. Sverrir Sigurðarson, 1151(1151) — 9 марта 1202) — король Норвегии с 1184 по 1202 годы. Бывший священник, родившийся в 1145—1151 году на Фарерских островах. Выдавая себя за незаконнорожденного сына короля Норвегии Сигурда Мунна, возглавил одну из противоборствующих сторон эпохи гражданских войн — биркебейнеров (норв. Birkebeinerne — берёзовоногие, лапотники), состоящую в основном из бедняков и крестьян. Вступив со своим войском в Норвегию, разбил войска противников (короля Норвегии Магнуса V Эрлингссона , поддерживаемого епископатом и богатыми землевладельцами) и захватил престол. Вследствие затянувшегося конфликта с папством был отлучён от церкви. Умер своей смертью в возрасте 51-57 лет в Бергене, передав бразды правления своему сыну — Хокону III Сверриссону.

Важнейшие источники фактов о жизни Сверрира — Сага о Сверрире, сохранившаяся частично в письменном виде, и переписка между Сверриром и церковью в период их конфликта.

+1

41

ГИЛЬГАМЕШ
Героический век и героев воспевали разные народы. Наиболее древние из таких мифов — шумерские, и самый популярный их герой — Гильгамеш. Предполагается, что имя это могло означать «предок-герой» (от шумерского — Бильгамес).
Согласно исследованиям историков и археологов, Гильгамеш был третьим царем I династии Урука в конце XXVII — начале XXVI в. до н. э. Позже в предании он — уже в качестве мифологического героя — приобрел божественных родственников как потомок солнечного бога Угу и сын богини Нинсун, а срок его правления стал неправдоподобно большим: 126 лет. О нем сказано: «На две трети — бог, на одну — человек он».
Вавилонская поэма, посвященная ему, начинается так:
О всё видавшем до края мира, О познавшем моря, перешедшем все горы, О врагов покорившем вместе с другом, О постигшем премудрость, о всё проницавшем;
Сокровенное видел он, тайное ведал, Принес нам весть о днях потопа…
Последнее обстоятельство действительно очень важное, и мы о нем поговорим особо. Показательно, что, перечисляя достоинства Гильгамеша, автор поэмы отметил, что тот «рассказ о трудах на камне высек» (по-видимому, владея грамотой), а самое главное — возвел неприступные стены вокруг Урука.
Однако в молодости Гилыамеш отличался буйным нравом и распутным поведением. От его безобразий возмутились горожане и обратились с мольбой за помощью к богам. Богиня Аруру слепила из глины дикого волосатого великана Энкиду, охотника, жившего вместе со зверями и подобного им. Вот с кем надлежало помериться силами Гильгамешу. И тогда молодой царь Урука придумал коварный план. Он подослал к Энкиду храмовую красавицу-блудницу Шамхат. Увидев ее прелести, дикий человек воспылал к ней любовью и шесть дней, семь ночей наслаждался ее ласками. Но когда он вернулся к зверям, они разбежались. Мышцы его ослабели, но зато стал он умней. Вернувшись к блуднице, он сел у ее ног и, глядя ей в лицо, стал слушать рассказ о великолепном городе Уруке и его царе…
В этом эпизоде заключена глубокая и нетривиальная мысль: дикое существо обрело человеческие черты благодаря любви и пробуждению чувства прекрасного. Утратив часть своей физической силы, дикарь взамен обзавелся умом, и в этом ему помогла женщина. Вот смысл сюжета об Энкиду и Шамхат, которая полюбила его, сказав: «Ты красив, Энкиду, ты богу подобен».
В дальнейшем Гильгамеш и Энкиду становятся близкими друзьями, вместе совершая подвиги. Они убили великана Хуваву — духа-хранителя кедровой рощи. По нашим понятиям, поступок был преступный, браконьерский, связанный с уничтожением заповедного кедровника.
Гильгамеш — представитель городской цивилизации. Ему чужды проявления «дикой» первозданной природы, будь то растения, животные или человек. Если он и совершает дальнее путешествие — к горам Ливана, то для того, чтобы добыть кедр. После того как Гильгамеш отверг предложение Иштар взять ее в жены, она направила на Урук божественного быка, подобного смерчу. Гильгамеш убил его. Иштар уговорила Ану (Ана) приговорить героя к смерти. За Гильгамеша заступился Эллиль (Энлиль) и предложил вместо него покарать Энкиду. Так и произошло: тяжело заболел Энкиду, и отошла душа его в царство мертвых. В неутешном горе отправился Гильгамеш в странствия, надеясь найти бессмертие. Он бродит по свету, попадает в подземное царство, где находится сад самоцветов (превосходный художественный образ и мудрая мысль).
Гильгамешу удается встретиться с единственным человеком, который обрел бессмертие (возможно, благодаря своей праведной жизни) и пережил всемирный потоп. Этот человек — Утнапиштим — поведал Гильгамешу события тех далеких дней.
На совете богов было решено истребить род человеческий, всемирным потопом очистить землю. Однако Эллиль пожалел Утнапиштима и через «заговорившие» стенки хижины передал ему:
Снеси жилище, построй корабль, Покинь изобилье, заботься о жизни, Богатства презри, спасай свою душу! На свой корабль погрузи все живое.
Как видим, завет обрести бессмертие был прост: «Богатства презри, спасай свою душу!» И не мольбами к богам спасать, а трудом и разумом. В отличие от легендарного библейского Ноя, Утнапиштим соорудил ковчег вполне реалистичных размеров и поместил туда свой род, зверей и скот, мастеров. Утром хлынул ливень, ночью шел дождь. Утнапиштим вошел на корабль и засмолил его двери.
Едва занялось сияние утра,
С основания небес встала черная туча…
Что было светлым — во тьму обратилось,
Вся земля раскололась, как чаша,
Первый день бушует Южный ветер,
Быстро налетел, затопляя горы,
Словно войною, людей настигая…
Ходит ветер шесть дней, семь ночей,
Потопом буря покрывает землю
При наступлении дня седьмого
Буря с потопом войну прекратили.
Библейский вариант сказания о потопе, сформировавшийся на тысячелетие позже, выглядит несравненно фантастичней вавилонского и безусловно заимствован. На этом примере можно еще раз убедиться, что со временем некоторые предания старины обретают черты волшебной сказки, утрачивая свои связи с действительностью. Кстати, спасшийся от потопа Утнапиштим пристает, в отличие от Ноя, не к высокой горе Арарат, а к холму Ницир, высота которого 330 м над уровнем моря…
Однако вавилонская версия всемирного потопа оказалась не самой древней. Археологи обнаружили глиняные таблички, датируемые приблизительно началом III тысячелетия до н. э., времен I шумерской династии. На них был записан рассказ о царе Зиусудре, верховном жреце бога Энки, предупредившего Зиусудру о грядущем потопе. Затем «все бури с небывалой силой разбушевались одновременно», и потоп продолжался семь дней.
Идея всемирного потопа оказалась чрезвычайно привлекательной не только для служителей культа (да устрашатся люди гнева богов!), но и для философов и натуралистов. Конечно, находясь в здравом уме, невозможно поверить, что с небес хлынуло столько воды, затопившей всю сушу до самых высоких гор. В Библии высочайшей вершиной назван Арарат, и это показывает масштабы географических познаний творцов данного варианта легенды. Натурфилософы попытались обосновать компромиссный вариант: мол, потопы были неоднократно и распространялись на более или менее ограниченных территориях.
Легенду о всемирном потопе можно считать «преднаучной гиг потезой», призванной объяснить образование обширных равнин и находки в горах окаменелых раковин морских беспозвоночных. А что касается конкретного великого потопа в Двуречье, то и эта проблема давно интересует ученых. В конце XIX века замечательный австрийский геолог Э. Зюсс предположил, что мощный тропический циклон около пяти тысячелетий назад вызвал наводнение, затопившее практически все Двуречье. Через полвека во время раскопок города Ура английский археолог Л. Вулли обнаружил мощный слой речных наносов, перекрывающий следы древнейшей культуры этого региона, и предположил, что это и есть отложения шумерского потопа. Однако позже выяснилось, что подобные следы катастрофических наводнений встречаются и в других местах региона, но в слоях более молодого возраста.
Так или иначе, а необычайно сильный потоп действительно был, и какой-то предусмотрительный шумер вполне мог подготовиться к нему, построив ковчег. В Библии потоп — наказание грешным людям. И самое удивительное, что в таком мнении есть немалая доля правды.
Крупные, но не столь уж грандиозные наводнения постоянно происходят в Двуречье, и это — нормальное природное явление. Но с той поры, когда люди нанесли заметный урон природе в водосборе, по окраинам этой великой долины, истребили леса, распахали значительные территории, поверхностный сток резко усилился, и наводнения стали особенно сильными. Мудрый Зиусудра обратил на это внимание и стал готовиться к потопу. После того как прошли сильные дожди в верховьях Тигра и Евфрата, сильный и постоянный южный ветер вызвал нагонные волны со стороны Персидского залива и дополнительные осадки. Речное наводнение было усугублено морским, а потому корабль Утнапиштима-Зиусудры прибило к холму, который находится выше по течению Евфрата, чем город Шуриппак, откуда началось плавание. Практически вся равнина оказалась затопленной, и для уцелевших ее жителей это было равносильно всемирному потопу.
С именем Гильгамеша связана история нисхождения Энкиду в подземный мир (еще одна версия смерти Энкиду). Здесь обращают на себя внимание две темы.
Начинается история с того, что у Гильгамеша появляется чудесный барабан с волшебными палочками. (При этом упоминается Лилит-дева, привлекательная демоница, обольщающая мужчин — еще одно проявление женского начала.) Как только Гильгамеш начинал выбивать барабанную дробь, ему беспрекословно подчинялись юноши и девушки. Невольно вспоминается сказка о крысолове и волшебной дудочке. В шумерско-вавилонской легенде людей завораживает не мелодия, а барабанный ритм. Такой эффект правдоподобен. В далекой древности главным образом именно ритм оказывал сильнейшее эмоциональное воздействие на людей, вызывая массовые психозы. (В современной поп-культуре усматривается возврат к архаичной музыке, где господствуют ритмы, а не мелодии.)
Магическая власть Гильгамеша над молодежью встревожила и возмутила жителей. От их проклятий барабан с волшебными палочками провалился в подземный мир, к самым его вратам. Не сумел достать Гильгамеш барабан с палочками и зарыдал от горя. Верный друг Энкиду вызвался достать их. Он спускается в подземный мир, но при этом не соблюдает правила пребывания там и обнаруживает свое присутствие. Его схватывают подземные демо ны. Гильгамеш обращается к богам с просьбой освободить Энкиду. Солнце-Уту открыл отверстие в этот мир, и оттуда вылетела душа Энкиду. «Какие законы подземного мира?» — спросил Гильгамеш. «Если скажу о них, ты зарыдаешь», — ответил Энкиду. «Пускай!»
Царство смерти оказывается беспощадным к человеку: тело его поедают черви, оно превращается в прах. Души человеческие посмертно обретают разную судьбу. Лучше всего тем, у кого осталось на земле много детей (сыновей), которые их поминают, а также храбрецам, павшим в бою. Бедствуют и горюют те, кого никто не поминает добром, не приносит во имя них жертвы богам.
Такова древнейшая версия о посмертном воздаянии душам человеческим за их дела земные. Но более интересны с философской и обыденной точек зрения поучение Утнапиштима, утешающего Гильгамеша, озабоченного поисками секрета бессмертия. Замечательна мысль, высказанная Утнапиштимом: «Плоть богов и людей в твоем теле таится». Иначе говоря, в человеке присутствует не только земное, но и небесное, искра божия. А дальше мудрец напоминает о бренности бытия:
Ярая смерть не щадит человека. Разве навеки мы строим дома? Разве навеки мы ставим печати?… Спящий и мертвый друг с другом схожи — Не смерти ли образ они являют? Человек ли владыка [жизни]?
Судьба человека определяется богами; только они решают, когда прервется нить жизни: «Смерти дня они ведать не дали».
Утнапиштим, сжалившись над Гильгамешем, по просьбе своей жены, сообщает ему тайну: как достать со дна океана цветок вечной молодости. Герой ныряет в океанскую пучину и срывает колючий цветок. Но, возвращаясь домой, он во время купания теряет заветный цветок (его уносит змея, которая с той поры, меняя кожу, возвращает себе молодость). Погоревав, Гильгамеш добирается до родного Урука. И тут, видя высокие стены, которые сам возвел, Гильгамеш успокаивается и радуется…
Как тут не вспомнить финал «Фауста» Гёте!

0

42

Хеддинг
Жизнь Хеддинга начиналась непросто. Норвежский властелин убил его отца и захватил трон. Сородичи отправили Хеддинга в Швецию. Там он был в безопасности, овладевая военным искусством. А когда Хеддинг подрос, он вернулся в Данию, чтобы отомстить за смерть отца.
Но Хеддинг был ещё слишком молод, и затея провалилась. Его ранили. Казалось, всё дело было проиграно. Но в этот миг на помощь ему пришёл морской бродяга. Он взял беспамятного Хеддинга в свой дом. Здесь, в высоких хоромах под соломенной крышей, наследник датского престола исцелился от ран. Когда Хеддинг набрался сил, моряк предсказал ему победу в битве со львом. После чего, сказал одноглазый, надлежит напиться львиной крови, чтобы впитать её силу и победить. Потом он усадил Хеддинга за собой на коня, укрыл плащом и во тьме помчал его на родину.
События развивались так, как и было предсказано. Хеддинг получил силу льва. Воины последовали за ним. Он убил захватчика, освободил Данию и по праву занял престол.
Он знал, почему судьба благосклонна к нему. По пути в Данию он выглянул из-под плаща. Вокруг были облака, а далеко внизу – свинцовое бурное море. Асгард, страна небесных богов, дала ему приют. А благодетелем его стал одноглазый Один, праотец людей севера.

0

43

Нера служил Меб, королеве-воительнице из Коннахта, и её мужу Айлилю. История эта началась в канун Самайна, ночи, что в землях кельтов разделяет зиму и лето. Самайн, как и рассвет, сумерки, полночь и конец года, считался промежуточным временем, когда необъяснимые силы вторгаются в мир. В ночь Самайна благоразумные люди сидели дома – ведь известно, что эта ночь принадлежит мертвецам, а воины Туата свободно бродят по земле.
Но некоторые люди бросали вызов тьме, и одним из них оказался Нера. Король Айлиль, распоряжавшийся празднованием Самайна, сидел в своём ярко освещённом зале. Вглядевшись в ряды пирующих, он сказал, что тот из них, у кого достанет храбрости обвязать ивовый прут вокруг щиколотки висельника, что болтается на дереве за стенами замка, получит из рук короля украшенный золотом меч. Нера принял вызов.
Нера вышел из замка, миновал стражников у ворот и пошёл по раскисшей дороге, ведущей с холма Круахан, на котором высился замок. Лишь лёгкий ветерок, шевеливший сухие листья деревьев, да звук собственных шагов слышал Нера по пути к дереву, на котором висел казнённый накануне преступник. Никто так и не снял его. Кто из добрых людей тронет мертвеца в канун Самайна?
Но Нера тронул. Похолодев, дрожащими руками он обвязал прут вокруг окоченевшей ноги. Как только он сделал это, над его головой раздался неживой глухой голос:
- Отнеси меня к воде. Меня мучила жажда, когда я умирал.
Коснувшись мертвеца в ночи мёртвых, Нера оказался в его власти. Молча он снял труп с дерева и взвалил его на спину. Ледяные руки обвили его шею, хриплый сдавленный шёпот прошелестел в ухо:
- Вперёд.
И Нера, пошатываясь, зашагал по дороге к крестьянским хижинам. Поскольку сейчас он был лишь орудием мертвеца, он стал видеть то, что видел мертвец, то, что недоступно человеческому взгляду. Первую хижину, к которой он подошёл со своей ношей, окружало от злых сил огненное озеро. А другую кольцо воды. Жители этих домов разбросали вокруг мусор и оставили огонь в очагах, чтобы показать, что здесь нет приюта мёртвым. Таков был обычай здешних мест. Третья хижина была темна, и вокруг не было никаких оберегов. В неё Нера и вошёл. Мертвец слез с его спины, пополз по земляному полу и осушил кувшин, стоявший в очаге. Напившись, он утёр губы, а потом вдруг плюнул этой водой на крестьянина и его жену, мирно спавших в постели. Жизнь оставила их, и они умерли на месте.
- Пусть это научит тебя соблюдать обычаи, - сказал мертвец, злобно сверкнув глазами. – Отнеси меня обратно к виселице. Я тебе кое-что покажу.
Так Нера и сделал: отнёс труп к виселице и снова подвесил его. Потом направился к замку, и увидел, что крепость сожжена. Лишь чёрный дым курился над высокими башнями на валу. Ворота были распахнуты, огонь лизал столбы и перекладины. Сквозь пламя Нера разглядел бегущих воинов. На поясах у них болтались отрезанные головы его товарищей. А у подножия холма во внезапно открывшуюся пещеру устремился отряд всадников.
Не раздумывая, Нера последовал за ними. Он подбежал ко входу в пещеру и вступил во тьму, даже не оглянувшись на крепость, пылавшую за спиной. Едва перевёл он дух, как снова пришлось ему собрать всё своё мужество: земля позади сомкнулась. Перед ним были лишь следы всадников, уходившие в безмолвие.
Выхода не было, и Нера по узкому проходу направился в глубь холма. Ему казалось, что он шёл многие часы в слабом свете, исходившем от каменных стен. Наконец проход совсем сузился и закончился у каменной лестницы, ведущей к проделанной в скале арке.
Здесь Нера остановился. Перед ним, на сколько хватало глаз, расстилался неведомый мир. Над головой было розоватое небо, усыпанное бледными незнакомыми звёздами. Их серебристый свет лился на тучные поля и сады. Казалось, это была страна вечного лета. Среди полей высился дворец, ничуть не походивший на круглые деревянные замки Айлиля и других королей Ирландии. Стройные башни возвышались над стенами из полированного камня, ловившими и удерживавшими звёздные лучи, а из окон золотыми потоками струился свет. Вдали, на окружавших поля и сады холмах, серебрились другие замки.
Нера почувствовал на своём плече железную хватку. Он обернулся и увидел высокого воина в шлеме и кожаных доспехах, с обнажённым мечом. Кивком головы воин велел Нере идти вперёд, и Нера подчинился. Так он попал во дворец.
Никто не причинил ему зла. Во дворце было многолюдно, но воинов, что унесли с собой головы его товарищей, Нера не увидел. Люди роились вокруг, появляясь и исчезая, словно светляки летней ночью. Лишь рыжеволосый король в алых одеждах казался реальным существом, а не видением. Король встретил Неру милостиво – разве мог король Туата страшиться одного-единственного смертного? Он передал Неру под присмотр одной женщины-фейри и велел ему каждый день приносить ей охапку дров.
Не следовало королю так поступать.
Женщина эта жила в лесу в белом домике. Была она белокожая и стройная, как и большинство женщин-туата. Волосы её серебрились, как лунный свет, а глаза были цвета зимнего моря. Она вспыхнула, когда Неру привели к ней – ведь, несмотря на то что Нера был безоружен, вёл он себя с достоинством и выглядел как воин. А ещё он был красивым и мужественным.
Ночью женщина-фейри и человек полюбили друг друга. Нера оставался в белом домике ещё один день и ещё одну ночь. На третью ночь женщина спросила его, как он попал в королевство, и он поведал ей о сгоревшем замке Айлиля и о пещере, открывшейся в Круахане.
Женщина поразмыслила немного, потом взъерошила его волосы и рассмеялась.
- Иногда смертным даются видения, - сказала она. – Пожара ещё не было. Король возьмёт замок только через год, если, конечно, ты не остановишь его.
- Как же мне его остановить?
- Я скажу тебе, что делать, если ты поклянёшься вернуться ко мне и к своему ребёнку, которого я выношу.
Нера дал ей клятву, и она открыла ему, что он должен вернуться в свой мир и предупредить об опасности.
- Как же я вернусь? Я здесь уже три дня, а пещера закрылась.
- Ты пробыл здесь лишь мгновение. В замке Айлиля воины всё ещё сидят у пиршественных котлов, празднуя Самайн.
- Но как же я докажу что говорю правду?
- Возьми с собой плоды лета – дикий чеснок, примулу и папоротник. В следующий Самайн, когда пещера разверзнется снова, пусть Айлиль со своими воинами нападёт на королевство, и пусть не тронут лишь меня и нашего ребёнка. А чтобы у короля не было сил противиться Айлилю, пусть прежде захватят сокровище, которое охраняет эти земли – золотую корону, что лежит на дне колодца во дворце королевского замка. Слепец да хромой стерегут её. Каждый день слепой страж носит на спине хромого к колодцу, чтобы удостовериться, на месте ли сокровище. Их-то и должны убить воины Айлиля.
Потом женщина отвела Неру к колодцу, чтобы он убедился в правдивости её слов, а вслед за тем – к арке, что впустила Неру в её страну. А ещё напомнила ему о клятве.
Всё вышло так, как она сказала. Минул год, и в канун Самайна, когда открылись врата в царства Туата, Айлиль и его воины уже ждали. Они ворвались в мир под холмом, захватили корону и вернулись, прежде, чем пещера в Круахане закрылась. Нера был вместе с ними, но остался внутри, вместе с женщиной и ребёнком. Товарищи больше никогда не видели его.
Таково было царство фейри, скрытое от людских глаз.
О Круаханской же пещере существует множество сказаний. Рассказывают, что она открывалась, выпуская в мир хищных птиц, терзавших и уносивших людей и скот; однажды из неё вышел волк-оборотень, воровавший овец… Но никто больше не входил в пещеру и не спускался по каменным ступеням в летнюю страну Туата.
Хотя со временем Туата становились всё более неуловимыми, ещё многие столетия люди встречали их. Потаённая жизнь фейри продолжалась, и даже в дни своего упадка Туата оставались прекрасными и непостижимо переменчивыми в своём отношении к смертным. Они были то врагами, то союзниками. Страх перед ними отступал по мере того, как уменьшалась их власть, но ни один человек не мог бы сказать, что понимает их, даже те, кто был взят в мир Туата.
А потомки племени Неры проникали в разные края мира фейри ещё многие столетия с тех пор, как Нера исчез в недрах Круахана, хотя приводили их туда совершенно другие обстоятельства. Этими смельчаками были фении, чьё светлое братство во главе с Финном Мак Кумалом хранило королей Ирландии.

0

44

Эгмундарсон Кормак (Kormak Ögmundarson) — исландский поэт, скальд середины X века.

Автор поэмы в честь конунгов Харальда и Сигурда и многочисленных любовных песен и саг, из которых наиболее известна носящая его имя. Автор «Саге о Кормаке», одной из «родовых саг». Кормак был женихом прекрасной Стейнгерды, но несчастная случайность помешала ему прибыть вовремя в день свадьбы, и рассерженные родители выдали молодую девушку за его соперника. Стейнгерде посвящено большинство любовных песен Кормака. Во время одного из походов викингов Кормак погиб на берегах Шотландии.

0

45

Добрыня Никитич
Добрыня Никитич - богатырь-змееборец русских былин. Второй по значению после Ильи Муромца. Именно он примиряет двух поссорившихся и разошедшихся богатырей. Былины подчеркивают крестьянскую основательность Ильи и поповскую хитроватость Алеши Поповича, Добрыня же - истинный воин, честный и прямолинейный, простирающий свое благородство до того, что даже поверил однажды Змею Горынычу и обменялся с ним «зароками». Он обладает изысканными уменьями: поет и играет на гуслях, искусно играет в шахматы, стреляет лучше всех. Добрыня ближе остальных к князю Владимиру и частенько выполняет его поручения, вплоть до того, что сватает для князя невесту. В былинах частенько упоминается его мать Амелфа Тимофеевна, благодаря которой Добрыня научился «вежеству» и «хитрой грамоте». Эта вещая женщина частенько предупреждает сына о грядущих бедах.
Чаще всего прославляются в былинах победы Добрыни над Змеем Горынычем - лютым ворогом народа православного, злым похитчиком красных девушек, лукавым обольстителем жен. Однако в былине «Три года Добрынюшка стольничал» ведется сказ про полюбившуюся богатырю Марину Игнатьевну, знавшуюся с Горынычем. Обольстила еретица Марина сердце богатырское, да не пришлось им со Змеем посмеяться над Добрынюшкой: едва ноги унесло от Никитича чудище лютое, а коварной Марине пришлось поплатиться жизнью за свое лиходейство. Известны также былины о женитьбе Добрыни на Настасье Микулишне, которая не дождалась мужа и вышла за Алешу Поповича, сообщившего ей о смерти Добрыни. Как видим, лукавый Алеша не постеснялся обмануть ближайшего друга. Спасает его от гнева Добрыни лишь своевременное напоминание о том, что они «крестовые братья», то есть побратимы. Таким образом, доблестная троица остается неразрывной на «заставе богатырской».
Былинный богатырь обычно сопоставляется с дядей князя Владимира Святославича. Добрыня - брат его матери Малуши, которая была ключницей княгини Ольги. Добрыня был очень близок князю Святославу и в 970 году закрепил за своим племянником Владимиром Новгород. Именно он считался первым почитателем Перуна, устраивал в Киеве его знаменитое капище, где стояли также идолы Стрибога, Дажьбога, Хорса, Симаргла и Мокоши. При этом он весьма активно ниспровергал языческие святилища и участвовал в Крещении Руси, о чем гласит старинная пословица: «Путята крестил мечом, а Добрыня огнем».
http://www.varvar.ru/arhiv/gallery/russian/vasnetsov_v_m/images/vasnetsov_2.jpg

0

46

Волх Всеславич
Былина о Волхе - одна из самых древних на Руси. Ее герой, богатырь-оборотень, рожден от змея и женщины. Сходные мотивы широко известны в легендах разных стран: Александр Македонский родился от змея, который навещал ночью в храме его мать, жрицу Олимпию. Октавиан Август был зачат от дракона, овладевшего его матерью, когда она уснула в храме Аполлона, отчего Августа частенько называли сыном Аполлона, и т.п.
В 15 лет Волх предпринимает поход на «Индейское царство» (это некая условная эпическая страна, не имеющая никакого отношения к настоящей Индии), ибо прослышал о враждебных намерениях тамошнего царя. Чтобы взять неприступную крепость неприятеля, Волх обращает своих воинов мурашиками, и по узенькой щели они проникают сквозь стену. Умертвив царя, богатырь берет в жены царицу, сам становится властителем, а своих воинов женит на семи тысячах тамошних красавиц.
Откуда же взялось имя Волх? По древнему новгородскому преданию, у князя Славена был старший сын, великий чародей. На берегу реки Мутной, названной в его честь Волховом, построил он крепость и разбойничал там, обращаясь водяным чудовищем наподобие крокодила или змея, преграждая путь судам и пугая корабельщиков. Крепость была возведена на месте, называемом Перынь, - там Волх поставил кумир Перуна. Народ почитал и самого Волха за бога, величал Громом и Перуном. Потом все чародеи после него стали именоваться волхвами.
Для своих многообразных чудес призывал чародей навий, силы тьмы. Как-то раз не поладил он с ними - они и задушили Волха, бросив его тело в реку. Оно плыло вверх по реке (против течения!) и было выброшено волнами напротив крепости, где жрецы и слуги похоронили Волха. Над могилою насыпали курган, но спустя три дня «прослезися земля и пожрала мерзкое тело» оборотня, а могила провалилась «на дно адское».
В память о сем Волхе-оборотне и был назван хитромудрый Всеславич, совершивший много чудесных подвигов. В былинах позднейшего времени он уже зовется Вольгой Святославичем и соперничает с пахарем Микулой Селяниновичем.
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/1//57/601/57601159_20080908144138.jpg

0

47

Боян (баян)
«СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ»

...Не угнаться в песне за Бояном!
Тот Боян, исполнен дивных сил,
Приступая к вещему напеву,
Серым волком по полю кружил,
Как орел, над деревом парил.
Растекался мыслию по древу.
Жил он в громе дедовских побед,
Знал немало подвигов и схваток,
И на стаю лебедей чуть свет
Выпускал он соколов с десяток.

И, встречая в воздухе врага,
Начинали соколы расправу,
И взлетала лебедь в облака,
И трубила славу Ярославу...

Но не десять соколов пускал
Наш Боян, воспомнив дни былые,
Вещие персты он подымал
И на струны возлагал живые.
Вздрагивали струны, трепетали,
Сами князям славу рокотали.

Так воспевает безвестный автор «Слова о полку Игореве» легендарного песнопевца XI века Бояна. Имя и характер певца связаны со словами «6ая(и)ть» - говорить, рассказывать, «байка» - сказка, «баюн» - говорун, сказочник, краснобай, «прибаутка» - шутка, «баюкать» - укачивать ребенка под песенку, «обаять» - обольстить, обворожить. Старинное «обавник», «обаянник» - значит чародей, «бальство» - ворожба. Точно так же эпитет «вещий» заключает в себе понятие предвидения, прорицания, сверхъестественного знания, волшебства и даже врачевания. Отсюда ясно, что Боян, называемый еще и «Велесовым внуком», все ведает, обо всем слагает песнопения - о богах, о богатырях, о русских князьях. Возможно, что в основе слова «боян» вообще слово «бой». И тогда это синоним слову «воин». То есть этот Боян был не просто сказочник, но воспевал подвиги боевые, воинские. Недаром с его имени начинается не просто сказание, но слово о походе Игоря на половцев, сказание о сражениях, подвигах, победах и поражениях.
Прародитель Бояна - звериный и «скотий» бог Велес, поэтому вещий певец умеет и слышать голоса птиц и зверей, а потом перелагать их на язык человеческий. Струны его гуслей - живые, персты его - вещие. Боян один из немногих, кто умеет слышать пророчества птицы Гамаюн, кому навевает сладкие сны Алконост, кто не убоится смертоносных песнопений Сирина.
Между прочим, в старину у славян был еще божок по имени Бай или Баюн (это второе его имя отразилось в прозвище Кота-Баюна, который умеет усыплять человека песнями и сказками). Бай славился своей разговорчивостью - вернее, краснобайством. Ему служили сороки, вороны и прочие крикливые птицы.
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/1//58/238/58238502_20080908115406.jpg

0

48

ХАЛЛЬФРЕД ОТТАРССОН ТРУДНЫЙ СКАЛЬД – герой саги, основанной на его отдельных висах. Основное содержание "Саги о Халльфреде" – история любви Халльфреда. В саге рассказывается также о том, что Халльфред был скальдом норвежского короля Олава Трюггвасона, от которого он получил свое, прозвище. Халльфред грозил вернуться к язычеству, если бы король не выслушал драпы, которую Халльфред сочинил о нем. Тогда король согласился выслушать ее, но назвал Халльфреда "трудным скальдом". После гибели Олава Трюггвасона Халльфред сложил поминальную драпу о нем. Халльфред сложил также хвалебные песни о ярле Хаконе Могучем и шведском короле Олаве Эйрикссоне.

+1

49

Эвфем
Персонаж древнегреческой мифологии.
По легенде, Эвфем являлся сыном Посейдона. Он был участником похода аргонавтов и Калидонской охоты. Герой входил в число рулевых, управлявших кораблём "Арго". Во время этого путешествия у берегов Африки Эвфем получил в дар от Тритона ком земли, который необходимо было довезти до мыса Тенара. По словам Медеи, в этом случае потомки героя должны были стать правителями в Ливии. Но Эвфем не довёз чудесный ком до Тенара, а бросил его недалеко от этого мыса. На том месте образовался из земли остров Фера. Там и поселились потомки аргонавта. Но предсказание всё же сбылось. Позднее один из потомков Эвфема, Батт, переехал в Ливию, где основал город Кирену, став его правителем.

Эгерия
Персонаж римской мифологии, нимфа одноимённого источника.
Эгерия была женой царя Нумы Помпилия, который установил культы богов в Риме. Считается, что сделал он это благодаря её совету. Когда супруг нимфы умер, то Эгерия превратилась в источник. Располагался он в роще, которая была посвящена Карменте. Воды источника черпали весталки.
В Риме существовал культ Эгерии, но позднее он слился с культом Дианы. Считалось, что нимфа направляет людей на путь истинный, помогает в принятии решений.

Эгипт
Персонаж древнегреческой мифологии.
Согласно мифам, Эгипт был сыном Бела и братом Даная и правил в стране в долине Нила, названной его именем.
Легенды гласят, что у египетского царя было пятьдесят сыновей - Эгиптиадов. Все они помышляли взять в жёны Данаид. Когда же они это осуществили, сорок девять из них были убиты своими жёнами в первую брачную ночь. По одной из версий, Эгипт умер от горя, узнав об этой трагедии. Из других источников известно, что он отправился в Малую Азию, где и проживал до конца своей жизни.

0

50

Электрион
Герой древнегреческой мифологии.
Герой был рождён от союза Персея и Андромеды. Когда он воцарился в Микенах, то решил пойти войной против племени телебоев, которое обитало на острове Тафос. Смерть его явилась случайностью. Племянник Электриона, Амфитрион, бросил дубинку в пробегавшую корову, но случайно попал в своего дядю, нанеся ему смертельный удар.
Электрион был отцом Алкмены, которая произвела на свет сына Зевса - Геракла.

0

51

Электра
Персонаж древнегреческой мифологии.
В мифологии можно найти несколько героинь с подобным именем. В одних мифах Электра была океанидой, которая вступила в брак с Тавмантом. От этого брака были рождены Ирида и гарпии.
Согласно другим сказаниям, Электра являлась одной из плеяд. Её детьми были Иасиона и Дардана. Последнему она даровала палладий, который считался залогом несокрушимости Трои.
Третья версия повествует об Электре, дочери Агамемнона и Клитемнестры. Она была сестрой Ореста и Ифигении. Героиня считалась главной помощницей и спасительницей своего брата. Электра оказывала помощь Оресту в отмщение за смерть их отца, который был убит Эгисфом и Клитемнестрой. Когда в Микенах воцарился её брат, Электра вышла замуж за Пилада.

0

52

Чи-ю
Герой древнекитайской мифологии.
Чи-ю изображали в облике человека с головой барса, длинными когтями, всеми четырьмя конечностями он держит оружие. В книге V века "Шу и цзи" ("Описание удивительного") Чи-ю представлен как человек с четырьмя глазами, шестью руками и копытами быка.
Чи-ю был потомком правителя юга Поднебесной Янь-ди. По одной версии, он победил Янь-ди и захватил его страну, после чего пошёл войной на государя северных земель Хуан-ди. По другой версии, Янь-ди был уничтожен Хуан-ди, а Чи-ю стал за него мстить.
Согласно некоторым преданиям, у Чи-ю были рога, которыми он пытался забодать Хуан-ди, вступив с ним в поединок. От этого пошла игра в Чи-ю, участники которой боролись друг с другом в рогатых шлемах.
Однако Чи-ю потерпел поражение и был казнён. В Средние века этого героя обычно представляли мятежником, восставшим против гуманного жёлтого императора Хуан-ди.
Образ Чи-ю связывался с железом - одним из пяти первоэлементов, или стихий, в китайской философии. Чи-ю приписывали изобретение многих видов оружия: пик, топоров, секир. Изображения героя использовались для защиты от демонов. Его культ был очень популярен на севере Китая.

0

53

Эномай
Персонаж древнегреческой мифологии.
Эномай был сыном Арея и отцом Гипподамии. Он царствовал в Элиде. Как-то ему было предсказано оракулом, что он погибнет, выдавая замуж свою дочь. Помня об этом, Эномай всегда устраивал претендентам на руку дочери состязание на колесницах, в котором ему не было равных. Если жених перегонит отца девушки в скачках, то он мог жениться на ней, но если царь догонял жениха, то протыкал его копьём.
Так продолжалось до тех пор, пока четырнадцатый по счёту жених - Пелоп - не подкупил возницу Эномая и тот не вынул из колесницы царя чеку. В самом разгаре бешеной скачки колесница Эномая развалилась, и он погиб. Существует версия, что он проиграл состязание и покончил с собой, не вынеся позора.
Согласно третьей легенде, Пелоп смог выиграть только благодаря тому, что у него были кони Посейдона.

0

54

Юл
Персонаж древнегреческой мифологии.
Юл был сыном Энея и Креусы (по Вергилию) или Энея и Лавинии (по Титу Ливию). Его часто отождествляли с сыном Энея, Асканием. А некоторые утверждали, что он был младшим братом Аскания.После того как его отец умер, Юл отдал трон младшему брату - Сильвию, ушёл из Ланиния и построил город Альба-Лонгу. Есть версия, что Сильвий был сыном Юла. Если верить легендам, то Юл являлся первым из рода Юлиев, а значит, родоначальником рода, к которому впоследствии принадлежал великий Юлий Цезарь.

0

55

Кухулин и Фанд
В древнейшие времена, когда род человеческий ещё только устанавливал свою власть над землёй, когда перемещения между мирами были обычным делом, мудрецы уже знали, что близится разрыв, и ясно видели знаки, свидетельствующие об этом.
О таких знаках говорится в ирландской саге о Кухулине, воине Красной Ветви, который был обучен боевым искусствам в другом мире и регулярно пересекал эту границу. Однажды Кухулин был увлечён из своей страны и от своей жены Эмер в мир фейри. Там он сражался с волшебным воинством плечом к плечу, и наградой ему стала любовь принцессы Фанд. Имя её значит "Слеза", и назвали её так по причине её красоты и чистоты.
Целый месяц оставался Кухулин с Фанд, и казалось ему, что ни одна женщина, даже его молодая жена Эмер, не сравнится с ней. Но честь его требовала, чтобы он вернулся к своему народу. Когда Кухулин уходил от фейри, она сказала ему:
- Где бы ты ни был, позови меня, и я приду туда.
В этом тоже была любовь и смелость - оставить свой народ, чтобы следовать за любимым. Кухулин назначил место свидания под тисовым деревом, что росло на берегу Ирландского моря, и Фанд пришла к нему в назначенный час.
В тот день у них не было времени на ласки. Кухулин успел лишь посадить фейри в свою колесницу. Тут Фанд заметила вооружённых людей. Это был отряд женщин в золочёных латах, вооружённых длинными зелёными ножами. Вела их Эмер.
- Не бойся этих женщин, Фанд, - сказал Кухулин. - Моё копьё охранит тебя.
Его смертная жена остановила рядом с ними свою колесницу. Недвижный, он слушал, как она обвиняет его в том, что его бесчестье пало на неё. Но когда гордая Эмер бросила длинный нож и зарыдала, умоляя его вернуться к ней, он не мог устоять.
- Ты дорога мне, жена, и будешь дорога до конца моих дней, - сделал он свой выбор.
После этого Фанд ушла, оплакивая свою судьбу - быть оставленной героем. Морской бог Мананнан явился ей из вод и вывел её из мира смертных.
Кухулин погрузился в печаль, ибо любил двух женщин, но потерял одну из них. Он горевал, пока мудрец не дал ему испить вина забвения. Такой напиток приготовили и для Кухулина, и для Эмер, чтобы она забыла о своей обиде и о своей ревности. А бог моря устроил так, чтобы между смертным и фейри никогда больше не возгоралась любовь. Мананнан позвал Кухулина на берег, туда, где волны бились о камни. Там была и Фанд - прекрасная и тоскующая по Кухулину. Мананнан взмахнул между ними плащом - и они навсегда забыли друг о друге и даже не могли больше видеть друг друга.
В эпохи, последовавшие за временем Кухулина, те, кто выбирал чужой мир, сталкивались с почти непреодолимыми трудностями. Множество печальных сказаний повествует о том, как мужчины влюблялись в женщин-фейри, приводили их в мир людей - и только для того, чтобы потерять их по какой-нибудь оплошности.
Такие браки всегда требовали соблюдения особых правил. Муж не должен был расспрашивать жену о её прошлом, не должен был её бить, а в определённое время ему нельзя было даже смотреть на неё.
Мужья неизменно нарушали правила, и жёны их неизбежно исчезали, как только это случалось.
В Нормандии рассказывают о воине, которого звали Хенно. Однажды на охоте он встретил в лесу девушку, столь прекрасную, что он взял её в свой дом и женился на ней. Она попросила его только дать ей хотя бы один день в неделю побыть в одиночестве. Влюблённый Хенно с готовностью согласился. Это время начиналось сразу после утренней службы, но мать Хенно заметила, что молодая жена всегда уходит прежде причастия.
Встревоженная свекровь пошла следом за невесткой в её купальню. Здесь-то она и узнала, что жена её сына - фейри. Как свойственно этим изменчивым существам, она иногда меняла обличье, и в тот день приняла облик змеи.
В смятении мать и сын позвали священника. Он обрызгал фейри святой водой, и та, издав страшный крик, полный боли, исчезла из нашего мира.
Независимо от того, в каком мире заключались такие союзы, сохранить их всегда было трудно. Как бы ни была сильна любовь между человеком и фейри, принадлежность к своей расе была сильнее.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/2//66/758/66758340_Bezuymyannuyy.jpg

0

56

Робин Гуд

Наверное, непросто найти человека, который никогда не слышал о Робин Гуде, легендарном благородном разбойнике, который грабил алчных богачей и раздавал деньги беднякам. Его имя давно стало нарицательным, о нем слагали песни, писали книги, снимали фильмы. По его образу и подобию конструируются характеры многочисленных героев фэнтези, обладающих луком, колчаном, храбрым сердцем и доброй душой.

Но кто он, этот герой? И существовал ли он на самом деле?

I. Легенда: Славный парень Робин Гуд

История Робин Гуда дошла до нас в виде средневековых народных баллад, и его образ не привязывался к какой-либо определенной эпохе. Иногда его называют современником Ричарда Львиное Сердце (1189-1199 гг.), иногда — королей Эдуарда II или Эдуарда III (1307-1377 гг.).

...Неподалеку от города Ноттингема простирается огромный Шервудский лес, через который проходит проложенный еще римлянами Великий Северный Тракт — одна из главнейших транспортных артерий Северной Англии. Именно Шервуд и стал главным пристанищем доблестного Робин Гуда и его ватаги.

"По лесной стране гуляет славный парень — Робин Гуд!"

Происхождение Робина неясно — его считают приемным сыном мельника, или вилланом (зависимым крестьянином), или йоменом (свободным земледельцем). Когда враги сожгли его дом, отличный лучник Робин собрал "бригаду" и ушел в разбойники.

Что за враги разорили селение Робина? Некоторые исследователи считают, что в балладах отразилась память о завоевании Англии норманнами в XI веке. Завоеватели жестоко притесняли местное население — англосаксов, относясь к ним с откровенным презрением. Достаточно сказать, что более века ни один из английских королей Нормандской и Анжуйской династий ни слова не знал из языка народа, которым управлял (первым стал Ричард Львиное Сердце).

Бывало, что англосаксы, не желающие покоряться завоевателям, уходили в леса и создавали нечто вроде партизанских отрядов, — возможно, и Робин Гуд был предводителем именно такой дружины.

"В прошлом слуги и холопы, ныне — вольные стрелки"
Под началом лихого атамана была целая сотня молодцов, одетых в зеленые плащи. В отряд входили довольно колоритные фигуры. Например, заместитель Робина, здоровенный громила Малютка Джон (мда, с чувством юмора у этих ребят было небогато!), которого атаман победил в знаменитом бою на палках у речного брода. Или тучный монах Тук, не дурак выпить, закусить и подраться. Были там еще Уилл Статли-Скарлетт, менестрель Алан-о-Дэйл и другие весьма любопытные персонажи.

Молодцы Робина жили в Шервуде не только разбоем, но и охотой, которая сама по себе была деянием криминальным. Дело в том, что по закону лесная дичь, особенно олени, принадлежала королю, и специально назначенные лесничие охраняли дичь от поползновений "наглой черни". Браконьера наказывали в зависимости от категории дичины — за всякую мелочь могли отрубить руку, за оленя — повесить. Не зря во многих балладах противниками Робин Гуда выступают именно королевские лесничие. Но главный враг Робина — это шериф Ноттингемский. Шериф в средневековой Англии сродни губернатору. Этот чиновник, назначаемый лично королем, осуществлял всю административную, полицейскую, судебную и военную власть в графстве. Он также собирал налоги, что открывало широкий простор для злоупотреблений. Иногда шерифами становились люди, присланные из "центра", иногда — местные феодалы (как правило, не слишком крупные и знатные). В общем, шериф графства — естественный противник и для крестьян, и для аристократии. Но "добрый Робин" измывался над ненавистным шерифом по полной программе.

Так, однажды шериф приказал повесить трех сыновей старухи-вдовы за то, что они подстрелили оленя в королевском лесу. Робин Гуд переоделся нищим и поспешил в Ноттингем. Когда бедных браконьеров уже собирались вздернуть, Робин, явно питавший слабость к театральным эффектам, затрубил в рог — из леса тут же примчались его ребята и отбили приговоренных. В балладе "Робин Гуд и золотая стрела" шериф жалуется королю, что не может изловить проклятого разбойника. Король советует прибегнуть к хитрости, и шериф, пораскинув своими куриными мозгами, объявляет состязание по стрельбе из лука, победителю которого достанется стрела из чистого золота. Разбойники, купившись на эту нехитрую приманку, дружно отправляются в Ноттингем, правда, по совету Малютки Джона сменяют свои зеленые плащи на разноцветные. Естественно, шериф их не узнает (куриной слепотой, наверное, страдал бедняга...). В итоге Робин Гуд выиграл состязание, получил золотую стрелу и благополучно вернулся в лес.

"Люблю, — воскликнул Робин Гуд,

- Нелегкие дела!

Вот только плохо, что шериф

Не знает, где стрела".

И, написав послание, сообщавшее шерифу, кто выиграл приз, он пуляет стрелу с письмом прямо в окно чиновника.Был в страшной ярости шериф

От дерзкого письма,

И сам потом дивился он,

Что не сошел с ума.

С большим смаком в балладах повествуется, как Робин вытряхивает мошну у жирных аббатов и монахов (учитывая, что церковь тогда была крупнейшим землевладельцем и драла с крестьян три шкуры, такую народную любовь к "Христовой невесте" легко объяснить).

Например, одна баллада объясняет, почему огромный дуб в Шервуде называется Епископским. Однажды некий епископ наткнулся в лесу на Робина и его друзей, которые жарили оленину. По недомыслию прелат принял их за обычных холопов и приказал своим стражникам схватить браконьеров. Разбойники начали притворно умолять о пощаде, но епископ был неумолим. Наконец Робину надоела игра, он подал знак, и из леса подоспела остальная шайка. Епископа взяли в заложники и потребовали большой выкуп, причем любящий позабавиться Робин Гуд заставил епископа отплясывать джигу вокруг большого дуба.
Литература не могла пройти мимо такого благодатного материала. Легенды о Робин Гуде были собраны и опубликованы еще в 1485 году.

В дальнейшем к личности благородного разбойника обращались знаменитого писатели вроде Вальтера Скотта и Александра Дюма. Каноническим же считается сборник Говарда Пайла "The Merry Adventures of Robin Hood", впервые увидевший свет в 1883 г. Пайл собрал и литературно обработал все классические баллады и легенды о Робине и его молодцах (правда, уступая требованиям викторианской морали, он выбросил всякие упоминания о девице Мэрион). Пайл представлял Шервудский лес как некий очаровательно-утопический мир, где всегда лето, веселье бьет через край, а лихие потасовки сменяются не менее крутыми гулянками, на который рекой льется добрый старый эль. Несмотря на довольно архаический язык, книга Говарда Пайла до сих пор считается основным англоязычным художественным произведением о Робин Гуде, на которое опираются практически все современные писатели и кинематографисты.
Модернизированную версию историй Пайла представил известный популяризатор старинных легенд Роджер Ланселин Грин в "Приключениях Робин Гуда" (1956). Грин, оставив все основные сюжетные линии и персонажей Пайла, ввел в книгу линию возлюбленной Робина, отважной Мэрион (что ж, времена за век сильно изменились).

Вообще, историко-приключенческих, любовных или детских романов о Робине не счесть. Причем истории о нем выворачивают и так, и сяк.

Так, например, Майкл Кэднам в "Forbidden Forest" (2002) сделал главным героем Малютку Джона, а в "In a Dark Wood" (1997) вообще показал события с точки зрения Джеффри, шерифа Ноттингемского. Гэри Блэквуд в "The Lion and the Unicorn" рассказывает об Алане-о-Дэйле, отбившем у бедного Робина подружку. Тереза Томлинсон в трилогии "The Forestwife" по-феминистски повествует о леди Мэрион, без благотворного влияния которой Робин и его братва так и остались бы неотесанными бандюганами. Известный мастер фэнтези Дженнифер Роберсон написала романтическую дилогию о любви и приключениях двух благородных сердец — сэра Роберта Локсли и леди Марианны: "Lady of the Forest" (1992) и "Lady of Sherwood" (1999). Еще одна "звезда" фэнтези Парк Годвин в дилогии "Sherwood" переносит противостояние Робина и шерифа во времена Вильгельма Рыжего, второго из нормандских королей. Нэнси Спрингер в детском цикле "Роуэн Гуд" повествует о юной дочери разбойника.Приложили свою руку и писатели-фантасты. Клейтон Эмери в "Tales of Robin Hood" (1988) показывает историю Робина глазами зверушек и разных волшебных существ, населяющих Шервуд. Саймон Грин наваял международный бестселлер-новеллизацию одноименного фильма "Робин Гуд, принц воров". Эстер Фризнер в "The Sherwood Game" рассказывает о программисте Карле Шервуде, создавшем виртуальный мир игры о Робин Гуде, вдруг заживший собственной жизнью.
В сборнике "Sherwood" Джейн Йолен вошло 9 историй — от рассказа самой Йолен о волшебных обстоятельствах рождения Робина до повести Адама Стэмпла, в которой дух Робин Гуда вселяется в компьютер и занимается перераспределением мировых богатств через Интернет.

13 историй "The Fantastic Adventures of Robin Hood", составленных Мартином Гринбергом, написаны в жанре фэнтези. Можно еще вспомнить некоторые произведения, где Робин Гуд — пусть эпизодический, но весьма занятный персонаж: "Серебряный вихор" Джона Майерса Майерса, "Последний единорог" Питера Бигля или "Меч и Радуга" Елены Хаецкой.

"Здесь того, кто все теряет, защитят и сберегут"

Хотя знати сильно доставалось от Робина, иногда разбойник помогал и оказавшимся в беде дворянам.

Так, одному рыцарю пришлось заложить свое поместье местному аббату. Когда пришло время уплаты долга, рыцарь отправился в аббатство просить об отсрочке. Проезжая через Шервуд, он столкнулся с Робин Гудом. Увидев, что у рыцаря ничего нет и выслушав его печальную историю, Робин дал ему денег для выкупа земель, а остальные вольные стрелки осыпали благородного голодранца подарками.

В другой раз Робин помог бедному сквайру, чью юную невесту хотели выдать за старого и богатого лорда.

В одной из баллад рассказывается и о женитьбе самого Робин Гуда. Он полюбил знатную девушку Мэрион и, выдавая себя за графа, добился ее расположения. Затем он вернулся в Шервуд, а опечаленная Мэрион, переодевшись в мужское платье, отправилась его искать. Они встретились на лесной дороге, но Робин принял девицу за богатого путника и решил обчистить. Мэрион также не узнала в грабителе своего суженого и между ними завязалась драка (прямо индийское кино какое-то!). Бойкая девица защищалась так лихо, что восхищенный Робин Гуд предложил ей заключить мир и быть добрыми товарищами. Вскоре недоразумение разъяснилось, и Робин с Мэрион счастливо зажили в зеленом лесу.
Существует легенда и о встрече великого разбойника с королем. Правда, неясно, который из королей имеется в виду. Иногда утверждается, что вольные стрелки повстречались с Ричардом Львиное Сердце, возвращавшемся инкогнито из Крестового похода (роман "Айвенго" все читали?). Некоторые же придерживаются мнения, что встреченный Робином король был Эдуардом II, переодетым в монаха и самолично пришедшим в Шервуд, чтобы посмотреть на причину резко сократившегося количества дичи в королевских угодьях. И хотя королю несладко пришлось от любящих немудреную шутку стрелков, он, очарованный Робином, прощает лесной "братве" все прегрешения и даже принимает их к себе на службу.
Смерть Робин Гуда

Любым приключениям приходит конец. Однажды Робин Гуд почувствовал, что руки его ослабели и стрелы летят мимо цели. Он решает, что заболел, и отправляется в Кирклейский монастырь, обитательницы которого славились искусством "отворять кровь", что в средние века считалось лучшим средством от всех болезней.

Монахини, то ли по недосмотру, то ли по злому умыслу, выпустили из жил Робина так много крови, что он оказался при смерти. Из последних сил затрубил Робин в свой рог, и Малютка Джон примчался на зов. С помощью своего лейтенанта Робин возвращается в лес, прощается с товарищами, в последний раз натягивает тетиву своего верного лука и пускает стрелу, завещав похоронить себя там, где она упадет. Так закончилась жизнь Робин Гуда.

II. История: "Истина где-то рядом"?

Имя Робин Гуда уже в Средневековье стало нарицательным. Так, в Парламентском отчете за 1437 г. содержится ходатайство для ареста некоего Пирса Вэнейблса из Дербишира, который занимается грабежом, скрываясь в лесу, "подобно Робин Гуду и его шайке". Но споры о подлинной личности Робина не утихают до сих пор, ибо в историях о нем крайне трудно отделить правду от вымысла.
"Ищут пожарные, ищут милиция..."

Директор музея в Ноттингеме Грэхем Блэк считает, что письменная история Робин Гуда началась в 1261 году, когда в Беркшире был объявлен вне закона Уильям, сын Роберта Смита, и клерк, писавший указ, назвал его Уильямом Робингудом. Поэтому, если Робин Гуд действительно существовал, то он, скорее всего, действовал до того времени. Самым вероятным кандидатом на эту роль, по мнению Г. Блэка, является Роберт Гоуд, житель Йорка, который скрывался от правосудия в 1225-1227 гг.
Есть упоминание о Робине Худе (Robyne Hude) и Маленьком Джоне (litill Iohne) в "Шотландских хрониках" Эндрю де Винтона в 1420 г. Историк относит их деяния к 1283-1285 годам. Еще один хронист, Джон Мэйджор, выпустивший в 1521 г. "Историю Великобритании", привязал деятельность Робин Гуда к 1193-1194 годам.

В XVI веке историк Джон Стоу также написал о Робин Гуде как о разбойнике времен царствования Ричарда I. Он якобы возглавлял шайку, в которую входила сотня отважных изгоев. Хотя они и промышляли грабежом, все же Робин Гуд "не допускал притеснения или иного насилия над женщинами. Он не трогал бедняков, раздавая им все, что отбирал у святош и знатных господ".

Современный же ученый, профессор Кембриджского университета Джеймс Холт пишет о Робине так: "Он был совершенно не таким, каким его описывают... Начисто отсутствуют свидетельства, что он грабил богатых, чтобы отдавать деньги бедным. Этими измышлениями легенда обросла через двести и более лет после его смерти. А при жизни он слыл отъявленным негодяем".

Что касается девицы Мэрион, первоначально считалось, что это была некая Марианна Фиц-Уолтер, богатая сирота. Она якобы впервые встретилась с Робином, когда оказалась в засаде, устроенной его шайкой. Но большинство ученых считают, что Мэрион попала в легенды о разбойнике... из французской поэмы-пасторали XIV века о пастушке Марианне и пастухе Робине. А репутацию непорочной девы Мэрион снискала уже значительно позже под воздействием целомудренной английской морали.

В 1784 г. в Хейзерсейдже вскрыли предполагаемую могилу Малютки Джона, где обнаружили кости очень высокого человека. Утверждается, что реальный Джон был якобы жестоким убийцей. Именно он однажды убил монаха, предавшего Робина, заодно прирезав и юного послушника, случайного свидетеля злодеяния. Но Джон совершил и немало смелых поступков, вроде спасения Робин Гуда из хорошо укрепленной тюрьмы в Ноттингеме.

Относительно личности монаха-весельчака Тука мнения ученых вновь резко расходятся. Одни говорят о том, что этот образ объединяет в себе двух человек, другие уверены в реальности жизнерадостного гуляки. Есть мнение, что его прототипом явился Роберт Стаффорд, священник Линдфилдского прихода в графстве Сассекс, живший в XV веке и подозревавшийся в грабежах и убийствах. Когда вышел приказ о его аресте, он сбежал и под именем Тука организовал шайку, орудовавшую в двухстах милях от Шервуда. Профессор Холт утверждает, что реальный брат Тук, отъявленный головорез, был весьма далек от безобидной веселости.
"Мальчик-гей, мальчик-гей..."

Впрочем, бывают и версии похлеще. Не так давно профессор английской литературы Кардиффского университета Стивен Найт обнаружил, что Робин Гуд на самом деле был... геем. По словам Найта, немногие дошедшие до наших дней манускрипты XIV века напрямую свидетельствуют о реальных вкусах Робина.

Ведь никакой девицы Мэрион, возлюбленной героя, не существовало, зато довольно часто упоминаются Малютка Джон и Уилл Скарлетт, слишком "близкие" друзья благородного разбойника. В те времена геи подвергались гонениям, поэтому авторы рукописей, дескать, и не могли выложить все начистоту.

Тем не менее, считает Найт, упоминание "зеленого леса", "стрел и мечей", символизирующих половую зрелость, достаточно ясно намекают на заложенную между строк баллад суть. Что же касается россказней о "подвигах" Робин Гуда, то все это выдумка авторов XVI века, работавших на потребу гетеросексуальной публики, утверждает профессор. И Робин Гуд снискал славу не дурацким маханием мечом, а благодаря пренебрежению условностями, за что и был объявлен вне закона церковью и властями. Что ж, у кого что болит... Осталось ждать появления очередного исследования, в котором будет утверждаться, что Робин Гуд — это одноногая негритянка, страдавшая болезнью Паркинсона и боровшаяся в Шервудском лесу за равные права секс-меньшинств. Ведь в наш политкорректный век идиотизм давно стал признаком хорошего тона.
"Маска, я тебя знаю"

Как и многие герои народных сказаний, Робин Гуд имеет не только исторические, но и мифологические корни. Иногда прозвище разбойника связывают с персонажем британского фольклора Робином Гудфеллоу (т.е. Робин Добрый малый). Так звали проказливого лесного духа, предводителя то ли эльфов, то ли лепреконов, который носил зеленую одежду.

В Англии долго существовал майский праздник, посвященный Робин Гуду, когда крестьяне отправлялись в лес собирать свежие зеленые ветки. Этот обычай свидетельствует о том, что в народном сознании Робин Гуд объединялся с языческим лесным божеством.

Кроме того, Hood по-английски означает "капюшон", а о Робине часто говорили, что он носил большой монашеский капюшон. Может, знаменитый герой — образ собирательный? А капюшон — своеобразный символ обезличивания, ведь любой может скрываться под ним так же, как Зорро под маской.

III. Версии: "Гюльчатай, открой личико"

Версий о происхождении Робин Гуда так много, что от них голова идет кругом. Попытаемся оценить основные из них.
Версия первая. Локсли — виллан или бастард?

В легендах о Робин Гуде часто фигурирует имя Локсли. Одни исследователи утверждают, что он был вилланом графа Уоррена. Другие считают, что Робин — незаконнорожденный сын некоего рыцаря, владетеля деревни Локсли, отданный на воспитание семье мельника.

Но о какой деревне идет речь? В Англии их три — местечки Loxley в Уорвикшире и Йоркшире, а также Locksley возле Шеффилда. И все три претендуют на роль "родины Робин Гуда"! Главное — нет никакого подтверждения исторического существования Робина из Локсли. Все письменные упоминания о нем относятся к позднему средневековью и представляют собой заимствования из баллад и легенд.
Версия вторая. Роберт Гоуд — жертва политического недоразумения?
Довольно много сторонников у версии Робина Гоуда, жившего во времена короля Эдуарда II, чья история рассказана в поэме "A Gest of Robyn Hode" (опубликована около 1510 г.).

Некий Роберт Гоуд, он же Гуд или Ход, родился около 1290 г. В судебных отчетах Уэйкфилда (Йоркшир) за 1316 и 1317 года упоминаются Роберт Ход и его жена Матильда. В 1322 году Роберт стал слугой Томаса, графа Ланкастерского, вскоре поднявшего бунт против короля. Восстание было подавлено, Ланкастер казнен, его владения конфискованы, а все участники бунта объявлены вне закона. И Робин якобы нашел убежище в глухом Шервудском лесу.

Интересно, что существует документ, где говорится, что человек по имени Роберт Гоуд с 24 марта до 22 ноября 1324 г. выполнял обязанности камердинера или швейцара при дворе Эдуарда II. Дело в том, что король в 1323 г. побывал в Ноттингеме, где раскаявшийся Робин вполне мог, получив амнистию, поступить на королевскую службу (не зря об этом так настойчиво вещают легенды). Считается, что этот Робин тяжко заболел и умер в Кирклейском монастыре около 1346 г.

Все это, конечно, хорошо, но... Нет никаких свидетельств, современных Роберту Гоуду, слуге графа Ланкастера, которые связывали бы его и знаменитого разбойника Робин Гуда. Впервые их объединили только через полтора века.
Версия третья. Роберт Гоуд — бандит и грабитель?

В Лондонском общественном архиве имеется судебный документ, датированный 1226 годом. В нем говорится, что человек по имени Роберт Гоуд из Уитерби (Robert Hod of Weatherby) сбежал от правосудия короля. Документ также гласит, что шериф Йорка завладел движимым имуществом беглеца стоимостью 32 шиллинга 6 пенсов, но в казну деньги так и не попали. Чуть позже шериф Йорка занял ту же должность в Ноттингеме и в 1227 г. объявил Роберта из Уитерби в розыск, называя его "преступником и злодеем нашей земли". В результате Роберт Гоуд был схвачен и повешен.

Кем же был Роберт из Уитерби? Ограбленным алчным шерифом-бедолагой, который был вынужден стать бандитом, чтобы не помереть с голоду? Или гнусным грабителем и убийцей? Хотя об этом Робине известно мало, казалось, он является наиболее серьезным претендентом на роль Робин Гуда, но... Есть еще один персонаж, чье существование опрокидывает все расчеты.
Впервые в кино Робин Гуд появился еще в 1912 году, но хитом стала картина 1922 г. с главным экшн-героем Голливуда эпохи немого кино Дугласом Фэрбенксом. Самый знаменитый фильм вышел в 1938 г. — это "Приключения Робин Гуда" Майкла Кертица с лихим Эроллом Флинном в главной роли. Картина оказала огромное влияние не только на "киноробингудовщину", но и на жанр "плаща и шпаги" в целом.
Блокбастер 90-х "Робин Гуд, принц воров" Кевина Рейнольдса фактически является римейком фильма Кертица. Да и популярная комедия Мела Брукса "Робин Гуд: Мужчины в трико" пародирует прежде всего ленту с Флинном. Всего же было снято более 20 картин, среди которых и диснеевская анимация 1973 г., и советский фильм "Стрелы Робин Гуда" с отличным саундтреком Владимира Высоцкого.
Версия четвертая. Робер2т Хантингтон — беспутный лорд или бунтарь?

Большинство серьезных современных исследователей считают, что человек, которого со значительной долей вероятности можно назвать Робин Гудом, жил во времена Ричарда I, Иоанна I и Генриха III (конец XII — середина XIII веков). Он долгое время находился вне закона и прославился настолько, что его имя стало нарицательным и использовалось по отношению к другим известным разбойникам, чьи деяния затем суммировались.
Могила Робин Гуда?

Во всех легендах смерть Робин Гуда связывается с конкретным местом — Кирклейским монастырем (Kirklees Priory) в Йоркшире. Самое интересное, что могила Робина сохранилась до сих пор...

На монастырском кладбище находится могильный камень с полустершейся эпитафией на староанглийском языке. Впервые рисунок могилы был сделан в 1665 г. и опубликован в 1786 г, причем дата смерти была зарегистрирована между 1224-1247 годами.
Так как полностью текст эпитафии до наших дней не сохранился, приходится довольствоваться расшифровкой, сделанной деканом Йорка Томасом Гэйлом около 1702 г.: "Здесь, под этим небольшим камнем, лежит Роберт, истинный граф Хантингтонский. Не было лучника искуснее его. И люди звали его Робин Гуд. Целых тридцать лет, и даже более, сражался он с преступниками в северных землях, хотя сам вместе со своими людьми был вне закона. Такого как он, Англия никогда не увидит вновь".

Так что же, тайна Робин Гуда раскрыта? Не все так просто, ведь надпись можно толковать двояко. Был покойный Робин Гудом сам или его просто сравнивали со знаменитым разбойником?

У "хантингтоновской" версии много оппонентов, однако никто из них не отрицает подлинности камня и надписи на нем. Оспаривают либо толкование эпитафии, либо ее адекватность реальным событиям. Как бы там ни было, эпитафия на кирклейском надгробии — единственная реальная улика из глубины веков, непосредственно отождествляющая вполне конкретного человека с легендарным народным героем. На стороне остальных "претендентов" — лишь догадки и косвенные доказательства, зачастую откровенно притянутые за уши.

Но кто такой этот "истинный граф Хантингтонский"?
Королевские родичи
Оговоримся сразу — современные графы Хантингтонские не имеют никакого отношения к Робин Гуду, хотя и претендуют на некое родство. Дело в том, что титулы настолько часто переходили из рук в руки, что кровных потомков так называемой исторической знати в Англии практически не осталось. И вообще, Хантингтонов среди аристократических семейств было несколько — из Йоркшира, Стаффордшира, Кэмбриджшира и Уорчестершира. "Наши" Хантингтоны — скорее всего йоркширские.

Их родоначальником был норманн Жильбер де Гонт (Gilbert de Gaunt), прибывший в Англию вместе с Вильгельмом Завоевателем и получивший позже титул графа Линдсея. Его правнучка Эделайн вышла замуж за Генри Кенмора, графа Нортумберлендского и Хантингтонского, внука короля Шотландии Давида I. Их пятый ребенок, Дэвид, граф Леннокс, стал вторым графом Хантингтонским, положив начало "шотландской" ветви этого рода. Он женился на Матильде, дочери одного из крупнейших валлийских феодалов графа Честерского. И было у этой знатной пары семеро детей, старшего из которых звали Роберт...
"Его звали Роберт"
Достоверных сведений о его жизни крайне мало. Полное имя — Роберт Фитц-Ут (Robert Fitzooth/Filii Ooth, что могло трансформироваться в "Робин Гуд"), родился не раньше 1180 и не позже 1207 годов. Хотя он был старшим сыном, после смерти отца в 1219 г. очередным графом стал младший брат Джон. Этот факт, по мнению сторонников "хантингтоновской" версии — косвенное доказательство их правоты. Ведь для того, чтобы лишить законного наследника прав на титул, нужны были очень веские причины — простого желания семьи было мало, требовался специальный указ короля. Может, причина в том, что Роберт стал атаманом разбойников?

Любопытно, что в ряде народных легенд утверждается, будто Робин Гуд за некие заслуги получил от короля титул 1-го графа Хантингтонского. И хотя это неправда, появление подобных слухов наверняка имело под собой некое основание.

"Шотландская" ветвь йоркширских Хантингтонов пресеклась в конце XIII века. А основные сведения о Роберте взяты из шотландского королевского архива, ибо Хантингтоны крепко сроднились со скоттами. Например, младшие сестры Роберта вышли замуж за видных представителей шотландской аристократии: Маргарет — за Джона Бэллиола, а Изабелла — за Роберта Брюса. Прошло около века, и потомки обеих сестренок заняли королевский престол. Национальный герой Шотландии Роберт Брюс — дальний родственник Робин Гуда?

Откуда же взялся, например, Локсли? Очень может быть, что барды, сочинявшие баллады о "добром Робине", подстраивались под вкусы своей основной аудитории — простого люда, которым интересней было слушать истории о подвигах "социально близкого" им героя, чем какого-то графского сынка.
Герой на все времена

В 1988 году власти Ноттингема решили провести свое собственное исследование личности великого земляка. Ряд ученых, задействованных в этом проекте, пришли к выводу, что отважный герой был далеко не так романтичен, как в легендах. Что никакой девы Мэрион не существовало. Что монах Тук, Уилл Скарлетт и Алан-о-Дэйл были вымышленными личностями, а Маленький Джон — злобным выродком и кровавым убийцей.

Что ж, может, оно и так... Но у многих народов есть герои, которых власть предержащие объявляли преступниками — Клаус Штертебекер, Фра Дьяволо, Картуш, Яношик, Степан Разин... И хотя в реальности они были головорезами, мошенниками, авантюристами, люди слагали о них легенды, пели песни, писали книги. И память о них живет до сих пор.

Имя отчаянного парня из "доброй старой Англии" Робин Гуда — в наших сердцах. И неважно, кем он был на самом деле и был ли он вообще — для нас он один из "вечных" героев человечества, заступник угнетенных и бесправных, отважный предводитель веселых смельчаков, не дающих спуску сильным мира сего.

Все, кто загнан, неприкаян,

В этот вольный лес бегут,

Потому что здесь хозяин -

Славный парень Робин Гуд!

0

57

Эрехфей

Персонаж древнегреческой мифологии.
Эрехфей был сыном Геи, его воспитывала сама Афина Паллада.
В некоторых легендах Эпаф являлся божеством плодородия земли, и впоследствии его культ соединился с культом Посейдона. Позже образ Эрехфея раздвоился, сына Геи стали называть Эрихфонием. Другой персонаж, которого назвали Эрехфей, считался сыном Пандиона I, внуком Эрихфония, близнецом Бута, отцом Кекропа II, Хтонии и Креусы.
Эрехфею было дано предсказание Дельфийского оракула, что если он пойдёт войной на аттический город Элевсин, то победит только в том случае, если принесёт в жертву своих незамужних дочерей.
Герой не придал никакого значения зловещему предсказанию, потому что думал победить без жертв. Но, когда на помощь врагам пришли многочисленные фракийцы, он решил исполнить предначертание.После победы в войне и гибели дочерей он не прожил долго, так как его поразил молнией Зевс по просьбе Посейдона.

Арахна
Ара́хна (греч. Αράχνη — паук) в древнегреческой мифологии — дочь красильщика Идмона из лидийского города Колофон, искусная ткачиха.
Возгордившись своим мастерством, Арахна заявила, что превзошла в ткачестве саму Афину, считавшуюся покровительницей этого ремесла. Когда Арахна решила вызвать богиню на состязание, та дала ей шанс одуматься. Под видом старухи Афина пришла к мастерице и стала отговаривать её от безрассудного поступка, но Арахна настояла на своём. Состязание состоялось: Афина выткала на полотне сцену своей победы над Посейдоном. Арахна изобразила сцены из похождений Зевса. Афина признала мастерство соперницы, но возмутилась вольнодумством сюжета (в изображениях её было неуважение к богам) и уничтожила творение Арахны. Афина порвала ткань и ударила Арахну в лоб челноком из киторского бука. Несчастная Арахна не перенесла позора; она свила веревку, сделала петлю и повесилась. Афина освободила Арахну из петли и сказала ей:

— Живи, непокорная. Но ты будешь вечно висеть и вечно ткать, и будет длиться это наказание и в твоём потомстве.

Афина окропила Арахну соком волшебной травы, и тотчас тело её сжалось, густые волосы упали с головы, и обратилась она в паука. С той поры висит паук-Арахна в своей паутине и вечно ткёт её. Миф об Арахне изложен в поэме Овидия «Метаморфозы».

0

58

Эригона
Персонаж древнегреческой мифологии.
Эригона была дочерью Икария. Её отец научился искусству виноделия у Дионисия и угостил вином пастухов, которые, напившись вдоволь, подумали, что он хотел их отравить, и, убив Икария, закопали его.
Эригона в поисках отца вместе с собакой Майрой долго бродила по полям, пока собака не учуяла запах хозяина. Эригона выкопала тело отца и от горя повесилась у его могилы.
Другая легенда гласит, что Эригона была дочерью Эгисфа и Клитемнестры, Артемида уберегла её от мести Ореста. Есть также версия, что Эригона стала возлюбленной Ореста и родила ему сына - Тисамена. По третьему варианту мифа, она стала жрицей богини Артемиды.

Навзикая
Персонаж древнегреческой мифологии.
Навзикая была рождена от союза царя феаков Алкиноя и Ареты. Однажды во сне к девушке явилась Афина, которая велела ей с утра отправиться на берег моря.
Проснувшись, дочь царя вместе со своими рабынями пошла к морю стирать бельё. На берегу она нашла потерпевшего кораблекрушение Одиссея. Дав ему одежду, Навзикая отправила мореплавателя во дворец своего царственного родителя. Она поступила так в надежде, что приглянувшийся ей чужеземец останется на их земле, а позже сделается её мужем. Но Одиссей не оправдал её надежд. Мореплаватель хотел скорее вернуться на родину. В более поздних сказаниях спасительница Одиссея стала женой Телемаха.

Эрик
Персонаж древнегреческой мифологии.
Эрик был сыном аргонавта Бута и Афродиты (или Посейдона и Афродиты). Согласно легенде, отец Эрика упал за борт и утонул бы, если бы Афродита не спасла его. Она унесла Бута на остров Сицилию, они полюбили друг друга, и у них родился сын Эрик.
Эрик погиб, убитый Гераклом в споре из-за стада коров, которое сын Зевса похитил у Гериона. Когда Геракл прогонял коров через земли, где правил Эрик, последний потребовал стадо себе, но герой не хотел отдавать добычу. Поспорив, они решили, что коров получит тот, кто выиграет бой. Победу одержал Геракл.

Пинкойя/Pincoya
Персонаж чилийской мифологии.
Пинкойей зовут красавицу-русалку, дочь подводного царя Мильялобо. Кто видел Пинкойю, описывают ее как голубоглазую блондинку с роскошными длинными волосами.
Для чилотов Пинкойя связана с изобилием либо отсутствием рыбы и моллюсков. Если рыбак увидит ее танцующей лицом к морю, значит улов будет богатым, если же Пинкойя танцует лицом к берегу, то рыбалка закончится неудачно.

0

59

ЗЕТ И АМФИОН

В городе Фивах жила дочь речного бога Асопа, Антиопа. Ее полюбил Зевс-громовержец. У Антиопы родились два сына-близнеца. Их назвала она Зет и Амфион. Боясь гнева отца своего за то, что она тайно вступила в брак с Зевсом, Антиопа положила своих маленьких сыновей в корзину и отнесла их в горы. Антиопа была уверена, что Зевс не даст погибнуть своим сыновьям. Действительно, Зевс позаботился о своих сыновьях. Он послал к тому месту, где лежали Зет и Амфион, пастуха. Пастух нашел маленьких сыновей Зевса и Антиопы, взял к себе домой и воспитал их. Так и росли братья в доме пастуха. Уже в детстве Зет и Амфион отличались по характеру один от другого: Зет был сильным мальчиком, рано стал он помогать пастуху пасти стада, Амфион же обладал кротким, приветливым характером, ничто не привлекало его так, как музыка. Когда же оба брата выросли, Зет стал могучим воином и отважным охотником. Никто не превосходил его силой и ловкостью; его радовал лишь шум оружия во время боя и охота на диких зверей. Амфиону же, любимцу бога Аполлона, одно лишь доставляло радость — игра на златострунной кифаре, которую подарил ему сам сребролукий сын Латоны Аполлон. Амфион так дивно играл на кифаре, что приводил в движение своей игрой даже деревья и скалы.
Попрежнему жили юноши у пастуха, не зная, кто их отец и мать. А мать их Антиопа томилась в это время во власти сурового царя Фив Лика и жены его Дирки. Закованная в тяжкие цепи, была заключена Антиопа в темницу, в которую не проникал луч солнца, но Зевс освободил ее. Спали с нее сами собой цепи, открылись двери темницы; она бежала в горы и укрылась в хижине того пастуха, который воспитал ее сыновей.
Едва только принял ее под свою защиту пастух, как явилась и к нему жестокая Дирка; она с другими фиванками справляла в горах веселый праздник Диониса. Блуждая по горам, в венке из плюща и с тирсом в руках, она пришла случайно к хижине пастуха. Увидала Дирка Антиопу, и вся ненависть к ней вспыхнула неудержимо в сердце жестокой царицы. Она решила погубить несчастную Антиопу. Дирка призвала Зета и Амфиона, оклеветала Антиопу и убедила юношей привязать невинную дочь Асопа к рогам дикого быка, чтобы он растерзал ее. Зет и Амфион уже готовы были послушаться Дирки; они поймали быка и схватили Антиопу, но тут, на счастье Антиопы, пришел пастух. Увидав, что хотят собственные сыновья привязать Антиопу к рогам разъяренного быка, пастух воскликнул:
— Несчастные, какое ужасное преступление хотите вы совершить! Вы хотите, сами не зная, что делаете, предать ужасной смерти вашу родную мать. Ведь это ваша мать.
В ужас пришли Зет и Амфион, когда поняли, какое страшное злодеяние могли они совершить по вине жестокой Дирки. В гневе схватили они Дирку, оклеветавшую мать их, и привязали ее к рогам дикого быка со словами:
— Погибни же сама той смертью, на которую ты обрекла нашу мать! Пусть будет эта смерть твоим заслуженным наказанием и за жестокость и за клевету!
Мучительной смертью погибла Дирка. Отомстили за мать Зет и Амфион и Лику; они убили его и завладели властью над Фивами.
Став царями Фив, решили братья укрепить свой город. Лишь высокая Кадмея, крепость Фив, построенная Кадмом, была защищена стенами, весь же остальной город был беззащитен. Братья сами построили стену вокруг Фив. Как различен был их труд! Могучий, как титан, Зет носил громадные глыбы камня, напрягая все свои силы, и громоздил их друг на друга. Амфион же не носил каменных глыб; послушные звуку его златострунной кифары, сами двигались камни и складывались в высокую несокрушимую стену. Далеко разошлась слава о великих героях Зете и Амфионе, их знали даже далеко за пределами Греции. Сам Тантал, любимец богов, отдал Амфиону в жены дочь свою Ниобу. Зет же женился на Аэдоне, дочери царя Эфеса, Пандарея. Ниоба и Аэдона и навлекли несчастье на дом сыновей Антиопы.

Зет и Амфион привязывают Дирку к рогам быка. (Мраморная группа I в до н. э.)
http://s45.radikal.ru/i107/1108/e1/bd5bff6e9381.jpg

+1

60

НИОБА

У жены царя Фив Амфиона, Ниобы, было семь сыновей и семь дочерей. Гордилась своими детьми дочь Тантала. Прекрасны, как юные боги, были ее дети. Счастье, богатство и прекрасных детей дали боги Ниобе, но не была благодарна им дочь Тантала.
Однажды дочь слепого прорицателя Тиресия, вещая Манто, проходя по улицам семивратных Фив, звала всех фиванок принести жертвы Латоне и ее детям-близнецам: златокудрому, далеко-разящему Аполлону и девственной Артемиде. Послушные призыву Манто, фиванки пошли к алтарям богов, украсив головы лавровыми венками. Одна лишь Ниоба, гордая своим могуществом и посланным ей богами счастьем, не хотела идти приносить жертвы Латоне.
Смутили фиванок полные гордыни слова Ниобы. Но все же совершили они жертвоприношения. Смиренно молили женщины Фив великую Латону не гневаться.
Услыхала богиня Латона надменные речи Ниобы. Она призвала детей своих, Аполлона и Артемиду, и, сетуя на Ниобу, сказала:
— Тяжко оскорбила меня, вашу мать, гордая дочь Тантала. Она не верит, что я богиня! Меня не признает Ниоба, хотя лишь великой жене Зевса, Гере, уступаю я в могуществе и славе. Неужели вы, дети, не отомстите за это оскорбление? Ведь если вы оставите Ниобу без отмщения, то перестанут люди чтить меня как богиню и разрушат мои алтари. Ведь и вас оскорбила дочь Тантала! Она равняет вас, бессмертных богов, со своими смертными детьми. Она столь же надменна, как и ее отец Тантал!
Прервал свою мать стреловержец Аполлон:
— О, кончай скорей! Не говори больше ничего! Ведь своими жалобами ты отдаляешь наказание!
— Будет! Не говори! — воскликнула и гневная Артемида. Окутанные облаком, гневные брат и сестра быстро понеслись
с вершины Кинта1 к Фивам. Золотые стрелы зловеще гремели в их колчанах. Примчались они к семивратным Фивам. Аполлон невидимым остановился на ровном поле у городских стен, где фиванские юноши упражнялись в воинственных играх. Когда далекоразящий Аполлон, окутанный облаком, встал у фиванских стен, два сына Ниобы, Исмен и Сипил, неслись на горячих конях, одетые в пурпурные плащи. Вдруг вскрикнул Исмен, пронзила ему золотая стрела Аполлона грудь. Выпустил он золотые поводья и мертвым упал на землю. Услыхал Сипил грозный звон тетивы Аполлонова лука; он хочет спастись на быстром коне от грозной опасности. Несется во весь опор Сипил по полю, как несется по морю, распустив все паруса на корабле, моряк, спасаясь от грозной тучи. Настигла сына Ниобы смертоносная стрела, она вонзилась ему в спину у самой шеи. Сыновья Ниобы, Файдим и Тантал, боролись, тесно обхватив друг друга руками. Сверкнула в воздухе стрела и пронзила обоих. Со стоном упали они. Смерть одновременно погасила в глазах их свет жизни, одновременно испустили они свое последнее дыхание. Спешит к ним брат их Альпенор, он хочет поднять их, он обнимает их похолодевшие тела, но глубоко вонзилась и ему в сердце стрела Аполлона, и пал он бездыханным на тела своих братьев. Дамасихтона поразил Аполлон в бедро у самого колена; хочет вырвать из раны золотую стрелу сын Ниобы, вдруг со свистом вонзается другая стрела ему в горло. Поднял к небу руки последний из сыновей Ниобы, юный Илионей, он молит богов:
— О, олимпийские боги, пощадите, пощадите!
Тронула его мольба грозного Аполлона. Но поздно! Уже слетела с тетивы золотая стрела, нельзя вернуть ее. Пронзила она сердце и последнему сыну Ниобы. Быстро донесся слух о великом несчастье до Ниобы. Со слезами сообщают слуги и Амфиону о гибели его сыновей.
Не перенес их потери Амфион, он сам пронзил себе грудь острым мечом.
Склонившись над телами сыновей и мужа, рыдает Ниоба. Она целует их похолодевшие уста. Разрывается от страдания сердце Ниобы. В отчаянии простирает несчастная к небу руки. Но не о милости молит она. Горе не смягчило ее сердце. Гневно восклицает она:
— Радуйся, жестокая Латона! Веселись, пока не насытится твое сердце моей скорбью! Ты победила, соперница! О, нет, что же говорю я, не победила ты! У меня, несчастной, все же больше детей, чем у тебя, счастливой! И хотя много вокруг меня бездыханных тел моих детей, все же я победила тебя, все же больше осталось детей у меня, чем у тебя.
Только замолкла Ниоба, как раздался грозный звон тетивы. Ужас объял всех. Одна Ниоба осталась спокойной, несчастье придало ей смелость. Недаром раздался звон тетивы лука Артемиды. Одна из дочерей Ниобы, стоявших в глубокой печали вокруг тел братьев, падает, сраженная стрелой. Вот опять звенит тетива, и падает другая дочь Ниобы. Шесть золотых стрел одна за другой слетели с тетивы лука Артемиды, и бездыханными лежат шесть прекрасных, юных дочерей Ниобы. Осталась лишь младшая дочь. Она бросилась к матери и укрылась у нее в коленях, в складках ее платья.
Горе сломило гордое сердце Ниобы.
— Оставь мне хоть младшую дочь, великая Латона! — молит Ниоба, полная скорби, — хоть одну оставь мне!
Но не сжалилась богиня, и пронзает стрела Артемиды и младшую дочь.
Стоит Ниоба, окруженная телами дочерей, сыновей и мужа. Как бы оцепенела она от горя. Не колышет ветер ее волос. В ее лице нет ни кровинки, не светятся жизнью ее глаза, не бьется в груди сердце, лишь слезы скорби льются у нее из глаз. Холодный камень одел ее члены. Поднялся бурный вихрь и перенес Ниобу на ее родину, в Лидию. Там, высоко на горе Сипиле, стоит обращенная в камень Ниоба и вечно льет слезы скорби.

Ниоба старается укрыть от стрел богини Артемиды свою младшую дочь.
http://s53.radikal.ru/i142/1108/e3/c479fada7007.jpg

+1



Создать форум